Среднее образование в СССР

За успехами Советского Союза постоянно пристально следили за рубежом. Стоило СССР запустить первый искусственный спутник Земли, как система подготовки специалистов в советских школах и вузах стала предметом пристального изучения западных экспертов. Аналитическая записка под названием «Подготовка научных и технических кадров в СССР» (Scientific and Technological Training and Manpower in the USSR) была подготовлена для комитета НАТО по науке. Документ, датированный 13 мая 1959 года, на сайте Североатлантического союза. В материале profiok.com изложены основные положения этого документа (желающие могут на английском или французском языке, шифр документа AC/137-D/40).

Конечно, для сегодняшней России возврат к советской системе образования невозможен. Но многие подходы, описанные аналитиками НАТО, не выглядят устаревшими даже спустя почти шесть десятилетий. Может быть, стоит пристальнее изучить собственное прошлое и использовать то, что уже было налажено и работало эффективно? Хотя бы на уровне логики…

Введение

Сорок лет назад, когда был образован СССР, страна столкнулась с серьёзными трудностями: голод, отсутствие энтузиазма у граждан, нерешённые социальные проблемы, низкая грамотность населения, нехватка квалифицированных специалистов. Рациональное использование территорий и благоприятные климатические условия – вот, пожалуй, все факторы, которые могли влиять на укрепление мощи страны. И тем не менее 40 лет спустя СССР оспаривает право США на мировое господство. Этому достижению в новейшей истории нет равных.

Факторы, которые способствовали быстрому прорыву в научном и техническом образовании

Прогрессу в СССР способствовал целый ряд факторов, и перечислить их все в одном аналитическом документе невозможно. Кроме того, здесь рассматривается только научно-техническое образование, однако многое из перечисленного ниже может быть отнесено и к другим сферам. Особое внимание в этом документе отводится отличию советского опыта от практики, принятой в западных странах.

  • Руководители – «технари». Руководство страны с самого начала отдавало себе отчёт, что наука и техника – важнейшие инструменты для достижения целей коммунизма. Более сорока лет внимание уделялось изучению технических дисциплин – неудивительно, что многие советские руководители имеют техническое образование. Так, техническое образование получили первый заместитель и девять из тринадцати заместителей председателя Совета Министров. Президент Академии наук СССР является членом Президиума (аналог кабинета премьер-министра Великобритании). Стоит ли говорить, что в таком случае научно-технологические проекты имеют гораздо больше шансов на утверждение, чем на Западе.
  • Централизованная система планирования и контроля. Суть подхода такова: каждое министерство прогнозирует свои потребности в ресурсах на пять (а теперь и на семь) лет, отталкиваясь от общих директив руководства страны. Прогнозы сопоставляются друг с другом и ежегодно корректируются в соответствии с реальной ситуацией. На основе этих прогнозов Государственный плановый комитет разрабатывает планы. При этом разделы планов, затрагивающие научно-технические вопросы, утверждаются Академией наук. Такой подход обеспечивает явные преимущества при реализации программ подготовки специалистов: есть возможность задать единый образовательный стандарт для всей страны, в отличие от неоднородной системы образования в западных странах. Кроме того, согласование планирования и производства позволяет избежать безработицы, а на тех рабочих местах, которые нужны государству, оказываются люди с соответствующей квалификацией.
  • Молодые специалисты – в распоряжении государства. Практически все, кто обучается сверх установленного образовательного минимума, проходят обучение за государственный счёт. Взамен требуется, чтобы выпускники после завершения обучения отработали три года по распределению. Таким образом, около 750 тысяч специалистов с высшим образованием и более миллиона со средним специальным оказываются в резерве государства. Они могут быть в любой момент использованы при решении приоритетных государственных задач.
  • Узкая специализация. СССР – большая страна. Поэтому она может позволить себе организовать изучение отдельных «узких» предметов вроде устройства паровых котлов или проектирования гироскопов. В западных странах из-за небольшого количества учащихся и педагогов по такой тематике есть всего лишь курсы не лучшего качества.
  • Тщательное изучение западных источников. Не позднее двух месяцев после публикации западные научные и технические материалы оказываются в советских учреждениях в переведённом виде. Институт научной информации Академии наук СССР располагает самой полной службой реферирования (тематический рубрикатор – profiok.com) в мире. Кроме того, при необходимости Советы получают информацию путём шпионажа.
  • «Самовоспроизведение». На протяжении значительного периода времени обученные кадры не направляются на производство, а возвращаются в систему образования, чтобы подготовить ещё больше квалифицированных специалистов. В Советском Союзе преподавание – престижная и хорошо оплачиваемая работа. В итоге ежегодный прирост обученных кадров в СССР составляет 7 процентов (против 3,5 процентов в США и 3 процентов в Великобритании).
  • Акцент на изучении фундаментальных дисциплин. Все учебные программы в СССР делают упор на углублённое изучение фундаментальных дисциплин. Мы изучили 200 учебных планов по техническим профессиям. В каждом из них 10 процентов времени отводится высшей математике и столько же – физике. Таким образом, можно сделать вывод, что рост количества обученных специалистов и ощутимый технологический прогресс достигаются не за счёт «поверхностных» действий.
  • Подготовка педагогов – задача номер один. Каждый новый этап научно-технического прогресса в СССР сопровождается соответствующей программой подготовки преподавателей. Например, с 1955 года в МГУ начали готовить преподавателей по программированию.
  • Действенная пропаганда. За счёт пропаганды советские люди всё время помнят о национальных целях и радуются при достижении этих целей. Если нужно заполнить рабочие места, на которые люди идут без большого желания, с помощью пропаганды работа в таких местах изображается в виде увлекательного испытания. Молодые люди готовы трудиться на благо страны в не самых привлекательных условиях.

Ступени образования в СССР

Обучение в советских школах начинается с семи лет и продолжается семь лет. Стоит задача к 1960 году сделать общедоступной десятилетнюю школу. По мере выполнения этого плана там, где десятилетка стала доступной, местные законы делают её обязательной. В результате за последние пять лет число молодых людей, закончивших 10 классов, выросло с 440 тысяч до полутора миллионов в год. Юноши и девушки обучаются по одной и той же программе. Последние три года, то есть с восьмого по десятый класс, 42 процента учебного времени отводится на изучение математики, физики и химии. Выпускника советской десятилетки, конечно, не стоит сравнивать с выпускниками английских или французских гимназий с научным уклоном, но если говорить о среднем уровне в технических дисциплинах, то абсолютно у всех, кто закончил 10-летнюю школу в СССР, он выше, чем на Западе.

После окончания семи классов школьник может пойти работать, но количество таких молодых людей всё время снижается. В СССР есть школы трудового резерва и техникумы при министерствах, которые дают прикладное образование по двум тысячам профессий. Здесь акцент делается уже на практическую составляющую.

По статистике около 40 процентов выпускников 10-летних школ и чуть меньшая доля выпускников техникумов продолжают обучение в вузах. Ходят слухи, что эту цифру хотят довести до 70 процентов. В университетах изучают только фундаментальные дисциплины, и выпускники университетов составляют 10 процентов обученных кадров. В педагогическом институте учатся 4 года, в медицинском – 6 лет, в большинстве университетов – 5 лет (кроме физики). Технические учебные программы и подготовка физиков рассчитаны на 5,5 лет. Все студенты, кроме студентов педвузов, полгода пишут дипломную работу, которую затем публично защищают. Из каждых шести-семи выпускников вузов один продолжает образование в аспирантуре. Студенты обязательно изучают один иностранный язык, аспиранты – два, докторанты – три.

В сентябре 1958 года Хрущёвым был запланирован переход от семилетнего начального образования к восьмилетнему. После этого будут введены пять траекторий дальнейшего обучения: школы трудового резерва, средние школы с неполной нагрузкой, где можно будет совмещать учёбу с работой, специализированные школы для военных, артистов, художников и так далее, технические средние школы и академические классы. Ясно, что предполагаемые изменения как минимум не снизят уровня существующих стандартов.

Темпы производства и кадровые резервы

Доклад сопровождается таблицами и графиками, отражающими статистику в этой области. Делается вывод, что почти все, кто получил в СССР научно-техническое образование, работает в той же сфере. Этому способствуют престиж профессии и высокие зарплаты, в особенности у преподавателей. Статистические данные показывают, что Советскому Союзу хватает специалистов для реализации государственных проектов. Более того, система не только способна без труда готовить нужное количество специалистов: при необходимости их число может быть увеличено. Отдельно отмечается, что значительную часть профессионалов в научно-технической сфере составляют женщины.

Проблемы и их решение

Система образования СССР охватывает около 35 миллионов человек. При этом за счёт централизованного контроля и планирования эта гигантская система достаточно проста. Посмотрим, как в СССР решили проблемы, знакомые западным странам.

Помещения для занятий. В Советском Союзе считается нормой обучение в две или даже в три смены. Учебных классов и лабораторий не хватает, и это, пожалуй, самая серьёзная проблема советского образования. По итогам последней пятилетки программа строительства не была выполнена, и, видимо, именно это повлекло за собой изменения в структуре средней школы. Говорят, что скоро все, кто хочет получить высшее образование, должны будут до поступления два года отработать на производстве. За это время строители успеют наверстать отставание.

  • Оборудование. Здесь проблем нет, западные эксперты обычно завидуют тому, как оборудованы учебные заведения в СССР.
  • Количество преподавателей. Эту проблему в СССР тоже удалось решить, и ситуация там сейчас лучше, чем на Западе. В советских школах на одного учителя приходится от 17 до 18 учеников, в Великобритании – 22, в США – 30.
  • Среднее и высшее образование. На Западе на одного выпускника вуза приходится в среднем три выпускника средних специальных учебных заведений. Однако в советской системе образования эта пропорция не соблюдается. Мы делаем вывод, что в СССР есть скрытая нехватка выпускников средних специальных учебных заведений – возможно, на их местах просто работают выпускники вузов.

Дисциплины для достижения обороноспособности страны

  • Математика. Это самая престижная в СССР область знания. В Советском Союзе первоклассная математическая научная школа, её уровень уступает разве что США. Даже в научных работах по машиностроению или физике советские учёные много внимания уделяют математическим выкладкам. Интересно, что на Западе, в частности, в Великобритании, научная работа состоит из теоретической части и опытного подтверждения выводов. В СССР научные работы сугубо теоретические. Однако это даёт возможность глубже подходить к решению инженерных задач.

В СССР высшая математика используется даже в «мелких» опытных разработках. И там, где западным учёным нужна серия экспериментов, советские математики легко решают задачу «на бумаге». Это позволяет опустить множество промежуточных стадий. Именно этой особенностью мы объясняем прогресс СССР в аэродинамике или химических технологиях. На Западе научные дисциплины вертикально интегированы и почти не пересекаются. В Советском Союзе математика взаимно обогащает разные дисциплины и способствует междисциплинарному обмену идеями. Занятия математикой в школах приветствуются и поощряются. Для старшеклассников проводятся конкурсы и олимпиады на всех уровнях от городского до национального. Одарённых молодых людей рано выявляют и способствуют их дальнейшему обучению.

  • Физика. Советская теоретическая физика достигла больших высот. Особенно выделяются в последние несколько лет исследования СССР в области полупроводников. Можно сказать, что советские физики не отстают от мировой науки.
  • Химия. Не стоит вспоминать довоенный период: всё изменилось. Да, СССР пока отстаёт в химических технологиях, но руководство страны осознаёт эту проблему и предпринимает шаги, направленные на её решение. Заметим, что в учебных планах по химии значительная часть отдана математике и практическим занятиям.
  • Инженерное дело. При подготовке инженеров значительная часть времени отводится изучению высшей математики и физики, а также отраслевой практике. Экономика растёт, и её потребности удовлетворяются за счёт индустриализации. Неудивительно, что подготовка инженеров оказалась для СССР в числе приоритетных направлений. К примеру, в 1958-1959 годах Советский Союз выпустит втрое больше инженеров, чем США. Авторы исследования полагают, что скоро такое количество специалистов проявит себя в виде качественных технологических скачков.

Выводы

Напрасно об СССР на Западе говорят в экстремальных тонах. Советские люди – не отсталые, но и не обладают никакими сверхспособностями. Это обычные люди с тем же набором возможностей и качеств, что и у всех остальных. Если на Западе 210 миллионов человек начнут работать так же слаженно, с теми же общими целями и с такой же самоотдачей, как советские люди, можно будет добиться таких же успехов. Государства, которые пытаются соревноваться с СССР самостоятельно, напрасно тратят силы. Если не выходит изобрести более эффективные методы, чем использует Советский Союз, значит, нужно заимствовать и адаптировать советский опыт. Например, пересмотреть взгляды на роль женщин в техническом прогрессе, использовать для государственных нужд специалистов, подготовленных за государственный счёт, государственное регулирование рынка квалифицированных трудовых ресурсов. И главное: начинать всегда нужно с подготовки преподавателей, которые смогут готовить нужных специалистов. Это первоочередная задача для любой страны.

Тема школьного образования – едва ли не самая острая, если не сказать скандальная, в нашей стране. При этом зачастую приходится слышать ностальгические воспоминания о прежней, советской школе, в которой не подвергались сомнению ни организация учебного процесса, ни качество учебников, ни авторитет педагогов. Возможно, в таких оценках превалирует субъективный момент, и тем не менее… Наш собеседник — Ирина Смирнова, отличник образования РК, более четверти века прослужившая на ниве народного просвещения, а ныне депутат мажилиса парламента РК. Мы предложили ей сравнить нынешнюю систему школьного образования в Казахстане с той, что была в СССР, задав два простых вопроса:

1. В чем преимущества и недостатки той и другой? От чего действительно стоило отказаться, а что нужно было сохранить — в плане подходов к организации образовательного процесса, методики, содержательной части обучения, системы оценки знаний учащихся, подготовки педагогических кадров и т.д.?

2. Если бы у вас была такая возможность, то как бы вы реформировали эту сферу? На чем бы сделали бы упор?

1. От уровня образования в той или иной стране во многом зависит, будет она успешной или же окажется в числе аутсайдеров. Поэтому почти каждое государство ищет новые подходы к тому, как сделать свое общество образованным, компетентным, а значит, конкурентоспособным.

Поговорим о том, каким было прежнее образование и что с тех пор изменилось, на примерах дошкольного и школьного сегментов.

1). Управление.

Исходя из того, что успех любого дела на 80% зависит от качества управления, стоит напомнить, что в советское время отдельно существовали два отраслевых министерства: Министерство просвещения (куда входили система дошкольного и школьного образования) и Министерство высшего и среднего специального образования. Кроме того, была Академия наук, отвечавшая за развитие науки.

Сейчас все эти вопросы курирует одно ведомство — Министерство образования и науки (МОН). Объять необъятное ему часто не удается. И в силу этого какие-то вопросы выпадают из поля его зрения, какие-то педалируются и т.д.

Говорить о качественном менеджменте в условиях, когда и количество участников процесса управления очень большое, и ожидания общества велики, и все средства (причем немалые) аккумулируются в одном министерстве, не приходится. Поэтому на протяжении всех последних лет мы становимся очевидцами перманентных системных сбоев и ошибок в работе МОН.

Получается, что в руки одного министерства, а если еще точнее, одного чиновника, который им руководит, фактически отдано будущее всей страны. Оно, это будущее, зависит от его личных и субъективных представлений о том, каким должно быть образование, в каком направлении оно должно двигаться. Причем результаты допускаемых этим чиновником ошибок будут видны не сегодня, а только через несколько лет, и исправить их будет почти невозможно.

Поэтому вполне естественно, что внимание общества приковано к деятельности МОН. В то же время методы руководства, используемые ответственными работниками министерства, и стиль их общения с представителями общественности отдают откровенным авторитаризмом, а принимаемые ими решения носят порой волюнтаристский характер. Любую попытку кого бы то ни было (депутатов, учителей, родительской общественности) включиться в процесс принятия решений через механизмы государственно-общественного управления, либо просто через озвучивание замечаний и предложений руководители МОН воспринимают не как желание помочь, содействовать улучшению дел, а как стремление оказать на них давление и даже дискредитировать ведомство.

Но ведь только совместные, принятые с участием независимых экспертов, специалистов, да и просто неравнодушных граждан решения по реформированию системы образования могут привести к выработке наиболее верных и рациональных вариантов достижения цели.

Раньше решения, меняющие базовые основы системы просвещения, принимались крайне редко и носили глубоко продуманный и выверенный характер. При этом они, как правило, были экспериментально обоснованы, вводились постепенно и осторожно, чтобы не навредить образовательному процессу.

2) Дошкольное образование

Дошкольным образованием в советские времена были охвачены дети, начиная с двух месяцев, а затем с одного года и до семи лет. В каждом населенном пункте были ясли и детский сад. Детей обеспечивали сбалансированным питанием, предусматривались всеобщая витаминизация, обязательное пребывание на свежем воздухе и т.д. Занятия проводились большей частью в игровой форме.

Какова ситуация сейчас? В последние годы благодаря усилиям государства удалось охватить дошкольным воспитанием детей от 3-х до 6 лет. В некоторых регионах обеспечен 100-процентный охват – здесь важную роль сыграли программа «Балапан» и государственно-частное партнерство (ГЧП).

В то же время снижены требования к детским садам в части санитарных правил и норм, размеров территории, площади в расчете на одного ребенка. Режим дня в детском саду, который работает на принципах ГЧП, устанавливается администрацией этого заведения. То же самое касается меню в столовых. Занятия приобрели обучающий характер, введены оценочные критерии. Детей целенаправленно учат читать, считать и писать, хотя это, по идее, должны делать в школе. Играть им уже некогда. Вследствие этого зачастую наблюдается перегрузка.

Острейшей проблемой дошкольных учреждений является нехватка квалифицированных кадров. Главная причина — крайне низкая заработная плата воспитателей и их помощников.

3) Среднее образование

В советское время все школы были единообразны в плане материального обеспечения и оснащения. Учебные программы тоже носили унифицированный характер. Педагогический состав был практически одного качественного уровня что в городах, что в сельской местности. Вследствие этого сельские дети с точки зрения общеобразовательной подготовки почти ничем не отличались от городских.

Содержание учебных программ ставило во главу угла формирование знаний, умений и навыков (ЗУН) по предметам. Ученики получали глубокие системные знания практически на академическом уровне. Ежедневное количество уроков не превышало четырех в начальной школе и шести в основной и средней школе. Уроки химии, физики, технологии, черчения носили практический характер.

Думаю, любой выпускник советской школы вспомнит, как он проводил опыты на занятиях по химии при изучении практически всех тем, как выполнял всевозможные лабораторные и практические работы. Ни один урок физики не проходил без демонстрационных примеров, количество практических работ за учебный год доходило до двух десятков. А в течение месяца-практикума каждый ученик выполнял множество практических заданий. По аналогичному принципу строились и уроки биологии. Это было либо изучение растительного или животного мира, либо знакомство с массой различных экспонатов, либо наблюдение микроматериалов, срезов тканей под микроскопом, заспиртованных внутренних органов, гербариев и многого другого. Ученики понимали природу процессов, происходящих как внутри организма, так и при его взаимодействии с окружающей средой.

На уроках труда школьников учили шить, вязать, делать кухонную утварь, работать с металлом и деревом, готовить разные блюда. То есть им прививали практические навыки, необходимые в быту.

Это и есть та самая функциональная грамотность, о которой сейчас говорят как о чем-то новом.

Уроки литературы (русской, национальной, мировой), истории и географии проводились так, что дети учились воспринимать материал критически. Не только изучались факты и хронология, но и прививалось умение находить и понимать причинно-следственные связи тех или иных событий и тенденций.

Не менее ценными с прагматической точки зрения были уроки общей географии, экономической географии. Опять же, ученики не просто получали совокупность фундаментальных знаний о странах, народах, но и могли объяснить, почему и каким образом возникают те или иные природные явления, как следует организовать наиболее рациональное взаимодействие стран для совместной хозяйственной деятельности.

Конечно, кто-то может сказать, что некоторые составляющие учебного процесса в советское время были излишне идеологизированы и политизированы, а общешкольные мероприятия — заорганизованы. Да, это так, но не будем забывать, что в то время каждый ребенок имел доступ к качественному среднему образованию, независимо от того, где он жил – в городе или на селе.

Отдельно стоит остановиться на личности учителя той эпохи. Это был уважаемый и ценимый в обществе человек, которому чуждо было стремление к незаконному обогащению, организации поборов или платных занятий для своих же учеников. Заработная плата директора школы была сравнительно высокой, а зарплата рядового учителя — достаточной для полноценной и достойной жизни. Многие шли на педагогические специальности по призванию. Поступить в пединститут было непросто. В силу всего этого школы не испытывали кадрового дефицита.

Учебники писались на много лет вперед, а учебные пособия не вызывали нареканий, поскольку этим занимались профессионалы высочайшей пробы. Поэтому и не было скандалов, подобных нынешним.

К этому могу добавить весьма показательную историю. С 1996 года я работала директором одной из школ с немецким языком обучения. В 2000-м году наши учащиеся получили право участвовать в экзамене, который проводил Институт Гете из Германии. Успешно сдавшие этот экзамен (а оценивалось не только знание языка, но широта кругозора, умение критически мыслить и т.д.) могли рассчитывать на приглашения из немецких вузов, в которых, как известно, студентов учат бесплатно. Сначала они могли поступить на гуманитарные специальности. А в 2004 или 2005 году пришло письмо, которым Институт Гете засвидетельствовал высокие результаты наших выпускников и сообщил о том, что ученики, успешно сдавшие вышеуказанный экзамен, получат право учиться в университетах Германии по любым специальностям, в том числе инженерным, медицинским и т.д. Это ли не признание высокого качества обучения в нашей школе, которая на тот момент еще не знала, что такое зубрежки к ЕНТ, постоянно сменяемые учебники, непонятные «новации» и псевдореформаторские подходы к основам учебного процесса, лишившие нас многого из того, что прошло проверку временем и доказало свою состоятельность?

Я говорю это к тому, что сегодняшнее министерство пришло не на выжженную территорию – оно получило в наследство добротную систему качественного образования и воспитания, систему, охватывавшую каждого ребенка в стране. Но решила сломать ее в угоду тем самым непонятным реформам.

Конечно, времена меняются, и требования к образовательному процессу становятся другими. Но в столь сложной сфере рубить сплеча, на мой взгляд, недопустимо.

Безусловно, есть в современной казахстанской школе и положительные моменты. Это, например, обеспеченность большинства общеобразовательных учебных заведений компьютерами, доступом к Интернету. Можно приветствовать предлагаемое ведение пятидневки и сокращение продолжительности урока до 40 минут. Полагаю, что может дать эффект и переход к подушевому финансированию школ.

Однако самой большой проблемой остаются авторитарные методы управления в системе среднего образования. Налицо неэффективный менеджмент, сокращение объемов государственного финансирования, коррупция, дефицит кадров, низкая заработная плата учителей в школах и воспитателей в детсадах.

2.Что бы я изменила в сегодняшней системе образования?

Во-первых, изменила бы принцип финансирования с переходом на подушевое, когда деньги «идут» адресно за каждым ребенком. Это приведет к росту конкуренции между школами и поиску ими новых моделей обучения, расширению самоуправления. Это повысит ценность квалифицированных и успешных учителей, будет способствовать формированию механизма повышения их заработной платы. Появится необходимость более активного вовлечения родителей в жизнь школы на уровне принятия решений по вопросам организации учебного процесса, дополнительного образования, распределения финансов. Несомненно, это будет способствовать улучшению материально-технической базы тех школ, где умеют работать с детьми, где им дают хорошие знания.

Во-вторых, школа не должна становиться казенным учреждением по предоставлению образовательных услуг. Поэтому я бы уделила большее внимание вопросам воспитания. Необходимо расширять штаты специалистов этого направления. Должно быть не менее двух психологов и социальных работников на каждые 500 учеников, нужны вожатые для начальной и основной школы. Это даст возможность охватить воспитательной работой каждого ребенка, своевременно выявлять проблемные моменты и тенденции.

Кроме того, считаю важным более серьезно взглянуть на институт классных руководителей. Было бы целесообразно в разы увеличить вознаграждение за такой труд. Сегодня за классное руководство платят всего-то 4000 тенге в месяц (!). Думается, комментарии тут излишни.

В-третьих, я бы кардинальным образом изменила подходы к системе оплаты труда учителей и воспитателей. Оклад за одну ставку должен быть не меньше, чем средняя зарплата по стране. Хотя бы потому, что именно представители этих профессий закладывают фундамент будущего страны. И если мы не хотим, чтобы это будущее было мрачным, то должны материально стимулировать труд педагогов.

В-четвертых, в корне изменила бы систему подготовки педагогических кадров в вузах и колледжах. Будущий учитель должен получить фундаментальные знания по своему предмету, пройти достаточно продолжительную и полноценную практику в школе.

В-пятых, предоставила бы каждому учебному заведению больше самостоятельности и свободы в вопросах организации образовательного процесса. Неважно, как школа выполняет госстандарт, главное — чтобы она его выполняла.

В-шестых, вернула бы учителям право пользоваться любыми отечественными учебниками по тому или иному предмету, а не одним, отобранным МОН.

В-седьмых, подняла бы на более серьезный уровень профориентационную работу с учащимися.

В-восьмых, и это главное, изменила бы школьный менеджмент и формы контроля. А также добилась бы того, чтобы чиновники от образования все свои реформы и нововведения постоянно сверяли с тем, как воспринимают их общество, УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКИ!

И в качестве резюме: полагаю, что все сравнения нынешней казахстанской школы с тем, какой она была в прежние годы, будут не в пользу сегодняшней. Конечно, она не стоит на месте и пытается двигаться в ногу со временем. Но становится все более очевидным, что с каждым годом груз ее проблем становится все тяжелее, а методы их разрешения оставляют желать лучшего.

Исполняя просьбу глубокоуважаемого
ks_antic , тема сегодняшнего поста — «Раздельное обучение в СССР»
Еще в дореволюционной России длительное время практиковалось раздельное обучение юношей и девушек в мужских и женских классических гимназиях, коммерческих училищах и учебных заведениях других типов. Юношей готовили к государственной военной или гражданской службе, к занятию коммерцией, наукой, преподавательской деятельностью в высших и средних учебных заведениях. К началу XX в. не только в России, но и во многих странах Западной и Центральной Европы именно мужчине отводилась ведущая роль во всех сферах государственной и общественной жизни. Женщина же должна была посвятить себя в основном семье, поэтому школьное образование девочек соответствующим образом отличалось по своему содержанию от подготовки мальчиков.
Советская власть с первых же лет своего существования демонстрировала совершенно иной подход к школьной политике. В партийной программе РКП(б), принятой на VIII большевистском съезде в марте 1919 г., говорилось о необходимости совместного обучения детей обоего пола. Мотивировалось это стремлением устранить существовавшее до революции неравноправие женщин и мужчин. В соответствии с этим Народный комиссариат просвещения РСФСР ввел 31 мая 1918 г. в школах страны обязательное совместное обучение мальчиков и девочек, просуществовавшее без изменения ровно четверть века — до лета 1943 г.
О ВВЕДЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СОВМЕСТНОГО ОБУЧЕНИЯ Постановление Народного Комиссариата Просвещения от 31 мая 1918 г.
1. Во всех учебных заведениях вводится совместное обучение учащихся обоего пола. В наименовании всех учебных заведений, всех ступеней и типов, включая высшую школу, опуская слова мужская и женская.
2. С момента опубликования настоящего постановления все учебные заведения принимают на свои вакансии учащихся обоего пола на равных основаниях.
3. В целях более последовательного осуществления принципа совместного обучения приём новых учащихся производится следующим образом: мужские учебные заведения принимают на свободные вакансии в первые четыре класса преимущественно учащихся женского пола, женские учебные заведения соответственно принимают в те же классы учащихся мужского пола с тем расчётом, чтобы количество учащихся обоего пола было более равномерно.
4. Приём учащихся обоего пола в старшие классы, начиная с 5-го, производится беспрепятственно.
5. Во всех вновь открывающихся классах и учебных заведениях приём учащихся обоего пола производится на основании п. 3.
Впервые на повестку дня вопрос о введении раздельного обучения был поставлен накануне Великой Отечественной войны. В мае 1941 г. по личному указанию секретаря ЦК ВКП(б) А. С. Щербакова Отдел школ ЦК ВКП(б) совместно с Народным комиссариатом просвещения РСФСР обязали подготовить рассмотрение этого вопроса на Оргбюро ЦК ВКП(б). Однако начало войны помешало осуществлению данных планов. К восстановлению раздельного обучения вернулись лишь в конце 1942 — середине 1943 гг., когда благодаря разгрому Красной Армией войск нацистской Германии под Москвой и Сталинградом исчезла угроза катастрофы, нависшая над страной.
Раздельное обучение в советской школе вводилось постепенно и поэтапно. Первым шагом на этом пути стало принятие Советом Народных Комиссаров СССР постановления от 24 октября 1942 г., на основании которого раздельное обучение мальчиков и девочек вводилось в начальной школе и на занятиях по допризывной военной подготовке. Дети и подростки разного пола изучали в период войны эту дисциплину по различным программам начиная с V класса. Для дальнейшего эффективного осуществления этой задачи в рамках всей школьной системы Отделом школ ЦК ВКП(б) и Народным комиссариатом просвещения РСФСР была подготовлена докладная записка «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в неполных средних и средних школах Союза ССР». В ней обосновывалась необходимость предстоящих преобразований.
По мнению авторов записки, основная задача совместного обучения, введенного в мае 1918 г., — ликвидировать дискриминацию женщин — за 25 лет советской власти была выполнена. Одним из аргументов в пользу введения раздельного обучения в 1943 г. стало утверждение о том, что природа детей в зависимости от половой принадлежности различна, поэтому девочек необходимо в школах готовить к будущей практической деятельности иначе, чем мальчиков, учитывая особенности их физиологии. Кроме того, говорилось о необходимости укрепления дисциплины в школах и устранения «не всегда здоровых взаимоотношений, создающихся между мальчиками и девочками при совместном обучении». Здесь имелись в виду психологические особенности поведения разнополых детей и подростков, находившихся в рамках единых коллективов.
В ЦК ВКП(б) и Народном комиссариате просвещения РСФСР понимали, что повсеместно и сразу организовать раздельное обучение не удастся. Не везде имелись необходимые условия. Если в небольшом населенном пункте (в селе или поселке) все дети окрестных деревень могли учиться лишь в одной единственной школе, то с переходом на новый тип обучения таких школ уже должно было быть в данной местности как минимум две. Поэтому решили проводить раздельное обучение только в тех населенных пунктах, где имелось не менее 4 — 6 неполных средних и средних школ.
О ВВЕДЕНИИ РАЗДЕЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК В 1943/44 УЧЕБНОМ ГОДУ В НЕПОЛНЫХ СРЕДНИХ И СРЕДНИХ ШКОЛАХ ОБЛАСТНЫХ, КРАЕВЫХ ГОРОДОВ, СТОЛИЧНЫХ ЦЕНТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК И КРУПНЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Постановление Совета Народных Комиссаров СССР N 789 от 31 мая 1943 года
Учитывая, что совместное обучение мальчиков и девочек в средних школах создаёт некоторые затруднения в учебно-воспитательной работе с учащимися, что при совместном обучении не могут быть должным образом приняты во внимание особенности физического развития мальчиков и девочек, подготовки тех и других к труду, практической деятельности, военному делу и не обеспечивается требуемая дисциплина учащихся, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:
1. Ввести с 1 сентября 1943 года раздельное обучение мальчиков и девочек в I-X классах всех неполных средних и средних школ областных, краевых городов, столичных центров союзных и автономных республик и крупных промышленных городов, для чего организовать в этих городах отдельные мужские и женские школы (список городов, в которых водится раздельное обучение мальчиков и девочек, прилагается.
2. Учебную работу в мужских и женских школах в 1943/44 учебном году вести по существующим учебным планам и программам неполных средних и средних школ.
3. Обязать наркомпросы союзных республик закончить к 10 августа 1943 года распределение учебных помещений для мужских и женских школ, а также распределение педагогов и учащихся по этим школам.
4. Возложить на тт. Косыгина и Потёмкина ответственность за проведение в жизнь раздельного обучения мальчиков и девочек во всех неполных средних и средних школах областных, краевых городов, столичных центров союзных и автономных республик и крупных промышленных городов РСФСР, перечисленных в прилагаемом списке, с начала 1943/44 учебного года.
5. Придавая большое государственное значение введению раздельного обучению в школах, Совнарком Союза ССР обязывает облисполкомы, крайисполкомы, Совнаркомы союзных и автономных республик обеспечить проведение в жизнь настоящего постановления, оказать органам народного образования необходимую помощь и представить в Совнарком СССР к 20 августа 1943 года отчёт о проведении подготовительных мероприятий по осуществлению раздельного обучения мальчиков и девочек.
Согласно утвержденной в Наркомате просвещения РСФСР «Инструкции по введению раздельного обучения в школах крупных городов РСФСР» органы управления образованием на местах должны были составить планы мероприятий по введению нового типа обучения и точно разделить контингенты учащихся. В начальных же школах РСФСР обучение оставалось совместным, как это было и в царской России. Планы мероприятий органов управления образованием по проведению школьных преобразований должны были утверждаться местными исполкомами и Совнаркомами автономных республик, после чего отсылаться в Наркомпрос РСФСР. То же было и в других союзных республиках. Однако подавляющее большинство школ с раздельным обучением оказалось именно в РСФСР. При создании мужских и женских школ необходимо было учитывать расстояние от школы до места жительства учащихся, которое не должно было превышать 3 км. Также брались во внимание бытовые, семейные и иные условия жизни школьников и изучаемый в VI-X классах иностранный язык.
Согласно изданной Наркоматом просвещения РСФСР инструкции от 23 июля 1943 г. директорами мужских школ должны были назначаться обязательно мужчины, а женских — женщины. Кандидатуры утверждались областными и краевыми отделами народного образования либо наркоматами просвещения автономных республик. Было приказано особенно тщательно подбирать кадры директоров, учитывая особенности характера каждого претендента на директорскую должность.
В общей сложности реформирование школьной отрасли проводилось в 81 городе Советского Союза. Большинство из них были расположены на территории РСФСР и только 10 городов находились в других союзных советских республиках. В 1943/1944 учебном году в 71 городе РСФСР были сформированы 1372 средних и 683 семилетних мужских и женских школы. Их общее количество составило 2055. Поскольку шла война и к июлю-августу 1943 г. Украина, Белоруссия, Прибалтика и западные области РСФСР находились в оккупации, то предполагалось, что по мере освобождения этих территорий в расположенных там крупных населенных пунктах тоже будет постепенно введено раздельное обучение в школах. Кроме этого, органы советской власти тех городов, которые не вошли в список, прилагавшийся к постановлению Совнаркома СССР от 16 июля 1943 г., при желании и наличии возможностей также могли обратиться с ходатайством в правительство своей союзной республики об открытии мужских и женских учебных заведений и получить разрешение.
Согласно инструкции Наркомпроса РСФСР каждая мужская или женская школа обязана была иметь отдельное учебное здание, как и дореволюционная классическая гимназия, считавшаяся элитным средним общеобразовательным учебным заведением. Школы с раздельным обучением сталинской эпохи тоже стремились сделать в некотором смысле элитными, образцовыми по сравнению с обычными совместными. Мужские и женские учебные заведения должны были иметь все необходимое военно-учебное, спортивное и лабораторное оборудование. В мужских, учитывая специфику профессиональной ориентации юношей того времени, предполагалось значительно увеличить лабораторные и практические работы по физике, химии, биологии.
Правительство жестко ставило вопрос о персональной ответственности местных партийных и советских руководителей, допускавших неразбериху в подведомственных школах, переходивших на раздельное обучение и не успевших к 1 сентября 1943 г. завершить организационный процесс. До середины августа органы управления народным образованием в городах должны были точно просчитать, какое количество учеников необходимо перевести из одних школ в другие, чтобы педагоги перед началом учебного года могли познакомиться с будущими питомцами.
Процесс создания мужских и женских школ на базе бывших совместных учебных заведений проходил следующим образом: из одной школы в другую переводили всех девочек, а из последней в будущую мужскую школу — всех мальчиков. Председатель Совнаркома РСФСР А. Н. Косыгин лично контролировал такого рода мероприятия. Например, если детям 31 августа 1943 г. приходилось после реорганизации из-за допущенной гороно неразберихи ходить из одной школы в соседнюю в поисках своего места обучения, то это становилось известно лично А. Н. Косыгину.
Мальчик в школьной форме образца 1948 г. (Ялта 50-е гг)
В начале 50-х гг. XX в., еще при жизни И. В. Сталина, вновь на повестку дня был поставлен вопрос о реорганизации системы школьного обучения, но теперь уже в обратном направлении: речь шла об упразднении мужских и женских школ. Причиной послужило то, что, во-первых, раздельное обучение далеко не в полной мере оправдало себя. Во-вторых, эту систему так до конца и не смогли вывести на тот высокий уровень качества среднего и неполного среднего общего образования, который изначально задумывался и предусматривался. И, в-третьих, население в целом не было заинтересовано в сохранении раздельного обучения, напоминавшего старшему поколению середины XX в. дореволюционные российские гимназии.
В 1950 — 1953 гг. в стране развернулась дискуссия по вопросу о судьбе раздельного обучения школьников. Центром этой дискуссии стала «Литературная газета», орган Союза писателей СССР, которую в тот период возглавлял Константин Симонов, чья активная позиция в данном вопросе косвенно сыграла свою роль. 8 апреля 1950 г. в «Литературной газете» была опубликована статья профессора В. Колбановского «Волнующий вопрос», в которой говорилось о необходимости пересмотреть систему раздельного обучения в школах СССР. Автор высказал ряд убедительных доводов в защиту совместного обучения мальчиков и девочек, предлагая Министерству просвещения и Академии педагогических наук РСФСР детально проработать эту проблему.
Только за короткий период с конца апреля до начала августа 1950 г. редакция «Литературной газеты» получила более 800 писем своих читателей с откликами на публикацию. Писали люди самых разных возрастных групп и профессий — от школьников и домохозяек до старших армейских офицеров. Очень небольшая часть авторов писем высказались в пользу сохранения раздельного обучения. Подавляющее большинство выступало за полный возврат к совместной модели средней школы. Дискуссия позволила оценить общественное мнение по данной проблеме. 14 августа 1950 г. «Литературная газета» опубликовала редакционную статью «Волнующий вопрос надо решить», в которой подводились первые итоги начавшейся дискуссии и высказывалась точка зрения редакции, также поддержавшей идею совместного обучения.
17 апреля 1954 г. было принято постановление Совета Министров РСФСР о подготовке к введению совместного обучения в школах Москвы, Ленинграда и других городов. Во исполнение этого постановления Министерство просвещения РСФСР 27 апреля 1954 г. издало приказ, в котором перед органами управления народным образованием ставились конкретные задачи по переходу от раздельного к совместному обучению мальчиков и девочек в городах РСФСР. Во всех городах для каждой школы закреплялись микрорайоны, а учащиеся бывших мужских и женских школ распределялись по классам новых совместных школ. Родители детей были предварительно оповещены о том, где конкретно будут учиться их дети. Большая работа была проведена органами народного образования по переоборудованию школьных зданий и созданию заново ученических коллективов.
В августе 1954 г. состоялось Всесоюзное совещание министров просвещения АССР, заведующих гороно, облоно, которое завершило процесс подготовки перехода к совместному обучению. С 1 сентября 1954 г. в советских школах раздельное обучение детей и подростков за исключением уроков труда было ликвидировано. Больше к этой практике отечественная система образования не возвращалась.
Сегодня вопрос раздельного обучения периодически поднимается
Слово в пользу раздельного обучения
В процессе многолетних исследований, учёные пришли к выводу, что мозг девочек и мальчиков устроен и работает по-разному. Ими получены данные о различиях в восприятии, мышлении, эмоциональной сфере мальчиков и девочек, основа которых лежит на уровне межполушарных взаимодействий головного мозга.
Современная педагогическая и психологическая наука и практика не учитывает пол как важнейшую характеристику ребенка.
Дифференцированный подход в школьном обучении и воспитании к девочкам и мальчикам отсутствует.Все это влияет на качество, стиль учебы, эмоционально-волевую сферу личности.
Кроме биологического, существует ещё и социальный аспект развития, ориентированный с самого начала на пол ребенка, то есть социально обусловленные представления о мужчине и женщине, оказывающие мощнейшее влияние на культурный контекст развития мальчика и девочки.
ХХ век открыл перед женщинами невиданные возможности, но при этом возложил на них бремя огромной ответственности. Получив равные права с мужчинами, они могут учиться, работать, заниматься политикой, самостоятельно решать свою судьбу. Однако, одновременно с этим, у женщин стало не хватать времени на семью. Разводы, коверкающие судьбы детей, которые, вырастая, часто копируют родителей, втягивая еще одно поколение в порочный круг… Сейчас из трех семей у нас распадается две, и конца этому не видно. Причем большинство разводов совершается по инициативе женщин. А ведь женщины традиционно выступали в диаметрально противоположной роли – в роли хранительниц семейного очага!
Вот и получается, что воспитать девочку в наше время – задача не из простых. На что ее нацеливать – на семью или на карьеру? Что поощрять, а какие черты стараться приглушить? Ведь одно дело с детства внушать ребенку, что главное – это активность и независимость, и совсем другое – воспитывать мягкость, уступчивость, сострадание – качества, облегчающие семейную жизнь, но несовместимые с расхожими представлениями о лидерстве.
Вообще изменение традиционных ролей и моделей поведения всегда чревато отрицательными последствиями. Хотя порой эти последствия бывают очевидны не сразу. В последние годы не только у нас, но и в других странах все чаще раздаются голоса в защиту раздельного обучения мальчиков и девочек. В Англии, например, недавно поставили эксперимент, и оказалось, что успеваемость в школах с раздельным обучением выше, чем там, где мальчики и девочки учатся вместе. Дело в том, что физиологически и психологически мальчики на несколько лет отстают от девочек, поэтому у них развивается комплекс неуспешности, который, как вы понимаете, трудно назвать хорошим стимулом к учебе. Когда же мальчишек не ставят в заведомо невыигрышное положение, они чувствуют себя спокойно и показывают гораздо лучшие результаты.
Слово в пользу совместного обучения
Большого педагогического эффекта от отдельного обучения нет и быть не может. Потому что за последние несколько десятилетий школа перестала быть местом обучения в буквальном смысле слова. Школа необходима для взросления, инициации, а при разделении полов это было бы невозможно
Время от времени возникают такие идеи, они строятся на аргументе, что у девочек и мальчиков различное восприятие. Это придумка радикал-социалистов. От того, что мальчики и девочки воспринимают мир по-разному вовсе не значит, что их надо разделять в обучении. Наоборот, важно, чтобы они перенимали друг от друга особенности восприятия, ведь очевидно, что чем разнообразнее среда в классе, тем выше результат обучения
В однополых коллективах неизбежно повысится уровень несублимируемой внутренней агрессии, неизбежно возникнет сверхблагоприятная атмосфера для развития однополых отношений типа «шерочка с машерочкой» или «моя подружка Вася».

В 1958 году Верховный Совет СССР принял закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР». Тремя годами позже, в 1961, было принято судьбоносное решение об обязательности среднего образовании для всего населения. В самих школах был усовершенствован учебный процесс, учеников начали воспитывать в духе коммунистических идеалов.

Разумеется, переход на всеобщее обязательное среднее образование длительностью в 10 лет был осуществлён не сразу. Эта концепция внедрялась постепенно, в несколько этапов, и начатое Хрущёвым дело продолжил Леонид Ильич Брежнев – Первый секретарь ЦК КПСС с 1964 года, с 1966 по 1982 – Генеральный секретарь, а также Председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1960-1964 и 1977-1982 годах.

В 1966 году было принято постановление «О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы». Подразумевалось усовершенствование и обновление школьного инвентаря, модернизация классов, выпуск новых учебников и даже строительство новых зданий для школ вместо устаревших.

Ещё на съездах был определён список тех учебных заведений, которые обязаны давать полное среднее образование. Учебный план тоже претерпел изменения: с 7 класса ввели необязательные курсы по разным предметам, которые ученики могли выбирать сами. При этом базовые науки было решено начать преподавать раньше – не с 5, а с 4 класса.

Большое достижение образовательных реформ тех лет – введение профилированного обучения в старших классах. Учащиеся 9-10 классов получили возможность углублённо изучать те дисциплины, которые им были интересны и по которым они планировали в дальнейшем получать профессию. В школах появились отделения математики, физики, химии, биологии, гуманитарных наук.

В сельских же школах, которые были хорошо оснащены всем необходимым, в старших классах изучали азы профильных рабочих специальностей – работа с сельскохозяйственными машинами (тракторы, комбайны), автодело.

В 1970 году был принят важный документ – Устав средней общеобразовательной школы. Этим документом определялся порядок продолжения образования после 8 класса. Так, окончив уже обязательную восьмилетку, школьники могли продолжить обучение в старших классах школы (9-10), или получить образование в профильных заведениях – училищах, техникумах, а также школах рабочей и сельской молодёжи (9-11 классы). Таким образом, школьники стали получать полное среднее образование в сочетании с профессиональной подготовкой во благо народного хозяйства.

Результаты этих важнейших для страны реформ не заставили себя долго ждать: всего за пять лет, с 1965 по 1970, количество выпускников средней школы возросло почти в два раза – с 1,34 до 2,58 миллионов человек. В 1970 году после восьмилетки своё обучение в старших классах и профильных учебных заведениях продолжало подавляющее большинство молодёжи – 78,8%.

В 1971 году на XXIV съезде КПСС были приняты следующие решения на пятилетку:

· построить детских садов на 2 миллиона мест

· построить школ на 6 миллионов мест

· увеличить количество школьников на 1,5 миллиона человек

· улучшить качество заботы о матери и ребёнке

· расширить сеть внешкольных организаций, ДЮСШ, станций юных техников

· обновлять школьный инвентарь и оборудование

До 1975 года органы народного образования обязывались завершить переход на новые учебные планы, снабдить школьников новыми учебниками, оснастить учебные кабинеты необходимым оборудованием. Об этом шла речь в постановлении «О завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодёжи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы», принятом в 1972 году.

И такие планы оказались вполне осуществимыми. Эта пятилетка была намного плодотворнее и результативнее, чем предыдущая: после восьмого класса среднее образование продолжили 97% ребят. Учебные заведения, дающие полное среднее образование, окончили 4,4 миллиона человек – почти в два раза больше, чем в прошлую пятилетку. Соответственно, возросло и количество людей, получавших высшее образование. Эта цифра за пять лет увеличилась на 20 миллионов (47,7 млн. в 1970 против 67,9 млн. в 1975).

Также образовательные учреждения в эти годы активно культивировали в детях патриотизм, стойкую уверенность в победе коммунизма, формировали диалектико-материалистические взгляды на жизнь и активную жизненную позицию.

В те годы считалось, что основой гармоничного развития детей является совмещение обучения и участия в производительном труде. Педагоги развивали в детях навыки самостоятельной работы, творческого отношения к труду и подвигали их на сознательный выбор профессии – в том числе, разумеется, и в сфере материального производства.

Школьники стали больше обеспечены книгами и инвентарём. По этому поводу было принято отдельное постановление о бесплатном пользовании учебниками и создании библиотечных фондов в школах.

Сегодня, спустя полвека с момента старта программы обязательного школьного образования, можно утверждать: поставленные задачи были выполнены добросовестно и сполна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *