Список санкционных лекарств

Напомним, в декабре этого года Комитет по оценке рисков Европейского агентства лекарственных средств (PRAC/EMA) рекомендовал отозвать разрешение на продажу обезболивающих, которые содержат флупиртин. Как оказалось, из-за него у пациентов могут возникать серьезные проблемы с печенью, в том числе развитие тяжелой печеночной недостаточности.

До решения европейского агентства на отечественном фармрынке было представлено 4 препарата с действующим веществом «флупиртин»: «Катадолон» компании Teva (Израиль), «Флугестик» (Индия), отечественные обезболивающие — «Нолодатак» («Акрихин») и «Нейродолон» (ЗАО «Канонфарма продакшн»). В начале мая решение об отзыве флупиртина приняла компания Teva (представитель компании «Тева Фармацевтические предприятия Лтд», Израиль). Как говорится в письме фармкомпании, она «принимает рекомендации PRAC и информирует о принятом решении отозвать из обращения на территории РФ все серии лекарственных препаратов, содержащих флупиртин». Teva попросила немедленно остановить реализацию этих лекарств и сообщить клиентам о приостановке обращения препаратов. Производитель готов принять возврат серий лекарств, находящихся в обращении в России.

Читайте также: Генетики рассказали об опасности лекарств для снижения холестерина

«Доктор Питер» проверил, как о безопасности пациентов заботятся производители и продавцы. В нескольких справочных службах аптечных сетей «Доктору Питеру» сообщили, что «Катадолон» все еще можно купить в Петербурге, однако после обращения в конкретные аптеки выяснилось, что этого лекарства там все-таки нет.

Снят с продаж и другой препарат с флупиртином — индийский «Флугесик» производства «Люпин Лимитед».

При этом возможные риски для здоровья пациентов проигнорировали российские производители. Как выяснил «Доктор Питер», отечественные обезболивающие с флупиртином «Нолодатак» («Акрихин») и «Нейродолон» (ЗАО «Канонфарма продакшн») продолжают продаваться во всех крупных аптечных сетях Петербурга. О том, что их можно приобрести, сообщили в аптеках «Фиалка», «Невис», «Радуга», «Первая помощь», «Петрофарм» и др.

Справка

Вещество флупиртин — анальгетик центрального действия. По силе действия с одной стороны его сравнивают с парацетамолом, трамадолом и кодеином, а с другой — с метадоном и морфином. Препараты с флупиртином назначаются для лечения разных болей — например, при злокачественных новообразованиях, спазмах, после ортопедических операций или хирургических вмешательств, потребовавшихся после тяжелых травм.

Читайте также: Из стационаров изымают наркотический анальгетик, вызвавший нежелательную реакцию

Смягчение позиции Госдумы в вопросе о контрсанкциях, в частности в сфере медицины, связано с непопулярностью первоначально предложенных мер, отметил заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов. «В обществе это вызвало беспокойство, и от этого решили отказаться», — пояснил он.

Жесткие заявления руководства Думы и первая редакция законопроекта имели цель обозначить свою ответную реакцию на жесткие действия Запада, объясняет политолог Евгений Минченко. По его мнению, когда вносился закон, никто не успел просчитать реальные последствия. «Впоследствии руководство Думы осознало, что необходимо смягчить позицию», — сказал эксперт. Власти поняли, что погорячились, согласился с ним политолог Аббас Галлямов. Экономическая логика возобладала над политической, уверен он.

Запреты первой версии

Проект закона об ответных мерах на санкции США предусматривал запрет или введение ограничений на закупки Россией лекарственных средств из США и поддержавших американские санкции государств. Кроме того, в России должны были быть введены ограничения на ввоз из указанных стран табачной, алкогольной и сельскохозяйственной продукции. Депутаты предлагали запретить или ограничить «допуск в Россию технологического оборудования и программного обеспечения» из США, а также приостановить сотрудничество с Соединенными Штатами в атомной, авиастроительной и ракетно-двигательной отраслях.

Кто был против

Некоторые положения первой версии законопроекта об ответных​ санкциях вызвали резкую критику, в том числе со стороны медицинского сообщества и представителей госкомпаний, крупного бизнеса. «Нельзя в ответ на санкции бомбить Воронеж. Вводить ответные меры надо очень взвешенно, так, чтобы не нанести ущерб интересам российской промышленности», — говорил РБК директор по международному сотрудничеству и региональной политике «Ростеха» Виктор Кладов.

Совладелец крупнейшего в мире производителя титана, корпорации «ВСМПО-Ависма», Михаил Шелков и вовсе заявил РБК, что закон о контрсанкциях подготовлен «вредителями». Ограничение торговли титаном могло отразиться на контрактах компании, в том числе с Boeing и Airbus.

Предложение внести в санкционный список иностранные лекарства раскритиковали профильные комитеты Совета Федерации. Комитет по социальной политике верхней палаты в отзыве на законопроект выразил опасения, что ограничения на ввоз иностранных лекарств в Россию могут привести к нехватке необходимых препаратов либо вынудят значительно повысить цены на лекарства, не входящие в перечень жизненно необходимых.​

Вместо отраслевых запретов в законопроекте появилась норма о помощи пострадавшим от западных санкций. Депутаты планируют рекомендовать правительству при подготовке проекта федерального закона о бюджете на 2019 год и плановый период 2020–2021 годов рассмотреть вопрос об оказании поддержки из бюджета отраслям экономики, отдельным отечественным предприятиям и моногородам в связи с введением санкций иностранных государств.

Кроме того, в новой версии документа говорится, что «для минимизации угрозы интересам и безопасности России» и ее граждан из-за санкций будет достаточно прекратить или приостановить международное сотрудничество России и российских компаний с «недружественными иностранными государствами и организациями, находящимися в их юрисдикции». Законопроект также предполагает «запрет или ограничение ввоза в Россию продукции или сырья из недружественных иностранных государств».

Еще одной ответной мерой должен стать «запрет или ограничение на вывоз» из страны продукции «гражданами или организациями из недружественных стран». Помимо этого, «недружественным странам» и находящимся в их юрисдикции компаниям российские депутаты предложили запретить или ограничить возможность оказания услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Гражданам и организациям из поддержавших американские санкции стран могут запретить участвовать в приватизации российского государственного или муниципального имущества.

Остальные ответные меры авторы законопроекта предложили вводить «в соответствии с решением президента». Санкции могут вводиться и отменяться президентом на основании предложений Совета безопасности, прописано в новой версии документа.

Участвовавший в заседании Совета по законотворчеству президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин выразил уверенность в том, что вводить контрсанкции правительство должно только после консультаций с бизнесом. ​»Нужно законодательно обязать правительство провести до введения ответных санкций калькуляцию их экономических последствий и не допустить нанесения ущерба российской экономике», — передает слова Катырина пресс-служба ТПП.

Передумали за день

Накануне, 10 мая, комитет Госдумы по охране здоровья поддержал законопроект с учетом запрета на ввоз лекарств и даже был готов включиться в работу над формированием перечня запрещенных медикаментов. Против такого решения не проголосовал никто, два депутата воздержались — Алексей Куринный (КПРФ) и Федот Тумусов («Справедливая Россия»). «Я предложил законопроект одобрить, но исключить из него слова «лекарственные средства» или «медицинские изделия», поэтому я не стал голосовать целиком против законопроекта, но и поддержать его не мог», — пояснил РБК свое решение Тумусов.

Сразу после заседания Совета по законотворчеству 11 мая состоялось заседание комитета Госдумы по экономической политике, промышленности и предпринимательству, который является ответственным за обсуждаемый законопроект. Как заявил глава комитета Сергей Жигарев, решение уйти от конкретизации отраслей промышленных предприятий и направлений «никоим образом не ущемляет, а наоборот, расширяет возможности поддержки наших граждан». По словам Жигарева, это расширит «сферу мер, при которых правительство и президент с учетом динамичности меняющейся политической, международной и экономической обстановки сами определяют направления, которые отвечают контрсанкциям».

Жигарев отметил, что на 10 мая в комитет поступило более 80 предложений к законопроекту от правительства, Совета безопасности, администрации президента, а также более 130 обращений от разного рода промышленных предприятий.

Первое чтение без изменений

Первое чтение законопроекта запланировано на 15 мая. Совет по законотворчеству при председателе Госдумы — это консультативный орган, состоящий из председателя палаты, вице-спикеров, глав комитетов и приглашенных экспертов. Регламентной базы у документов, одобренных на совете 11 мая, нет, но это консолидированная позиция руководства Думы, отметила Шульман. При этом 15 мая, по ее словам, в первом чтении документ будет принят в прежней редакции, чтобы не нарушать регламент Госдумы, рассказала она.

Для противодействия санкциям была анонсирована другая мера. В понедельник, 14 мая, в Госдуму планируется внести проект закона, разработанного спикерами обеих палат парламента Вячеславом Володиным и Валентиной Матвиенко при участии лидеров всех четырех фракций Госдумы. Он устанавливает уголовную ответственность за оказание властям других государств помощи в введении санкций против российских граждан и компаний. По данным ТАСС, документ предлагает дополнить Уголовный кодекс новой статьей, в соответствии с которой будет караться совершение россиянином любых «умышленных действий», способствующих введению са​нкций против «российских частных и публичных субъектов, а также подконтрольных им лиц». Преступлением, в частности, будет считаться «предоставление рекомендаций и передача сведений», которые привели или даже просто «могли привести» к введению санкций.​

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *