Соотношение земельного права с уголовным

Главная / Государство и право / Правовая система

Правовая система Республики Беларусь исторически формировалась в условиях правовой культуры континентальной Европы. Она относится к так называемой семье романо-германского права, которая характеризуется довольно четкой структурированностью самого права, делением его на отрасли и институты. Основным источником права в Республике Беларусь, как и в других странах, где утвердилась романо-германская правовая система, являются нормативные правовые акты. Высшей юридической силой среди актов законодательства обладает Конституция Республики Беларусь. В качестве источников права выступают также нормативные договоры и в ограниченной мере – правовые обычаи.

В связи с развитием международных связей Республики Беларусь все большее значение для национальной правовой системы страны приобретает международное право. В статье 8 Конституции Республики Беларусь признается приоритет общепризнанных принципов международного права, предусматривается соответствие им национального законодательства. В Законе Республики Беларусь от 10 января 2000 года «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (статья 20) и в Законе Республики Беларусь от 23 июля 2008 года «О международных договорах Республики Беларусь» (статья 33) установлено, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего в стране законодательства.

Определяющую роль в правовой системе страны (в отношении правосознания, юридической практики, правовой науки, правовой культуры и др.) играет система права, представляющая собой объективно обусловленную характером общественных отношений внутреннюю организацию (структуру) права, которая выражается в единстве и согласованности взаимосвязанных правовых норм, их делении на отрасли (подотрасли) и институты.

Отрасль права — основное структурное подразделение системы права Республики Беларусь, представляющее собой наиболее крупную группу юридических норм, регулирующих качественно однородные общественные отношения. С учетом некоторых изменений, происшедших в последние годы, функционирующая в настоящее время система права Республики Беларусь состоит из следующих основных отраслей: конституционного права, гражданского права, административного права, уголовного права, трудового права, семейного права, земельного права, финансового права, уголовно-исполнительного права, гражданско-процессуального права, уголовно-процессуального права.

Конституционное право — отрасль права, нормы которой закрепляют основы конституционного строя, основные права, свободы и обязанности граждан Республики Беларусь, избирательную систему, систему высших органов государственной власти, судебных, прокурорских, контрольных органов, порядок их образования и компетенцию, систему местного управления и самоуправления, основы финансово-кредитной системы страны. Конституционное право является базовой отраслью для всех других отраслей права: их нормы основываются на конституционных положениях, конкретизируют, развивают эти положения. Основным источником конституционного права является Конституция Республики Беларусь, которая обладает высшей юридической силой. В случае расхождения других нормативных правовых актов с Конституцией действует Конституция.

Гражданское право — отрасль права, регулирующая имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Нормами гражданского права определяется правовое положение физических и юридических лиц, закрепляются различные виды собственности, устанавливается порядок возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Гражданские правоотношения регулируются нормами Конституции Республики Беларусь, и другими соответствующими этим законодательным актам нормативными правовыми актами.

Административное право — системная совокупность правовых норм, регулирующих отношения, складывающиеся в сфере государственного управления. Нормы административного права определяют участников административно-правовых отношений, их правовое положение, принципы организации и деятельности органов управления, устанавливают систему административных проступков и ответственность за их совершение. Содержатся нормы административного права главным образом в Конституции Республики Беларусь и в , а также в других законах, декретах и указах Президента Республики Беларусь, постановлениях Правительства Республики Беларусь, актах министерств, государственных комитетов и других органов.

Финансовое право — отрасль права, регулирующая отношения в сфере финансовой деятельности государственных органов, то есть деятельности по сбору и распределению денежных средств. Нормами этой отрасли права устанавливаются налоги и сборы, порядок их взимания в бюджет, регулируются взаимоотношения представительных, исполнительно-распорядительных, других государственных органов и организаций по поводу принятия и исполнения республиканского и местных бюджетов, отношения в сфере денежного обращения, осуществления валютных операций и др. Нормы финансового права содержатся в статьях раздела VII Конституции Республики Беларусь, , , в законах о республиканском бюджете, в декретах и указах Президента Республики Беларусь, постановлениях Правительства Республики Беларусь, Министерства финансов Республики Беларусь и др.

Земельное право — система правовых норм, регулирующих отношения, складывающиеся по поводу управления земельными ресурсами в целях обеспечения рационального использования земель и их охраны. В нормах этой отрасли устанавливается порядок распределения и использования земельного фонда Республики Беларусь, определяются права и обязанности землепользователей, порядок землеустройства, отвода и изъятия земельных участков, разрешения земельных споров и т.п. Земельные отношения регулируются соответствующими нормами Конституции Республики Беларусь, , другими законодательными и подзаконными актами.

Трудовое право — отрасль права, нормы которой регулируют общественные отношения по применению труда наемных работников на предприятиях, в учреждениях и в организациях всех форм собственности, вопросы заключения и расторжения трудового договора, рабочего времени, времени отдыха, оплаты труда, внутреннего трудового распорядка, трудовой дисциплины, материальной ответственности и др. Основными источниками трудового права являются Конституция Республики Беларусь, , другие законодательные и подзаконные нормативные акты.

Семейное право как отрасль национального права регулирует отношения, связанные с браком и принадлежностью человека к семье. Его нормы определяют порядок вступления в брак и его прекращения, регулируют личные и имущественные отношения супругов и других членов семьи, отношения усыновления, опеки, попечительства, устанавливают порядок регистрации актов гражданского состояния и др. Нормы семейного права содержатся в Конституции Республики Беларусь, в , других актах законодательства.

Уголовное право как отрасль права объединяет нормы, которые определяют круг противоправных деяний, признаваемых преступлениями, закрепляют основания и условия уголовной ответственности, устанавливают наказания и иные меры уголовной ответственности, которые применяются к лицам, совершившим преступления. Единственным источником уголовного права является , который основывается на Конституции Республики Беларусь, общепризнанных принципах и нормах международного права.

Уголовно-исполнительное право — совокупность правовых норм, регулирующих порядок и условия отбывания уголовного наказания, назначенного судом, и деятельность органов и учреждений, исполняющих наказание. Основным актом, содержащим нормы уголовно-исполнительного права, является .

Уголовно-процессуальное право — это система правовых норм, определяющих порядок производства по уголовным делам. Ими регулируется деятельность органов дознания, предварительного расследования, прокуратуры, суда по возбуждению, расследованию и рассмотрению уголовных дел, правовое положение участников уголовного процесса, порядок сбора и оценки доказательств, вынесения приговоров, их обжалования и т.п. Правовым актом, содержащим нормы уголовно-процессуального права, является .

Гражданско-процессуальное право — отрасль права, регулирующая порядок судопроизводства по гражданским, семейным, трудовым и некоторым другим делам. Его нормы регламентируют деятельность судов, всех других участников гражданского процесса, устанавливают подведомственность и подсудность возникающих споров, права и обязанности участников процесса, порядок разбирательства, вынесения судебных решений, их обжалования, исполнения и др. Источниками гражданско-процессуального права являются и .

Система права, формирующаяся на объективной основе, обусловливает внешнюю структуру — форму национального права. Правовые нормы, составляющие содержание отраслей и институтов права, обязательно приобретают и внешнее выражение в виде статей нормативных правовых актов, то есть проявляются в формулировках действующего законодательства. С учетом этого обстоятельства формируется система законодательства, которая определяется как системная совокупность нормативных правовых актов, располагаемых (группируемых) в соответствии с отраслями права и целями государственного управления в той или иной сфере общественных отношений.

Таким образом, система права страны и система национального законодательства неразрывно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Они соотносятся между собой как содержание и форма одного и того же явления — права. Так, гражданскому праву как отрасли права соответствует гражданское законодательство, административному праву — административное законодательство, трудовому праву — трудовое законодательство и т.д.

В этом смысле система права и система законодательства в основном совпадают. Но между ними возможны и расхождения. Предмет регулирования отраслей законодательства может быть не столь однороден, как предмет отрасли права. Нормативные правовые акты могут быть рассчитаны на регулирование не вида, а сферы общественных отношений (здравоохранения, культуры, науки и т.п.). Такие нормативные акты объединяют в себе нормы различных отраслей права, что с практической точки зрения не может быть признано в должной мере рациональным.

Таким образом, в систему законодательства входят две группы отраслей. В первую, основную группу входят отрасли законодательства, которые формируются на основе отраслей права. Другую группу составляют так называемые комплексные отрасли законодательства, образуемые посредством сочетания правовых норм, относящихся к разным отраслям права. Это хозяйственное, экологическое, аграрное и тому подобное законодательство. Однако и эти отрасли законодательства обладают известной степенью единства, поскольку регулируют определенную сферу общественных отношений и обеспечивают решение важных управленческих задач.

Будучи, как правило, обусловленной системой права, система законодательства в свою очередь влияет на систему права. Это влияние особенно заметно в процессе кодификации законодательства. Кодификация законодательства на отраслевой основе позволяет успешно обнаруживать и устранять пробелы и противоречия в отраслевом материале, способствуя совершенствованию национальной правовой системы.

Вопрос о месте земельного права в системе российского права остается дискуссионным. Начало ожесточенных споров приходится на 90-е годы XX в., т.е. на период перехода к рыночным отношениям, когда земля, как и другие природные объекты, перешла в сферу особого сочетания интересов, главным образом, частных имущественных и публичных экологических, поставив вопрос об отнесении земельно-правовых норм к гражданскому, экологическому отраслям права либо о признании этой отрасли самостоятельной.

В 90-х годах прошлого столетия по этому вопросу существовало несколько мнений. Так, была распространена точка зрения, в соответствии с которой земельное право признается самостоятельной отраслью права, стоящей в одном ряду, но не совпадающей с гражданским, административным, конституционным, экологическим и другими отраслями права. По мнению одних авторов, земельное право составляет «…отдельную отрасль национальной правовой системы». Другие авторы также считают, что «земельное право занимает самостоятельное место в общей системе права». Хотя далее в противоречие этому утверждению заявляют о «комплексном характере земельного права» и даже, что «предметом земельного права являются земельные отношения, которые представляют собой комплекс имущественных и управленческих отношений». Последнее утверждение практически дискредитирует ранее высказанную мысль о том, что земельное право – это самостоятельная отрасль, так как, по мнению указанных авторов, собственного, уникального, не присущего другим отраслям права предмета правового регулирования у него нет – это «комплекс имущественных и управленческих отношений». Более ясно о самостоятельности отрасли земельного права высказываются О. И. Крассов, И. А. Иконицкая, а также коллектив авторов учебника «Земельное право» под редакцией А. П. Анисимова.

Опираясь на точку зрения известного теоретика права С. С. Алексеева относительно типа правового регулирования как критерия разделения системы права на отрасли, Г. А. Волков утверждает, что на основании этого критерия земельное право можно признать отраслью права, которую следует отграничивать от гражданского права. По мнению Г. А. Волкова, «разрешительный тип правового регулирования общественных отношений не характерен для гражданского права, но свойственен именно земельному праву, иным природоресурсным отраслям права, экологическому праву». Из этого утверждения можно сделать и еще один вывод – земельное право, с точки зрения Г. А. Волкова, также не входит и в экологическое право, а входит в некое сообщество отраслей под названием «природоресурсное право», т.е. в общем-то и не обладает полной самостоятельностью.

Μ. М. Бринчуком высказывается иная точка зрения, в соответствии с которой земельное право входит в систему экологического права. Так, говоря о системе экологического права как комплексной отрасли, он указывает на наличие в его системе сформировавшихся и признанных отраслей права – земельного, горного, водного, лесного, фаунистического и воздухоохранного. Не углубляясь в дискуссию относительно комплексности экологического права, что, по мнению автора, выражается в объединении под общим названием других отраслей, все же следует отметить основную мысль о том, что земельное право, хотя и отрасль, по образует наравне с другими (горным, водным и т.д.) экологическое право. Свою точку зрения Μ. М. Бринчук выдерживает и в последующих работах.

В начале XXI в. специалисты земельного права по-разному высказываются относительно места земельного права в системе права. Так, авторы более позднего учебника «Земельное право» под редакцией С. А. Боголюбова вообще избегают ясных разъяснений по этому вопросу, говоря лишь о связи земельного права с природоресурсным, гражданским и экологическим правом. Правда, по тексту учебника активно используется словосочетание «отрасль земельного права». О связи земельного права с лесным, водным, горным, а также экологическим, которая обусловлена «органическим единством земли и других природных ресурсов», вероятно подразумевая самостоятельность земельного права, говорит автор Курса лекций «Земельное право» Н. А. Сыродоев. Если соотношение с экологическим, лесным, водным и другими оценивается только как «связь», то применительно к гражданскому праву Н. А. Сыродоев абсолютно уверен: «Выводы о поглощении земельного права гражданским нельзя признать верными и точными». В противовес позиции авторского коллектива, выраженной в вышеупомянутом учебнике «Земельное право» под редакцией С. А. Боголюбова (М» 1998), уже сам С. А. Боголюбов в собственном учебнике «Экологическое право» (М., 1999) утверждает, что составной частью экологического права является «природоресурсное право, призванное обеспечить охрану и рациональное использование отдельных природных ресурсов – земли, ее недр, вод, лесов, животного мира и атмосферного воздуха». В авторском учебнике «Земельное право» 2011 г. С. А. Боголюбов по вопросу о месте земельного права и его соотношении с другими отраслями права все же не вносит ясности. С одной стороны, он утверждает, что «земельное право признается частью природоресурсного и экологического права, которые включают регулирование отдельных элементов нашего «природного дома”», с другой, говорит о земельном праве как «отрасли российского права».

Все вышеприведенные точки зрения требуют особого анализа, исследования и обобщения, что, вероятно, в рамках учебника сделать полноценно невозможно. Но одно можно сказать: в кругу юристов, специализирующихся в этой области, отсутствует единая последовательно защищаемая позиция относительно места земельного права в правовой системе России.

В цивилистической науке 90-х годов XX в., в противовес убеждениям специалистов в области земельного права, высказывалось мнение, что земельное право как самостоятельная структурная единица не существует, а нормы, касающиеся земли, распределены между гражданским, административным, конституционным, экологическим, уголовным и другими отраслями права.

В настоящее время теории 90-х годов XX в. немного изменились, а некоторые теоретики поменяли свои пристрастия. Так, теория, выраженная цивилистами, сегодня звучит более мягко, хотя, по сути, сохраняется цивилистический подход к пониманию места земельного права. По мнению Е. А. Суханова, земельное право существует, но формируется по остаточному принципу, т.е. в его систему входит лишь то, что остается после гражданского и административного отраслей права. На таком понимании строится и Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренная решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, в соответствии с которой отношения собственности на землю и другие природные ресурсы должны исключительно регулироваться ГК РФ. Следует при этом иметь в виду, что с отношениями собственности прямо связаны и отношения землепользования, а порой и многие иные отношения по поводу земли, разделить которые путем самостоятельного правового регулирования в отдельных нормативных правовых актах невозможно. По сути, при таком подходе говорить о земельном праве как самостоятельной структурной единице в российской системе права не приходится. Не совсем определенно, но скорее в пользу поглощения земельного права гражданским, высказывается профессор Н. Д. Егоров. Так, он утверждает, что «по мере перехода к рыночной экономике земля и другие природные ресурсы втягиваются в товарный оборот, участники которого руководствуются частными интересами. В соответствии с этим общественные отношения по поводу природных объектов приобретают частный характер, включаясь тем самым в предмет гражданского права». Не совсем понятно, подразумевал ли автор то, что все отношения по поводу природных объектов включаются в предмет гражданского права либо лишь те (хотя он их не обозначил), которые носят частный характер. Но одно ясно – Н. Д. Егоров считает, что земельное право, равно как и горное, водное и лесное право, все же входит в систему гражданского нрава, не уточняя, в каком объеме.

Для того чтобы разобраться в достоинствах и недостатках различных точек зрения и сделать свой выбор, следует вернуться к таким понятиям, как «отрасль права», «предмет отрасли права», «система отрасли права».

Система российского права слагается из структурных элементов, включающих отрасли, институты и нормы права. Основным критерием, по которому принято выделять отрасль права, является наличие самостоятельного предмета правового регулирования, не совпадающего с предметом правового регулирования других отраслей.

Предметом любой отрасли права выступает обособленная группа общественных отношений, объединяемых в зависимости от наличия особого объекта общественных отношений либо по признаку особого субъектного состава, либо выделения особой сферы жизнедеятельности общества и др. Соответственно, могут быть выделены следующие отношения: гражданские (имущественные и личные неимущественные), административные (с участием органов государственной власти), аграрные (в сфере сельского хозяйства). Отношения в рамках каждой отрасли регулируются на основе собственных принципов, которые определяют, каким образом следует регулировать те или иные общественные отношения. В рамках данной схемы могут быть обособлены и земельные отношения, так как здесь имеется свой самостоятельный предмет – земельные отношения как отношения по поводу земли.

Если остановиться на этом, то можно считать доказанным, что земельное право, как утверждалось ранее и частично утверждается и сегодня специалистами земельного права, – независимая отрасль права, стоящая в одном ряду и не совпадающая с другими отраслями права. Но эта точка зрения уязвима.

Земля как объект земельных отношений в правовом смысле категория неоднородная. Она – часть единой окружающей природной среды, выступающей в единстве и взаимосвязи со всеми другими элементами природы, часть материального мира, стоящего вне общества. Одновременно земля объявлена недвижимым имуществом наряду со зданиями и сооружениями, воздушными и морскими судами, другими объектами материального мира, вошедшими в структуру общества. Такая правовая неоднородность земли позволяет разделить земельные отношения, по крайней мере, на две части – экологические и гражданские. Отсюда есть основания утверждать, как это сделано в цивилистической науке, что земельного права как самостоятельной отрасли права нет, так как не существует земельных отношений как обособленной единой группы отношений. Все их многообразие можно поделить между гражданским и экологическим правом или же, еще более детально, закрепить за административным правом исполнительно-распорядительную деятельность органов государственной власти по поводу земли, за финансовым правом – все денежные аспекты земельных отношений, за гражданским правом – отношения, связанные с оборотом земель, а отношения по охране земель оставить экологическому праву. Соответственно, все эти группы отношений будут регулироваться на основе собственных принципов соответствующей отрасли и в соответствии с провозглашенной целью. Земля как единый объект, но со сложным статусом (природный объект, природный ресурс, недвижимость) в этом случае будет разорвана между порой противоборствующими и несовместимыми интересами. Такой подход вряд ли приемлем.

Наконец, если более внимательно подойти к определению назначения и роли земли как объекта земельных отношений, ее правовых и естественнонаучных характеристик, то можно подвергнуть сомнению адекватность предыдущих позиций, т.е. земельное право – самостоятельная отрасль (позиция специалистов земельного права) и земельное право не существует, а разделено между различными иными отраслями (цивилистическая позиция).

Попробуем предложить следующую аргументацию. Земля – часть единого мира природы. Это явление объективно и не зависит от желаний или решений людей. Земля существует и развивается по законам природы, не подвластным человеку. Человек не создавал землю, как он создавал здания и сооружения. Она досталась ему в процессе эволюционного развития природы. Как бы землю ни называли, какие бы ни давали ей юридические определения, она не перестает быть частью природы. Российское право не отрицает этого: Закон об охране окружающей среды к компонентам окружающей среды относит землю наряду с другими природными объектами – недрами, лесами, животным миром и т.д. Все компоненты природы, отдельные экосистемы, окружающая среда в целом являются объектами охраны окружающей среды. Это означает, что при реализации любых отношений по поводу земли как части окружающей среды, включая отношения собственности, устанавливаются экологические требования, в том числе ограничения прав собственности и пользования, исходя из экологических интересов и на основе принципов экологического права.

Одновременно земельные участки были объявлены недвижимостью в соответствии с Указом Президента РФ от 27.10.1993 № 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России», общественные отношения по поводу которой должны подчиняться правилам, установленным в интересах защиты неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав. Позднее не земля, а лишь земельные участки были включены в состав объектов недвижимого имущества (ст. 130 ГК РФ), что, однако не меняет существа вопроса. В любом случае земельный участок – это не что-то совершенно иное, а всего лишь индивидуально отграниченная в процессе учетной деятельности часть земли. Став недвижимой вещью по воле законодателя, земля и земельный участок как часть земли не перестали быть частью природы, в то время как, оставаясь частью природы, объектом экологических отношений, земля может и не быть недвижимой вещью и тем самым выйти из сферы регулирования гражданского права. Таким образом, стоит изменить волю законодателя и отказаться от признания земельного участка недвижимой вещью, и вопрос о месте земельного права и его соотношения с гражданским правом будет решен без дискуссий. Изменить же понимание земли как части природы – вне воли законодателя. Это объективный закон природы, непонимание и игнорирование которого при регулировании земельных отношений может повлечь опасные социальные и экономические последствия. Как сегодня в век научно-технического прогресса, так и в обозримом будущем земля останется незаменимой основой жизни людей и источником природных благ. Ее полезная значимость для людей на долгие годы может быть обеспечена только при условии регулирования земельных отношений, в том числе отношений собственности, па основе принципов и целей экологического права.

Надо отметить, что российское законодательство отражает такое соотношение экологического (и земельного) и гражданского права. В частности, в ст. 36 Конституции РФ закреплено, что свобода владеть, пользоваться и распоряжаться землей ограничивается интересами охраны окружающей среды, связанными с недопущением причинения экологического ущерба.

В данной статье Конституции РФ экологические интересы, включающие интересы, связанные с обеспечением рационального использования и охраны земель, ставятся выше, чем свобода владеть, пользоваться и распоряжаться земельными участками, находящимися в частной собственности. Исходя из этих рассуждений, можно сделать вывод о том, что земельные отношения являются частью экологических, а земельное право – частью экологического права. Другими составными частями – подотраслями экологического права, стоящими в одном ряду с земельным правом, являются лесное, водное, горное, атмосферное, фаунистическое право. Объектами соответствующих общественных отношений являются леса, воды, недра, атмосферный воздух, животный мир, другие компоненты природы, которые обладают равной общественной значимостью и во взаимодействии с землей образуют единый мир природы.

Следуя сложившейся терминологии, а также в соответствии с выработанной выше позицией относительно места земельного права в системе российского права, земельное право будет правильнее именовать подотраслью экологического права. Вместе с тем в научной и учебной юридической литературе в интересах удобства, лаконичности, с учетом сложившейся привычки вполне допустимо пользоваться термином «отрасль земельного права», не забывая, однако, что этот термин многозначен и может отражать, по крайней мере, одну из трех позиций, обсужденных выше, – земельное право как подотрасль экологического права, земельное право как часть гражданского права, земельное право как самостоятельная отрасль. В контексте данного учебника нередко будет использоваться словосочетание «отрасль земельного права», в котором будет заложено убеждение в том, что земельное право не обладает самостоятельностью наравне с конституционным, административным и другими отраслями права, не входит в систему гражданского права, а является составной единицей экологического права.

Зависимое место земельного права как подотрасли экологического права не препятствует выделению земельного права в качестве самостоятельной учебной дисциплины либо самостоятельной сферы научных исследований. Значительный нормативный материал, земельная реформа, занявшая важное место в системе экономических и политических реформ России, существенные изменения в системе и структуре земельного права заставляют уделить особое внимание изучению громадного и сложного массива нормативных правовых и научных источников, обширной практике реализации земельного законодательства в рамках учебной и научной дисциплины «Земельное право». Изучение земельного права в полном объеме по курсу «Экологическое право» создало бы дисбаланс в распределении учебного материала, значительно удлинило бы курс, хотя как альтернатива построения курса «Экологическое право» не может быть вычеркнута. Таким образом, выделение самостоятельного учебного курса «Земельное право» и ведение научных исследований по тематике земельного права вполне оправдано сегодняшними практическими потребностями. При возникновении необходимых условий также самостоятельно может преподаваться курс лесного права, водного права, горного права и других подотраслей экологического права. Но преподавание самостоятельного учебного курса не следует соотносить с признанием независимости одноименной отрасли права.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *