Признание права отсутствующим

24 Мая 2018

В рамках сотрудничества с правовым порталом Zakon.ru наши юристы Анна Афанасьева и Александр Кондратюк подготовили очередной обзор судебной практики.
В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв.

Признание права отсутствующим

м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ. Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.

Определения Верховного Суда РФ от 26.12.2016 № 306-ЭС16-17423 по делу № А12-55763/2015; от 12.12.2014 № 309-ЭС14-3548 по делу № А50-11779/2013.

Обзор также доступен здесь

Споры, связанные с защитой вещных прав на недвижимое имущество, являются одними из самых сложных, и количество дел данной категории в судах не уменьшается.

Защита документов

Обусловлено это различными факторами. Рассмотрим некоторые трудности правоприменительной практики, связанные с применением именно названного способа защиты.

Выбор способа защиты

Выбор надлежащего способа защиты по спорам, связанным с защитой вещных прав на недвижимое имущество, зачастую является камнем преткновения, ведь целью обращения в суд является восстановление нарушенного права, но не всегда изложенный в исковом заявлении способ может привести к достижению желаемого результата, в связи с чем как при подготовке иска, так и при рассмотрении дела в суде необходимы скрупулезный подход к установлению всех обстоятельств дела, их анализ.
Как показывает практика рассмотрения данных дел, мелочей в них не бывает, поэтому уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству нужно определить характер правоотношений, из которых возник спор, подлежащие применению нормы права, способ защиты.
Все чаще участники гражданских правоотношений, помимо исков о признании права, негаторных и виндикационных исков, защищают свои права путем предъявления иска о признании права отсутствующим.
Данный способ защиты сформулирован в абз.

4 п. 52 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (далее — Постановление Пленумов N 10/22): "В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими".
Сформулированный в п. 52 Постановления Пленумов N 10/22 способ защиты является следствием долгого поиска правоприменителей: излагаемые в исковых заявлениях требования, такие как признание недействительным зарегистрированного права, признание недействительной внесенной в ЕГРП записи, единого подхода к их разрешению в судебной практике не имели, и в принимаемых по результатам их рассмотрения судебных актах чаще всего указывалось на избрание ненадлежащего способа защиты как не предусмотренного законодательством, а также на невозможность признать недействительным право, так как недействительными могут быть основания его возникновения, но никак не право, которое не возникает при недействительности основания.
Из положений ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" следует, что государственная регистрация права является единственным доказательством его существования, а зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке.
Таким образом, формулировка способа защиты права — признание права отсутствующим — и закрепление его в п. 52 Постановления Пленумов N 10/22 явились следствием развития как законодательства в сфере вещных прав на объекты недвижимости, так и правоприменительной практики.

Неверная формулировка — не повод для отказа

Следует отметить, что даже после принятия Постановления Пленумов N 10/22 истцы, формулируя исковые требования к ответчику, нередко просят признать недействительной как запись о регистрации права в ЕГРП, так и само право.
Представляется, что такое изложение исковых требований не может являться основанием для формального отказа в их удовлетворении только лишь на основании избрания ненадлежащего способа защиты.
Так, согласно п. 3 Постановления Пленумов N 10/22, если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со ст. 148 ГПК РФ или ст. 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела. Принимая решение, суд в силу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ или ч. 1 ст. 168 АПК РФ определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Согласно п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ арбитражный суд указывает также в мотивировочной части решения мотивы неприменения норм права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
Таким образом, требования о признании недействительной записи о регистрации права в ЕГРП, о признании прекращенным или недействительным права на объекты недвижимого имущества следует расценивать как иск о признании права отсутствующим.
В обоснование данной позиции хочется отметить следующее.
Цель обращения истца в суд с требованиями о признании недействительными регистрационной записи в ЕГРП либо того или иного права на недвижимость — изменение данных, содержащихся в системе учета прав на недвижимое имущество, что по своему характеру, целевой направленности и условиям предъявления аналогично способу защиты права, указанному в п. 52 Постановления Пленумов N 10/22, является признанием права отсутствующим.

Единственно возможный способ

Необходимо отметить, что практика применения анализируемого способа защиты только лишь формируется и сторонами не всегда верно оцениваются тот потенциал и правовые последствия применения такого способа защиты права, как признание права отсутствующим.
В корне неверно утверждение о том, что применение данного способа возможно лишь только в строго определенных случаях, перечисленных в п. 52 Постановления Пленумов N 10/22:
— право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами;
— право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество;
— ипотека или иное обременение прекратились.
Несмотря на исключительный характер рассматриваемого способа защиты права, в практике нередки ситуации, когда признание права отсутствующим является не только верным, но и единственно возможным способом защиты, причем не только в сфере вещно-правовых, но и обязательственных правоотношений.
Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 17085/12 указано, что если арендатор помимо воли арендодателя зарегистрировал за собой в ЕГРП право собственности на арендованное имущество, то такая регистрация не лишает арендодателя права на защиту нарушенного права собственности надлежащими вещно-правовыми способами. Следовательно, отказ в удовлетворении заявленного арендодателем требования о признании права собственности на спорные объекты недвижимости отсутствующим в силу избрания истцом неверного способа защиты права (требование о признании недействительным зарегистрированного права собственности) является незаконным и противоречит разъяснениям п. 3 Постановления Пленумов N 10/22.
Сам по себе тот факт, что на переданном в аренду земельном участке к моменту его передачи арендатору располагались объекты недвижимости, права на которые не были зарегистрированы за арендодателем — собственником участка, не означает, что указанные объекты ему не принадлежат, так как возведенные собственником на принадлежащем ему земельном участке здания и сооружения, права на которые не зарегистрированы в ЕГРП, являются составной частью земельного участка.
Иск о признании отсутствующим права собственности арендатора на имущество в отсутствие требований о прекращении арендных отношений направлен на восстановление тех обязательственных отношений, которые существовали между арендодателем и арендатором до государственной регистрации права собственности последнего на арендованное имущество, то есть является иском о восстановлении положения, существовавшего до нарушения ответчиком обязательств по договору аренды.
Пункт 52 Постановления Пленумов N 10/22 подлежит применению также и в случае, если на объект недвижимости в ЕГРП зарегистрированы иные вещные права, не только право собственности, например право аренды и постоянного бессрочного пользования (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.12.2012 N 10288/12).
Применяя рассматриваемый способ защиты права, следует исходить из того, что ответчиком по иску, направленному на оспаривание зарегистрированного права или обременения, является лицо, за которым зарегистрировано спорное право или обременение.
Также следует понимать, что оспаривание права по существу означает оспаривание оснований его возникновения, то есть при разрешении такого рода споров подлежат установлению наличие оснований возникновения права собственности и их действительность, отсутствие порочности основания регистрации права.
В заключение отметим, что рассматриваемый в данной статье способ защиты права получает все большее распространение, предъявление иска о признании права отсутствующим имеет своей целью устранение противоречий в сведениях ЕГРП о зарегистрированных правах и сомнений в их достоверности, прежде всего в целях соблюдения принципа правовой определенности.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Признание права собственности отсутствующим судебная практика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *