Развитие конституционного права в России

По просьбе руководства своего университета попытался проанализировать, что представляет из себя современная наука конституционного права в России и в мире и каковы перспективы ее развития. Очень интересно было бы увидеть реакцию коллег.

Конституционное право относится к числу тех областей знания, которые испытывают сильное влияние основных политических и других социальных ценностей. Взгляд на природу, цели и содержание основного предмета изучения – политической системы в целом и конституции в частности – сильно различается в разных странах, в связи с чем трудно говорить о глобальных общемировых подходах и в науке конституционного права.

Один подход, который доминирует в современных странах Европы и Северной Америки, предполагает, что конституция возникла как форма ограничения обществом государственной власти, обеспечивающая широкие пределы индивидуальной свободы, широкое политическое участие (в том числе юридически обеспеченное возможностью не только открытых общественных дискуссий практически по любым социально значимым проблемам, но и инструментами влияния на принятие политических решений), политическую конкуренцию и независимый судебный контроль за деятельностью органов государственной власти. Отчетливая тенденция развития этой научной парадигмы – акцент на «ценностях», заложенных в идею конституции, которые противопоставляются формальным институтам и нормам. Анализ права осуществляется не только с точки зрения внешней формы правовых норм, но и с точки зрения их наполнения реальным, фактическим содержанием в практике их применения.

Другой подход к конституционному праву преобладает в странах, где политические системы в силу исторических, культурных, религиозных и других социальных причин конструируются на других принципах, а смысл и социальное значение конституций видится более формально. Большинство стран Азии и Африки и некоторые страны Латинской Америки (к этой группе стран относится и Россия) заимствовали конституции в уже готовом и разработанном виде, и такое заимствование не могло быть иным, кроме как заимствованием внешней формы – конституционных институтов и норм. В России это было сделано при принятии Конституции 1993 года. При этом политическое, да и в целом социальное устройство заимствовать оказалось куда труднее, чем одни только институты. Заимствование всей конституционной организации государства, требует изменения не только многих социальных практик, но и системы общественных ценностей, что оказывается почти невыполнимой задачей. Поскольку экономическое развитие стран западноевропейского типа на сегодня оказывается более эффективным, и ценности этой политической культуры доминируют в международных институтах, западноевропейское социальное устройство воспринимается как более прогрессивное, подлежащее копированию и воспроизведению. Это отчетливо отражается в риторике научных работ по конституционному праву, однако часто заимствование рассматривается только с точки зрения как перенимание институтов, но не ценностей.

При этом общей тенденцией развития конституционного права можно считать его интернационализацию, которая одновременно означает информационный обмен сведениями о правовых нормах, принципах и институтах между представителями разных национальных научных школ (и развитие сравнительного конституционного права), и закрепление конституционных институтов в нормах международного права – главным образом тех принципов, норм и институтов, которые отражают западный подход к организации политической системы общества.

Другой очевидной тенденцией, оказывающей сильное влияние на конституционные системы, можно считать распространение принципов политической системы на экономику и другие социальные области, что в правовой науке означает применение общих конституционных ценностей (свободы, конкуренции, баланса интересов разных социальных групп и защита меньшинств) в «конституционной экономике», «конституционной экологии», «конституционных принципах административного права», «конституционализации частного права» и т.д.

Научный и политический потенциал ценностного подхода в западноевропейских и американских исследованиях по конституционному праву пока не исчерпан, этот подход пока очевидно доминирует, в связи с чем едва ли можно ожидать отступления от него и смены обсуждаемого круга вопросов в ближайшее время. Всего несколько лет назад был поставлен вопрос о возможном признании неконституционными конституционных поправок (совершенно немыслимый в рамках формального восприятия конституции), причем поставлен сразу и в решениях конституционных судов и в научной литературе; продолжает обсуждаться применение «сверхпринципа» конституционного права – пропорциональности ограничения прав и свобод человека и гражданина, главным образом с точки зрения конфликта ценностей, методику разрешения которого и представляет собой идея пропорциональности. Обсуждение других вопросов конституционно-правовой теории тоже переходит на ценностный уровень: соматические права, права меньшинств, защита человеческого достоинства обсуждаются с точки зрения тех главных социальных интересов, которые должны защищаться. Однако ценностное наполнение всего конституционного права пока еще не сформулировано, и можно прогнозировать продолжение движения в этом направлении в ближайшие годы. Такая проблематика предполагает вовлечение в научные исследования по праву материалов этики, социологии, психологии, политической науки, лингвистики – причем вовлечение как результатов научных исследований в этих областях, так и расширение методологии правоведения, до сих пор ограниченной критическим анализом гуманитарного знания, за счет методов социальных наук.

Ценностный подход к конституционному праву не позволяет при сравнительном изучении конституционных систем стран мира ограничиваться констатацией особенностей конституционных систем разных юрисдикций – не только на формальном, но и на содержательном уровне. Такой подход требует оценки с точки зрения соответствия базовым принципам и установкам, заложенным в концепцию конституционализма. В рамках этого подхода возможна постановка проблемы «национальной конституционной идентичности» в части соотношения универсальных и национальных конституционных ценностей. Однако пространство, в которых такая идентичность кажется допустимой, в западной конституционно-правовой науке не слишком велико. Например, при построении типологии конституционных идентичностей предлагаются модели немецкая, французская, американская, британская, испанская, наднациональная европейская и пост-колониальная (М.Розенфельд).

Политическим системам стран, не относящихся к традиционным демократиям, исходя из оценки их политических систем чаще отказывают в праве считаться именно конституционными системами, нежели признают их своеобразие допустимыми вариациями общей концепции конституционализма. Ценностные установки становятся в праве, как и в любой гуманитарной науке, важным элементом общей научной методологии, и это порождает соответствующее восприятие научных работ российских правоведов.

Не следует это понимать как высокомерное отношение к российским авторам или отказ принимать к публикации работы российских ученых, тем более, что система оценки качества для публикации статей в высокорейтинговых журналах и коллективных монографиях скорее ориентирована на качественную методологическую проработку и, как правило, не допускает отказа в публикации хорошей статьи из-за аффилиации ее автора. Однако в общем мировом развитии конституционно-правовой науки от российских ученых не ожидают развития теории конституционного права – из-за того, что российская наука не погружена в общую научную среду. Скорее работы по российскому праву могут восприниматься как описание специфического «кейса», и будут приняты лишь в том случае, если они базируются на тех же методологических установках и той же теоретической концепции, которая принята в западной конституционно-правовой теории.

А теоретические концепции российского конституционного права пока сильно отличаются от западной конституционно-правовой теории. Обсуждаемые в научных юридических публикациях проблемы конституционного права в целом остаются еще слишком разными в России и в ведущих западных журналах. Отчасти постановка проблем в том виде, в котором о них пишут в западных юридических журналах, стала постепенно отражаться в том, что обсуждается в России – главным образом благодаря молодому поколению конституционалистов из ведущих научных школ России, а также некоторым журналам, публикующим переводы научных статей с английского языка. Однако в целом это пока очень незначительно определяет облик отечественной конституционно-правовой науки — отчасти из-за языкового барьера, отчасти из-за другой ценностной основы самой конституционно-правовой науки.

Сам по себе ценностный подход неизбежно поднимает вопросы различий в ценностных основаниях разных культур, и можно прогнозировать, что проблема трудностей в совмещении культурно-ценностных стандартов станет предопределять проблематику развития конституционного права в ближайшие полтора десятилетия.

В этом отношении российская школа конституционного права, чтобы найти свое место в общемировом научном дискурсе, в настоящее время должна ориентироваться на поиск российской национальной конституционной идентичности, поиск места среди разных традиций конституционного права, и предлагая поиск более универсальных ценностей, нежели это предлагает современная наука конституционного права и политическая практика в западных странах, а также механизмы их воплощения в политических и экономических системах современных государств.

Конституционно-правовая природа Российской Федерации характеризуется прежде всего тем, что, будучи учрежденной Конституцией РСФСР 1918 г., а не договором, она является конституционной. Федеративный договор 1992 г. был договором не об учреждении новой Федерации, а о перераспределении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. При этом полномочия перераспределялись от Федерации к субъектам, а не наоборот.

Другим признаком, характеризующим конституционно-правовую природу Российской Федерации, является ее асимметричность, обусловленная спецификой исторического развития России, субъектами которой являются разные по названию и правовому статусу национально- территориальные и территориальные образования.

Конституционно-правовую природу Российской Федерации характеризуют ее принципы. Они закреплены в Конституции РФ. Российская Федерация согласно ст. 5 Конституции состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъектов РФ. Из данной формулы вытекают шесть принципов российского федерализма.

Во-первых, субъекты РФ созданы по национально- территориальному и территориальному принципам. РСФСР была первой федерацией, где была сделана попытка создать субъекты по национальному принципу.

Создание федерации по чисто национальному принципу, где в субъектах проживала бы только одна национальность, практически неосуществимо, так как на одной и той же территории обычно проживают люди самых разных этносов и ни один из них не составляет абсолютного большинства. Так, из 20 республик в составе современной России только в девяти титульная нация составляет абсолютное большинство: Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Северная Осетия, Татарстан, Тыва, Чеченская и Чувашская республики. По переписи населения 1989 г. в семи автономных республиках титульная нация составляла меньшинство: от 10% до одной трети: Карельская – 10%, Башкирская – 21,9%, Коми – 23,3%, Бурятская – 24,1%, Удмуртская – 30,8%, Мордовская –32,5%, Якутская – 33,8%.

Во-вторых, субъекты Федерации согласно ст. 5 Конституции РФ должны быть равноправны независимо от их вида, территории, численности населения, уровня экономического и социального развития.

Однако даже формально юридически субъекты РФ признать равноправными трудно. Так, республика именуется в ч. 2 ст. 5 Конституции как государство, которое имеет свою конституцию и законодательство. Конституция республики может приниматься как законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Федерации, так и референдумом. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеют свой устав и законодательство. Устав может приниматься только законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ. Кроме того, если к совместному ведению Российской Федерации и республик относится обеспечение соответствия Конституции РФ и федеральным законам конституций и законов республик, то в отношении других субъектов Федерации объектами контроля являются не только уставы и законы, но и другие нормативные правовые акты данных субъектов РФ.

В-третьих, федеративное устройство Российской Федерации основано на принципе ее государственной целостности. Гарантиями государственной целостности Российской Федерации являются предписания Конституции РФ:

  • – о целостности и неприкосновенности ее территории;
  • – единстве экономического пространства, предполагающем отсутствие таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств;
  • – верховенстве Конституции РФ и федеральных законов на всей территории России;
  • – едином гражданстве Российской Федерации;
  • – об отсутствии у субъектов РФ права выхода из состава Федерации или иного изменения статуса без согласия Российской Федерации;

В-четвертых, федеративное устройство Российской Федерации основано на принципе единства системы государственной власти. Государственная власть Российской Федерации реализуется через систему высших органов государственной власти РФ и органы государственной власти всех субъектов Федерации. Единство системы органов государственной власти в Российской Федерации обусловлено: единством источника власти – российский многонациональный народ; единством принципов построения системы органов государственной власти; единством целей деятельности системы органов государственной власти.

В-пятых, в основе федеративного устройства России лежит принцип разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ. Предметы ведения и полномочия органов государственной власти в Российской Федерации подразделяются: на исключительную компетенцию федеральных органов государственной власти (ст. 71 Конституции РФ); совместную компетенцию федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ (ст. 72 Конституции РФ) и исключительную компетенцию органов государственной власти субъектов РФ, определяемую «по остаточному принципу» и закрепляемую конституциями и уставами субъектов РФ.

В-шестых, федеративное устройство Российской Федерации основано на равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

Равноправие народов Российской Федерации означает равенство их возможностей в развитии национальной культуры, самобытности, во всех сферах государственной, общественной, экономической, социальной жизни.

Самоопределение наций вытекает из суверенитета наций, означающего право на самостоятельное решение вопросов внутренней жизни и взаимоотношений с другими народами, свободное избрание формы своей национальной государственности. Этот принцип закреплен международными документами.

Формой самоопределения народов в Российской Федерации является национально-культурная автономия, представляющая собой общественное объединение граждан России, относящих себя к определенным этническим общностям, для самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры (Федеральный закон от 17.06.1996 № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»).

Национально-культурная автономия основывается на принципах: свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности; добровольной самоорганизации и самоуправления; многообразия форм внутренней организации национально-культурной автономии; сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой; уважения языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей; законности.

Особое внимание Конституция РФ уделяет гарантиям коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ (ст. 69).

Таким образом, Российская Федерация по способу образования является конституционной, построенной по национально-территориальному и территориальному принципам, централизованной, асимметричной.

  • См.: Народы России: энциклопедия / гл. ред. В. А. Тишков. М., 1994. С. 33.

Понятие

На основе объективно существующих взаимосвязей, но субъективно (исследователями) правовые нормы объединяются в правовые институты.

Институт конституционного права — это система норм, регулирующих обособленную группу однородных общественных отношений в рамках отношений конституционно-правового характера, что и создает основу для определенного правового единства.

Институт может объединять нормы различных источников права: Конституции РФ, конституций республик, законов РФ и законов республик и т. д. Таков, например, институт референдума, регулируемый Конституцией и законами РФ, а также конституциями (уставами) и законами субъектов РФ, уставами муниципальных образований (в зависимости от уровня референдума). Конституционно-правовой институт может включать только федеральные нормы (например, институт президентства РФ) или только нормы актов определенного субъекта РФ (например, институт отзыва депутатов законодательных органов в некоторых субъектах РФ).

В системе конституционного права принято выделять следующие институты:

  • основы конституционного строя;
  • основы правового статуса человека и гражданина;
  • федеративное устройство государства;
  • систему государственной власти и систему местного самоуправления.

Виды

С точки зрения структуры выделяют унитарные (простые) и комплексные (сложные) институты.

Унитарный институт не может быть расчленен на меньшие по объему институты (например, институт импичмента, т. е. отрешения Президента РФ от должности — ст. 93 Конституции РФ).

Комплексные институты состоят из подинститутов, которые, в свою очередь, могут иметь более дробные деления (например, институт главы государства (президентства) включает, в частности, институты президентского вето — отказа в подписи принятого парламентом закона с последствиями этого, импичмента, инаугурации — вступления в должность, а последний включает обязательную президентскую присягу и т. д.).

В зависимости от сферы действия, ее масштабов различают институты федерального конституционного права (например, президентства Российской Федерации) и конституционного (уставного) права субъектов Федерации (например, президентства республики в составе Российской Федерации или главы администрации иного субъекта РФ). Существуют муниципальные институты конституционного права (например, институт главы муниципального образования). Однако основы конституционных институтов субъектов РФ и муниципальных образований регулируются федеральной Конституцией и федеральными законами.

В российской научной и учебной литературе нет единой классификации институтов конституционного права по их содержанию. Обычно имеются только упоминания о тех или иных комплексных институтах (исследователи называют шесть-восемь, до 13 крупных институтов).

Подотрасль — наиболее крупное членение внутри конституционного права. Это система однородных институтов, включающих близкие по своему содержанию нормы и общие принципы. Часто к числу подотраслей относят избирательное право, парламентское право (главным образом это институты и нормы, регулирующие структуру и деятельность парламента), конституционное правосудие (деятельность судебных органов конституционного контроля), право народовластия, федеральное право (нормы, регулирующие федерализм), гуманитарное право (права и обязанности личности) и др. Иногда называют до 11 подотраслей. Вопрос о делении конституционного права на подотрасли, как и проблема институтов, остается дисскуссионным. В любой классификации всегда много субъективного отношения.

Система и институты конституционного права

Система конституционного права представляет собой его внутреннюю структуру, состоящую из институтов, регулирующих качественно однородные виды (группы) общественных отношений.

Все конституционные установления обладают единством с точки зрения их основного назначения, роли и места в механизме правового регулирования. Однако, регулируя разнообразные общественные отношения, они не могут не иметь некоторые отличительные свойства, которые обеспечивают выполнение ими своих специфических функций. Сочетание общего и особенного делает возможным объединение конституционных установлений в определенные институты, т. е. группы норм, регулирующих специфический вид (группу) общественных отношений.

Система конституционного права, как правило, определяется структурой конституции (за небольшим исключением).

Конституционные установления, составляющие институт основ конституционного строя, закрепляют суверенитет, полновластие народа, гарантии и главные формы его осуществления; провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью; учреждают суверенное государство, определяют характер, место и роль государства в обществе, основные задачи и функции государства, принципы организации государственной власти; устанавливают и гарантируют организацию и функционирование местного самоуправления. В данный институт конституционного права входят также конституционные положения, устанавливающие федеративное устройство государства, состав, статус и государственные символы федерации, а также статус субъектов РФ с указанием предметов их ведения и полномочий.

Конституционные установления института основных прав и свобод человека и гражданина закрепляют принцип правового положения и правового статуса личности, основные права и свободы в различных сферах жизнедеятельности личности, гарантии основных прав и свобод, основные обязанности как граждан, так и иностранных лиц и лиц без гражданства.

Институт федеративного устройства России охватывает конституционные установления, раскрывающие природу, состав Российской Федерации, статус Российской Федерации и ее субъектов, принципы их взаимоотношений.

Институт государственной власти включает конституционные установления, регулирующие организацию и функционирование органов государственной власти в качестве единого, системного образования на основе принципа разделения властей. Данный институт конституционного права формирует основы организации и функционирования главы государства, парламента, правительства, судебной власти.

Институт местного самоуправления образуют конституционные установления, определяющие принципы организации и функционирования местного самоуправления, его взаимодействие с государственной властью.

Самостоятельный институт конституционного права составляют конституционные установления, определяющие порядок пересмотра Конституции РФ, внесения конституционных поправок.

Особо обобщенный характер носит институт основ конституционного строя, положения которого находят конкретизацию и развитие в иных институтах конституционного нрава.

Институты конституционного права, как правило, характеризуются высокой степенью обобщения, преобладанием в них установлений общерегулятивного характера, что не исключает и известной конкретики в содержании некоторые из них.

В научной литературе нередко ставится вопрос о выделении таких структурных элементов в системе конституционного права, как субинститут в рамках института конституционного права и подотрасли, состоящие из институтов и субинститутов конституционного права. Так, институт основ конституционного строя либо институт государственной власти могут рассматриваться в качестве подотраслей конституционного права, состоящих, в свою очередь, из институтов и субинститутов. Однако следует предостеречь от «свободного» конструирования подотраслей и институтов конституционного права, исходя из субъективных предпочтений и желания подчеркнуть значимость той или иной рассматриваемой темы исследования.

Так, в качестве подотрасли конституционного права, предлагается рассматривать конституционное процессуальное право, т. е. комплекс установлений, определяющих процедуру реализации материального конституционного права. Такое деление конституционного права на материальное и процессуальное является условным, ибо отнесение той или иной конституционной нормы к материальному или процессуальному праву зависит от отношения, в котором она находится и какую роль играет. Поэтому в конституционном праве речь, скорее, может идти о преимущественно процессуальных по характеру правовых институтах, таких как институт разработки и принятия конституции, внесения в нее поправок, институт избирательного процесса, институт законодательного процесса, институт конституционного судопроизводства.

18.02.2019

Правительство приняло стратегию пространственного развития страны. Она — за все хорошее

Правительство РФ приняло Стратегию пространственного развития (СПР) страны до 2025 года. Обсуждение этого документа шло почти полгода, за этот период его авторы неоднократно подвергались жесткой критике. В первую очередь — за то, что якобы сделали ставку на развитие мегаполисов и обрекли малые населенные пункты на деградацию и смерть.

В итоговой редакции видно, как авторы изо всех сил пытались скрестить две противоположные по сути задачи — сбалансированного развития территорий страны и ускорения экономического роста за счет концентрации ресурсов в агломерациях. В итоге первостепенной целью пространственного развития стала не эффективность, а устранение межрегионального неравенства, а уже потом — экономический рост и нацбезопасность.

Одновременно в утвержденный текст были включены ранее отсутствующие там идеологически выверенные приоритеты. Первый — опережающее развитие территорий с низкой плотностью населения и/или низким уровнем социально-экономического развития, но обладающих потенциалом роста. Второй — развитие перспективных центров экономического роста с увеличением их количества и максимальным рассредоточением по территории Российской Федерации. Третий — социальное обустройство территорий с низкой плотностью населения с недостаточным потенциалом экономического роста. После этого довольно трудно обвинять власти в дискриминации тех или иных территорий.

Также в подписанной премьером версии СПР полностью пересмотрена структура основных направлений пространственного развития (опять-таки, очевидно, по идеологическим соображениям). Изначально предполагалось, что все населенные пункты страны будут поделены на пять групп — крупные агломерации, города с населением от 100 до 500 тыс. человек, малые города и села, добывающие и геостратегические территории. Для каждой из групп были разработаны собственные траектории, в том числе в ряде случаев крамольное «обеспечение возможности реализации модели «управляемого сжатия».

Теперь же намек на сегрегацию в документе стал почти незаметным. В СПР лишь отмечается, что задачу экономического роста и инновационного развития логичнее решать внутри крупных агломераций.

Большие надежды в Стратегии возлагаются на межрегиональное сотрудничество. Чтолбы его интенсифицировать власти предлагают сформировать 12 территориальных образований, состоящих из нескольких соседствующих субъектов. «Это позволит сделать меры господдержки более адресными и эффективными, при этом исключить их дублирование, чтобы, например, не строить в двух соседних областях одинаковые заводы», — заявил на Российском инвестиционном форуме в Сочи премьер Дмитрий Медведев. Как новая пространственная матрица будет сочетаться с уже существующей системой федеральными округов, станет ясно в течение трех месяцев (за этот срок Минэкономразвития должно разработать план реализации СПР).

Субъекты Большого Урала распределились по трем макрорегионам: Пермский край и Удмуртия — в Волго-Камский, Башкирия и Оренбуржье — в Волго-Уральский, Свердловская, Челябинская, Курганская и Тюменская области, Югра и Ямал — в Уральско-Сибирский.

В число центров экономического роста, которые обеспечат вклад в экономический рост России более 1% ежегодно, на Урале вошли Екатеринбург, Пермь, Челябинск, Тюмень и Уфа.

Полный текст утвержденной Стратегии пространственного развития РФ до 2025 года .

Первый проект Стратегии пространственного развития РФ до 2025 (для желающих сравнить) — здесь.

Страницы ← предыдущая следующая → регулирования, высказывали предположение о том, что с принятием Консти- туции СССР 1936 года появлялись все основания называть данную отрасль права конституционной25. Поддерживая сторонников термина «конституционное право», В.А. Рянжин утверждал, что термин государственное право, несмотря на его ши- рокую распространенность неприемлем. «Во-первых, широкие круги населе- ния, не знакомые с проблемой деления права на отрасли, отождествляют «го- сударственное право» со всем внутригосударственным… Во-вторых, этот термин не раскрывает сущности и специфики рассматриваемой отрасли… Отношения, связанные с организацией государства, регулируют и такие от- расли как административное и судоустройственное…»26. «На современном этапе не следует ограничиваться лишь описанием такого предмета, каким он существует», — указывал В.О. Лучин. «Наука должна решать более важный вопрос — является ли сложившаяся структура предмета государственного права оптимальной, выражает ли она сущность этой отрасли, соответствует ли основным тенденциям ее развития и тем из- менениям, которые происходят в целом в системе права и системе законода- тельства»27. Примерно с конца 1980-х годов – в начале 1990-х годов в юридической науке начала оформляться новая доктрина о системе конституционно- правовых ценностей, взглядов на политическую организацию общества. Н.А. Богданова отмечает, что современная тенденция расширения предмета госу- дарственно-правового регулирования за счет включения в него отношений, связанных с различными аспектами устройства и функционирования граж- данского общества, является доводом в пользу наименования соответствую- щих науки и отрасли конституционным правом28. Переломным в утверждении нового наименования основополагающей отрасли публичного права можно считать вторую половину 1990-х годов. Именно в этот период в России происходит переход к повсеместному вос- приятию нового наименования данной отрасли в качестве конституционного права и преподаванию соответственно одноименного курса29. Если на госу- дарственное право и делается ссылка, то такое наименование рассматривает- ся как вторичное, производное от конституционного права30. Один из по- 25 См. Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов, 1967. С. 39; Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1967. С. 196-1999; Конституционное право социалистических стран. М., 1973; Советское конституционное право. Л., 1975. 26 См.: Советское конституционное право. Л., 1975. С. 4-5. 27 См.:Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного права \\ Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1976. С. 34-35. 28 См.: Богданова Н.А. К новой концепции преподавания конституционного права \\ Государство и право. М., 1994. № 7. С. 12-13. 29 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Курс лекций. М., 1998; Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1998; Конституционное право: Учебное пособие. В 2-х частях. М.: Юридический колледж МГУ, 1996; Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998. 30 См.: Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций. М., 1999; Васильев В.Г. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций \ Рос. акад. гос. службы при Президен- 41 следних учебников по государственному праву издается в 1996 году уже ско- рее в силу инерции31. Предпосылки массового перехода на наименование отрасли конститу- ционным правом были созданы как представляется, принятием новой Кон- ституции 1993 года. Первая глава Конституции называется теперь «Основы конституционного строя». И.П. Трайнин и В.Ф. Коток попытались несколько сузить предмет, най- ти более приемлемые формулировки общественных отношений, регулируе- мых государственным правом. И.П. Трайнин предложил понимать под советским государственным правом «совокупность юридических правил (норму) выражающих и закреп- ляющих общественное и государственное устройство СССР, формы, функ- ции и принципы деятельности советского государства, вытекающие из суве- ренных прав трудящихся, основные права и обязанности граждан СССР»32. В.Ф. Коток понимал под предметом конституционного права общест- венные отношения, определяющие основные черты социально- экономической и политической организации общества и выражающие суве- ренитет советского народа33. Так, по мнению С.А. Голунского и М.С. Строговича «в советском госу- дарственном праве выражаются общественные отношения, связанные с орга- низацией советского государства и его органов власти, а также отношения этих органов с гражданами и права и обязанности последних»34. И.Д. Левин отмечал, что государственное право «регулирует общественные отношения, складывающиеся в процессе организации и функционирования государст- венной власти»35. Крайне узкую позицию на предмет государственного права занимали Г.С. Гурвич и А.И. Лепешкин. Г.С. Гурвич относил к предмету государственного права исключитель- но отношения государственного властвования36. Постепенно к концу 1980-х годов дискуссия по предмету конституци- онного (государственного) права была сглажена, однако различные подходы в определении предмета по-прежнему сохранились. В современной российской науке конституционного права обществен- ные отношения, составляющие предмет данной отрасли права, также рас- сматриваются по-разному. Так О.Е. Кутафин, детально анализируя позиции современных отечест- венных государствоведов, обращает внимание на отсутствие единства в по- нимании предмета конституционного права37. те Рос. Федерации, Сиб. акад. гос. Службы. Новосибирск, 2001; Смоленский М.Б. Конституционное (госу- дарственное) право России: Учебник для юрид. вузов и фак. Ростов-на-Дону, 2002. 31 См.: Государственное право Российской Федерации. М.: Юрид. лит., 1996. 32 См.: Трайнин И.П. О содержании и системе государственного права \\ Сов. государство и право 33 См.: Коток В.Ф. Указ. соч. С. 51. 34 См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940. С. 294. 35 См.: Левин И.Д. Предмет и система государственного права \\ Рефераты научно-исследовательских работ за 1945 год. Отделение экономики и права. М., 1946. С. 46. 36 См.: Гурвич Г.С. Некоторые вопросы советского государственного права \\ Сов. государство и право. М., 1957. № 12. С. 111. 42 Так, Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин дают следующее определение кон- ституционного права: — это ведущая отрасль права России, представляющая совокупность правовых норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения, определяющие организационное и функциональное единство общества: основы конституционного строя Российской Федерации, основы правового статуса человека и гражданина, федеративное устройство, систему государственной власти и систему местного самоуправления38. В основном аналогичное определение предмета конституционного права дают Е.М. Ко- вешников, а также В.Г. Стрекозов и Ю.Д. Казанчев39. С точки зрения М.И. Кукушкина предмет регулирования конституци- онного права составляют отношения, связанные с установлением основ орга- низации государства и гражданского общества, чем обеспечивается единство общества и характер его государственной организации; основы правового статуса человека и гражданина в этом обществе; формы и механизм осуще- ствления государственной власти40. Е.И. Колюшин полагает, что предмет конституционного права состав- ляют три основные группы общественных отношений, возникающие: а) при установлении основ общественного строя; б) при установлении и регулиро- вании конституционно-правового статуса гражданина в России; в) при уста- новлении и регулировании организации и деятельности государства и госу- дарственной власти. Близкую позицию занимают Ю.А. Дмитриев и В.И. Му- хачев, которые считая, что предмет конституционного права не представляет собой единого целого, в то же время выражается по меньшей мере на трех уровнях правового регулирования: основы конституционного строя; отноше- ния, возникающие в процессе реализации многонациональным народом Рос- сии государственной власти, основы правового статуса человека и граждани- на, а также содержание процесса реализации политических прав и свобод граждан41. В юридической литературе предлагается градация общественных от- ношений, составляющих предмет конституционного права, на две группы. Так, О.Е. Кутафин разграничивает в предмете конституционного права 1) общественные отношения, складывающиеся в областях, составляющих ос- новные элементы государства, которыми, как известно, являются народ, тер- ритория и власть, и 2) общественные отношения, имеющие основополагаю- щее значение для тех сфер, в которых они складываются42. Специфика пер- вой группы общественных отношений заключается в том, что они являются обязательным атрибутом предмета конституционного права. К ним относят- ся, по мнению О.Е. Кутафина, отношения, связанные с гражданством, госу- 37 См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 18. 38 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 1998. С. 9. 39 См.: Ковешников Е.М. Конституционное право Российской Федерации. М., 1998. С. 1; Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Российской Федерации. М., 1995. С. 8. 40 См.: Конституционное право Российской Федерации. Екатеринбург, 1995. С. 15-17. 41 См.: Дмитриев Ю.А., Мухачев В.И. Понятие, предмет и метод конституционного права Российской Феде- рации – от исторических истоков – к современности. М., 1998. 42 См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 23-26. 43 дарственным устройством, с осуществлением народом власти как не- посредственно при проведении референдумов и свободных выборов, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Особенность второй группы с точки зрения О.Е. Кутафина состоит в том, что они могут складываться во всех сферах жизни нашего общества и государства. Данные отношения не являются обязательным атрибутом пред- мета конституционного. Они становятся элементом предмета конституцион- ного права только тогда, когда в этом заинтересовано государство выражает- ся в соответствующих нормах права, содержащихся в таких основополагаю- щих актах, как конституция или других актах, имеющих учредительный ха- рактер. К числу таких отношений относятся определяющие основы кон- ституционного строя России, основы правового статуса человека и гражда- нина, основные принципы системы органов исполнительной и судебной вла- сти, а также органов местного самоуправления43. Итак, определение предмета конституционного права России в совре- менный период следует проводить с учетом функционального назначения данной отрасли, тенденций развития, а также широты и особенностей ее предмета с точки зрения сфер конституционно-правового регулирования. Исходя из этого, современное конституционное право Российской Федера- ции можно было бы определить как ведущую фундаментальную отрасль публичного российского права, которая объединяет в единую систему кон- ституционно-правовые нормы устанавливающие: — основы общественного строя; — основы взаимоотношений личности и государства; — отношения по организации и осуществлению публичной (обществен- ной и государственной) власти. Для формирования любой отрасли права важное значение имеет нали- чие собственного метода правового регулирования. Предмет и метод регули- рования составляют в совокупности главные факторы, свидетельствующие о существовании самостоятельной отрасли права. Под методом правового регулирования понимается совокупность приемов и способов правового воздействия на определенную группу общест- венных отношений. В науке конституционного права до сих пор немалый интерес пред- ставляет вопрос о специфике методов конституционного права или методов конституционно-правового (государственно-правового) регулирования. Попытка обозначить уникальный для государственного права метод была предпринята Я.Н. Уманским, который заметил, что для норм данной отрасли характерен метод конституционного закрепления. Однако Я.Н. Уманскому не удалось определить особенности этого метода44. Необходимо отметить, что в современной отечественной науке наблю- дается разнообразие подходов к определению системы методов регулирова- ния в конституционном праве Российской Федерации. 43 См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. с. 26. 44 См.: Уманский Я.Н. Советское государственное право. М., 1970. С. 6-7. 44 Так, В.Е. Чиркин выделяет следующие методы: императивные методы, управомочения, субординации, обязывания, запрещения, диспозитивные ме- тоды, методы координации, согласования и репрессивные методы45. О.Е. Ку- тафин, опираясь на классическое деление в теории права методов правового регулирования, предлагает их классифицировать применительно к конститу- ционному праву на три вида: предписание, запрет и дозволение46. Представляется, что для более четкого уяснения особенностей системы методов конституционно-правового регулирования целесообразно проводить их классификацию на двух уровнях. В зависимости от характера предписаний, содержащихся в нормах пра- ва, выделяются два основных метода: императивный и диапозитивный. Названные методы могут быть подразделены в свою очередь на сле- дующие способы воздействия: предписание, запрет и дозволение. Представляется, что одной из особенностей конституционного права Российской Федерации как отрасли публичного права является достаточно широкое применение, наряду с императивным, диспозитивного метода. На эту особенность справедливо обратили внимание, к примеру, Ю.А. Дмитриев и И.В. Мухачев, заметив, что хотя очевидно в конституционном праве и пре- обладает метод императивного регулирования, с развитием отрасли в соот- ветствие с общей тенденцией на демократизацию общественной жизни, в ней все большую роль будет играть метод диспозитивный47. Ю.А. Дмитриев и И.В. Мухачев – для конституционного права характерно использование ме- тода волевого воздействия в сочетании с элементами договора48. Оригинальную классификацию методов конституционно-правового ре- гулирования предлагает С.А. Авакьян. С точки зрения характера регулируе- мых общественных отношений он выделяет методы общего нормирования (регулирования) и детального регулирования соответствующих обществен- ных отношений. Метод общего нормирования используется в определении основ конституционного строя, а метод детального регулирования – для рег- ламентации отношений политического властвования49. Приводимая С.А. Авакьяном классификация корреспондируется с аналогичными функциями конституционного права и поэтому нуждается в дополнительном обоснова- нии. Для норм конституционного права характерны все признаки юридиче- ских норм, присущие данному виду правил поведения и характерные для лю- бой отрасли права, то есть безотносительно их отраслевой принадлежности. 45 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право в Российской Федерации. М., 2001. С. 28-29. 46 См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 38. 47 См.: Дмитриев Ю.А., Мухачев И.В. Понятие, предмет и метод конституционного права Российской Феде- рации – от исторических истоков к современности. М., 1998. С. 49. 48 См.: Дмитриев Ю.А., Мухачев И.В. Понятие, предмет и метод конституционного права Российской Феде- рации – от исторических истоков к современности. М., 1998. С. 49. 49 См.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебно-методическое пособие для семинарских заня- тий. М., 2001. С. 5-6. 45 Такие качества называются общими признаками нормы права. К ним отно- сятся: — общеобязательность, — установление государством, — обеспечение реализации с помощью системы государственных гаран- тий; — защита специальными государственно-правовыми средствами, в том числе путем принуждения и т.д. Наряду с общими чертами нормам конституционного права присущ ряд специфических признаков, предопределяемых характером предмета консти- туционного права. Нормы конституционного права отличаются от норм других отраслей права по степени важности. Они обладают особой значимостью. Они регули- руют наиболее важные общественные отношения, относящиеся к публично- му праву. Среди них особо выделяются такие фундаментальные сущностные общественные отношения как основы государственного и общественного строя, основы взаимоотношений личности и государства. Нормы конституционного права выделяются по содержанию и субъек- там. Регулируя широкий круг общественных отношений, они рассчитаны на всех правоприменяющих субъектов, независимо от вида правоотношений, участниками которых эти субъекты являются. Иначе говоря, субъекты кон- ституционно-правовых отношений являются одновременно сторонами граж- данско-правовых, административно-правовых, трудовых и иных отношений. Нормы конституционного права имеют особенность по источникам, в которых они закрепляются. Основополагающие, наиболее значимые нормы содержатся в особом акте, обладающем высшей юридической силой в систе- ме источников права, — в Конституции РФ. Нормы конституционного права имеют особенности по их юридиче- ской силе. Нормы конституционного права отличаются своеобразием (особенно- стью) видов. В конституционном праве встречаются особые нормы общего характера – это нормы-дефиниции, нормы-декларации, нормы-принципы, нормы-задачи (нормы-цели), нормы-программы, нормы-разъяснения, деск- риптивные нормы, нормы-справки, нормы-символы. Особенностью значительной части конституционно-правовых норм яв- ляется учредительный характер их предписаний. По степени обязательности специфика конституционно-правовых норм состоит в сочетании императивного (повелительного) характера правового регулирования вместе с дозволительным, который широко используется в конституционном праве при определении и регулировании прав и свобод че- ловека и гражданина. Нормы конституционного права имеют особенности структуры. Для большинства конституционно-правовых норм не характерна традиционная трехчленная структура правовой нормы: гипотеза, диспозиция и санкция. Как правило, норма конституционного права содержит лишь гипотезу и диспози- 46 цию, либо только диспозицию. Лишь в отдельных редких случаях можно встретить санкцию. В отношении норм конституционного права действует особый меха- низм их реализации. Особенность конституционно-правовых норм может быть выделена и с точки зрения специфики субъектов, на регулирование отношений между ко- торыми данные нормы направлены. В качестве еще одной знаменательной особенности следует отметить тесную связь норм права с нормами нравственности. Особенности норм конституционного права обнаруживаются также че- рез проведение их классификации или типологии. Все конституционные нормы едины с точки зрения их основного на- значения, роли и места в механизме правового регулирования. Однако, как заметил В.О. Лучин, в силу того, что они регулируют разнообразные (в рам- ках определенного уровня общности) отношения, они не могут не обладать некоторыми отличительными чертами, свойствами, которые обеспечивают выполнение ими своих специфических функций. С другой стороны – одни и те же признаки обнаруживаются у ряда конституционных норм. Это сочета- ние общего и особенного делает возможным объединение конституционных норм по группам. Следовательно, классификация заключается в подразделе- нии норм на отдельные виды в соответствии с принятыми критериями, вы- ражающими совокупность родственных признаков, в целях наилучшего изу- чения и использования их регулятивных качеств50. Конституционно-правовые нормы могут быть подразделены по раз- личным основаниям. По характеру и степени определенности предписаний эти нормы могут быть императивными. В соответствие со ст.ст. 87 и 88 Конституции РФ Пре- зидент РФ обязан незамедлительно сообщать палатам Федерального Собра- ния РФ о введении военного или чрезвычайного положения по пре- дусмотренным конституционными нормами основаниям. В качестве диспо- зитивных норм можно привести положения частей 3 и 4 ст. 117 Конституции РФ. По функциональному назначению в механизме правового регулирова- ния конституционно-правовые нормы принято делить на материальные и процессуальные. Несмотря на преобладание в конституционном праве материальных норм, процессуальные нормы обнаруживаются практически во всех раз- делах Конституции РФ. Их можно увидеть, например, в целом ряде статей, определяющих порядок реализации прав и свобод (ч. 2 ст. 22; ч.2 ст.23; ст.ст. 25, 26, 33; ч.З. ст. 35; ч.3 ст. 40; ч.З. ст. 43; ч.2. ст.45 Конституции РФ и др.). Процессуальный характер присущ некоторым конституционным нормам, ре- гулирующим федеративное устройство (ч.2. ст. 65; ч.ч. 2-5 ст. 66; ч.ч. 2-3 ст. 50 См.: Лучин В.О. О типологии конституционных норм \\ Труды Московской Государственной Юридиче- ской Академии. М., 1997. С. 5. 47 67 Конституции РФ и др.). Процессуальными по природе являются консти- туционные нормы, устанавливающие процедуру отрешения Президента РФ от должности, порядок осуществления им своих полномочий (статьи 81, 92 Конституции РФ и др.); порядок формирования и деятельности палат Феде- рального Собрания РФ, порядок принятия федеральных законов, порядок роспуска Государственной Думы и др. (ч.2 ст. 95; ч.ч. 2 и 3 ст. 99; ст.ст. 100, 101, 104-109 Конституции РФ). Преобладание в конституционном праве материальных норм не умаля- ет значимости содержащихся в ней процессуальных норм. По методу правового регулирования, то есть по приемам и способам правового воздействия на соответствующие общественные отношения, нор- мы конституционного права подразделяются на управомачивающие, обязы- вающие и запрещающие. Управомачивающие – ст. 22, ст. 23, ст. 27, ст. 30 Конституции РФ Обязывающие принуждают к осуществлению определенных действий (ст. 57 Конституции РФ). По времени своего действия конституционно-правовые нормы подраз- деляются на постоянные и временные. По территории действия нормы конституционного права разграничи- ваются на те, которые действуют: в масштабах всей страны – общенациональные, общегосударственные; на территории отдельных регионов, субъектов федераций, автономий – региональные; на территории местного самоуправление (муниципального образова- ния) — муниципальные или местные. Нормы конституционного права различаются по юридической силе Наиболее разнообразна дифференциация норм конституционного права по их содержанию. Приведенная классификация не выходит за рамки традиционно сло- жившихся взглядов. Вместе с тем для науки конституционного права интерес представляет расширение представлений о типологии норм конституционно- го права. В частности, из конституционно-правовых норм можно выделить положения экстерриториального действия, то есть распространяющиеся на субъектов правоотношений вне пределов территориальных границ России. В современной юридической литературе предпринимается попытка представить достаточно оригинальные типологии, базирующиеся на крите- риях, которые имеют комплексный или смешанный характер. Так В.Е. Чир- кин считает, что по характеру предписаний конституционно-правовые нормы подразделяются на стимулирующие, дозволяющие, управомочивающие, обя- зывающие, запрещающие и репрессивные51. Понятие и виды институтов конституционного права Российской Федерации 51 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право в Российской Федерации. М., 2001. С. 22. 48 Институты — это правовые образования-подсистемы отрасли права, структурирующие правовые нормы в группы или комплексы, регулирующие определенный вид общественных отношений. В конституционном праве ин- ституты выстраиваются в иерархической последовательности, которая зада- ется их юридическими свойствами. Большинство государствоведов склонны представлять систему инсти- тутов, основываясь на структуре Конституции России. Такой подход не ли- шен оснований, так как на самом деле Основной закон Российского государ- ства структурируется в разделы и главы, регулируя в них определенные, взаимосвязанные конкретными признаками общественные отношения. Основные институты, определенные Конституцией РФ следующие: 1) основы конституционного строя; 2) основы правового статуса человека и гражданина; 3) федеративное устройство государства; 4) система государственной власти; 5) система местного самоуправления Особенность представленных институтов заключается в том, что они носят комплексный, интегрированный характер, и их единство обусловлено общностью правовых норм, на основе которой они объединяются. Понятие и виды подотраслей конституционного права Российской Федерации В отличие от институтов, совокупность которых и составляет в целом отрасль конституционного права, подотрасль представляет собой такое пра- вовое образование, которое вырастает из определенного института либо группы институтов и приобретает системность нового качества. Подотрасль права имеет более сложную структуру, но главное ее отли- чие от института заключается в том, что перспективой ее развития является формирование в дальнейшем самостоятельной отрасли права. Конституционное правосудие как отрасль права, состоит, по мнению Н.В. Витрука, из двух подотраслей – судебного конституционного права и судебного конституционного процесса52. Ряд ученых пытаются выделить в рамках конституционного права та- кую подотрасль, как конституционно-процессуальное право. Данная позиция заслуживает внимания и нуждается в дальнейших исследованиях. Так, например, Ю.А. Тихомиров структурирует конституционное право через следующие подотрасли: а) конституционный статус Российского государства (природа, цели, территория, гражданство, публичная власть, федеративное устройство, атри- буты); б) конституционный статус личности и гражданина; в) конституционная организация государственной власти; г) парламентское право; д) прямая демократия и избирательное право; 52 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): Очерки теории и практики. М., 2001. С. 175-176. 49 е) право местного самоуправления; ж) конституционный статус общественных институтов53. Основные теоретические положения общего учения о конституции. Термин «constitutio» переводится с латыни как «учреждение», «устрой- ство». Он был известен еще рабовладельческому и феодальному обществам. Так именовались в Древнем Риме отдельные акты императорской власти, в некоторых феодальных государствах – хартии, отражавшие компромисс ме- жду королевской властью, феодалами, городами54. Появление конституций в современном их значении — как основных законов государства и общества — относится к периоду буржуазных революций. Впервые понятие «конститу- ция» было дано в ст.16 французской Декларации прав и свобод человека и гражданина 1789 г., в которой сказано: «Общество, где обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет Конституции». Как видим, в этой формуле указаны два минимальных признака конституционного строя. Конституция вошла в человеческую цивилизацию как носительница трех идеалов: а) ограничение пределов власти государства, его органов и должностных лиц в обществе; б) учреждение механизмов и процедур осу- ществления властных функций; в) фиксация, определение юридических границ между сферами приложения верховной государственной власти и политической, экономической и социальной свободы индивида: сферой функционирования общества на началах негосударственных форм внут- ренней саморегуляции. Предпосылками принятия конституции являются: а) историческая первопричина – буржуазные революции; б) суть следствия таких событий, как война, социальные революции, смены политических режимов, госу- дарственные (военные) перевороты, образование новых государств, разде- лы территорий, выделение из состава федерации, освобождение от колони- альной зависимости и д.р. Самой старой из действующих конституций является конституция США, принятая в 1787г. В европейских странах одними из первых появи- лись конституции Франции и Полыни 1791г (ныне они являются лишь ис- торическими документами). Огромное значение для мирового конституци- онного развития имел опыт конституционного регулирования в Велико- британии, где первые акты конституционного типа были приняты еще в XIII в. В ряде современных государств действуют конституции, принятые: в XIX в. — конституции Норвегии (1814г.); Бельгии (1831 г.); Люксем- бурга (1868г.); Швейцарии (1874 г.); 53 См.: Тихомиров Ю.А. Развитие теории конституционного права \\ Государство и право. М., 1998. № 7. С. 7. 54 Советское государственное право: Учебник / Под ред. С.С.Кравчука. М., 1985. С.34. 50 Страницы ← предыдущая следующая →

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *