Российское издательство опубликовало перевод известного Романа

Задача 1. Управление Октябрьской железной дороги поручило группе работников подготовить к изданию «Расписание движения пригородных поездов с вокзалов г. Санкт-Петербурга». Составитель расписания движения поездов с Балтийского вокзала Федорова обратилась к юристу за консультацией, можно ли считать подготовленное к изданию «Расписание» объектом авторского права. Одновременно ее интересовало, распространяется ли авторское право на подготовленную ею небольшую брошюру, в которой излагаются основные права и обязанности пассажиров, пользующихся пригородным транспортом. Она сомневается в этом, так как брошюра написана на основе действующего законодательства, а в законе об авторском праве сказано, что официальные документы, к которым относятся законы, не являются объектами авторского права. Какое разъяснение должно быть дано по этим вопросам? Какие требования предъявляются законом к объекту авторского права?

Статья 1259. Объекты авторских прав

6. Не являются объектами авторских прав:

1) официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы;

6. Не являются объектами авторских прав:

4) сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).

Поэтому «Расписание движения пригородных поездов с вокзалов г. Санкт-Петербурга» не будет являться объектом авторского права.

авторское право на подготовленную ею небольшую брошюру, в которой излагаются основные права и обязанности пассажиров, пользующихся пригородным транспортом. Так как брошюра написана на основе действующего законодательства, а в законе об авторском праве сказано, что официальные документы, к которым относятся законы, не являются объектами авторского права.

Задача 2. Российское издательство опубликовало перевод известного романа английской писательницы Р. Спустя год на книжном рынке появилась повесть писателя Е., персонажи и сюжет которой практически совпадали с персонажами и сюжетом романа английской писательницы. Кроме того, известное сходство явно просматривалось в названиях произведений и даже именах действующих лиц. Между студентами юридического факультета возник спор о том, нарушены ли писателем Е. и издательством, выпустившим в свет его повесть, авторские права английской писательницы. Одна группа студентов доказывала, что простое заимствование сюжетной линии не образует нарушения авторского права, а персонажи художественного произведения и их имена вообще не охраняются авторским правом. Другая группа студентов усматривала в действиях писателя Е. завуалированный плагиат и желание нажиться на чужой популярности. Каково ваше мнение по данному вопросу? Какие элементы произведения пользуются правовой охраной, и какие могут использоваться свободно любыми заинтересованными лицами?

Статья 1259. Объекты авторских прав

7. Авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи.

Статья 1260. Переводы, иные производные произведения. Составные произведения

1. Переводчику, а также автору иного производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки или другого подобного произведения) принадлежат авторские права соответственно на осуществленные перевод и иную переработку другого (оригинального) произведения.

3. Переводчик, составитель либо иной автор производного или составного произведения осуществляет свои авторские права при условии соблюдения прав авторов произведений, использованных для создания производного или составного произведения.

6. Авторские права на перевод, сборник, иное производное или составное произведение не препятствуют другим лицам переводить либо перерабатывать то же оригинальное произведение, а также создавать свои составные произведения путем иного подбора или расположения тех же материалов.

4. Авторские права переводчика, составителя и иного автора производного или составного произведения охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов произведений, на которых основано производное или составное произведение.

Т.к повесть писателя Е. не совпадает с переводом романа писательницы Р. А именно разные названия произведений, имена персонажей, а также сюжетная линия хоть и заимствована, произведение будет считаться производным от оригинального произведения. Следовательно права автора нарушены не были А произведение писателя Е. можно считать самостоятельным объектом авторских прав.

Задача 3. Два автора создали рисунки, которые были использованы при выпуске головных платков. Авторы потребовали от администрации предприятия заключения с ними договора на использование их рисунков, ссылаясь на то, что на все произведения, в том числе и созданные в порядке служебного задания, авторское право принадлежит самим авторам. Администрация предприятия отвергла требования авторов, указывая на то, что в трудовом договоре прямо записано, что право на использование всех творческих результатов труда авторов принадлежит работодателю. Кроме того, администрация считает, что в данном случае авторами созданы промышленные образцы, а не произведения, охраняемые авторским правом. Кто прав в этом споре? Каковы права авторов служебных произведений? Какие произведения считаются выполненными в порядке служебного задания?

В данной ситуации между авторами рисунков и администрацией предприятия был заключен трудовой договор, по которому они обязаны выполнить служебное задание работодателя, таким образом, работа авторов признается служебным произведением. Авторское право на служебное произведение, принадлежит авторам этого произведения (п. 1 ст. 1295 ГК РФ). А исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное

В соответствии со ст. 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Задача 4. Мурманское книжное издательство заключило с автором Бургомистровым договор об издании монографии «История Заполярья». Рукопись получила положительные заключения рецензентов. Но в то же время были сделаны замечания, с которыми автор полностью согласился и выразил желание внести в рукопись соответствующие уточнения и дополнения. Издательство предоставило автору на доработку рукописи четыре месяца. Автор неожиданно умер. Издательство обратилось к наследникам умершего с предложением поручить историку Благонравову доработать рукопись. Наследники дали свое согласие. Кого считать автором выпущенной в свет доработанной монографии?

Статья 1266. Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений

1. Не допускается без согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения).

При использовании произведения после смерти автора лицо, обладающее исключительным правом на произведение, вправе разрешить внесение в произведение изменений, сокращений или дополнений при условии, что этим не искажается замысел автора и не нарушается целостность восприятия произведения и это не противоречит воле автора, определенно выраженной им в завещании, письмах, дневниках или иной письменной форме.

А т.к свасвуавав

А т.к между автором и книжным издательством был заключен договор об издании монографии, то работа автора признается служебным произведением. Поэтому Авторское право на служебное произведение, принадлежит авторам этого произведения (п. 1 ст. 1295 ГК РФ). А исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное

В соответствии со ст. 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Статья 1267. Охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти автора

1. Авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно.

2. Автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания (статья 1134), указать лицо, на которое он возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения (абзац второй пункта 1 статьи 1266) после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно.

При отсутствии таких указаний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами.

А т.к. наследники дали свое согласие на доработку, историк Благонравов будет являться соавтором с Бургомистровым.

Статья 1258. Соавторство

1. Граждане, создавшие произведение совместным творческим трудом, признаются соавторами независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение. Поэтому соавтором выпущенной в свет доработанной монографии будут считаться Бургомистров и Благонравов. Задача 5. По заказу телевидения Придворов и Гладкова сделали перевод ряда неохраняемых произведений иностранных авторов на русский язык. Между переводчиками и телевидением возникли разногласия по поводу выплаты вознаграждения и дальнейшего использования переводов. Телевидение полагает, что поскольку сделаны переводы неохраняемых произведений, постольку переводы тоже не являются охраняемыми. Кроме того, вообще сомнительно, что перевод может носить творческий характер. Поэтому телевидение готово рассчитаться с переводчиками как за техническую работу, т.е. как за «подстрочный» перевод. Что же касается дальнейшего использования переводов, то они подлежат свободному использованию, и в крайнем случае на их использование может быть получена лицензия у РАО. Переводчики обратились за консультацией в РАО. Какая должна быть дана консультация по возникшим вопросам? В чем выражается творческая работа переводчика? Отражается ли на охране перевода то обстоятельство, что он может быть сделан с охраняемого и неохраняемого произведения? При каких условиях РАО выдаст лицензии на использование произведений авторов?

Статья 1255. Авторские права

1. Интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства являются авторскими правами.

2. Автору произведения принадлежат следующие права:

1) исключительное право на произведение;

2) право авторства;

3) право автора на имя;

4) право на неприкосновенность произведения;

5) право на обнародование произведения.

Статья 1259. Объекты авторских прав

2. К объектам авторских прав относятся:

1) производные произведения, то есть произведения, представляющие собой переработку другого произведения;

Статья 1260. Переводы, иные производные произведения. Составные произведения

1. Переводчику, а также автору иного производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки или другого подобного произведения) принадлежат авторские права соответственно на осуществленные перевод и иную переработку другого (оригинального) произведения.

4. Авторские права переводчика, составителя и иного автора производного или составного произведения охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов произведений, на которых основано производное или составное произведение.

6. Авторские права на перевод, сборник, иное производное или составное произведение не препятствуют другим лицам переводить либо перерабатывать то же оригинальное произведение, а также создавать свои составные произведения путем иного подбора или расположения тех же материалов.

На основании этого даже если произведения иностранных авторов являются не охраняемыми, права на перевод таких произведений охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов произведений. Поэтому выводы Телевидения, что сделаные переводы неохраняемых произведений, тоже не являются охраняемыми неверны. А т.к права на перевод охраняются, то получение лицензии на использование произведений авторов не требуется.

На основании

Статья 1268. Право на обнародование произведения

1. Автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

При этом опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

2. Автор, передавший другому лицу по договору произведение для использования, считается согласившимся на обнародование этого произведения.

Получается что переводы не подлежат свободному использованию, лишь только согласия переводчика. т.к перевод ряда произведений был заказан телевидением, то можно считать что заключен служебный договор. Поэтому Авторское право на служебное произведение, принадлежит авторам этого произведения (п. 1 ст. 1295 ГК РФ). А исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное

Что касается вознагражения, то на основании статьи

Статья 1255. Авторские права

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, автору произведения наряду с правами, указанными в пункте 2 настоящей статьи, принадлежат другие права, в том числе право на вознаграждение за использование служебного произведения, право на отзыв, право следования, право доступа к произведениям изобразительного искусства.

Задача 6. Авторы учебного пособия «Классическая механика» заключили договор с издательством, не указав в договоре срока выпуска произведения в свет и срока действия договора. По истечении года со дня передачи издательству рукописи авторы поинтересовались, когда же их пособие будет выпущено в свет. Не получив определенного ответа, они передали данное пособие другому издательству, оговорив срок издания. Договор с первым издательством они обещали расторгнуть. Когда авторы сообщили издательству о расторжении договора, издательство им ответило, что поскольку срок в договоре не предусмотрен, это означает, что права на данное пособие переданы издательству навсегда, и создатели пособия больше никакими авторскими правами не пользуются. Кто в этом споре прав, и как он должен быть разрешен, если авторы обратятся с иском в суд? Каковы существенные условия авторского договора? В чем различие между авторскими договорами о передаче исключительных и неисключительных прав?

Существенными условиями авторского договора являются: 1 способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору); 2 срок и территория, на которые передается право; 3 размер вознаграждения и (или) порядок определения этого размера за каждый способ использования произведения, порядок и сроки выплаты; Если в договоре прямо не указывается, на какой основе передаются права, то они считаются переданными на неисключительной основе. Если условие о сроке отсутствует, то по истечении 5 лет автор может расторгнуть данный договор, предварительно письменно предупредив об этом пользователя за 6 месяцев.

Лицо, которое получило права по авторскому договору о передаче исключительных прав (авторскому договору о передаче прав на исключительной основе), становится специфическим монополистом: только оно сможет использовать произведение предусмотренными таким договором способами, у него надо будет получать разрешение на использование, оно сможет запрещать использование другим лицам.

Авторский договор о передаче неисключительных прав (авторский договор о передаче прав на неисключительной основе) фактически означает только согласие автора или иного обладателя исключительных прав

При этом точно такое же использование произведения может осуществлять не только сам автор или иной обладатель исключительных прав, но и любые иные лица, получившие от них соответствующие разрешения.

Статья 1235. Лицензионный договор

1. По лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

4. Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

В случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Статья 1287. Особые условия издательского лицензионного договора

1. По договору о предоставлении права использования произведения, заключенному автором или иным правообладателем с издателем, то есть с лицом, на которое в соответствии с договором возлагается обязанность издать произведение (издательский лицензионный договор), лицензиат обязан начать использование произведения не позднее срока, установленного в договоре. При неисполнении этой обязанности лицензиар вправе отказаться от договора без возмещения лицензиату причиненных таким отказом убытков.

В случае отсутствия в договоре конкретного срока начала использования произведения такое использование должно быть начато в срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования.

Задача 7. Коллектив авторов заключил договор с издательством об издании учебника по физике. Издательство провело значительную работу по подготовке учебника к изданию и выплатило авторам 60% вознаграждения. Однако из-за отсутствия средств выпуск учебника в свет был передан другому частному издательству. Авторы установили, что рукопись вторым издательством была утерена. Когда рукопись все-таки нашли, выяснилось, что глава, написанная умершим автором, была заменена главой, подготовленной другим лицом без согласования с наследниками умершего и коллективом авторов учебника. Авторы интересуются: 1) вправе ли было издательство без их согласия передавать издание учебника другому издательству? 2) к кому и какие требования они могли бы предъявить в связи с утратой рукописи? 3) как следует оценить замену главы, написанной умершим, главой другого автора? Ответьте на эти вопросы.

1.издательство поступило с нарушением п.1 ст 1268

Статья 1268. Право на обнародование произведения

  1. Автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

Согласно которой право на обнародование предполагает и дачу согласия, котрое не было получено от коллектива авторов.

На основании

Статья 1275. Свободное использование произведения путем репродуцирования

  1. Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования репродуцирование (подпункт 4 пункта 1 статьи 1273) в единственном экземпляре без извлечения прибыли

2.Защита авторских прав регулируется статьей 1252 ГК РФ, согласно которой такую защиту может предоставить только судебный орган. Т.е. коллектив авторов может предъявить требование в судебном порядке к первому издательству о возмещении убытков и морального вреда, поскольку возвратить рукопись в натуре не возможно. Т.к она была ими утеряна.

3. Статья 1266. Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений

1. Не допускается без согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения).

При использовании произведения после смерти автора лицо, обладающее исключительным правом на произведение, вправе разрешить внесение в произведение изменений, сокращений или дополнений при условии, что этим не искажается замысел автора и не нарушается целостность восприятия произведения и это не противоречит воле автора, определенно выраженной им в завещании, письмах, дневниках или иной письменной форме.

Статья 1267. Охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти автора

1. Авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно.

2. Автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания (статья 1134), указать лицо, на которое он возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения (абзац второй пункта 1 статьи 1266) после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно.

При отсутствии таких указаний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами.

заменена главой, подготовленной другим лицом без согласования с наследниками умершего и коллективом авторов учебника была не правомерна.

Задача 8. При подготовке оперы «Евгений Онегин» к постановке в исполнении главных ролей новыми артистами радиостудия обратилась к театру за разрешением одновременно транслировать данное исполнение по радио. К театру обратилась также фирма «Мелодия» с просьбой создать условия для производства записи исполнения спектакля. Узнав об этом, исполнители заявили администрации театра о своем несогласии, указав, что этим нарушаются их права и что они не будут возражать против передачи в эфир их исполнения лишь начиная со второго спектакля. Какими правами пользуются исполнители и создатели фонограмм и каковы средства их защиты?

Статья 1268. Право на обнародование произведения

1. Автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

При этом опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

В данной ситуации исполнители имеют право на такой запрет в записи и вещании своего исполнения на сцене театра.

Создатели же фонограмм, имеют право лишь в целях краткосрочного пользования

Статья 1279. Свободная запись произведения организацией эфирного вещания в целях краткосрочного пользования

Страница 2 из 7

Фамилия, Имя, Отчество : Сидорович Ольга Борисовна

Название организации: Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

Название газеты, журнала, иного СМИ: Акционерное общество «Телекомпания НТВ»

Дата публикации материала: 24 марта 2017 года

Заголовок, название материала: «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы»»

Фамилия автора оспариваемого материала: Роман Игонин

Настоящая жалоба касается выпущенной в эфир 24 марта 2017 г. Акционерным обществом «Телекомпания НТВ» (далее – «Телекомпания НТВ») телепрограммы «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”», в которой представлена не соответствующая действительности и искаженная информация о нескольких некоммерческих организациях, в том числе Автономной некоммерческой организации «Институт права и публичной политики» (далее также – Институт права и публичной политики, Институт, ИППП, заявитель).

Институт права и публичной политики является одним из ведущих независимых правовых центров, с 1993 года осуществляющим научно-исследовательскую, издательскую и просветительскую деятельность в области изучения и оценки конституционных процессов в России и в мире. В 2002 году Институт был отмечен дипломом Высшей юридической премии «Фемида» (Россия). В 2013 году награжден Гран-При Фонда Ельцина за научно-исследовательский проект «Двадцать лет демократического пути: становление конституционного порядка в России». В 2014 году директор Института награждена Почетной грамотой Конституционного Суда Российской Федерации за активное содействие процессу становления и развития конституционного правосудия в России. С 2009 года Институт является членом Международной ассоциации конституционного права (IACL), представляя в ней российских конституционалистов.1

Настоящая жалоба состоит из двух разделов. В разделе I обосновывается, что телепрограмма «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» основана на не соответствующей действительности и искаженной информации о деятельности и финансировании Института, а ее изготовление и распространение Телекомпанией НТВ противоречит стандартам профессиональной этики журналиста. Раздел II содержит просьбу заявителя, обращенную к Общественной коллегии по жалобам на прессу.

I. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

24 марта 2017 г. в 18 ч. 35 мин. (московское время) Телекомпания НТВ выпустила в эфир телепрограмму «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”». Данный выпуск телепрограммы был также размещен на официальном сайте Телекомпании НТВ2 и на канале Телекомпании НТВ на сайте YouTube,3 набрав по состоянию на 13 июля 2017 г. 6818 и 9679 просмотров соответственно.

В телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» присутствует умышленное искажение информации о деятельности и финансировании Института права и публичной политики, направленное на формирование общественного мнения об Институте как об организации, «тайно получающей заграничное финансирование»4 и осуществляющей «антироссийскую деятельность».5 По мнению заявителя, это противоречит правилам профессиональной этики и поведения журналиста.

В соответствии со статьей 49 Закона «О средствах массовой информации» журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации, а также уважать права и законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Пункт 8 Декларации принципов поведения журналиста Международной Федерации Журналистов устанавливает, что умышленное искажение фактов является серьезным нарушением стандарта профессионального поведения журналиста.

В соответствии с Принципом 3 Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу первоочередная задача журналиста – обеспечить право граждан на получение достоверной, точной и полной информации о фактах и текущих событиях. Журналист и редакция средств массовой информации обязаны заботиться о том, чтобы не публиковались неточные, вводящие в заблуждение или искаженные информационные материалы: как текстовые, так и выполняющие роль иллюстрации к тексту.

В телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» указанные стандарты нарушены применительно к освещению:

(1) участия Института в рассмотрении так называемого «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде Российской Федерации (далее – Конституционный Суд);

(2) организационных аспектов деятельности Института (финансирование, состав учредителей и попечителей);

(3) образовательной деятельности Института.

(1) Освещение участия Института в рассмотрении «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде

В телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» освещается участие Института в рассмотрении Конституционным Судом запроса Министерства юстиции Российской Федерации о возможности исполнения Постановления Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 31 июля 2014 г. по делу «ОАО «Нефтяная компания ‘ЮКОС’” против России».

11 ноября 2016 г. в адрес Института был направлен запрос судьи Конституционного Суда Л.М. Жарковой (исх. № 1347). В запросе содержалась адресованная Институту просьба дать правовую оценку доводам Министерства юстиции и поставлены вопросы для исследования. 7 декабря 2016 г. Институт направил в Конституционный Суд свое экспертное заключение, в котором были даны ответы на поставленные судьей Конституционного Суда вопросы.6 15 декабря 2016 г. по приглашению Конституционного Суда руководитель судебной практики Института Григорий Вайпан выступил в заседании Конституционного Суда по данному делу, изложив основные выводы заключения Института.7

Тем не менее в телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» тот факт, что юристы Института подготовили экспертное заключение и приняли участие в судебном заседании Конституционного Суда по запросу Конституционного Суда, сознательно замалчивается. Это позволяет авторам телепрограммы создать искаженное представление о роли Института в рассмотренном Конституционном Судом деле. В телепрограмме неоднократно подчеркивается, что Институт выступает в качестве представителя интересов акционеров ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС”» – «поддерживает судебный иск бывших учредителей ЮКОСа против России»,8 «отстаивает интересы беглых акционеров скандальной компании»,9 «радеет за беглых олигархов».10 Эта характеристика некорректна как формально, так и по сути.

Институт не выступал представителем какой-либо из сторон конституционного судопроизводства, а являлся приглашенным лицом – независимым экспертом. Помимо Института в том же качестве в заседании Конституционного Суда 15 декабря 2016 г. принимали участие представители Санкт-Петербургского государственного университета и Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, однако об этом обстоятельстве авторы телепрограммы предпочли не сообщать.

Что касается сути экспертной позиции Института, то в телепрограмме сознательно умалчивается о разнице между «делом ЮКОСа» в широком смысле (серия судебных разбирательств в различных национальных и международных органах начиная с 2003 г.), включая многолетнее разбирательство по жалобе акционеров компании в ЕСПЧ, и конкретным запросом Министерства юстиции в Конституционный Суд (октябрь 2016 – январь 2017 гг.). Предметом последнего являлись не «судебный иск бывших учредителей ЮКОСа» и не вопросы нарушения прав ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС”» или выплаты ее акционерам справедливой компенсации, а только вопрос возможности исполнения уже вынесенного постановления ЕСПЧ с точки зрения Конституции Российской Федерации. Институт был приглашен Конституционным Судом дать свою экспертную оценку исключительно этому вопросу, поскольку ранее имел опыт подготовки заключений по делам в Конституционном Суде об исполнении постановлений ЕСПЧ – в связи с делами «Маркин против России»11 и «Анчугов и Гладков против России».12 Судя по телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”», журналисты Телекомпании НТВ очень внимательно изучили сайт Института, а значит, должны были знать об этом опыте Института.13

Тем не менее данная информация в телепрограмме не упомянута. Вместо этого авторы телепрограммы создают у телезрителя ложное впечатление о том, что Институт участвовал в разбирательстве в Конституционном Суде исключительно ради материальной выгоды акционеров ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС”».

Так, основной вывод заключения Института в телепрограмме резюмирован словами журналиста Олега Лурье следующим образом: «Обязательно Конституционный Суд должен вынести решение выплатить акционерам ЮКОСа вот эти вот миллиарды. Россия вообще, в принципе, по мнению этих экспертов (в кавычках, наверно, я не знаю), должна платить и каяться».14 Подобного вывода в заключении Института нет, а Конституционный Суд в принципе не компетентен разрешать вопросы выплаты либо невыплаты кому-либо каких-либо компенсаций.

С той же целью – исказить роль Института в рассмотренном деле – фраза представителя Института в заседании Конституционного Суда о том, что «окончательное решение Европейского Суда подлежит исполнению в том числе в части присуждения справедливой компенсации»,15 цитируется в телепрограмме сразу после слов «коллегия внимательно заслушивает стороны скандально известного дела «ЮКОСа”»16 (выделено нами. – ИППП) и «Европейский суд по правам человека уже вынес свой вердикт. В соответствии с ним наша страна обязана заплатить бывшим руководителям «ЮКОСа» без малого 2 млрд. евро».17 Между тем, слова представителя Института умышленно вырваны из контекста – как можно легко убедиться при ознакомлении с полным текстом выступления, цитируемая фраза является не требованием или просьбой стороны по делу выплатить ей определенную денежную сумму, как это стремятся представить авторы телепрограммы, а лишь воспроизведением общей правовой позиции Конституционного Суда об исполнении постановлений ЕСПЧ.18

Наконец, авторы телепрограммы пытаются изобразить независимые экспертные заключения как нечто подозрительное и предвзятое по самой своей сути. Для этого они используют недостоверные сведения, полученные от политического обозревателя Павла Шипилина, которого при этом выдают за «профессионального юриста».19 Господин Шипилин следующим образом комментирует факт подачи заключения Институтом: «Допустим, мы с вами написали экспертное заключение по делу Кеннеди и в Верховный суд Америки принесли свое заключение. Ну и что? Мы же понимаем, чем это кончится. Они просто — они просто даже не ответят на наш вот этот вот порыв души».20 Из публично доступных сведений о Павле Шипилине не следует, что он обладает юридическим образованием либо компетенцией в вопросах сравнительного правоведения.21 Никакие другие компетентные специалисты суждения господина Шипилина в телепрограмме не подтверждают, иные доказательства достоверности его суждений не приведены. В действительности же независимые экспертные заключения по делам, рассматриваемым судами США, — крайне распространенный феномен: например, согласно статистическим данным за последние годы такие заключения поступили в Верховный Суд США в 85 процентах рассмотренных дел.22 Умалчивают авторы телепрограммы и о том, что при рассмотрении «дела ЮКОСа» Конституционный Суд приобщил к материалам дела и опубликовал на своем официальном сайте 2 экспертных заключения, представленных в инициативном порядке.23

Таким образом, путем использования недостоверной, неточной и неполной информации авторы телепрограммы «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» намеренно искажают роль Института при рассмотрении «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде.

(2) Освещение организационных аспектов деятельности Института (финансирование, состав учредителей и попечителей)

В телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» приводятся сведения о текущих и прежних источниках финансирования Института, а также об отдельных его учредителях и попечителях. Указанные сведения являются недостоверными, неточными и неполными, что формирует искаженный образ Института в публичном пространстве.

Так, в телепрограмме содержатся ложные утверждения о том, что заявитель тайно получает (получал) иностранное финансирование. При этом на протяжении телепрограммы ее авторы вводят телезрителя в заблуждение, создавая ощущение сенсационности и давая понять, что предают огласке секретные сведения (например: «Нам удалось приоткрыть завесу тайны над бухгалтерией этой некоммерческой организации»).24

Однако в действительности источники финансирования Института публичны, а информация о них взята авторами телепрограммы из открытых источников.

В телепрограмме демонстрируются кадры с кратким описанием гранта Комиссии Европейского Союза, который был получен Институтом в 2015 году на реализацию проекта «Содействие участию гражданского общества в конституционно значимых судебных процессах в России».25 Указанные кадры взяты с открытого официального интернет-ресурса Комиссии Европейского Союза, где любой желающий может ознакомиться с информацией о финансируемом проекте Института.26

Также в телепрограмме неоднократно показаны кадры с официального сайта Фонда Макартуров, включая страницу профиля Института.27 Размещенная на этой странице информация о проектах Института, получивших финансирование указанного фонда в 2000-2015 годах, является открытой и также доступна для ознакомления любому желающему.28

Наконец, в стремлении «разоблачить» Институт авторы телепрограммы умудряются озвучить выводы о финансовой отчетности Института, которые противоречат ими же самими подобранным изображениям. Обращаясь к отчетам Института, размещенным на сайте Министерства юстиции, журналист заявляет: «Источники своих доходов Институт права и публичной политики скрывает под туманной формулировкой «иные». Странно, ведь официально организация не считается иностранным агентом и получать деньги из-за рубежа вроде бы не должна».29 При этом на экране демонстрируется страница 2 Отчета о деятельности некоммерческой организации и персональном составе ее руководящих органов за 2015 г. (Форма ОН0001), на которой в разделе «Источники формирования имущества» поставлена галочка напротив графы «Целевые поступления от иных иностранных организаций» (выделено нами. – ИППП).30 То есть озвученный журналистом вывод о том, что Институт скрывает иностранный характер своего финансирования, является заведомо ложным. Стоит отметить, что иностранные источники финансирования Института обозначены и в аналогичных отчетах Института, представленных в Министерство юстиции за другие годы.

К числу фальшивых сенсаций можно отнести и упоминание об учредителе Института – Московском общественном научном фонде. Авторы телепрограммы сообщают: «До 2001 г. организация носила название «Центр конституционный исследований восточной и центральной Европы» и входила в состав Московского общественного научного фонда. … Интересный момент: один из учредителей Московского общественного научного фонда – Ольга Сидорович. Она же возглавляет Институт права и публичной политики».31 Эти фразы сопровождаются в телепрограмме зловещей музыкой и демонстрацией символики МОНФ и фотографий Ольги Сидорович, что призвано подчеркнуть факт некого разоблачения. Однако информация о МОНФ как учредителе Института не представляет собой никакой тайны или сенсации: она имеется не только на сайте Института, но и в публично доступном Едином государственном реестре юридических лиц.32

Озвучиваемые авторами телепрограммы сведения об источниках формирования имущества Института основаны на посылке о подозрительности, вредоносности и компрометирующем характере любого иностранного финансирования (например: «Организация скомпрометировала себя, получая многочисленные зарубежные гранты»;33 «Как ни странно «Правовая инициатива», как, впрочем, и Институт права и публичной политики, несмотря на свою антироссийскую деятельность, иностранным агентом не считается»34). При этом данная посылка в телепрограмме основана на искажении фактов либо на умолчании о значимых фактах.

Во-первых, согласно действующему в России законодательству иностранное происхождение финансирования некоммерческой организации «не предполагает негативной оценки такой организации со стороны государства» (Постановление Конституционного Суда от 8 апреля 2014 г. № 10-П). Кроме того, вопреки положениям законодательства в телепрограмме понятие «некоммерческая организация – иностранный агент» отождествляется с понятием «иностранное финансирование» (например: «Странно, ведь официально организация не считается иностранным агентом и получать деньги из-за рубежа вроде бы не должна»),35 в то время как согласно пункту 6 статье 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» для признания некоммерческой организации «иностранным агентом» необходимо также участие этой организации в «политической деятельности». Авторы телепрограммы создают у телезрителя ложное впечатление о том, что Институт неправомерно избегает регистрации в качестве «иностранного агента», однако ссылаются при этом лишь на факты получения имущества из иностранных источников, что согласно законодательству не является достаточным условием для регистрации в качестве «иностранного агента». Более того, в 2014 и 2016 гг. Институт подвергался проверкам Министерства юстиции, в том числе на предмет соблюдения законодательства об «иностранных агентах», в результате которых признаков «политической деятельности» в проектах Института обнаружено не было. Несмотря на то, что Министерство юстиции ведет активную и широко освещаемую в СМИ деятельность по выявлению некоммерческих организаций – «иностранных агентов», авторы телепрограммы либо не обращались в Министерство юстиции с запросом о причинах, по которым Институт не значится в реестре «иностранных агентов», либо, получив такую информацию, умышленно не упомянули о ней в телепрограмме. Тем самым выводы телепрограммы о том, что Институт работает в обход действующего законодательства, основаны на неподтвержденных и необоснованных предположениях.

Во-вторых, в телепрограмме утверждается, что «пару лет назад Фонд Макартуров был признан нежелательной организацией и свернул свою деятельность в России».36 Данное утверждение является заведомо ложным: Фонд Макартуров не значится в

Перечне иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации.37

В-третьих, как следует из телепрограммы, наличие иностранного финансирования само по себе означает заказной характер деятельности финансируемой организации и контроль доноров над содержанием этой деятельности (например: «Откуда такая преданность европейским ценностям? Вот любопытные документы. Институт права и публичной политики, который так радеет за беглых олигархов, получил от Еврокомиссии грант – ни много ни мало 750 тысяч Евро. А вот еще транши от американского Фонда Макартуров»;38 «И здесь достаточно понятно, кто за этой организацией стоит и откуда взялось такое вот экспертное заключение, требующее «отдайте миллиарды ЮКОСу»39). Подобное предположение в отношении Института ничем в телепрограмме не подкреплено. Аналогичным образом факт того, что одним из членов Попечительского совета Института является Иван Крастев, используется экспертом телепрограммы для вывода о том, что «отчетность идет напрямую в Белый Дом».40 Это вывод, помимо своей ложности, также иллюстрирует ангажированный подход авторов телепрограммы к отбору фактов: в Попечительском совете Института, помимо Ивана Крастева, состоят еще 12 человек, среди которых судья Конституционного Суда в отставке Тамара Морщакова и судья ЕСПЧ в отставке Анатолий Ковлер.

Таким образом, путем искажения фактов и манипулирования информацией авторы телепрограммы пытаются выставить Институт недобросовестной организацией, которая скрывает сведения о своей деятельности и работает в обход действующего законодательства. Подобным образом авторы телепрограммы стремятся подорвать доверие общества к деятельности Института.

(3) Освещение образовательной деятельности Института

В телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» приводятся не соответствующие действительности сведения об образовательной деятельности Института и, в частности, об организованном Институтом с 16 по 20 апреля 2016 г. семинаре для журналистов «Судебная журналистика: стратегическое правосудие в материалах российских медиа».41

В телепрограмме описываются попытки блогера Павла Шипилина принять участие в этом семинаре и делается вывод о том, что ему было отказано в участии по субъективным причинам, связанным с его «патриотическими взглядами»: «Чем он пришелся не ко двору, Павел догадывается. Люди с патриотическими взглядами, которые уважают Конституцию и отстаивают интересы страны, заграничных лекторов не интересуют. У семинара совсем другие цели».42

В действительности, как следует из переписки сотрудников Института с Павлом Шипилиным, ему было отказано в участии в семинаре по двум причинам: во-первых, его заявка поступила менее чем за двое суток до начала семинара, когда все организационные вопросы уже были решены и итоговое количество участников утверждено; во-вторых, судя по представленной заявке, господин Шипилин не относился к целевой группе проекта – не являлся и не является «журналистом, пишущим о правовой, правозащитной и судебной деятельностях»: он является «экспертом по международным вопросам и геополитике», а материалы его блога «содержат реплики и комментарии по поводу текущих геополитических событий, значительная часть статей содержит разборы популярных мифов».43 Именно это и имелось в виду во фразе сотрудника Института, цитируемой господином Шипилиным в телепрограмме: «Сама тема ваших публикаций, указанная при заполнении заявки, не вписывается в тематику семинара, рассчитанную на конкретную специализацию журналистов»).44 При подготовке телепрограммы журналисты Телекомпании НТВ не связывались с Институтом для прояснения обстоятельств подачи заявки Павла Шипилина. В результате в телепрограмме были использованы непроверенные и не соответствующие действительности сведения.

На основании приведенных обстоятельств авторы телепрограммы устами Павла Шипилина создают у телезрителей искаженные представления об образовательных мероприятиях Института: » переформатировать, так сказать, сознание, может быть, сформировать сознание людей. Направить их на, к сожалению, разрушительную такую деятельность, которую заворачивают в красивую обертку».45 Поскольку Павел Шипилин не присутствовал на семинаре, то он не мог располагать какими-либо сведениями о содержании занятий. Таким образом, высказанное в телепрограмме мнение о «разрушительной» направленности семинаров Института оказывается не основанным ни на чем, кроме личных домыслов комментатора, однако авторы телепрограммы не указывают на это обстоятельство. Напротив, они используют указанное мнение для развития ранее изложенных в телепрограмме выводов об «антироссийском» характере деятельности Института. Вместе с тем, как было показано выше, указанные выводы сами по себе лишены фактических оснований.

***

Таким образом, в телепрограмме «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» присутствует умышленное искажение информации о финансировании и деятельности Института права и публичной политики и формируется не соответствующее действительности представление об Институте как об организации, «тайно получающей заграничное финансирование» и осуществляющей «антироссийскую деятельность», что является нарушением стандартов профессиональной этики журналиста.

II. ПРОСЬБА К ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ

На основании изложенного, руководствуясь положениями статей 1.2, 1.3 и 4.1 Устава Общественной коллегии по жалобам на прессу, Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

ПРОСИТ:

признать выпущенную в эфир 24 марта 2017 г. Акционерным обществом «Телекомпания НТВ» телепрограмму «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» нарушающей правила профессиональной этики и поведения журналиста.

Приложения:

1. Свидетельство о государственной регистрации АНО «Институт права и публичной политики» (копия на 1 л.);

2. Устав АНО «Институт права и публичной политики» (зарегистрирован в Минюсте России 23 июля 2014 г.) (копия на 18 л.);

3. Протокол заседания Попечительского совета АНО «Институт права и публичной политики» от 3 июня 2015 г. об утверждении кандидатуры и назначение на должность директора (копия на 5 л.);

4. Сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц в отношении АНО «Институт права и публичной политики» (копия на 5 л.);

5. Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу (копия на 1 л.);

6. CD-диск с записью телепрограммы «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы”» от 24 марта 2017 г.

7. Переписка сотрудников Института права и публичной политики с Павлом Шипилиным от 14-15 апреля 2016 г. (копия на 4 л.).

Директор О.Б. Сидорович

Автономной некоммерческой организации

«Институт права и публичной политики»

За убийство двух лиц житель столицы приговорен к 17,5 годам лишения свободы

11.09.2019 — ,

Сегодня, 11 сентября 2019 года, Московский городской суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении 25-летнего жителя столицы Романа Парфенова. Он осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «а” ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух лиц).

Установлено, что 5 мая 2018 года Парфенов, находясь в своей квартире, расположенной на Чертановской улице, напал с кухонным ножом на своих родственников — бабушку и отца, нанеся им множественные ранения в область груди и живота, причинив повреждения от которых наступила смерть потерпевших на месте преступления.

Решив сокрыть следы преступления, Парфенов частично расчленил тела погибших и вывез в ночное время на автомобиле, принадлежавшем отцу, в природно-исторический парк «Битцевский лес” и лесопарк «Кусково”, где сжег их на нескольких участках местности. На следующий день после совершения преступления он был задержан.

С учетом позиции государственного обвинителя прокуратуры города Москвы суд приговорил Парфенова к 17 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в законную силу не вступил.

теги: Преступность
ПРОСМОТРОВ: 526

В Москве мужчина, совершивший хладнокровное убийство двух родственников, приговорен к длительному сроку лишения свободы

17:09 11.09.2019 —

Собранные следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета РФ по городу Москве доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении 25-летнего Романа Парфенова. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а” ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух лиц).

По данным следствия, 5 мая 2018 года обвиняемый, находясь в квартире по месту своего жительства, расположенной по улице Чертановской, на почве личных неприязненных отношений совершил убийство отца и своей бабушки. После чего расчленил тела и вывез фрагменты на принадлежащей ему автомашине в Битцевский и Кусковский лесопарки, где с целью сокрытия преступления их сжег.

Утром 06 мая 2018 года в овраге лесопарковой зоны были обнаружены обгоревшие тела мужчины и женщины с множественными рубленными, колото-резаными ранениями туловища, а также признаками отчленения верхних и нижних конечностей.

В этот же день молодой человек был задержан. При проведении обыска в квартире обнаружено орудие преступления, а также части останков потерпевших.

В ходе расследования уголовного дела Парфенов дал признательные показания.

Сегодня приговором суда Роману Парфенову назначено наказание в виде 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

теги: Преступность

Житель Москвы получил 17,5 лет колонии за убийство отца и бабушки

17:43 11.09.2019 — , Фото: Максим Богодвид

Житель Москвы Роман Парфенов приговорен к 17,5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима за убийство отца и бабушки в мае 2018 года, сообщается на сайте СК РФ.
По данным СК, 6 мая 2018 года в овраге лесопарковой зоны вблизи дома по улице Академика Янгеля в Москве были обнаружены обгоревшие тела мужчины и женщины с множественными рублеными, колото-резаными ранениями туловища, а также признаками отделения верхних и нижних конечностей. По подозрению в совершении данного преступления был задержан 24-летний молодой человек.
Как выяснили следователи, 5 мая 2018 года молодой человек на почве личных неприязненных отношений убил своих отца и бабушку, после чего расчленил тела и вывез части на машине в Битцевский и Кусковский лесопарки, где их сжег.
«Сегодня приговором суда Роману Парфенову назначено наказание в виде 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима», — говорится в сообщении.
Отмечается, что в ходе расследования уголовного дела Парфенов дал признательные показания.

теги: Преступность

В Москве на 17,5 лет осудили мужчину, убившего своего отца и бабушку

17:35 11.09.2019 —

В Москве осудили 25-летнего Романа Парфенова, которого обвиняли в совершении преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ «Убийство двух лиц», рассказала РИАМО в среду сотрудник пресс-службы ГСУ СК РФ по Москве Юлия Иванова.

«По данным следствия, 5 мая 2018 года обвиняемый, находясь в квартире по месту своего жительства, расположенной по улице Чертановской, на почве личных неприязненных отношений совершил убийство отца и бабушки», — рассказала Иванова.

После убийства родственников Парфенов расчленил тела, а фрагменты вывез в Битцевский и Кусковский лесопарки, где попытался сжечь. На следующий день их обнаружили в овраге. На телах были множественные рубленые и колото-резаные ранения.

В этот же день подозреваемого задержали. Обыскав квартиру, правоохранители нашли орудие убийства и часть останков убитых. Парфенов признал свою вину в содеянном.

В среду, 11 сентября, суд приговорил его к 17 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

теги: Преступность

Москвич осужден на 17,5 лет строгого режима за убийство и расчленение отца и бабушки

17:24 11.09.2019 —

Суд в столице вынес обвинительный приговор 25-летнему жителю Москвы, признанному виновным в убийстве двух родственников. Об этом сообщила Агентству городских новостей «Москва” старший помощник руководителя Главного следственного управления Следственного комитета (СК) России по городу Юлия Иванова.
Как установлено судом, 5 мая 2018 г. Роман Парфенов в квартире на ул. Чертановская из личной неприязни убил отца и бабушку. Он расчленил тела и на своем автомобиле вывез их фрагменты в Битцевский и Кусковский лесопарки, после чего поджег. На следующее утро в овраге лесопарковой зоны обнаружили обгоревшие тела мужчины и женщины с множественными рублеными и колото-резаными ранениями туловища, а также с признаками отчленения верхних и нижних конечностей. В тот же день Р.Парфенова задержали, а в квартире по его месту жительства нашли орудие преступления и фрагменты тел убитых.

«Собранные следственными органами доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении Р.Парфенова. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей УК РФ «Убийство двух лиц». Сегодня приговором суда ему назначено наказание в виде 17 лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима», — заявила Ю.Иванова.

Ранее Агентство «Москва” сообщало, что в мае 2018 г. в лесополосе в районе ул. Академика Янгеля заметили горевшие автомобильные покрышки. При тушении огня были обнаружены два сильно обгоревших тела — мужчины 1966 г. рождения и женщины 1932 г. рождения — с множественными ранениями. Вечером того же дня на ул. Чертановская сотрудники уголовного розыска задержали безработного гражданина 1994 г. рождения. Как выяснилось, мужчина убил потерпевших во время конфликта, трупы расчленил, фрагменты погрузил в ВАЗ-2109 и вывез в столичные лесопарки, где попытался сжечь, обложив покрышками.

теги: Преступность

Москвич убил и сжег родственников и сел на 17,5 лет

17:50 11.09.2019 —

Московский суд приговорил к 17,5 годам колонии строгого режима москвича Романа Парфенова, жестоко расправившегося с отцом и бабушкой в мае 2018 года. Об этом сообщается на сайте СК РФ.

Как ранее сообщал РЕН ТВ, тела убитых обнаружили в Битцевском парке пожарные, при бывшие на вызов. Тела лежали в кострище.

По подозрению в страшном убийстве был задержан 24-летний мужчина. Он объяснил, что убил родственников во время ссоры.

«Околдованный” ведьмой москвич расчленил и сжег родственников в Битцевском парке

Суд вынес приговор убийце, который сжег тела своих родных в Битцевском лесу

19:32 11.09.2019 — , Алексей Берковиц

Трагедия произошла весной прошлого года. Жертвами преступника стали его единственные близкие люди: отец и бабушка.

В Москве суд вынес приговор 25-летнему Роману Парфенову, который был признан виновным в убийстве собственного отца и пожилой бабушки. Как сообщает пресс-служба столичного Следкома, преступник отправится на 17,5 лет в колонию строгого режима.

По данным следствия, 5 мая 2018 года обвиняемый из-за неприязненных отношений с отцом и бабушкой убил их в своей квартире на улице Чертановской. После этого он расчленил тела, вывез фрагменты в Битцевский и Кусковский лесопарки, и сжег их. Однако уже на следующий день страшную находку обнаружили в овраге случайные прохожие, выгуливающие собаку. Тогда же Парфенова и задержали.

— При проведении обыска в квартире обнаружено орудие преступления, а также части останков потерпевших, — напоминает Следтвенный комитет. — В ходе расследования уголовного дела Парфенов дал признательные показания.

Ранее Лайф рассказывал о похожей трагической истории подростка из Ульяновска. В конце этого лета юноша убил бабушку, дедушку, маму, сестру и брата, а затем совершил давно запланированное самоубийство. Он отправил близкому другу голосовое сообщение, в котором рассказал о жестокой расправе над родными.

Отец парня связал массовое убийство с увлечением подростка компьютерными играми. Криминалист выдвинул свою версию трагедии — шизофрения.

теги: Преступность

Отец мальчика рассказал, что в момент ДТП был на работе. Он получил от жены СМС о том, что сына сбила машина, и поспешил на место аварии. «Я на нервах был после ДТП, находился в тумане, грозился убить детей водителя… 9 апреля мы встретились. Он, возможно, по настоянию адвоката, пытался выразить слова сочувствия и предложил выплатить 100 миллионов рублей. Вскоре деньги отдал».
Мужчина потребовал выплатить семье 700 млн рублей в качестве компенсации морального вреда: по 300 млн — для себя и жены, еще 100 млн рублей — для дедушки Артема, который также был признан потерпевшим.
— Я могу его наказать только деньгами. Суд накажет , он отсидит, выйдет, и пусть над ним висит обязанность выплат, чтобы он всю жизнь помнил, что натворил… Мера наказания? Он свою вину не осознал. Я настаиваю на максимальном .
Мужчина несколько раз подчеркнул, что обучал ребенка правилам дорожного движения, мальчик со второго класса сам ходил в школу — и никогда проблем не было: «Я сам себе не позволю нарушить ПДД и этому же учил ребенка».
Мама погибшего мальчика поддержала требования своего супруга.
— Позвонила мама друга Артема, сказала, что моего сына сбила машина. Я только спросила, жив ли он, — она тогда еще не знала… Ребенка не вернешь никакими деньгами. Это был мой единственный очень долгожданный ребенок. Я родила его в 30 лет, сейчас мне 42 — и я уже не смогу родить… Единственное, чем я могу его наказать, — это деньги.
Родители просят суд обратить особое внимание на количество нарушений, совершенное обвиняемым ранее: за последние несколько лет он 25 раз привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД, в том числе более 10 раз — за несоблюдение скоростного режима.
«В 2008-м — лишен на три месяца, в 2011-м — лишен на 6 месяцев, в 2014-м — на нем смерть ребенка. Высокий суд, только в вашей власти прервать эту страшную закономерность», — говорил знакомый с послужным списком водителя папа погибшего Артема.

Неискушенным покажется, что все ясно: «Водитель на внедорожнике убивает ребенка»

В суде опросили нескольких свидетелей: мужчину, сидевшего в припаркованном у перехода автомобиле, и студентку, проходившую по бульвару в момент ДТП, — они видели, что мальчик выбегал (а не выходил) на дорогу; родителей мальчика, с которым до ДТП играл Артем, и которые видели Volvo и слышали звук удара из окна. В деле фигурирует еще один свидетель, пожилая женщина, которая, по словам представителя потерпевших, через некоторое время после ДТП сама обратилась к родителям погибшего ребенка с готовностью дать показания — во время следствия она утверждала, что мальчик не перебегал, а спокойным шагом переходил через дорогу и был сбит на зебре. В судебном заседании, кстати, эта свидетель так и не появилась — но об этом чуть позже.
Основные вопросы, которые нужно было выяснить в процессе предварительного и судебного следствия: это скорость движения Volvo перед наездом и место, где был сбит ребенок — на переходе или за ним. Цифры и данные, полученные следователями и экспертами, не раз вызывали недоумение защиты: на основании следовой информации на месте ДТП эксперты смогли достоверно, путем точных математических расчетов установить лишь одну величину — скорость движения Volvo перед наездом была не менее 39,3 км/ч. В суд был вызвал эксперт, который подтвердил, что установить более точную скорость движения автомобиля в данном случае невозможно. Следователи с помощью следственных экспериментов (на которые, кстати, не были приглашены ни обвиняемый, ни потерпевшие — и это вызвало возмущение обеих сторон) рассчитали, что автомобиль ехал со скоростью 55 или 55,8 км/ч — на основании показаний все той же пожилой свидетельницы, которая после участия в следственном эксперименте отказалась подписывать протокол эксперимента, а позже — ни разу не явилась в суд.
Водителя же обвиняли именно в том, что он на 15 км/ч превысил разрешенную скорость движения, не уступил дорогу пешеходу, находившемуся на переходе, — и именно это находится в прямой причинно-следственной связи с наступившими в результате ДТП последствиями.
Позже в судебных прениях адвокат обвиняемого Наталья Морозова обратит на это внимание: «Единственные показатели скорости, которые суд может принимать как достоверные, — это «не менее 39,3 км/ч». Все остальное — субъективное мнение участников процесса и не более чем допущения».

— Неискушенным покажется, что все ясно: «Водитель на внедорожнике убивает ребенка». Но для того чтобы корректно разобраться в таком деле, нужны специальные познания в автотехнике, трассологии… Здесь же мы слышим «превысил скорость, не учел обзорность, не уступил дорогу, не предоставил преимущество». Не осталось ли у вас, высокий суд, чувства притянутости фактов?
Адвокат напоминает, что из нескольких свидетелей, на показания которых опирается обвинение, лишь два действительно — и это установлено — были непосредственно на месте ДТП в момент наезда. Оба они утверждают, что мальчик выбежал на дорогу вне перехода (точка его выхода, по их словам, в 8 метрах за зеброй), что он появился из-за домов и именно бежал наискосок навстречу автомобилю.
— Как ни прискорбно это осознавать, ребенок все же выбежал на дорогу вне перехода, и наезд произошел не на переходе, а в 30 см за ним .
По словам адвоката, среднестатистический ребенок такого возраста бежит со скоростью 11,5-15,4 км/ч: «Это значит, что за секунду он может преодолеть расстояние 3,19-4,27 м». От тротуара до предполагаемого места наезда — 5,5 м.
— Следствие считает, что его скорость была около 55 км/ч — и он не смог остановить машину. Но почему они не пошли дальше и не посмотрели, а мог ли бы водитель остановиться на разрешенной скорости 40 км/ч? Ведь первопричиной ДТП все же стал выход человека на проезжую часть вне пешеходного перехода, который было невозможно предвидеть?

Адвокат Наталья Морозова попросила суд принимать во внимание лишь достоверные факты и оправдать ее подзащитного: «Если разрешить всем детям переходить дорогу бегом и где угодно, сделать это законным — к каким последствиям это приведет? Государство возлагает на вас серьезную ответственность».
— Да, у него автомобиль чуть выше среднего класса, но это не значит, что можно носиться по улице!.. По бульвару Шевченко из-за его статуса, с учетом непредсказуемости детей — а их там живет много! — нужно ехать, как по двору, — не более 20 км/ч, — убеждал суд представитель потерпевших.

«У меня еще будет время подумать, в какое горе я вас окунул»

По мнению стороны гособвинения, вина водителя доказана полностью, она подтверждается показаниями свидетелей и письменными материалами дела: «Прошу признать его виновным и назначить наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии- поселении». Требования компенсации морального вреда обвинение поддержало в полном объеме.
…В последнем слове обвиняемый, обратившись к родителям погибшего мальчика, то сдерживал рыдания, то откровенно плакал.
— У меня было время подумать и еще будет, в какое горе я вас окунул… Нет горя страшнее, чем хоронить собственного ребенка. Я себе такого не представляю.
Я не хотел быть убийцей вашему Артему. Так получилось. Видит Бог, я не хотел. Я не понимаю, как это произошло. Я грызу себя постоянно, спрашиваю, мог ли я что-то сделать, и понимаю — не мог. Я уверен, что никаких пешеходов около перехода не было. А потом он… Он двигался быстро, я пытался уйти влево — и мы сошлись в этой трагической точке.
Я молюсь о вас, хочу верить, что у вас еще будет наследник, я буду просить Бога об этом. Мне очень хочется надеяться, что у вас все будет хорошо. Прошу простить меня, если это возможно. Я не знаю, что бы делал и как бы себя вел на вашем месте.
Суд признал 42-летнего Григория виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека, и приговорил его к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении, лишил права управлять автомобилем в течение 5 лет, а также удовлетворил требования компенсации морального вреда в пользу родителей и дедушки погибшего Артема в размере 350 млн рублей. Автомобиль Volvo XC90 обращен в счет возмещения.
Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *