Резолюция ООН по косово

И. МЕРКУЛОВА — Наша гостья — Елица Куряк, чрезвычайный и полномочный посол республики Сербия в России. Добрый день.
Е. КУРЯК — Добрый день.
И. МЕРКУЛОВА — Говорим о решении международного суда ООН, который признал законным провозглашение независимости Косово.
Е. БУНТМАН – Это решение что-нибудь меняет? Сразу, наверное, спросим.
Е. КУРЯК — Сразу не меняет. Но посмотрим. Это решение действительно очень трудное для нас на данный момент для Сербии, потому что в сущности мы не получили ответа на наш вопрос через Генеральную ассамблею и резолюцию. Но, в сущности, может в будущем в перспективе может менять. Потому что именно решение такое может позволить возможность, что любое национальное меньшинство в определенном государстве на основе такого мнения о возможности, что вы получите независимость декларацией…
Е. БУНТМАН – Односторонней.
Е. КУРЯК — Конечно, провозгласить государство. Это, по-моему, очень опасный прецедент.
И. МЕРКУЛОВА — Но ведь суд сказал, что Косово это исключительный случай.
Е. КУРЯК – Конечно, они говорят, что исключительный. Но никто не может гарантировать, что подобные примеры в Европе или других регионах мира могут использовать это.
Е. БУНТМАН – Что возникнет другой исключительный повод.
Е. КУРЯК — Примерно так.
Е. БУНТМАН – Какими это грозит политическими последствиями в рамках Сербии и Косово? Может ли это отразиться на судьбе сербов, которые живут в Косово? Сербского меньшинства.
Е. КУРЯК — Нам не было нужным, чтобы мы знали, что декларацией уже провозгласили независимость Косово и что существуют определенные проблемы, которые касаются сербов, прежде всего на севере Косово, где анклав такой более компактный и на некоторых других местах в Косово. Мнением суда ничего не изменилось, в сущности. Но если суд сказал, что декларация не противоречит нормам международного права, действительно может иметь какие-то, не дай бог негативные последствия. Но я хочу надеяться, что это мнение суда не имеет законный характер, это просто мнение на вопрос Генеральной ассамблеи.
Е. БУНТМАН – Исключительно юридическое.
Е. КУРЯК — Юридического характера. Поэтому суд каким-то способом избежал ответа на правовую суть этого вопроса и оставил, чтобы этими вопросами дальше занималась Генеральная ассамблея ООН.
Е. БУНТМАН – Вообще в компетенции суда ответить более глубоко на этот вопрос?
Е. КУРЯК — Я не говорю более глубоко, но должны были ответить на правовую сторону вопроса. Вопрос был таковым: одностороннее провозглашение независимости Косово противоречит международному праву или нет. Это был вопрос, который Сербия через Генеральную ассамблею поставила суду. Но суд нашел ответить, что декларация, с помощью которой провозгласили независимость, сама по себе не противоречит международному праву. Да, она действительно противоречит, любой может принести декларацию, но последствий одностороннего провозглашения независимости суд не коснулся. Поэтому последствия, которые имеют политический характер, будет обсуждать осенью Генеральная ассамблея.
Е. БУНТМАН – То есть юридически получается разница между декларацией как таковой, как документом и фактической независимостью государства.

Е. КУРЯК — Это правда.
Е. БУНТМАН – И в этом проблема.
Е. КУРЯК – Конечно, и поэтому мы ожидаем, что сторона, которая не была затронута судом в Гааге, будет обсуждаться на Генеральной ассамблее. Мы ожидаем снова, мы поднимем вопрос о новой резолюции, с помощью которой мы готовы сесть за стол переговоров, но по-настоящему. Извините, пожалуйста, переговоры два года назад, которые курировал представитель Генерального секретаря, очень известный нам Марти Ахтисаари, мы считаем это формальными. Они не коснулись сути переговоров.
И. МЕРКУЛОВА — Вы говорите о переговорах с кем сейчас?
Е. КУРЯК — С албанцами. Мы не отрицаем и мы хотим, чтобы сели за стол и начали действительные настоящие переговоры о вопросах наших двусторонних отношений и конечно статусе. Потому что мы исходим из того, что мы не можем признавать именно такое… одностороннее провозглашение независимости. Это просто отняли кусок территории.
И. МЕРКУЛОВА — Сербия считает это своей неотъемлемой частью, и будет вести переговоры с этих позиций.
Е. КУРЯК — Конечно, это наша базовая позиция. Мы ее не скрываем, мы будем настаивать и из этого исходить, что Косово является частью Сербии. Мы можем разговаривать о многих других вопросах, в том числе о статусе, но мы исходим из того, что Косово остается неотъемлемой частью…
И. МЕРКУЛОВА — Белград демонстрирует готовность к переговорам, косовские албанцы демонстрируют такую готовность?
Е. КУРЯК — Они демонстрируют готовность разговаривать о технических вопросах. Это вопросы повседневной жизни, вопросы задолженности, вопросы, которые касаются нашего прошлого и сегодняшнего и будущего дня. Но они не хотят разговаривать о статусе. Но мы без этого не можем сесть за стол, потому что действительно статус это основа.
Е. БУНТМАН – Но это же тупик получается. Если смотреть реально на положение вещей. Независимость края Косово это обратимо или нет, что 69 государств признали независимость Косово, вы считаете возможным, что Косово станет частью Сербии или останется независимым государством? Какая конечная цель.
Е. КУРЯК — Мы не говорим о форме наших отношений. Мы не говорим, что мы хотим, чтобы Косово снова стало нашим автономным краем. Конечно, мы понимаем реальность, но мы не можем смириться с тем, что на территории нашего государства мы имеем новое государство. Почему? – потому что национальное меньшинство, а извините, пожалуйста, около 2 миллионов албанцев это большое меньшинство, но все-таки меньшинство на нашей территории, Потому что недовольно было предыдущим режимом, провозгласило независимость. Это действительно, господа, прецедент. Мы не говорим, что они согласятся, что мы будем разговаривать о том, чтобы они к нам вернулись. В этом смысле, скажем, конституционном. Но мы должны разговаривать о форме наших отношений, исходя из нашей позиции и реальности. Поэтому мы не отрицаем возможность новых переговоров, и мы требуем новых переговоров, чтобы договорились. Как два года назад сказал представитель Генерального секретаря ООН, что он считает, пока две стороны не успели договориться, он считает, что единственный способ решения вопроса это провозглашение независимости и после этого принята декларация о независимости.

Е. БУНТМАН – Что касается других национальных меньшинств и возможных последствий. Может ли это привести, очевидно, что Сербия следит за судьбой боснийских сербов, сербов в Косово, в Хорватии, может ли это привести к параду суверенитетов в Боснии или в Хорватии. Могут ли, например, провозгласить независимость боснийские сербы.
И. МЕРКУЛОВА — Белград будет поддерживать этот процесс?
Е. КУРЯК — Боснийские сербы около миллиона людей это в Сербии, в другом государстве. Мы не отрицаем существования Боснии и Герцеговины как суверенного государства, мы считаем, что Босния и Герцеговина должна быть государством трех (неразборчиво) и два субъекта внутри. Это Боснийская федерация и республика Сербская. Мы хотим, чтобы мир и спокойствие сохранились, и мы хотим проявить свою политику стабилизации региона, в том числе и Боснии и Герцеговины. Босния и Герцеговина не могут быть стабильными, если кто-то отрицает право республики Сербии существовать на этой территории как равноправного субъекта с Боснийской федерацией. Мы не хотим, чтобы распалась Босния и Герцеговина. Это уже говорит о позиции республики Сербии, визави республики Сербской.
Е. БУНТМАН – Это последовательно.
Е. КУРЯК — Что касается сербов в Хорватии, мы что требуем. У нас идет процесс хороших отношений и стабилизации отношений с Хорватией. Один из открытых вопросов это вопрос беженцев. Статус беженцев. Очень много беженцев было в течение 90-х годов. Но в чем вопрос. Вопрос их имущества, статус пенсионный и так далее.
Е. БУНТМАН – Но опять же речь не идет о том, чтобы ставить под вопрос единство хорватского государства.
Е. КУРЯК — Нет, абсолютно, никогда речь не шла об этом. Особенно для нас болезненный вопрос, что делать с этими беженцами, которых статус на сегодня не решен. Сербия давать им пенсии не в состоянии. Давать им имущество, квартиры и так далее, тоже не в состоянии, эти люди до сих пор, к сожалению, живут не особенно в хороших условиях. Поэтому мы требуем и от Хорватии, в том числе и от ЕС, а Хорватия собирается стать членом ЕС, чтобы этот вопрос начали решать.
И. МЕРКУЛОВА — Вопрос от Владимира: каков расклад мнений внутри Сербии по теме независимости Косово, или это абсолютное единство.
Е. КУРЯК — Это вопрос, который является нашим национальным вопросом. Да, у нас существует правительство коалиционное, разные партии там и так далее, но по этому вопросу расклада мнений нет.
Е. БУНТМАН – Нет ни одной политической силы…
Е. КУРЯК — Есть одна маленькая партия, либеральная партия Сербии, но она не говорит, что она готова признать Косово как государство, но она требует более прагматичного и практичного подхода к решению этого вопроса, но не афиширует свое мнение как мнение о независимости Косово.
И. МЕРКУЛОВА — Сербия ведь тоже стремится стать членом единой Европы. И некоторые считают, что Косово может стать разменной картой.
Е. КУРЯК — Многие говорят, что это может стать, на данный момент я честно хочу сказать, что если бы было Косово картой размена на ЕС, ни один политик не мог бы пережить. Это бы было политическое убийство для любого политика, кто бы ни сидел у руля или правительства или президента.
Е. БУНТМАН – Ему бы не простили…
Е. КУРЯК — Да.
И. МЕРКУЛОВА — Но в Сербии общественное мнение это серьезно. Потому что есть страны, где общественное мнение и политика отдельно существуют.
Е. КУРЯК — У нас есть общественное мнение и даже, к сожалению, это мое личное мнение, что мне кажется, мы очень много государственную политику делаем публичной. Так что у нас общественное мнение имеет мнение для любого вопроса.
И. МЕРКУЛОВА — Вопрос из Кишинева: как вы относитесь к российским двойным стандартам. Россия не признает Косово, но при этом использует этот случай как прецедент в случае с Абхазией и Южной Осетией.
Е. БУНТМАН – Про Абхазию и Южную Осетию может быть подробнее, потому что всегда сравнивают Косово.
И. МЕРКУЛОВА — Считают, что абсолютно одно и то же.
Е. КУРЯК — Мы исходим из того, что Косово и Абхазия и Южная Осетия две вещи. Косово это прецедент и как это было, история Косово и новейшая история Косово и как провозгласили независимость. А что касается Осетии и Абхазии, это другие стандарты и другой расклад событий. Что касается этого, мы не признали независимость Южной Осетии и Абхазии, но Россия тоже считает, что Косово один случай, а Южная Осетия и Абхазия другой случай. Так что я бы не сказала, что это двойные стандарты, это просто внутренняя политика России и подход к определенному вопросу.
И. МЕРКУЛОВА — А поддержку России вы чувствуете?
Е. БУНТМАН – Сербия последовательна в вопросах территориальной целостности.
Е. КУРЯК — Сербия очень последовательна что касается этого. И мы там, если честно и на уровне общественного мнения и на уровне политики не сравниваем…
И. МЕРКУЛОВА — Российскую поддержку вы чувствуете и нуждаетесь ли вы в этой поддержке?
Е. КУРЯК — Очень. Если бы не было, я хочу с полной ответственностью заявить, если бы не было поддержки России с самого начала конфликта в Косово, я думаю, что процесс пошел бы быстрее и может быть с каким-то неожиданным концом. Но сегодня тоже Россия первая вчера даже заявила, что она поддерживает дальше и остается на уровне своего принципиального определения и мы очень благодарны России за то. Они даже заявили сразу, что будут поддерживать сербскую инициативу и в ООН, и на других уровнях на международной арене.
Е. БУНТМАН – Есть еще вопрос непосредственно по внутренней политике Сербии. Многие боятся дальнейшего дробления республики. Федор спрашивает: какой статус указан у края Воеводино в новой Конституции Сербии?
Е. КУРЯК — Многие боятся новой Конституции Воеводино, а не новой Конституции Сербии. В Конституции Сербии существует два края. Это Воеводино и Косово. Они конституционно имеют определенные права и должности. Но Воеводино приняло несколько месяцев назад, год назад давайте возьмем, прошлым летом свою новую Конституцию. Нечего бояться, потому что и раньше особенно через историю, особенно через наш социалистический период Конституция 1974 года, у Воеводино было даже больше степени автономии, чем сегодня. Так что Воеводино имеет свою историю многонационального государства, совместной жизни и большой степени автономии.

Е. БУНТМАН – Просто там не было никогда такого этнического конфликта, как в Косово.
Е. КУРЯК — Не было. Воеводино уже живет 140 лет автономно, начиная с Австро-Венгрии.
И. МЕРКУЛОВА — Еще вопрос от наших слушателей из Армении: значит ли решение международного суда, что современное международное право не видит никакого противоречия между принципом территориальной целостности и правом народов на самоопределение.
Е. КУРЯК — Именно это и случилось, что действительно суд не рассматривал отдельно этих двух принципов, на которые все сегодня смотрят…
Е. БУНТМАН – Которые противоречат…
Е. КУРЯК — Да, но это правда. Так что суд не рассматривал это, но очень много вопросов идет уже с оригинальных конфликтов, не то в Косово, начиная с Балкан пока это было очень длинно и бурно. Но вообще вопрос, что сильнее, что выше, принцип территориальной целостности сохранения или принцип самоопределения, это действительно вопрос. Но вы знаете, к сожалению, международное право показалось очень динамичной штукой, и очень относительной штукой, я не юрист, я политолог, я думала честно, что нормы международного права неизменимы, но можно так, можно так.
Е. БУНТМАН – Вопрос трактовки.
Е. КУРЯК — Именно так.
Е. БУНТМАН – Что касается международной поддержки, понятно что есть союзник Россия, есть союзник не такой активный, не такие хорошие отношения, безусловно, политический может быть союзник Китай. Потому что одно из первых заявлений это были слова поддержки от китайского руководства. Можно ли ожидать, что как-то изменится статус-кво потому что есть ряд стран, которые уже признали независимость Косово и не похоже, что кто-то еще признает, потому что те страны, у которых есть проблемы с территорией, с сепаратистами, этого поддерживать не будут никогда. Вы ожидаете изменения этой расстановки сил?
Е. КУРЯК — Мы надеемся очень, если честно, что этого не будет. Но пока знаем, что большое давление и на страны ЕС, которые не признали, пять стран независимость Косово. Имея в виду именно то, чем вы говорите. Испания, Кипр, Румыния, Словакия, Греция. На данный момент мы очень надеемся, что такого сильного давления не будет, чтобы они изменили свое мнение. Но знаем, что есть давление сделать внешнюю политику ЕС более монолитной. Это уже какое-то давление.
Е. БУНТМАН – А наоборот вы сторонников на свою сторону планируете привлекать?
Е. КУРЯК — Конечно, это один из наших первых шагов. Даже на выходные собирается 55 стран, как заявил вчера наш президент, эмиссары или представители президента поехать с письмом президента. Мы тоже пытаемся остановить процесс признания независимости, привлечь на свою сторону и тех, которые бы не голосовали на независимость и тех, которые будут голосовать за будущую резолюцию ООН. Когда будет речь идти о политических вопросах нашей проблемы. Это первый шаг. Второй шаг — мы будем дипломатическими средствами и дальше контактировать с нашими соратниками, единомышленниками и работать над этим.
И. МЕРКУЛОВА — То есть уговаривать будете?
Е. КУРЯК — Попытаемся.
И. МЕРКУЛОВА — Некоторые эксперты считают, что Белграду надо ужесточить политику по отношению к Косово. В этом направлении что будут делать власти Сербии?

Е. КУРЯК — В смысле?
И. МЕРКУЛОВА — Построже с Косово.
Е. КУРЯК — Мы не собираемся принимать какие-то другие средства кроме политических и дипломатических. Сербия долго воевала, 20— лет мы уже находимся в какой-то внеочередной обстановке. Нам нужно развитие и стабилизация. Мы только что стабилизировались политически, с последними выборами и президентом, который очень чувствует государственность и потребность, чтобы Сербия стабильно развивалась и была стабильной. Так что никаких других средств мы не собираемся принимать. Мы конечно, готовы на разговор, диалог, включая все актуальные факторы. Россию, США, ЕС, и конечно, на площадке ООН.
И. МЕРКУЛОВА — Скажите, а внешнеполитические приоритеты Сербии как-то поменялись за последнее время. Раньше она тяготела к России больше, а сейчас в сторону Европы.
Е. КУРЯК — Я бы не сказала так. С нашим новым правительством 2,5 года уже ему, третий год идет, и уже под 4-й год нашему новому демократическому президенту, он не раз заявлял и заявляли и в России, заявлял во время визита вашего президента в прошлом октябре в Белград, что у нас три, даже четыре основных столпа, на которые мы ориентированы. Это ЕС на первом месте, потому что мы там, мы часть Европы, и было бы страшно, если кто-то считал, что мы не являемся частью Европы. Чтобы нас закрыли. Это конечно Россия, это конечно, США, и в последнее время, куда без Китая деваться. Это действительно сила, которая нужна всем. Особенно маленьким странам. Так что я бы не сказала, что более туда или более сюда. Это были отблески повседневной политики в течение 90-х и начала 2000-х годов. Поэтому можно сказать, что как-то может быть, кто-то больше поддерживал сербское руководство, я вас могу заверить, что действительно у сегодняшнего сербского руководства с российским руководством и премьер-министром и президентом очень хорошие отношения. Я вам могу сказать, что готовится под конец года ответный визит нашего президента, и что мы с вами будем подписывать декларацию о стратегических отношениях.
И. МЕРКУЛОВА — А с Америкой у Сербии какие сейчас отношения?
Е. КУРЯК — Очень корректные. Дружеские отношения. Но это большая страна, особенных совпадений у нас нет, но мы знаем, имеем в виду, что Америка очень сильно поддерживает Косово и сегодняшнее косовское руководство и прошлое косовское руководство, и они этого не скрывают. Но мы очень надеемся, что у них будет достаточно прагматизма, и достаточно политической грамотности, что они знают, что Сербия является ключевым фактором в этом регионе, центральной страной, без стабильности которой нет стабильности в Косово и других регионах Балкан.
Е. БУНТМАН – Спасибо большое. Елица Куряк — чрезвычайный и полномочный посол республики Сербия в России была у нас в гостях.

В связи с этим заключением Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал все стороны приступить к диалогу и не допустить провокаций.

Напомним, что 17 февраля 2008 года временные институты самоуправления Косово приняли декларацию о независимости от Сербии. Этот акт был неоднозначно воспринят членами ООН. В этой связи 8 октября 2008 года Генеральная Ассамблея в соответствии со статьей 96 Устава ООН обратилась с просьбой в Международный Суд вынести консультативное заключение по этому вопросу.

Запрос в резолюции звучит следующим образом: «Соответствует ли одностороннее провозглашение независимости временными институтами самоуправления Косово нормам международного права?».

В ходе открытого судебного заседания с 1 по 11 декабря Суд заслушал мнения по этому вопросу представителей 30 заинтересованных государств — членов ООН. Сербия, Россия, Китай и ряд других государств считают, что провозглашение временными органами самоуправления Косово независимости противоречит международному праву, включая положения резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, принятой в 1999 году. Они полагают, что Приштина пошла на незаконный акт, направленный на подрыв суверенитета Сербии.

Представители края заявили, что принятие декларации является завершением пути к определению окончательного статуса Косово и актом реализации права народа на самоопределение. С этой точкой зрения согласились 69 государств, в том числе США, Германия, Албания, Саудовская Аравия.

Сегодня Суд пришел к выводу о том, что декларация о провозглашении независимости Косово в целом не нарушает никаких международных актов или резолюций Совета Безопасности, в том числе положений резолюции 1244 и таким образом не противоречит нормам международного права. Суд отметил, что резолюции Совета Безопасности были документами, которые предусматривали необходимость определения окончательного статуса Косово. Судьи напомнили о предшествовавшем процессе по определению окончательного статуса края.

Международный Суд является главным судебным органом ООН. Он состоит из пятнадцати судей, избираемых в личном качестве. В его компетенцию входит рассмотрение споров между государствами и вынесение консультативных заключений по любому юридическому вопросу по запросу Генеральной Ассамблеи или Совета Безопасности.

Консультативное заключение Суда фактически является «юридическим советом», которым Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности могут воспользоваться при принятии своих собственных решений. Текст консультативного заключения Суда будет передан Генеральному секретарю ООН. Он направит его Генеральной Ассамблее.

Международное сообщество вновь в ожидании того, какие конструктивные соображения по путям решения многолетнего кризиса в отношениях между Белградом и Приштиной выскажет Совет Безопасности ООН, а также даст анализ ситуации в сербском крае Косово. Кризис усугубился в марте 1999 г., когда НАТО провела бомбардировку Союзной Республики Югославии. Это положило начало оккупации части сербской территории силами Североатлантического Альянса.

10 июня 2019 г. Совет Безопасности рассмотрел доклад Генерального секретаря ООН о положении в Косово в начале текущего года. В нем отмечалось, что напряженность в отношениях между Белградом и Приштиной остается высокой, что по-прежнему не позволяет возобновить диалог о нормализации отношений двух сторон. Введенные в прошлом году 100% таможенные пошлины на ввозимые из Сербии и Боснии товары, несмотря на «почти единогласный призыв» международного сообщества об их отмене, оставались без изменений. Поэтому сербская сторона не соглашалась на проведение переговоров. Президент Сербии А. Вучич заявил, что Белград введет контрмеры, если Приштина не отменит эти пошлины.

Авторский коллектив под рук. Екатерины Энтиной и Александра Пивоваренко:
«Россия на Балканах»

Скупщина Косово приняла «Платформу для диалога», установив еще более жесткие условия для его продолжения. Сербское руководство отвергло эту платформу, охарактеризовав ее как «ультиматум», с которым Белград «никогда не согласится». Имел место ряд инцидентов в этнически смешанных районах, где были совершены акты вандализма в отношении школы и медпункта и повреждены автотранспортные средства. Была предпринята попытка объединить южную и северную части города Косовска Митровица, что было расценено сербами как еще одна попытка косовской стороны захватить территорию края, населенную в основном сербами. Проблемы, связанные с обеспечением безопасности и социально-экономических возможностей для возвращающихся лиц, по-прежнему негативно сказываются на процессе окончательного возвращения перемещенных лиц. Генеральный секретарь ООН призвал заинтересованные стороны воздержаться от подстрекательских заявлений и провокационных действий, которые могли бы привести к разжиганию разногласий, и устранить все препятствия на пути возобновления диалога под эгидой Евросоюза. Несмотря на явный провал в посреднической деятельности ЕС, он все же счел возможным отметить важную роль, которую Евросоюз якобы играет в руководстве переговорным процессом между Белградом и Приштиной.

Принявший участие в заседании Совета Безопасности глава миссии ООН в Косово З. Танин сообщил, что утром 28 мая косовский спецназ провел противозаконную операцию в северных муниципалитетах с преимущественно сербским населением по задержанию лиц, подозреваемых в контрабанде и организованной преступности, причем в ходе этой акции в нарушение иммунитета ООН были арестованы и подверглись избиениям два сотрудника миссии ООН, один из которых гражданин России. Выступая с пояснениями на заседании Совета Безопасности, заместитель Генерального секретаря ООН по правовым вопросам Ж. М. Феррейру ди Серпу Суариш заявил, что арестом и содержанием под стражей М. Краснощекова и Д. Димовича, которым после освобождения потребовалась медицинская помощь, были нарушены их привилегии и иммунитеты сотрудников Миссии ООН, что не может не вызывать серьезной обеспокоенности. Нельзя не заметить, что указанная операция была проведена на следующий день после выступления президента Сербии А. Вучича в Скупщине Сербии, который заявил о готовности к выработке компромиссного решения косовской проблемы, а также спустя неделю после убедительной победы 19 мая кандидатов из «cербского списка» на муниципальных выборах на севере края.

Участвовавший в работе СБ ООН первый заместитель председателя правительства и министр иностранных дел Сербии И. Дачич вновь обратился с призывом к диалогу и урегулированию сохраняющейся на протяжении уже нескольких десятилетий проблемы Косово и Метохии с помощью мирных средств и на основе компромисса. Он выразил надежду, что все члены Совета с этим согласны. Однако, по его словам, на прошлой неделе представители Приштины заявили, что они не планируют осуществлять ни одну из договоренностей, достигнутых в Брюсселе шесть лет назад, включая создание сообщества сербских муниципалитетов, пригрозив Европейскому союзу, что они рассматривают возможность объединения с Албанией и аннексии еще трех муниципалитетов на юге Сербии. Что касается полицейской акции на севере Косово, заслуживающей широкого осуждения, в том числе и Совета Безопасности, то, по мнению И. Дачича, она имела целью запугать оставшихся в крае сербов. В этой связи он напомнил, что после подписания Брюссельского соглашения в штаб-квартире НАТО между участниками переговоров была достигнута договоренность о том, что косовские силы безопасности для перемещения на север Края должны направлять уведомления миротворческим силам и проводить консультации с представителями сербских общин в северном Косово. В данном случае ни одно из этих условий не было выполнено. И. Дачич подчеркнул, что последние события «ясно свидетельствуют о том, что международное сообщество должно быть гораздо более бдительным и прилагать гораздо больше усилий, а международные организации в Косово и Метохии должны быть гораздо более активными». Трудно даже представить себе, добавил он, что на нынешнем этапе возможен пересмотр мандата миссии или сокращение ее численности и даже ее свертывание, как это предлагали некоторые члены Совета Безопасности.

Екатерина Энтина, Деян Новакович:
Переговоры по Косову 2019 — возможности и ограничения для России

Отметив, что именно в этот день 20 лет назад завершились бомбардировки НАТО Союзной Республик Югославии, которые были совершены без одобрения Совета Безопасности ООН, И. Дачич сообщил о многочисленных жертвах среди гражданского населения и больших разрушениях в Сербии, подчеркнув, как «важно осудить все преступления, почтить память всех жертв, отказаться от войны как средства урегулирования конфликта и встать на путь компромисса и устойчивого урегулирования». Проанализировав ряд положений резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, принятой также 20 лет назад, И. Дачич обратил внимание членов Совета Безопасности на то, что они были нарушены косовскими властями, в результате чего была предпринята попытка отторжения части территории Сербии. По условиям безопасности из 200 тысяч перемещенных лиц лишь 1,9% сербов могли вернуться в край. В результате полиэтническое Косово превратилось в моноэтническое (в настоящее время сербы проживают лишь в 116 из 427 городов и деревень, в которых они проживали до 1999 года). На руководящие должности в «правительстве» Косово назначены лица, которые были осуждены за военные преступления и в отношении которых выдвинуты обвинения в совершении серьезных преступлений. Также было принято решение о создании министерства обороны и запуске процесса преобразования сил безопасности Косово в армию Косово. «В связи с откровенными нарушениями косовскими властями этой резолюции, — подчеркнул И. Дачич, — продление мандата миссии ООН имеет критически важное значение для судеб многих людей в Косово». По его словам, Сербия готова к достижению урегулирования на основе переговоров, которые являются единственным способом решения всех остающихся вопросов. Однако у нас нет партнера для серьезного и ответственного диалога, ответственность за тупик в переговорах лежит только на Приштине, которая делает все для того, чтобы сделать диалог невозможным.

Представитель Косово при ООН В. Читаку в свойственной ей развязной манере отрицала, что косовская полиция или правительство совершили преднамеренные нападения на сотрудников ООН в Косово 28 мая текущего года, которые якобы препятствовали деятельности косовских правоохранительных органов и мешали им выполнять свои конституционные полномочия. «Мы просто не видим причин, — утверждала она, — для дальнейшего присутствия миссии ООН в Косово». В. Читаку заявила, что власти в Белграде, стремясь создать в Косово обстановку хаоса и страха, считают поддержание законности и порядка помехой для своих действий. «Косово стремится к диалогу, но мы не хотим вступать в такой диалог, исход которого предрешен, нас не покорить, и мы больше никогда не будем под властью Сербии», — отметила представитель Косово при ООН.

О необходимости возобновления переговоров между Белградом и Приштиной в духе сотрудничества и компромисса под эгидой Европейского союза говорили практически все члены Совета Безопасности. Выступивший первым в обсуждении данного вопроса представитель Китая подчеркнул, что резолюция 1244 (1999) Совета Безопасности ООН является важной правовой основой урегулирования косовского вопроса. Представитель Индонезии высказался за прекращение всех боевых действий в регионе, напомнив о содержащемся в указанной резолюции призыве ко всем сторонам начать мирный диалог в целях урегулирования политического конфликта. Первый заместитель постоянного представителя России при ООН Д. Полянский обратил внимание Секретариата ООН на необходимость тщательно отслеживать развитие ситуации в Косово. Он напомнил российскую позицию по косовскому урегулированию: «Мы выступаем за достижение Белградом и Приштиной жизнеспособного и взаимоприемлемого решения на основе резолюции Совета Безопасности 1244 (1999)». Также Полянский подчеркнул, что «устойчивое решение косовской проблемы невозможно без одобрения не только заинтересованных сторон, но и Совета Безопасности ООН».

Высказывались и конкретные соображения по диалогу Белграда и Приштины, многие обращали внимание на необходимость приостановления действия или отмены установленных «правительством» Косово высоких пошлин на товары из Сербии и Боснии и Герцеговины, прекращения проводимой Сербией кампании по подрыву международного авторитета Косово (в частности об отзыве признания независимости Косово). Представитель ФРГ, например, высказал мнение, что изменение границ по этническому признаку не способствует поиску компромиссного решения, а концепция Великой Албании вредна, особенно когда ее озвучивают ведущие политики. Вместе с тем отдельные члены Совета Безопасности (США, Великобритания, ФРГ, Доминиканская республика и др.) обращались с призывами к нормализации отношений и соблюдению ранее достигнутых договоренностей в равной степени к «двум сторонам», что, по мнению российского представителя, только усиливают у косовской стороны ощущение вседозволенности. Интересно, как представитель ФРГ, подчеркнув, что он выступает за проведение «подлинного диалога», пояснил, что зачастую стороны следуют формуле, согласно которой «один монолог плюс другой монолог равнозначны диалогу».

Екатерина Энтина, Деян Новакович:
Возможные международные форматы «пакетного решения» по Балканам

Общая обеспокоенность была выражена в Совете Безопасности в связи с акцией косовского спецназа на севере края 28 мая, по мнению представителя Индонезии «эти действия представляют собой очевидное нарушение норм международного права и иммунитетов, предоставленных сотрудникам ООН». Однако в оценке этих действий были и существенные различия: одни считали их противозаконными и разбойничьими (Россия), другие их воспринимали как законные усилия Косово по борьбе с контрабандой и коррупцией (США, Великобритания, ФРГ), а представитель Франции говорила о необходимости принимать во внимание условия на местах, особенно на севере страны, «обеспечивая соразмерность подобных операций».

Представитель России Д. Полянский, всесторонне проанализировав предпринятую косовским руководством эту провокационную акцию, заявил, что такие вторжения происходят снова и снова при полном попустительстве международных «миротворческих» сил для Косово, имеющих необходимый мандат Совета Безопасности по обеспечению мира и безопасности в крае. «Многолетнее потакание приштинским властям со стороны Запада, — подчеркнул Д. Полянский, — привело к тому, что они демонстративно не подчиняются своим покровителям». Так называемое косовоалбанское «правительство» во главе с Р. Харадинаем придерживается курса на обострение кризиса и к предметному разговору явно не готово. В этой связи он отметил, что косовские власти на протяжении уже шести лет саботируют выполнение достигнутой в рамках Брюссельского соглашения 2013 года договорённости о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Принятое в декабре 2018 года решение о трансформации Сил безопасности Косово в полноценную «армию» грубо нарушает резолюцию Совета Безопасности 1244 (1999), которая допускает нахождение на территории Косово исключительно международных сил. Российский представитель отметил непрозрачность деятельности натовского военного объекта «Бондстил» в крае и поэтому он считает, что естественным является вопрос об истинной цели существования этой базы: «Может быть, «ползучее” втягивание Косово в НАТО»?

Разные подходы проявились и в отношении членов Совета Безопасности к участникам диалога: если представители Китая, Индонезии, Экваториальной Гвинеи говорили об уважении суверенитета и территориальной целостности Сербии и высоко оценивали ее усилия по политическому урегулированию косовской проблемы, то представитель США подчеркивал, что «независимость Косово — это реальность», а представитель Великобритании заявил о готовности «и впредь помогать Косово в его решении проблемы создания стабильного и процветающего полиэтнического государства».

Большинство членов Совета Безопасности отметили важную роль миссии ООН в Косово, высказались в поддержку всестороннего выполнения мандата миссии, подчеркивая, что привилегии, иммунитеты, охрана и безопасность ее персонала необходимо обеспечивать в полной мере. Что же касается представителей стран-членов НАТО, то они выступали, как и на предыдущих заседаниях Совета Безопасности, за «постепенное свертывание Миссии ООН, которая выполнила свой изначальный мандат, за сокращение числа заседаний Совета Безопасности по косовской проблеме» и т.д. Представитель ФРГ считает, что изменились условия, в которых действует Миссия, и пришло время передать решение многих задач либо косовским институтам, либо каким-то другим международным структурам, которые возьмут на себя изначальные функции Миссии ООН. И лишь представитель Франции высоко оценила роль Миссии в содействии обеспечению в Косово безопасности, стабильности и уважения прав человека.

Это было второе заседание Совета Безопасности ООН из трех, которые запланированы для рассмотрения косовской проблемы в текущем году, а в следующем году, в соответствии с достигнутой договоренностью о периодичности обсуждения деятельности миссии ООН в Косово, запланировано провести только два заседания по данной теме. Министр иностранных дел Сербии И. Дачич выразил надежду, что члены Совбеза готовы четко заявить о том, что именно необходимо для успешного завершения диалога между Белградом и Приштиной, однако, к сожалению, эти его надежды не оправдались. Не оправдались и высказанные некоторыми участниками заседания надежды на то, что намечавшаяся на 1 июля встреча в Париже с участием президента Франции Э. Макрона и канцлера ФРГ А. Меркель откроет путь к возобновлению диалога. Эта встреча отложена. Все чаще говорят о необходимости изменить формат переговоров, предусмотрев участие в них США и России. Но принесет ли это положительный результат? Ведь известны серьезные различия в позициях этих стран по многим вопросам… Скорее всего, многое в конечном счете будет зависеть от конструктивной позиции сторон и готовности прежде всего косовского руководства к достижению договоренности на компромиссной основе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *