Приобретательная давность

Приобретательная давность для недвижимого имущества составляет

О приобретательной давности

Нормы о сроках приобретательной давности, которые содержатся в ст. 234 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), а также судебная практика по их применению противоречивы.

Понятие приобретательной давности

Приобретательная давность имеет непосредственное отношение к институту добросовестного приобретения как последнее средство, позволяющее закрепить право собственности на имущество за приобретателем.

Одной из актуальных проблем применения ст. 234 ГК РФ является суммирование срока приобретательной давности и срока исковой давности, в течение которого собственник вправе истребовать свое имущество. Здесь возникает следующая коллизия.

Согласно п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. ст. 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В соответствии с нормами ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Какой же срок следует применить в ст. 304 ГК РФ — неограниченный срок исковой давности (ст. 208 ГК РФ) или общий срок исковой давности в три года (ст. 196 ГК РФ)? Если по норме ст. 234 ГК РФ законодатель имел в виду неограниченный срок, то теряется смысл владения имуществом по давности, поскольку собственник практически может истребовать имущество через 20, 30 лет и более. По нашему мнению, данное положение (п. 4 ст. 234 ГК РФ) неприменимо к добросовестному приобретателю, поскольку речь идет фактически об ограниченной виндикации собственником своего имущества, а это возможно, если вещь выбыла из владения собственника или управомоченного им лица помимо их воли, т.е. законодатель, устанавливая норму п. 4 ст. 234 ГК РФ, не распространяет ее на владение недобросовестного приобретателя. Если непрерывное владение продолжается добросовестным приобретателем, то нет смысла устанавливать правила суммирования исковой давности к периоду непрерывного, открытого, добросовестного владения имуществом. Представляется, что для нормального гражданского оборота целесообразно дополнить п. 4 ст. 234 ГК РФ абзацем следующего содержания (хотя, на наш взгляд, смысл дополнения был заложен законодателем в п. 4 ст. 234 ГК РФ): "Данное положение не распространяется на владение добросовестного приобретателя имущества (п. 1 ст. 302 ГК РФ)".

В этом случае простор для манипуляций бывшего собственника по поводу своей вещи был бы намного ограничен. Кроме того, это давало бы возможность точно установить приобретательную давность: 15 лет — для недвижимого имущества и 5 лет — для движимого.

Следует отметить, что в этой части и судебная практика неоднозначна, противоречива. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в п. 5 Информационного письма от 28 апреля 1997 г. N 13 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснил следующее: райпотребсоюз обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, заключенного комитетом по управлению имуществом и обществом с ограниченной ответственностью, ссылаясь на приобретение права собственности райпотребсоюзом на встроенно-пристроенное помещение в силу приобретательной давности, поскольку добросовестно, открыто и непрерывно владел указанным помещением как своим собственным с 1975 г.

С 1 июля 1990 г. вступил в силу Закон СССР "О собственности в СССР", ст. 31 которого установлено, что государство обеспечивает в законодательстве гражданам, организациям и другим собственникам равные условия защиты права собственности, в связи с чем утратили силу предусмотренные гражданским законодательством нормы о преимуществе в защите права государственной собственности.

С этого момента к требованиям государственных организаций о возврате государственного имущества исковая давность применяется на общих основаниях.

Поэтому течение срока приобретательной давности по данному делу могло начаться с момента, когда собственник помещения узнал или мог узнать о возникновении права на иск, но не ранее 1 июля 1991 г.

Арбитражным судом правомерно сделан вывод о том, что райпотребсоюз не приобрел право собственности на спорное имущество и в удовлетворении исковых требований отказано.

Выводы Письма Высшего Арбитражного Суда РФ, по нашему мнению, являются не совсем бесспорными. Прежде всего следует обратить внимание на то, что здание было передано райпотребсоюзу в 1975 г.

Согласно ст. 78 ГК РСФСР (действовал в период передачи здания райпотребсоюзу) по искам государственных и кооперативных организаций (подчеркнем еще раз, что в силу законодательства того времени райпотребсоюз являлся одной из разновидностей кооперативов) друг к другу был установлен общий срок исковой давности 1 год. Следовательно, срок исковой давности по данному спору истек в любом случае в 1976 г. и с 1 января 1977 г. начиналось течение срока приобретательной давности (который согласно п. 4 ст. 234 ГК РФ начинается по истечении срока исковой давности). Таким образом, 15-летний срок приобретательной давности окончился в 1992 г. с учетом того, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником является лицо (п. 3 ст. 234 ГК РФ).

Закон не интересует, как следует из текста ст. 234 ГК РФ, каким образом имущество оказалось у владельца. Нет в законе по этому поводу какого-либо исключения. На наш взгляд, все-таки следует сделать одно исключение. Если имущество поступило в его владение путем совершения им преступления, то такое имущество следует исключить, в противном случае нарушился бы публичный порядок. Например, лицо открыто, добросовестно и непрерывно владеет имуществом, но владельцем им стало путем совершения уголовно наказуемого деяния (хищения, мошенничества, злоупотребления доверием, присвоения и т.д.). Поэтому целесообразно внести дополнение в абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ после слов "приобретательная давность": "за исключением имущества, перешедшего владельцу в результате совершения преступления". Данное дополнение, во-первых, в какой-то мере обезопасило бы преступные посягательства отдельных лиц на чужое имущество, во-вторых, такой владелец всегда должен знать, что имущество нажитое преступным путем, всегда может быть изъято, в-третьих, фактически не требуется применение такого вида уголовного наказания, как конфискация имущества.

Итак, кто же может выступать первоначально владельцем имущества? Как это имущество должно перейти ему? В законе нет ответов на эти вопросы. По нашему мнению, имущество может перейти владельцу в силу различных гражданско-правовых сделок и не только. Имущество может перейти и в результате самовольной постройки. Безусловно, право собственности у владельца в силу приобретательной давности может возникнуть на бесхозяйные и другие вещи. Как разъяснено в п. 6 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", право собственности в силу приобретательной давности может возникнуть не только на бесхозяйные вещи. Мы полагаем, что добросовестный приобретатель (ст. 302 ГК РФ) владеет имуществом главным образом для приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ).

Следующая проблема, которая вызывает трудности на практике, — это малоисследованная в науке проблема, вытекающая из факта ликвидации юридического лица в связи с несостоятельностью, ликвидацией по различным правовым основаниям. Представим, что ликвидируемое юридическое лицо (коммерческая организация) владело зданием на основании п. 1 ст. 234 ГК РФ в течение 14 лет. Право собственности на это здание за юридическим лицом не оформлено: 15-летний срок еще не наступил. Полагаем, что прежде всего следует определиться с этим зданием как объектом гражданских прав. Поскольку на здание не возникло право собственности юридического лица, то оно является необоротоспособным объектом гражданских прав. Но в силу п. 2 ст. 129 ГК РФ необоротоспособные объекты должны быть прямо указаны в законе. Но в законе в отношении судьбы имущества, владение которым осуществлялось для давности ликвидируемой организацией, ничего не оговорено. Следовательно, необходимо внести дополнение в ГК РФ. Вариантов разрешения этого вопроса несколько. Мы хотели бы предложить относительно простой вариант: "При ликвидации юридического лица, если собственник имущества отыщется, имущество, которым владеет по давности юридическое лицо, передается собственнику. Если собственник неизвестен, то имущество передается муниципальному образованию".

В.Н.Уруков

К. ю. н.,

профессор,

заведующий кафедрой

гражданско-правовых дисциплин

юридического факультета

Чувашского государственного

университета им. И.Н.Ульянова,

специалист

в области обязательственного,

вексельного

и предпринимательского права

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *