Психологический портрет личности преступника

Рост количества насильственных преступлений, расследование которых часто заводит следствие в тупик из-за отсутствия необходимой информации о лицах, совершивших данные деяния, позволил внедрить в практику расследования преступлений новые психологические методы, которые активно стали применяться и в России.

Одним из таких методов является разработка психологического портрета неизвестного преступника. Термин «психологический портрет преступника» предполагает отражение психологических признаков. Но практика показывает, что в психологический портрет входит и информация, относящаяся к другим признакам, например, половозрастным, социально-демографическим. На сегодня одним из наиболее полных является определение А. И. Анфиногенова: «Психологический портрет преступника – это психолого-криминалистический метод и результат познания криминального события, ориентированный на выявление комплекса сведений об индивидуальных признаках и особенностях личности субъекта преступления, проявившихся в совокупности обстоятельств и следах преступной деятельности, где лицо описывается в терминах его устойчивого психологического и гражданского состояния» .

Перспективность метода составления психологического портрета преступника определяется задачами, стоящими перед правоохранительными органами, которые он способен помочь решить. На разных этапах следствия по уголовным делам существуют свои задачи: сужение круга подозреваемых лиц по делу, прогнозирование поведения преступника при задержании, построение эффективной тактики допроса лиц, проходящих по делу, и др. Метод портретирования способен прийти на помощь правоохранительным органам на каждом этапе производства по уголовным делам.

Разработка нового метода раскрытия преступлений с помощью составления психологического портрета, начавшись в США, в 70-х годах стала активно внедряться в практическую деятельность. В Национальной академии ФБР США были открыты курсы по криминальной психологии (FBI Applied Criminal Psychology) для агентов ФБР. Одним из преподавателей на этих курсах был «отец» профайлинга агент Джон Дуглас (Jon Douglas), на счету которого множество расследованных дел, связанных с совершением тяжких преступлений. В 1979 году руководство ФБР назначило его главой программы исследований «Личностно-преступное профилирование» . В то время впервые появился термин «профайлер» (от английского profile — «психологический профиль»). Метод получил название «психологический профиль» или «психопрофилирование», «профайлинг», а человека, занимающегося составлением таких профилей, стали называть «профилер». Какое-то время данные разработки были засекречены. Даже сегодня многие иностранные работы не переведены на русский язык. Пока еще мало информации по этой проблеме. Однако с учетом того, что за последние несколько лет стали активно выходить новые работы, посвященные методике составления психологического портрета неизвестного преступника, можно с уверенностью сказать, что эта тема − одна из наиболее актуальных, а значит, количество информации и разработок будет пополняться.

Особенностью данного метода является то, что составление портрета является поисково-реконструктивным, он основан на поведенческом анализе следов криминального события, результатом которого является вероятностное описание психологически значимых характеристик неизвестного лица, совершившего преступление.

Цель реконструкции психологических особенностей личности неизвестного преступника – обеспечение выявления и поиска преступника, личность которого неизвестна, а также прогнозирование его возможной деятельности.

Основная суть «портретирования» в том, что психологический портрет можно составить на основе психологического анализа поведения, деятельности лица, совершившего криминальное деяние, особенностей места преступления, способа совершения преступления. Необходимо отметить, что портрет будет иметь лишь вероятностное описание человека, совершившего преступление, в котором будут указаны предполагаемые возраст, раса, пол, семейное положение, служебный статус, сексуальная зрелость, возможное криминальное прошлое, взаимоотношения с жертвой, вероятность совершения преступления в будущем.

Основной функцией составленного психологического портрета является выявление лица, совершившего противоправные действия, с целью его поиска и последующей поимки.

Задача построения «психопрофиля» − на основе психологического анализа преступного события сделать предположения о психологических особенностях преступника и определить его личностные характеристики.

В качестве материала для составления психологического портрета неустановленного преступника может быть использована вся достоверная информация, которая имеет отношение к конкретному расследуемому делу.

Существует несколько различных подходов к методике составления портрета: модель ФБР (США), модель географическая Д. К. Россмо (Канада), модель Д. Кантера (Великобритания).

Модель ФБР основана на компьютерной базе данных и использует типологию преступников. Данная модель требует большого объема информации по расследуемому делу. В этом случае составленный профиль может отражать большой ряд предположений, касающихся характеристики правонарушителя. Для создания профиля подключают уже опытных обученных специалистов.

Географическое профилирование – это система стратегического управления информацией, основанной на анализе и оценке всей совокупности и отдельных деталей места преступления, оценке потерпевшего и других доказательств, направленная на поддержку серийных насильственных уголовных расследований . Данная модель не является непосредственным способом построения психологического портрета, но имеет прямое отношение к созданию профиля неизвестного преступника. Географический профиль помогает уточнить психологический портрет, фокус его применения и увеличить его полезность, так как в нем анализируются различные факторы преступности и элементы окружающей среды.

Статистическая модель Д. Кантера для создания психологического портрета использует эмпирические данные, собранные за долгие годы. Статистический подход к анализу уголовного профилирования берет свое начало от создания базы данных CATCHEM. В этой базе были собраны данные об убийствах детей на сексуальной почве и похищений в Великобритании с 1960 года. Такая база данных весьма полезна для расследования уголовных дел, так как позволяет найти сходства раскрытых дел с расследуемыми.

Метод составления психологического портрета получил свое признание в России не так давно. МВД России с 90-х годов начинал заниматься внедрением психологических портретов в практику с целью поиска преступников. Была подготовлена новая программа по научной разработке метода составления психологического портрета для практического применения, которая в 1992 году официально принята . В НИИ МВД РФ был сформирован отдел психофизиологических проблем раскрытия преступлений и анализа преступного поведения, который занялся серийными преступлениями.

На сегодняшний день в России создана своя модель разработки психологического портрета, разработчиками которой являются Р. Л. Ахмедшин и Н. В. Кубрак . Данный метод возник благодаря двум исследователям, которые, анализируя зарубежные подходы, а в особенности модель ФБР (США), объединив и типологию преступника, используя базы данных, и географические аспекты, и изучение полного спектра информации по делу, а также учет индивидуальных особенностей преступника, создали новую модель психологического портрета. Действительно, при рассмотрении этапов, которые описываются в этой модели, можно отметить большое количество различных аспектов, позволяющих составить наиболее полный психологический портрет предполагаемого преступника, а значит добиться большей эффективности при расследовании уголовных дел.

Особую актуальность, в связи с вышесказанным, приобретает необходимость проведения сравнительного анализа моделей составления психологического портрета, что и явилось целью исследования.

Объект исследования – различные варианты методов составления психологического портрета.

Предмет – выделение наиболее эффективной модели составления портрета неизвестного преступника.

Гипотеза. Модель составления психологического профиля, принятая в России, содержит наиболее разнообразное количество различных аспектов, имеющих значение для раскрытия преступления, что обусловливает ее большую эффективность.

Исследование. В исследовании приняли участие 40 студентов 4-го и 5-го курсов. Они были разделены на две группы по 20 человек, по специальности, по которой обучались: психологи и юридические психологи. В каждой из групп выделялись случайным образом еще две подгруппы по 10 человек.

Для исследования были выбраны две модели составления психологического портрета предполагаемого преступника – модель ФБР (США) и модель, принятая в нашей стране, как наиболее информативные по результатам теоретического анализа. На основе каждого из этих двух методов составления психологического портрета неизвестного преступника студентам было предложено составить психологические портреты по конкретному уголовному делу, используя ту или иную модель составления портрета. В каждой группе (студенты психологи и студенты юридические психологи) из 20 студентов 10 составляли портрет по методу ФБР и 10 студентов − по методу, созданному в России.

В качестве уголовного дела была предложена реальная криминальная ситуация – убийство молодой девушки, которое произошло в Бронксе в октябре 1979 года . Этот случай был описан Джоном Дугласом в его книге «Охотники за умами: ФБР против серийных убийств». Это дело использовали в качестве показательного случая на занятиях в Квонтико, так как оно наглядно демонстрирует технику составления психологического портрета и методику его использования полицией для активизации расследования дел, о которых мало информации и, как следствие, расследование стоит на месте.

Суть задания заключалась в том, что на основании представленных данных (уголовного дела, этапов составления портрета по какой-либо модели, примера психологического портрета и структуры портрета) нужно составить примерное описание преступника. В описании указать пол, предполагаемый возраст, расу, семейное положение, социально-экономическое положение, психическое состояние, возможное криминальное прошлое, взаимоотношения с жертвой, вероятность совершения преступления в будущем и др.

Каждому студенту было дано уголовное дело, этапы составления психологического портрета (в соответствии с определенной моделью), пример портрета и рекомендации по составлению и структуре самого портрета.

Составленные портреты сравнивались между собой. Первоначальное сравнение велось по количеству рассматриваемых аспектов в портретах каждой модели. Затем каждый портрет сравнивался с реальным психологическим портретом этого преступника, чтобы выявить верные предположения относительно характеристик предполагаемого преступника (сравнивались характеристики, присущие реальному лицу, совершившему это преступление). Затем портреты, составленные по двум разным моделям, сравнивались между собой по выявленным ранее характеристикам.

Сравнивались следующие основные характеристики, по которым были обнаружены сходства в ходе сопоставления составленных портретов с реальным психологическим портретом:

  1. Пол.
  2. Место жительства.
  3. Семейное положение.
  4. Социально-экономическое положение (место работы).
  5. Психическое состояние.
  6. Возможность рецидива.

Чтобы выявить, какой из методов, выбранных для исследования и сравнения, обладает наибольшей эффективностью, то есть имеет наиболее разнообразное количество рассматриваемых аспектов, имеющих значение для раскрытия преступления, был проведен сравнительный анализ выделенных ранее характеристик, в которых имелись совпадения с реальным психологическим портретом преступника.

Сравнивались результаты, полученные при составлении портретов по двум разным моделям в группе студентов психологов и отдельно в группе студентов юридических психологов, а также общие результаты (данные представлены в таблице).

Таблица 1

Сравнение моделей

Сравниваемые характеристики

Совпадение с реальным портретом

юридические психологи

психологи

Общие результаты в двух группах по моделям

модель (Россия)

модель (США)

модель (Россия)

модель (США)

модель (Россия)

модель (США)

Пол

Место жительства

Семейное положение

Социально-экономическое положение

Психическое состояние

Возможность рецидива

Как видно из таблицы, количество совпадений с реальным портретом в разных группах действительно несколько различается, однако не сильно.

Анализ показал, что в группе, где портреты были составлены по модели, разработанной в нашей стране, чаще совпадали характеристики, присущие реальному лицу, совершившему это преступление, а также содержавшиеся в реальном портрете, по которому разыскивали преступника.

Проведенный анализ составленных портретов показал, что модель психологического портрета неизвестного преступника, принятая в нашей стране, затрагивает больше аспектов, нежели модель ФБР. Это прослеживается в малом количестве описанных характеристик предполагаемого преступника в портретах, составленных по модели ФБР, и в большем количестве предполагаемых характеристик, присущих преступнику, описанных в составленных портретах по другой модели.

По результатам сравнения в двух моделях видно, что юридические психологи давали больше верных предположений относительно лица, совершившего преступление, что может быть связано с особенностью и спецификой их обучения и преподаваемых дисциплин.

В группе студентов психологов, по результатам сравнения составленных портретов с реальным, отмечается наименьшее совпадение по признакам «семейное положение» и «социально-экономическое положение». Это может быть связано с тем, что студенты психологи не занимались до этого психологическим анализом преступления и им тяжело предположить некоторые признаки лица, совершившего преступление.

Предположения, относящиеся к характеристике «психическое состояние», в портретах студентов психологов имели наиболее развернутый вид, в отличие от других характеристик. Это может быть связано с хорошей подготовкой по клиническим дисциплинам. Однако описание остальных характеристик было краткое и иногда размытое.

Статистические вычисления проводились при использовании программы SPSS Statistics 17.0 (критерий U–Манна — Уитни (Mann-Whitney U)). Данные оказались статистически незначимы по выбранным категориям сравнения портретов. Это может зависеть от объема выборки или других причин. Рассматривая полученные результаты, можно сделать вывод, что методы почти равнозначны, хотя различия все же имеются. Каждый метод опирается на свои этапы и рассматриваемые признаки, но при этом ведет к схожим результатам. Появление новых методов составления психологического портрета, созданных на основе анализа существующих, позволяет методам конкурировать между собой и тем самым развиваться дальше, чтобы совершенствовать и выделять новые этапы в построении психопрофилей.

После проведенного исследования и анализа полученных результатов можно сделать общие выводы.

  1. Модель составления психологического портрета неизвестного преступника, разработанная в нашей стране, затрагивает больше аспектов, нежели модель ФБР. Портреты, составленные по модели, принятой в России, имеют больше описанных признаков и более широкое описание характеристик предполагаемого преступника, нежели портреты, составленные по модели ФБР.
  2. В портретах, составленных по российской модели, отмечается несколько больше совпадений предполагаемых студентами признаков преступника с характеристиками, присущими реальному лицу, а также с теми, которые содержались в розыскном портрете, составленном специалистами. Это отмечалось в обеих группах, которые участвовали в исследовании, однако значимость различий статистически не доказана.
  3. Каждая модель, используемая в исследовании, имеет разный упор на определенные критерии, используемые для составления психологического портрета преступника. Это наблюдалось во всех составленных портретах. В модели ФБР большее место отводится анализу жертвы преступления, в свою очередь, в модели, разработанной в нашей стране, большее внимание уделяется способу совершения преступления и характеристике личности самого преступника в разных аспектах.

Таким образом, можно сделать вывод, что проделанное исследование указывает, что в целом обе методики составления портрета эффективны. Каждый метод, используемый в исследовании, приводил к похожим результатам и так или иначе составленные портреты совпадали с реальным портретом преступника. Однако каждый метод различался подходом (этапами) к описанию предполагаемого преступника и опирался на разные признаки, используемые для построения профиля.

Каждая из моделей рассматривает с разных сторон преступление, но служат они единой цели – помочь правоохранительным органам в выявлении и поиске преступника, личность которого неизвестна, а также в прогнозировании его возможной деятельности.

Перспективы исследования состоят в том, чтобы, рассмотрев и проанализировав обе модели, выявить сильные стороны каждого метода. После этого можно создать качественно новый метод, который бы сочетал в себе не беспорядочный набор всех возможных признаков личности преступника, а представлял собой четкую последовательность этапов, в каждом из которых учитывались бы признаки, необходимые в производстве по уголовному делу.

Исходя из проведенного исследования, было обнаружено, что сильная сторона метода, разработанного в России, – анализ механизма преступного деяния, а метода, созданного зарубежными исследователями, – анализ жертвы преступления.

Таким образом, можно разработать новую модель, которая учитывала бы особенности этих двух методов составления психологического портрета предполагаемого преступника. Такая модель могла бы быть эффективна в практике расследования преступлений и в свою очередь помогла бы дальнейшему развитию и становлению метода «психологический портрет преступника» в нашей стране.

Изучение метода составления психологического портрета в нашей стране и за ее пределами (Великобритания, США, Голландия и др.), где данный метод стали активно использовать уже давно, позволило сделать вывод, что актуальность внедрения психологии в практическую деятельность все больше возрастает.

В России использование метода началось, но это только первые шаги. Создание своего подхода к разработке психологического портрета и новое выделение стадий (этапов) его составления позволило убедиться, что в России стали активно заниматься разработкой методологии по психологическому профилированию вслед за зарубежными коллегами. Появление новых моделей ведет к конкуренции, что, в свою очередь, позволяет совершенствовать подходы, сравнивая имеющиеся между собой, выделяя новые этапы и включая различные признаки неустановленного лица, которые не были включены в существующих методах.

Алгоритмы составления несовершенны, но во многом уже эффективны, как показало исследование. На сегодняшний момент процент раскрываемости преступлений при применении метода «психопрофиля», быть может, и не очень большой, но если метод будет развиваться в нужном направлении, результат не заставит себя ждать.

Данная работа и проведенное в ее рамках исследование позволили проанализировать существующие подходы, выделить сильные стороны в разных методах составления психологического портрета неустановленного преступника и наметить дальнейшую работу по созданию качественно нового метода, учитывающего плюсы предшествующих моделей.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ПРЕСТУПНИКА: ПОДХОДЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Д.В. Ким, A.B. Клочко (Барнаул)

Аннотация. Рассматривается методика построения «психологического портрета» преступника с учетом психологических принципов анализа происшествия. Анализируются различные подходы к установлению связи между признаками преступления и преступника Делается вывод о том, что интеграция научного знания позволяет исследовать особенности ценностно-смысловых полей образа мира преступника, что, в свою очередь, оптимизирует процесс расследования преступлений

Ключевые слова: «психологический портрет» преступника, расследование преступлений, многомерный мир человека, ценностно-смысловые поля, индивидуальные черты преступника, операциональный смысл, криминалистическая ситуация.

В процессе расследования преступлений особый интерес представляет информация о форме преступного поведения и образе действий преступника. На основе ее можно сделать предположения о росте, телосложении, физической силе, профессиональных навыках, дефектах психики и иных признаках человека . В современной зарубежной науке система сведений о психологических и иных признаках разыскиваемого преступника, существенных с точки зрения его выявления и идентификации, получила название «психологический профиль», а в России — «психологический портрет» преступника.

В основу построения психологического портрета преступника положены частные психологические принципы анализа происшествия:

1. Элементы криминалистической характеристики рассматриваются как результаты поведения, реализованного лицом в условиях свободного выбора, терминированного системой как осознаваемых, так и неосознаваемых побуждений и направленного на достижение субъективно желаемой цели.

2. Элементы криминалистической характеристики преступления рассматриваются как единая система, системообразующим принципом которой выступает личность преступника в ее субъективном отношении к другим элементам составляющим криминалистическую характеристику .

Как показывают проведенные исследования и анализ научной литературы, поведение лица, совершившего серию однородных преступлений, подчинено не цели их совершения (например, удовлетворению сексуальных потребностей), а алгоритму — то, как оно должно быть совершено, какие эмоции при этом должен пережить преступник . При составлении психологического портрета учитывается очень важная, на наш взгляд, «деталь» — специфический набор так называемых «жизненных ценностей». Благодаря ценностям многомерный мир человека превращается в его в жизненный мир как пространство для реализации актуальных потребностей и возможностей человека .

В установлении связи между признаками преступления и преступника имеют место два подхода: статистический, аналитико-психологический .

Именно с учетом этих подходов в ФБР была разработана процедура составления «психологического про-

филя», состоящая из 5 шагов, или этапов: 1) обстоятельное изучение, анализ природы и сущности преступления и криминальных типов лиц (психолого-психиатрическая типология), совершивших подобные деяния в прошлом; 2) исчерпывающий анализ места расследуемого преступления; 3) углубленное изучение ближайшего окружения, занятий и увлечений жертвы (жертв, если их несколько) и подозреваемого (подозреваемых); 4) формирование возможных мотивирующих факторов всех задействованных в расследовании лиц; 5) описание преступника (на основе внешних поведенческих проявлений его вероятной психологической сущности).

Технологический алгоритм разработки психологического профиля (портрета) преступника включает три основных приема:

1) прием реконструкции криминалистического механизма преступления;

2) прием психологического моделирования поведения преступника;

3) прием психологической интерпретации поведения преступника .

В процессе реконструкции криминалистического механизма преступления особое внимание уделяется осмотру места происшествия. На этом этапе выделяют первичную и вторичную сцены места преступления. Основными источниками информации выступают цветные фотографии места происшествия. Кроме того, важными источниками информации являются различные схемы, планы, карты, используемые при осмотре, а также специально разработанные анкеты, заполняемые субъектом доказывания во время проведения осмотра места происшествия, подробные результаты вскрытия трупа (если он имеется), максимально полная информация о потерпевшем (потерпевших). На основе полученной информации при помощи психологических приемов анализа выявляются «индивидуальные действия» (черты) преступника. В основу приема психологического моделирования поведения преступника положены три параметра действия человека в зависимости от сложившейся ситуации .

1. Чем меньше согласуется действие человека с действиями большинства людей в той же ситуации, тем в большей степени оно обусловлено его индивидуальностью.

Так, жена и ближайшие знакомые Джона Даффи, известного маньяка-убийцы, «державшего» в течение

трех лет (с 1985 по 1988 г.) в страхе не только Лондон, но и всю Англию, утверждали, что в отличие от большинства «нормальных» людей, сцены насилия и убийств доставляли ему наслаждение. Он мог часами смотреть на эти кровавые сцены. Кроме того, Д. Даффи читал много книг, в которых воспевались «подвиги» нацистов, насилие и жестокость. Его «настольной книгой» был «Справочник анархиста» — своеобразное пособие для террориста с описанием различных способов убийств. Все полученные знания он реализовывал в убийствах и издевательствах над своей женой, что и явилось поводом для включения его в компьютерную систему по поиску маньяка-убийцы и в список подозреваемых. В последствии его вина в двух изнасилованиях и двух убийствах была полностью доказана, а 26 февраля 1988 г. оглашен приговор — сорок лет тюремного заключения. Профессор Д. Кантор, создавший психологический портрет преступника и детектив Д. Херст, расследовавший эти громкие преступления, поясняли, что если бы не «странности» Д. Даффи, то полиции сложно было бы выйти на его след, и еще неизвестно, попал бы он вообще в компьютерную систему.

2. Чем однотипнее действует человек в различных ситуациях, тем сильнее его поведение обусловлено индивидуальными особенностями.

При расследовании серии убийств, сопряженных с изнасилованиями женщин в пригороде Свердловска (Екатеринбурга) в 1982-1988 гг., прослеживался ряд общих признаков, которые послужили основанием для выдвижения версии о совершении их одним лицом. Впоследствии был задержан печатник типографии «Уральский рабочий» Н.Б. Фефилов, который признался в совершении этих зверских преступлений. Места, где были обнаружены трупы, он называл «своими», хорошо ориентировался на местности, демонстрировал хорошую память, точно называл время и место содеянного .

В серии убийств, совершенных снайпером в американском городе Манассас штат Мэриленд в 2003 г., хотя и имелись существенные различия в ситуационных параметрах: пол жертв, их возраст и социальное положение (среди них были: таксист, домохозяйка, служащий магазина, пенсионер, школьник и т.д.), в то же время выделялся и общий признак — преступник стрелял из снайперской винтовки калибром 0,223, которую используют в основном армейские снайперы. Эти обстоятельства послужили основанием для выдвижения версии, что убийца — скорее всего, бывший снайпер, участвовавший в одной из войн, человек с богатым и очень специфичным армейским опытом. Он очень хорошо знает и любит оружие, передвигается на небольшом белом грузовике или микроавтобусе. Вполне вероятно, что у него есть сообщник . После задержания выяснилось, что убийца действительно был армейским снайпером, участвовал в операции «Буря в пустыне», передвигался на белом автомобиле и имел сообщника.

Анализ этих и других дел показывает, что стабильно проявляющиеся действия по выбору места совершения преступления, по способу совершения преступления и сокрытия следов содеянного необходимо рассматривать как «индивидуальное действие» и учитывать при расследовании преступлений.

3. Чем заметнее человек в похожих ситуациях меняет свое поведение, тем в большей степени оно детерминировано «личностными» факторами (при условии, что на ситуацию не влияют дополнительные внешние обстоятельства) .

Например, ростовский маньяк Чикатило на допросе по одному из эпизодов показал, что во время совершения преступления он завязал потерпевшей глаза шарфом, так как ему было страшно видеть ее взгляд. В то же время анализ преступлений Чикатило свидетельствовал, что у ряда потерпевших он после совершения сексуальных посягательств и убийств вырезал птазные яблоки .

В рамках этих приемов выявляются и объясняются «сильные» и «слабые» стороны преступника. Оцениваются действия преступника в контексте его индивидуальных особенностей, таких как:

— социально-психологические особенности поведения (в том числе демографические, культурные, социальный и межличностный статус, роли, стили жизни и общения);

— характерологические качества (характер, акцентуированные свойства);

— психические свойства и процессы (особенности интеллектуальной, эмоционально-волевой сфер, восприятия, внимания, речи);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— операциональные характеристики (привычки, умения, навыки, знания);

— биопсихические свойства (темперамент, половые, возрастные, морфологические, патологические свойства, состояние здоровья);

Особое внимание здесь уделяется так называемому «операциональному смыслу», который ввел O.K. Тихомиров, а впоследствии отдельные аспекты этого понятия изучались его учениками .

«Операциональный смысл» как механизм избирательности проявляет себя на подсознательном уровне реализации, зачастую выделяясь непривычным или редким для ситуации способом действия, употребления предмета, отличной от оптимального варианта линией поведения. Перестройка деятельности человека, начинаясь на бессознательном уровне, может и не выйти на уровень осознания и произвольной регуляции. Проведенное нами исследование показало, что правомерно говорить не только о смыслообразующих мотивах, но и

мотивообразующих смыслах, зарождающихся в ценностно-смысловой структуре криминалистической ситуации, на основе которых формируются мотивы, трансформирующие всю деятельность человека. Поэтому изучение ценностно-смысловой характеристики криминалистической ситуации позволяет на более высоком качественном уровне связать в одну систему выявленные навыки, умения, привычки преступника с его признаками и свойствами, т.е. объяснить особенности его поведения.

Совершив убийство пятнадцатилетней школьницы Мартье Тамбезер, Д. Даффи, чтобы уничтожить следы спермы, сжег нижнюю часть ее тела. Но сам того не желая, он все же оставил очень важную для следствия информацию — сломав девушке шейный позвонок ударом, которым владеют только люди, занимающиеся боевыми искусствами. В результате была выдвинута версия о признаке виновного и его роде занятий, которая существенно сузила круг подозреваемых.

Рассмотренные приемы построения психологического портрета преступника доказывают, что установление субъективного содержания его действий, а также выявление лежащих за ними побуждений позволяют выдвигать более аргументированные версии относительно лица, совершившего преступление. Это, в свою очередь, способствует оптимизации расследования преступлений.

Однако указанный метод используется далеко не в каждом случае раскрытия преступлений. Нужно помнить, что это всего лишь одно из средств в достижении цели доказывания, которое не может претендовать на бесспорную научную целостность и самостоятельность.

В.А. Образцов и С.Н. Богомолова указывают на то, что полем его применения являются лишь некоторые группы дел, и прежде всего те, что связаны с раскрытием тяжких преступлений против личности. Метод психологического портрета реализуется в тех случаях, когда место происшествия и состояние жертвы позволяют заключить о наличии у неизвестного преступника каких-либо отклонений в поведении, психике, эмоциональном состоянии.

Однако это, на наш взгляд, не умаляет значимости данного метода как средства, позволяющего разрешать наиболее проблемные ситуации, в которых другие методы оказываются бесполезными. Прежде всего, это касается проблем раскрытия серийных убийств, совершаемых в разных местах и в разное время лицами с психосексуальными аномалиями. Если раньше эти проблемы относились к компетентности криминалистики и судебной медицины, то в последнее время наметилось интенсивное «подключение» в эту область психологов и психиатров, без чьих знаний практически невозможно решить указанные задачи.

Еще одной проблемой, в первую очередь, касающейся практики применения психологического портрета, является недостаток начальной информации, которая получила название «слепота на связи» (linkage blindness).

Полагаем, что она может быть преодолена путем увеличения базы данных и разработкой автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС). Такие системы уже созданы и внедрены в практику как за рубежом, так и у нас в России.

Исследования, проводимые в Ростовском государственном медицинском университете (А.О. Буханов-ский), позволили выделить и описать феномен серийного преступника — некий вариант «криминальной личности», этапное патологическое развитие которой приводит к возникновению, закреплению и трансформации потребности в совершении повторных преступлений против жизни граждан.

Как считает профессор А.О. Бухановский, у конкретного человека в силу определенных биологических, психосексуальных и психологических особенностей может существовать предрасположенность к совершению преступлений. При этом выделяется несколько важных факторов. Первый, и самый главный, — мозговой. Оказывается, структура головного мозга может иметь своеобразное состояние, выступающее в качестве одной из предпосылок возникновения и развития данного криминально-психиатрического феномена. Были выявлены два специфических изменения мозга. В первом случае поражены лобные и височные образования, ответственные за высшие формы психической деятельности: мировоззрение, мораль, этику. Второе изменение, выявленное путем магнитно-резонансной томографии, произошло на уровне глубоких структур — в желудочках мозга. Они резко увеличены, а это означает, что количество мозгового вещества вокруг них уменьшилось. В одном из желудочков локализованы зоны, ответственные за инстинктивные желания. Кроме того, поражены участки, ответственные за прогностические функции и сознательную деятельность. Ученые доказали, что подобные специфические изменения возникают, как правило, еще до рождения человека, в результате чего ребенок рождается с характерными изменениями черепа: увеличенной лобной долей и лобной костью, формирующей надбровные дуги. Во время томографических исследований серийных преступников была отмечена еще одна врожденная аномалия — опухоль (киста) в зоне желудочков. Она может быть как небольшого размера, так и очень большой. В мозгу человека четыре желудочка, а при наличии кисты возникает как бы пятый желудочек внутри мозга. Желудочки при этом суживаются, и мозг функционирует не совсем правильно. Эти выводы основаны на изучении 57 человек, проходящих в разное время обследование в клинике .

Второй существенный фактор — тяжелая беременность, протекающая в условиях либо плохой экологической ситуации, либо тяжелых хронических стрессов. Почти все те, кто становился серийным преступником, получили травму мозга во время родов. Это выяснилось во время бесед с матерями и родственниками практически всех опасных серийных преступников. У многих

из них к тому же на этот фактор накладывается слабая или среднеслабая половая конституция , которая в сочетании с другими факторами может привести к серьезным последствиям. У таких людей не возникает свойственных человеку чувств любви и привязанности. Это заменяется, как правило, тем, что они живут в мире грез, фантазий, представляют себя романтическими героями, повелителями мира и вершителями судеб. Подсознательное представление впоследствии воплощается в реальность, являясь одним из побудительных мотивов к совершению садистских действий.

И третья составляющая — специфическое воспитание. Это эмоциональное отвержение ребенка с раннего возраста, в результате чего у него не формируются чувства привязанности, любви, сопереживания, симпатии. Структурно-динамический анализ выявил ряд схожих закономерностей. У таких людей с младенческого возраста отмечались признаки гипервозбудимости, которые позже трансформировались в гиперкинетические расстройства. Большинство из них воспитывались в структурно или функционально неполных семьях. Доминирующая роль в их воспитании, как правило, принадлежала матери. Отец был подчиненно-угнетенным и приниженным, фактически отстраненным от воспитания ребенка. Воспитание носило характер патологического и отличалось противоречивостью: с одной стороны, гиперпротекция, назидательность, жестокость, с другой -явное или скрытое эмоциональное отвержение. Часто оно дополнялось жестокостью в обращении с ребенком. Характерными чертами являлись нарушение коммуникации со сверстниками, трудности в установлении неформального общения, избегание свойственных мальчикам агрессивных проявлений. Эти черты подмечались сверстниками и служили основанием для жестокого отношения: зачастую таким детям давались унижающие

клички, они регулярно подвергались насилию даже в тех случаях, когда были явно сильнее своих противников, что вызывало у них ответную ожесточенность. Нарастающие признаки детской дезадаптации компенсировались фантазиями, в которых они представляли себя суперменами, физически сильными и способными к самозащите. Крайней формой патологической компенсации становилось садистское поведение. Самые известные серийные преступники последнего времени, с которыми работал А.О. Бухановский (Чикатило, Сливко, Цюман), имели в детском возрасте все перечисленные проблемы . Исследования, проводимые группой ученых под руководством Ю.М. Антоняна, во многом подтверждают выводы А.О. Бухановского.

A.A. Протасевич, предложив свою типовую модель портрета преступника, выделяет три блока признаков:

— признаки, характеризующие преступника как объект реального мира и как личность (социально-демографические, функциональные, психические и др.);

— признак типа связей и отношений (отношений преступника к потерпевшему, похищенному, к местности, на которой расположено место происшествия, и т.д.);

— признаки преступника как субъекта криминальной активности и объекта, участвующего в процессе следо-образования (действия до, в ходе и после совершения преступления, следы на одежде преступника и на взаимодействовавших с ним объектах и т.д.) .

Таким образом, интеграция научного знания, осуществляющаяся в разработке метода «психологического портрета», позволяет, с одной стороны, оптимизировать процесс расследования преступлений, с другой стороны, делает возможным более глубокое понимание особенностей ценностно-смысловых полей образа мира преступника. Исследования в этой области представляются нам наиболее перспективными.

Литература

1 Афиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступления: Дис. канд психол.

наук. М, 1997.

2 Вашижтонский маньяк застрелил седьмого человека. Заглавие с экрана. Режим доступа: www.nc.ru (2003. 10 октября).

3 Ведерников Н Т Личность обвиняемого и подсудимого: Понятие, предмет и методика изучения Томск: Изд-во Том. ун-та, 1978

4 Гавло В.К. Основы методики расследования и предотвращения убийства матерью новорожденного ребенка: Учеб. пособие. Барнаул: Изд-во

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Алт. ун-та, 1998.

5 Китаев H.H. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок. Иркутск- Изд-во ИГЭА, 2000.

6. Клочко В.Е. Инициация мыслительной деятельности: Автореф. дис. … д-ра психол. наук. М., 1991.

7. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд / Под ред. Г.В. Залевского. Томск: Изд-во Том ун-та, 1999.

9. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.: Юристь, 1997.

12. Санин Г, Мельникова С. Прирожденные убийцы Заглавие с экрана Режим доступа: www.Itogi/Архив/Х» 21 (2003. 10 октября)

13. Самовичев Е.Г. К методологии криминогенетического анализа//Личность преступника: методы изучения и проблемы воздействия: Сб. науч трудов / ВНИИ МВД России. М., 1988.

15. Серийные сексуальные убийства: Учебное пособие / Под ред. Ю.М. Антоняна. М.: МЮИ МВД России; Изд-во «Щит-М», 1997.

16. Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы междунар. конф. Ростов-на-Дону; М., 1994.

17. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека. М., 1969.

18. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. М., 1986.

PSYCHOLOGICAL PORTRAIT OF A CRIMINAL: APPROACHES AND PERSPECTIVES D.V. Kim, A V. Klochko (Barnaul)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *