Реквизиция в истории



Актуальные проблемы истории государства и права

Говоря о практике применения рассматриваемого организационного средства обеспечения адекватности языка законов, приходится с сожалением констатировать, что на сегодняшний день она не является обширной. При этом правовое значение ведению правовых тезаурусов не придается, нормативная основа для проведения соответствующей работы отсутствует, а каких-либо специальных юридических мер, направленных на ее стимулирование, не предпринимается.

Рассмотренными используемыми на практике инструментами и технологиями организационные средства обеспечения адекватности языка закона не исчерпываются. Вместе с тем уже проведенного анализа оказывается достаточно для того, чтобы сделать ряд выводов.

Во-первых, применение организационных средств не обеспечивает непосредственного воздействия на

сам язык закона, а создает благоприятные условия для такого воздействия. Поэтому такие средства следует рассматривать как вспомогательные.

Во-вторых, значимость организационных средств для обеспечения адекватности языка закона определяется их универсальностью: они в равной степени применимы для обеспечения адекватности языка любых законов вне зависимости от особенностей регулируемых ими отношений, целей принятия, сферы действия и других обстоятельств.

В-третьих, на сегодняшний день организационные средства применяются не так активно, как того требуют интересы обеспечения адекватности языка действующего законодательства. А значит, целесообразным было бы рассмотреть вопрос о юридическом придании их применению обязательного характера или, по крайней мере, о стимулировании их более активного использования на практике.

РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ В ПУБЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСАХ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

С. А. КУЗНЕЦОВА,

адъюнкт Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России, помощник начальника Главного управления МЧС России по Приморскому краю по правовой работе Научная специальность: 12.00.01 — теория и история права и государства; история правовых учений

E-mail: svetlava67-67@mail.ru Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент С.Б. Немченко

Аннотация. В истории развития европейского права, а так же в истории развития российского права правовые институты, позволяющие использовать объекты права частной собственности в публичных интересах, зависели, в первую очередь, от государственной политики и всегда отражали уровень понимания и признание естественных прав и свобод человека, среди которых право собственности занимает очень важное место.

Ключевые слова: право собственности, права человека, реквизиция, публичные интересы, история права.

S.A. KUZNETSOVA,

graduated in a military academy Sankt-Petersburg university the GPS Ministry of Emergency Situations of Russia,

the assistant to the chief of Head department of the Ministry of Emergency Situations

of Russia across Primorsky Krai on legal work

-íí.^’fc—

Актуальные проблемы истории государства и права

Развитие отношений по использованию имущества частных лиц в публичных интересах ведет свое начало от того момента, который принято считать моментом появления частной собственности как социально-экономического института.

Возникновение частной собственности как раз и есть установление общего запрета использовать ту или иную вещь в публичных интересах без согласия собственника этой вещи (в то же время использование вещи в публичных интересах с согласия собственника должно рассматриваться как один из способов свободной реализации собственником его прав господства над этой вещью).

Приоритетом публичных интересов объясняется высказывание одного из наиболее выдающихся философов античной Греции — Платона: «Прежде всего, никто не должен обладать никакой частной собственностью, если в том нет крайней необходимости»1.

При этом следует учитывать, что, как справедливо отмечает Д.В. Кравченко, «основным критерием публичности является не формальное закрепление порядка использования правомочий собственника, а направленность целей применения этой собственности»2.

Следует отметить, что исторический момент возникновения права собственности в различных частях мира существенно различался в связи с особенностями социально-экономического развития населявших Землю народов и существовавших на ней государств.

Учитывая наибольшую близость правовой системы нашей страны к Романо-германской правовой семье, ведущей начало от римского права, а так же большую, в сравнении с другими древними правовыми системами, исследованность римского права, представляется возможным проследить развитие исследуемого правового института от Древнего Рима — через право стран Европы (включая право Российской Империи, а затем — право СССР) — к современному российскому праву.

На общность представлений о собственности и, соответственно, представлений о возможностях ее использования в публичных интересах, указывает семантическая общность термина «собственность», используемого в современных европейских языках. Как известно, к пришедшей из латыни и источников римского права proprietas восходят английское слово property, французское propiiete, испанское propiedad3. Ей весьма близко и русское слово «собственность».

Широко распространенное в английском языке слово «ownership» вполне тождественно property, только этимологически восходит к староанглийскому eigen, в котором несложно усмотреть современное немецкое eigen (собственный) и производное от него eigentum (собственность). Между тем само понятие «собственность» нуждается в определении. Несложно заключить, что в настоящий момент в духе цивилисти-ческой традиции XIX в. им обозначают максимально возможную власть человека над имуществом с правом владения, пользования и распоряжения4. Как известно, такое представление было предельно ясно выражено в Гражданском кодексе Франции (1804)5. Подобного рода определение мы найдем и в Гражданском кодексе РФ (ч. 1 ст. 209 ГК РФ)6.

Как справедливо отмечает А.Н. Копцев, «наряду с правом собственности и владением римское право выделяло специальные вещные права — права на чужие вещи (jure in re aliena). Самой важной категорией этих прав являлись сервитуты»7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Возможность установления публичного сервитута в отношении вещи, находящейся в частной собственности, представляет из себя первый известный в истории детально урегулированный правом комплекс общественных отношений по использованию имущества частных лиц в публичных интересах.

«Сервитут как разновидность вещных прав, сформулированных еще во время Римской империи, в отечественном законодательстве длительное время не находил своего отражения»8 — пишет М.А. Арсланалиев.

Дореволюционное гражданское законодательство нашей станы, хотя и устанавливало некоторые виды ограничений на право собственности в отноше-

1 Платон. Соч. в 3 т. Т. 3. М., 1971. С. 89—454.

2 Кравченко Д.В. О реформировании государственных корпораций // Законодательство и экономика. 2010. № 5. С. 15—17.

3 Касатов А.А. Понятие «proprietas» в трактате Генри де Брак-тона «О законах и обычаях Англии» (к вопросу о рецепции римского права) // История государства и права. 2010. № 4. С. 38—40.

5 Винавер М.М. Юбилей Наполеонова кодекса // Из области цивилистики. СПб., 1908. С. 321, 322.

7 Копцев А.Н. Сервитуты в римском праве и современном российском законодательстве // Нотариус. 2006. № 2. С. 55.

8 Арсланалиев М.А. Понятие сервитута в гражданском праве России // Цивилист. 2010. № 1. С. 54—58.

Актуальные проблемы истории государства и права

нии земельных участков, объектов недвижимости, водных и лесных ресурсов, понятия «сервитут» не содержало. Термин «сервитут» использовался лишь в законодательных актах отдельных губерний9. В период действия советской власти в связи с отменой права частной собственности на землю и объекты недвижимости необходимость в сервитуте отпала. Впервые этот термин был применен в 1993—1994 гг. в ряде российских нормативных правовых актов, регламентировавших право пользования земельными участками, а позже нашел отражение в Гражданском, Земельном, Водном, Лесном, Градостроительном кодексах РФ, а также в многочисленных нормах федерального законодательства.

Правовой институт публичного сервитута существует в современном российском праве. Т.Г. Вере-тило по этому поводу пишет: «такая конструкция отечественного законодательства, как публичный сервитут, по своей сути больше соответствует ограничению права собственности. Это связано с тем, что, в соответствии с ч. 2 ст. 23 ЗК РФ, публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации, нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, нормативным правовым актом органа местного самоуправления с учетом результатов общественных слушаний в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения, без изъятия земельных участков. Таким образом, установление публичного сервитута всегда связано с выражением публичного интереса»10.

Сервитут представляет из себя характерный пример использования в публичных интересах имущества, которое остается в собственности частного лица; т.е., как верно отмечает К.И. Скловский, «вводимые из соображений публичного интереса ограничения собственности не означают уменьшения полного господства, охватывающего вещь целиком»11.

Другими распространенными случаями использования имущества граждан и организаций в публичных интересах являются конфискация и реквизиция, а также национализация и экспроприация, которые связаны с переходом к государству права собственности на вещь, в отношении которой они применены.

В римском праве частная собственность занимала доминирующую позицию по отношению к публичной собственности. Так, например, по сравнению

с действующим законодательством Российской Федерации (ст. 43, 69 ЗК РФ, ст. 279 ГК РФ), позволяющим изымать земельный участок для государственных и муниципальных нужд, римское государство в классический период не вправе было принудить земельного собственника продать свой участок, даже если он создавал препятствие для публичных целей12. Только в постклассическую эпоху устанавливается возможность экспроприации частных земельных участков и лишь для строительства общественных сооружений13.

Наиболее часто значительные объемы имущества экспроприировались — переходили из частной собственности в государственную, в периоды крупных социальных потрясений, войн и даже полного слома государственного режима. Такое положение вещей можно считать достаточно характерным для средневековой Европы14. Там экспроприация фактически смешивалась с произвольно устанавливаемыми властями налогами. В.Н. Соловьев по этому поводу пишет: «изучение исторических аспектов позволяет сделать вывод, что налоги становятся нормой государственной жизни не ранее XX в. Так, в Афинах на налоги смотрели как на отличительное свойство тирании, а в глазах римлян налоги служили своего рода данью, и облагались ими только покоренные народы и прочие неграждане. В средневековой Европе так же, как и в Новое время, прямые налоги относились «к разряду чрезвычайных мер военного времени»15.

В нашей стране, уже начиная с первого года существования Советской власти, происходила национализация земли, банков, основных предприятий промышленности и др.; запрещались сделки с недви-

9 АбрамовичК.Г. О крестьянских сервитутах в губерниях Западных, Прибалтийских и царстве Польском. СПб., 1895; Буковский В. Свод гражданских узаконений губерний Прибалтийских. Рига, 1914; Губе А. Гражданские законы губерний царства Польского. Рига, 1907.

10 Веретило Т.Г. К вопросу о правовой природе ограничений права собственности // Бюллетень нотариальной практики. 2010. № 6. С. 22—24.

11 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве; 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008.

13 Римское частное право: учебник для вузов / под общ. ред. В.С. Нерсесянца; 2-е изд., изм. и доп. М., 2006. С. 381.

14 Никонов С.П. Развитие защиты владения в средневековой Европе. Харьков, 1905. С. 169.

15 Соловьев В.Н. Специальные основания возникновения права собственности публично-правовых образований // Финансовое право. 2011. № 2. С. 2—4.

— -Я. —

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы истории государства и права

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

жимостью, а также частная собственность на объекты недвижимости.

Конституция РСФСР (принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 г.) закрепила указанные положения, отменив частную собственность на землю; объявив леса, недра и воды общегосударственного значения, а также весь живой и мертвый инвентарь национальным достоянием и подтвердив переход всех банков в собственность Рабоче-крестьянского государства и др. (п. «а», «б», «д» ст. 3).

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал три формы собственности: государственную, кооперативную и частную. В реальности же государственная собственность носила доминирующий характер как в экономическом, так и в юридическом плане. Это выражалось в национализации и ограничении объектов права частной собственности, а также в отсутствии возможности для частного собственника истребовать имущество, которое было экспроприировано на основании революционного права или вообще перешло во владение трудящихся.

С современных позиций экспроприация в таком понимании неприемлема16. Развитие отношений по использованию имущества граждан и организаций в публичных интересах в постсоветской России связано с признанием права собственности как одного из важнейших прав человека, закреплением этого в Конституции РФ17, а также с сосредоточением внимания общества и законодателя на приватизации, как экономическом процессе противоположном экспроприации, при котором государственная собственность становится частной.

Использование имущества граждан и организаций в публичных интересах в этот момент выглядит политически неприемлемым. Законодатель, стремясь показать электорату преимущества новой экономической политики, вводит в законодательство множество норм, гарантирующих, защищающих объекты права частой собственности от возможности такого использования. В то же время правовой институт

реквизиции не был исключен из российского права, несмотря на все свое противоречие с политическими приоритетами постсоветской России.

Е.Н Абрамова пишет: «Реквизиция, т.е. предусмотренное законом принудительное изъятие у частного собственника его имущества по решению государственных органов в неотложных общественных интересах и с обязательной компенсацией, представляет собой традиционное для всякого правопорядка основание прекращения права частной собственности граждан и юридических лиц». Вероятно, традиционность этого института сыграла решающую роль в его сохранении. Политические тенденции отразились в том, что в современном Гражданском Кодексе Российской Федерации18 нормы ст. 242 «Реквизиция» сформулированы на недостаточно высоком уровне юридической техники. Эти нормы приходят в противоречие с нормами Конституции Российской Федерации о невозможности изъятия частной собственности без судебного решения. Проблема могла бы быть решена внесением изменений в законодательство о чрезвычайном положении, но этого до сегодняшнего дня не сделано. В результате современная Россия имеет в своем праве институт реквизиции, использование которого на практике приведет к нарушению конституционных прав граждан.

Все сказанное позволяет сформулировать вывод о том, что и в истории развития европейского и отечественного права и в праве современной России правовые институты, позволяющие использовать объекты права частной собственности в публичных интересах, зависели, в первую очередь, от государственной политики и всегда отражали уровень понимания и признания естественных прав и свобод человека, среди которых право собственности занимает очень важное место.

16 СкловскийК.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004.

17 Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (ред. от 30 декабря 2008 г.) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

18 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *