Разумность понятие

См. также разумный.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

разу́мно

Наречие, также предикатив; неизменяемое.

Корень: —.

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. нареч. к разумный; проявляя достаточную рассудительность, руководствуясь требованиями здравого смысла, не противореча ему; рассудительно, толково, умно ◆ Различие в позиционно-синтаксическом значении лекс тоже разумно не включать в словарное толкование лексемы; поэтому такое различие не мешает объединению соответствующих лекс в одну лексему; … А. А. Холодович, «Проблемы грамматической теории», 1979 г.
  2. свидетельствуя о наличии здравого смысла, основываясь на нём ◆ Он был разумно отважен, хладнокровен, бесконечно приветлив. А. Я. Левин, «Свидетельство: Брест, 21 июня 1941 — Берлин, 1 мая 1945. Днепр — Волга — Потомак», в 2-х частях, часть 2: «Окончание» (2008—2014) // «Еврейская Старина», сетевой альманах. — Выпуск № 1 (80). — 2014 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. в знач. сказуемого оценочная характеристика ситуации, чьих-либо действий, поступков как разумных, основанных на требованиях здравого смысла, не противоречащих ему ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: разумность, разум
  • прилагательные: разумный

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Английскийen: rationally (en), reasonably (en), sensibly (en)
    • Польскийpl: rozumnie

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо-ru}}
      • Добавить примеры словоупотребления для всех значений с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      Принцип разумности

      Очень часто достаточно сложно определить принцип разумности человека. Одно и тоже действие в разных ситуациях кто-то назовет разумным, а кто-то нет. Можно много спорить о критерии разумности, но проще его изначально определить и потом смотреть с этой точки зрения.
      В новом толково-словообразовательном словаре русского языка, автора Т. Ф. Ефремовой, есть определение слова разумный.
      Разумный прил. 1) Соотносящийся по знач. с сущ.: разум (1), связанный с ним. 2) а) Свойственный разуму (1), характерный для него. б) Обладающий разумом. 3) а) Рассудительный, толковый; умный. б) Выражающий ум, рассудительность. 4) а) Основанный на разуме; оправдываемый разумом, здравым смыслом. б) Доступный пониманию, вразумительный.

      Если мы посмотрим на определение слова разум, которое лежит в основе разумности, то «Кругосвет» дает нам такое значение этого понятия: «РАЗУМ, или сознание. В обыденном представлении разумное существо — это существо воспринимающее, мыслящее, обучающееся, обладающее желаниями и эмоциями, делающее свободный выбор и демонстрирующее целесообразное поведение».
      Словарь Даля дает такое определение слова ПРИНЦИП — м. (лат. principium, греч. αρχή) научное или нравственное начало, основанье, правило, основа, от которой не отступают.
      Если мы посмотрим БЭС, то найдем такое определение слову Критерий (от греч. kriterion — средство для суждения), признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо; мерило суждения, оценки.
      Брокгауз и Эфрон так определяют слово Критерий — греч., правило, признак, на основании которого можно судить о достоверности или ценности чего-либо.
      Так что же является основой разумности, от которой не отступают и на основании чего можно судить о достоверности или ценности чего-либо? Как определить этот общий критерий?

      Каждый человек что-то производит в своей жизни. Кто-то является токарем, кто-то пекарем, кто-то управляющим, кто-то преступником и так далее. Единственное, что их всех объединяет – это то, что получается в результате их деятельности. Это и будет принцип разумности – что получается в результате.
      Например, пекарь испек хлеб, который не пригоден в пишу. Можно сказать, что он ведь старался, делал, но результат – плохой хлеб, который можно только выбросить. Разумно ли производить такой продукт?
      Управляющий так руководит предприятием, что оно становится через какое-то время банкротом. Мы видим, что результат его действий – рабочие без зарплаты, отсутствие прибыли, банкротство. Так в чем здесь принцип разумности? Его просто нет.
      Единственное, чем мы можем определить отличие здравомыслящего человека от душевнобольного – это то, что человек производит в результате своей деятельности. Можно стараться и делать много действий, привлекать много внимания к себе и своей деятельности, много об этом рассказывать и выставлять это на показ, но в результате получать только разрушение области. Этому можно найти множество примеров в нашей жизни.
      Жена, которая постоянно ругается со своим мужем, разрушает свою семью, потому что часто это заканчивается разводом. Муж, который постоянно употребляет алкоголь, полностью снимает с себя ответственность за свою семью и воспитание детей. Ребенок, который не хочет учиться, производит то, что в будущем, не имея хорошей специальности, он не сможет хорошо устроить свою жизнь.
      Человек, который обворовывает свое предприятие, способствует его развалу, пусть даже напрямую это не заметно. Но каждый раз, предприятие вынужденно увеличивать свои издержки, чтоб покрыть эти потери, что сказывается на прибыли и зарплате работников.

      Человек, который распространяет наркотики полностью нарушает принцип разумности. В погоне за своей прибылью, он приносит горя во многие семьи и разрушает их. Хотя употребление наркотиков часто преподносится как что-то приятное для людей и решения их проблем, но на самом деле в конечном итоге чаще всего все заканчивается смертью тех, кто употребляет наркотики, и это полностью нарушает принцип разумности.
      Это же можно сказать и о людях, которые хотят попробовать или уже употребляют наркотики. Нежелание смотреть на то, к чему приводит на самом деле употребление наркотиков, знать о них правду, приводит к тому, что они разрушают себя, как личность, свои семьи и приносят много проблем окружающим их людям.
      В противоположность этому мы можем видеть людей, которые вносят свой вклад в развитие общества и его культуры. Великие руководители, которые поднимали разрушившиеся предприятия или даже экономику целых отраслей промышленности. Великие деятели искусства, которые пишут музыку, картины, ставят фильмы, пишут книги, которые способствуют тому, что люди получают правильные данные о жизни. Все они соблюдают принцип разумности. Результатом их деятельности является общество, которое идет по пути прогресса и развития, люди, которые начинают лучше жить.

      Даже если посмотреть на примере семьи, то мужчина и женщина, которые воспитывают своих детей, соблюдая принцип разумности, получают успешное, здоровое поколение, которое в свою очередь вносит свой вклад в развитие общества.
      Поэтому возникает вопрос: «Каких же людей надо поддерживать в их деятельности, соблюдая принцип разумности?» Конечно тех, кто способствует выживанию и развитию общества, его культуры и экономики.
      Оглянитесь вокруг, найдите тех, кто действительно вносит свой вклад в развитие культуры и общества, поддерживайте их намерения и цели, оказывайте им всяческую поддержку и помощь, тогда наше общество станет более процветающим и преуспевающим. Соблюдая принцип разумности в своей жизни, в результате выиграет каждый, и наша жизнь изменится к лучшему.

      Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

      Фактически ст. 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

      С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребовались разъяснения высших судебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприменительный подход, которым в своей практике смогут руководствоваться нижестоящие судебные инстанции.

      Как направлять уведомление об отказе от договора

      В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

      В судебной практике сформировался подход, что реализация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

      В качестве примеров можно привести постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 № 07АП-5506/2016 по делу № А45-1691/2016, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 № 12АП-3858/2016 по делу № А06-11543/2015, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2016 № 18АП-1554/2016 по делу № А34-5767/2015. Кроме того, такой подход согласуется с правовой позицией, изложенной Президиумом ВАС РФ в постановлении от 22.12.98 № 157/98, которое, хотя и связано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему правовому содержанию применимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

      Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязанности по доказыванию.

      Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25). Так, в п. 63 этого постановления Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

      Пленум ВС РФ также указал, что, если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Постановления № 25).

      Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посредством электронной почты читайте в материале «Электронная переписка: можно ли использовать ее как доказательство в суде?», «ЭЖ», 2016, № 37). Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

      Цитируем документ

      Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

      Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

      Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отказаться от договора полностью или в части не вызывает разногласий в толковании. Так, реализация права на частичный отказ от договора возможна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

      К сведению

      Как следует из пояснительной записки к проекту Закона № 42‑ФЗ, дополнившего ГК РФ ст. 450.1 (проект № 47538-6/9), включение данной статьи в Кодекс направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров. Инициаторы законопроекта предложили объединить в одной статье правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

      Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

      Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

      При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‑либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

      Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

      Если у исполнителя нет лицензии

      В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

      Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

      При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающим на соответствие таким критериям.

      Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

      Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

      Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления № 25, в котором суд разъяснил, что, если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

      Суды также указывают, что осуществление деятельности без лицензии может быть основанием для ее привлечения к административной ответственности, однако не влияет на гражданско-правовое обязательство по оплате оказанных услуг (см., например, Определение ВАС РФ от 05.12.2012 № ВАС-15950/12 по делу № А32-39377/2011, постановления АС Восточно-Сибирского округа от 21.07.2015 № Ф02-2720/2015 по делу № А33-20843/2014, ФАС Центрального округа от 22.06.2010 № Ф10-2500/10 по делу № А68-9150/09, Западно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А75-12797/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 № 13АП-6360/2015 по делу № А21-9904/2014).

      Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т. д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по правовому смыслу этой нормы можно предположить, что право на односторонний отказ сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

      Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в главе 1 ГК РФ.

      Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

      Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его содержания следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

      Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

      Например, в одном деле (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 № 02АП-2399/2016 по делу № А29-157/2016) суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со ст. 610 ГК РФ уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, характеризует договор аренды как действующий.

      Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о расторжении договора арендодатель вправе даже после уплаты долга, но в разумный срок. При этом было особо отмечено, что непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

      Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

      Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишаются права ссылаться на какие‑либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Другими примерами эстоппеля в российском законодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

      Цитируем документ

      Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

      Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

      Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

      Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

      Сторона может отказаться от конкретного права

      В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В силу этого правила, когда лицо при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем оно не может осуществить это право по тем же основаниям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

      Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.

      В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впоследствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от которой он отказался, даже если передумает.

      В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее применения показывает, что большая часть ее положений унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого регулирования отношений, связанных с отказом от договора.

      К сведению

      Положения ст. 450.1 ГК РФ во многом дублируют по своему правовому содержанию положения Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА, 1994 г.). Так, например, в пояснительной записке к проекту Закона № 42‑ФЗ (проект № 47538-6/9) указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям не допускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов УНИДРУА. В частности из п. 3.12 следует, что, если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается.

      В.И. ЕМЕЛЬЯНОВ
      В.И. Емельянов, адвокат Инюрколлегии, кандидат юридических наук.
      ГК РФ содержит немало понятий, отсутствовавших ранее в гражданском законодательстве России. Одним из них является понятие разумности. Оно упоминается применительно к цене товара (статьи 524, 738), расходам (статьи 520, 530, 744), мерам, предпринимаемым к уменьшению убытков (статьи 404, 750, 962), ведению дел (статьи 72, 76), замене места передачи товара (ст. 524), предвидению изменения обстоятельств (ст. 451), пониманию интересов присоединившейся к договору стороны (ст. 428). Особенно часто оно используется в отношении сроков (статьи 314, 345, 375 и др.)
      Когда в законе идет речь о разумной цене товара или разумных расходах, конечно, не имеется в виду, что цена или расходы обладают разумом. Разумными следует считать действия, которые совершил бы человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. Абстрактная личность, обладающая такими качествами, может быть названа разумным человеком. Юридически значимым качеством, критерием правомерности актов психической (разумное предвидение, разумное понимание) или физической (разумные меры, разумное ведение дел) деятельности реального субъекта в предусмотренных законом случаях является их соответствие возможному поведению разумного человека в конкретной ситуации.
      Под разумной ценой и разумными расходами следует понимать такие цену и расходы, которые готов соответственно заплатить или понести разумный человек. Разумный срок — это время, необходимое разумному человеку для совершения действия (осуществления права или исполнения обязанности) в конкретном случае. Разумными являются действия, которые совершило бы в данной ситуации большинство людей. А эти действия в основной массе стремятся к средней величине.
      При этом, однако, надо учитывать, что уровень интеллекта, знаний и опыта абстрактного среднего человека не является одинаковым для всех случаев. Для элементарных действий он ниже, чем для сложных, требующих образования и специальных навыков. Например, действия среднего покупателя отличаются от действий среднего директора магазина. Последний осуществляет управленческие функции, что предполагает наличие у него правовых и экономических знаний, а также опыта управления торговыми предприятиями.
      В англо-американском праве понятие «разумный человек» (reasonable man) используется очень широко и определяется как «обычный гражданин, иногда называемый человеком из автобуса» . В российской юридической литературе на целесообразность использования для определения понятия «разумность» критерия «средний человек» указывает М.И. Брагинский .
      ———————————
      См.: Elizabeth A. Martin. Oxford Dictionary of Law. Oxford, 1997. P. 383.
      См.: Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представительство. Доверенность. Исковая давность // Вестник ВАС РФ. 1995. N 7. С. 101.
      В отличие от добросовестности, являющейся характеристикой совести человека, отягощенной или не отягощенной знанием о возможном причинении вреда другому лицу, разумность характеризует объективную сторону его действий. При решении вопроса о разумности оцениваемые действия сравниваются с эталонными действиями среднего человека. И если оказывается, что они менее полезны или более вредны для указанного в законе лица (чаще всего им является контрагент в обязательственном правоотношении), чем действия в той же ситуации разумного человека, значит, требование разумности соблюдено не было.
      На первый взгляд может показаться странным, что слово «разумность», которое в обычном смысле обозначает интеллектуальную деятельность человека, как юридическое понятие характеризует объективную сторону его действий. Дело в том, что, оценивая разумность действий, мы не рассматриваем интеллектуальный или волевой элемент реальных действий конкретного субъекта. В этом случае проверяется возможность совершения определенных действий не конкретным лицом, а средним человеком. Мы говорим, что нормальный человек, желая совершить определенное действие (осуществить право или исполнить обязанность), был способен сделать это в конкретных условиях. При этом не имеет значения, знал ли конкретный субъект о последствиях своих действий, желал или не желал их наступления. Существенным является лишь то, что нормальный (средний) человек мог совершить в данной ситуации определенные действия. Таким образом, разумность характеризует интеллектуальные и нравственные качества лица опосредованно, через сравнение его поведения с возможным поведением среднего человека .
      ———————————
      Несмотря на то что при обсуждении категории «разумность» в данной статье используется понятие «человек», все сказанное в этих случаях относится и к юридическим лицам.
      Если в законе (статьи 428, 451 ГК РФ) говорится о разумном «предвидении» и «понимании» (разумности психических действий), то имеются в виду действия среднего человека. В отличие от этого понятие разумных физических действий (продажа по разумной цене, несение разумных расходов и т.п.) означает действия не просто среднего, но еще и добросовестного человека. Ведь средний человек может совершать средние действия и даже действия лучше средних для другого лица. Однако он же может совершать действия и хуже средних, причиняя вред другому лицу. Поэтому разумными физическими действиями следует считать не любые действия среднего человека, а лишь те, которые совершаются добросовестно, — средние действия субъекта, не желающего вреда указанному в законе или договоре лицу и предпринимающего все возможные усилия для его предвидения и недопущения.
      Совершение неразумных действий является нарушением обязательства или деликтом и влечет договорную или внедоговорную ответственность. Каких-либо специфических последствий за неразумность закон не устанавливает.
      В гражданском законодательстве советского периода понятие «разумность» не использовалось. Это было обусловлено тем, что регулирование экономических отношений осуществлялось с применением централизованного планирования, обеспечивавшего большую по сравнению с рыночной экономикой предсказуемость и определенность наиболее важных имущественных отношений. Однако, несмотря на отсутствие в ГК РСФСР 1964 года понятия «разумность», применение некоторых его статей было невозможным без использования критерия среднего человека. Например, в статье 224 говорилось о праве суда уменьшить размер ответственности должника, если «кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял мер к их уменьшению». Какими должны были быть меры, о которых шла речь в этой норме? Единственно возможным критерием для оценки их достаточности являлись действия, которые мог бы совершить в данной ситуации нормальный (средний) человек. Показательно, что в статье 404 ГК РФ, содержащей норму, аналогичную содержавшейся в статье 224 ГК РСФСР 1964 года, говорится о «разумных мерах», которые должен предпринимать кредитор.
      Для закрепления в законодательстве требования разумных действий может использоваться не только термин «разумность», но и другие слова и словосочетания. Так, статья 441 ГК РФ гласит: «Когда в письменной оферте не определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами, а если такой срок не установлен, — в течение нормально необходимого для этого времени». В данном случае под «нормально необходимым» следует понимать не что иное, как разумное время. В английском контрактном праве аналогичная норма о принятии оферты, не определяющей срока для акцепта, говорит о «разумном времени» .
      ———————————
      Ewan McKendrick. Contract Law. London, 1997. P. 47.
      Понятие «разумность» используется в текстах нормативных правовых актов в тех случаях, когда необходимо установить «плавающую» границу субъективного права или обязанности. Чем менее конкретно описано действие в объективном праве или договоре, тем более необходимым является использование критерия разумности для выяснения того, соответствует ли оно модели дозволенного или должного поведения.
      Представляется, что требования разумности иных действий, чем те, о которых говорится в законодательстве, могут устанавливаться и в договорах. Поэтому вряд ли следует возражать против присутствия понятия «разумность» в образцах договоров, опубликованных в сборниках, которыми изобилуют сегодня полки книжных магазинов. Однако, используя это понятие в текстах договоров, надо учитывать, что с его помощью устанавливается требование справедливого поведения. А так как это правило недостаточно определенно, применять его следует лишь тогда, когда невозможно или нецелесообразно установление конкретных правил и употребление понятия «разумность» в тексте договора будет способствовать эффективному исполнению договорных обязательств. В противном случае споры и судебные разбирательства неизбежны. Между тем понимание разумности судом может не совпасть с мнением сторон.
      Требование разумности влечет необходимость иного подхода к оценке правомерности действий субъекта. Выясняя наличие в реальных действиях лица состава нарушения правовой нормы, в которой критерий разумности не используется, нужно последовательно ответить на вопросы:
      1) содержат ли действия необходимые элементы объективной стороны правонарушения: нарушение правовой нормы, вредные последствия и причинную связь между действиями и последствиями?
      2) совершены ли эти действия виновно — предвидел субъект вредные последствия своих действий или должен был предвидеть?
      Если же требуется решить, имеется ли в действиях лица состав нарушения правовой нормы, содержащей требование разумности, то последовательность вопросов, на которые надо отвечать, должна быть такой:
      1) каким было действие, каковы его последствия и имеется ли причинная связь между ними?
      2) предвидел ли субъект вредные последствия своих действий, а если нет, то должен ли был их предвидеть?
      3) как поступил бы в данной ситуации разумный человек?
      4) реальные действия были хуже или лучше действий разумного человека?
      В первом случае осознание действий и предвидение их вредных последствий считается виной, так как к моменту выяснения субъективной стороны уже известно, что действие неправомерно. Во втором — при установлении предвидения или его возможности еще не известно, являются ли рассматриваемые действия правонарушением. Поэтому второй этап анализа действий на предмет неразумности — это установление не вины, а предвидения, осознания и степени желания совершить действие.
      В гражданском законодательстве России достаточно часто прямо говорится о разумном пределе одной из характеристик определенного действия. Лицо может быть обязано совершать то или иное действие в обусловленные разумностью сроки, нести разумные расходы, устанавливать разумные цены и т.д. Анализ ГК РФ свидетельствует о том, что требование разумности применено именно к конкретным действиям: продажа товара по разумной цене (ст. 524), разумный срок исполнения обязательств (ст. 314) и т.д. Эти и подобные им нормы содержат указание на два элемента: 1) определенный — право или обязанность совершать конкретное действие; 2) неопределенный — срок, расходы, цена и т.д. Разумный предел устанавливается для количественной характеристики второго, неопределенного элемента, который может быть назван линейным параметром действия. Таким образом, требование разумности в большинстве случаев его использования в ГК РФ возлагает на субъекта обязанность выбора разумной величины одного из линейных параметров (характеристик) в целом достаточно определенного действия.
      Однако требование разумности ограничивает не только линейные параметры конкретных действий, но и относительно определенные модели поведения. Одним из наиболее важных видов таких моделей поведения являются полномочия органов юридических лиц («управляющих»). Их полномочия, согласно статье 53 ГК РФ, обусловлены предписанием действовать разумно.
      Полномочия органа юридического лица должны осуществляться в интересах управляемой организации, а в конечном счете — в интересах людей, получающих выгоду от эффективного управления организацией, — бенефициаров. Целевое предписание — действовать в интересах организации — ставит вне закона реализацию управленческих полномочий вопреки ее интересам. Однако остается открытым вопрос об эффективности реализации этих полномочий, который и решается посредством предписания действовать разумно.
      Например, директор предприятия из-за своей некомпетентности (по неосторожности) приобрел устаревшее оборудование, которое может производить лишь неконкурентоспособную продукцию. В ответ на предъявляемые к нему претензии он заявляет, что действовал в пределах субъективных прав и правоспособности организации. Для того чтобы доказать неправомерность подобных действий, надо использовать критерий разумности, который не предполагает, что руководитель должен был приобрести самое новое и производительное оборудование. Однако разумность требует, чтобы действия управляющего были не хуже минимально эффективных действий среднего директора предприятия данной отрасли. Если совершенное директором действие было менее эффективным, то признать его разумным нельзя.
      Таким образом, предписание действовать разумно запрещает неосторожное принятие недостаточно эффективных решений, направленных на благо юридического лица, при осуществлении правоспособности, а также при выборе действий по реализации полномочий управляющего. Требованием разумности «подпираются снизу» все действия, которые должны осуществляться в интересах юридического лица.
      Понятие «разумность» тесно связано с категориями «добросовестность» и «злоупотребление субъективными правами», которые предметом рассмотрения в данной статье не являются. Методика оценки действий управляющего с точки зрения наличия в них признаков злоупотребления полномочиями и неразумности и другие вопросы подробно мною освещены в монографии «Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами» (М.: Лекс-Книга, 2002).
      ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
      «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РСФСР»
      (утв. ВС РСФСР 11.06.1964)
      «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
      от 30.11.1994 N 51-ФЗ
      (принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
      «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
      от 26.01.1996 N 14-ФЗ
      (принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
      Вестник ВАС РФ, N 10, 2002

      КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЗАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *