Срок содержания в сизо

В последнее время ко мне на сайт стали часто обращаться со всех концов России с вопросами относительно порядка и особенностей перезачета срока содержания под стражей в срок лишения свободы в соответствии с изменениями, внесенными в статью 72 Уголовного кодекса РФ.

Тема крайне актуальная, учитывая, сколько осужденных отбывают наказание по приговорам судов, вынесенным до вступления в силу указанных изменений.

Дабы прояснить данную ситуацию, я подготовил от своего имени ходатайство о зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы в отношении моего осужденного подзащитного, направил указанное ходатайство в суд по месту нахождения колонии общего режима и принял участие в судебном заседании по заявленному ходатайству.

Основания и процедура применения изменений в ст. 72 УК РФ

Рассматриваемые изменения, предоставляющие возможность осужденным подать в суд ходатайство о зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы по новым правилам, вступили в силу с 13 июля 2018 года.

Суть изменений заключается в том, что теперь время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за:

а) один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима;

б) полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;

в) два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Более подробно с текстом Федерального закона можно ознакомиться

Для осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях общего режима (я рассмотрю именно эту категорию, как наиболее актуальную и распространенную), новые положения ст. 72 УК РФ подлежат исполнению в течение шести месяцев со дня вступления в силу.

Вместе с тем, исполнение не может произойти само по себе. Нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ устанавливают, что с ходатайством в порядке ст. 72 УК РФ может выйти только сам осужденный и (или) его защитник.

Иными словами, если осужденный такого ходатайства не заявит, по истечении шести месяцев он утратит право произвести перерасчет сроков.

Изменения в статью 72 УК, как и любые изменения, смягчающие положение осужденных, должны иметь обратную силу. И наоборот, изменения, которые отягчают это положение, например, норма о приравнивании двух дней домашнего ареста к одному дню лишения свободы, обратной силы иметь не должны.

Несмотря на это, уже сейчас выносятся постановления судов, в которых домашний арест, отбытый осужденным до вступления рассматриваемых изменений в силу, рассчитывается по отягчающему сценарию. Такие судебные акты необходимо обжаловать как незаконные и необоснованные.

Изменения не распространяются на осужденных, которые отбывают наказание в колониях строгого режима и (или) осужденных за отдельные категории преступлений — например, все преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (за исключением части 1 ст. 228 УК РФ), преступления, предусмотренные статьями 205 — 2055, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, частями второй и третьей статьи 228, статьями 2281, 229, 275, 276, 361 УК РФ, и сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные статьями 277 — 279 и 360 УК РФ.

Вместе с тем, до меня постоянно доходят слухи о том, что суды применяют новые изменения в отношении вышеперечисленных статей, например, в сфере незаконного оборота наркотиков, но пока это только слухи, не подтвержденные фактами, так что более подробно на них останавливаться не буду.

Если на момент вступления изменений в силу обвиняемый еще не осужден, в отношении него перерасчет сроков будет выполнен судом, в чьем производстве будет находиться уголовное дело. В этом случае подавать ходатайство в порядке ст. 72 УК РФ в суд не нужно, так как судья сам произведет необходимые расчеты.

Перерасчет сроков осуществляется судом, расположенным по месту отбывания наказания. Отмечу, что вышестоящие суды, в которые подаются апелляционные и кассационные жалобы на приговор суда, также обладают полномочиями по перерасчету сроков, но на моем примере я убедился, что делать они этого не хотят и адресуют жалобщиков в суд, где находится колония.

Документы, которые необходимо прилагать к ходатайству в порядке ст. 72 УК РФ

-заверенная копия приговора суда с отметкой о вступлении в законную силу;

-процессуальные документы, подтверждающие нахождение осужденного в следственном изоляторе (копия протокола задержания в порядке ст. 92 УПК РФ, заверенные копии постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении сроков стражи и т.д.)

О поступившем ходатайстве суд уведомляет начальника колонии. Если ходатайство подается защитником, суд предлагает выяснить у осужденного, поддерживает ли он заявленное ходатайство и желает ли, чтобы его защиту в судебном заседании осуществлял адвокат, подавший указанное ходатайство в суд. Также суд запрашивает личное дело осужденного.

Время, которое подлежит перерасчету

В срок нахождения в следственном изоляторе входит время со дня задержания лица в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ или избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, если лицо не задерживалось, и до дня вступления приговора суда в законную силу включительно.

Соответственно, период этапирования осужденного к месту отбытия наказания, равно как и его дальнейшее пребывание в следственном изоляторе после «засиливания» приговора в срок содержания под стражей не входит, поскольку осужденному уже назначено наказание в виде лишения свободы.

Рассмотрение в суде ходатайства в порядке ст. 72 УК РФ происходит с участием прокурора, защитника, подавшего ходатайство и осужденного – при наличии его согласия на участие в судебном заседании.

По итогам рассмотрения ходатайства, в случае его удовлетворения, суд выносит такое постановление.

Мы предоставляем несколько видов адвокатской помощи по зачету времени содержания под стражей, в зависимости от того, что конкретно необходимо. Более подробно с нашими услугами в данной сфере можно ознакомиться .

Зачем этот закон нужен?

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда. Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки. Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства. Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести. Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир». Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек. Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Новый закон, смягчающий наказание каждому пятому зэку, споткнулся о негласную установку — подождать УФСИН и Верховный суд

Экс-министр юстиции, а ныне адвокат Мидхат Курманов тщетно требует немедленного освобождения одного из своих «известных» клиентов, который по закону о пересчете сроков «пересидел» уже 9 месяцев. Источники «БИЗНЕС Online» говорят, что суды будут ждать обращений от самих исправительных учреждений. Благо закон дает на пересчет 3–6 месяцев. Юристы же указывают на спорные моменты, разрешить которые может только пленум Верховного суда.

Закон о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО, принятый 14 июля этого года, забуксовал в Татарстане Фото: Алексей Белкин

«ЧТО ОНИ ДУМАЮТ — ЛЕГКО ТАМ СИДЕТЬ, ПОЧЕМУ НЕ ПУСКАЮТ ЕГО ДОМОЙ?!»

Закон о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО, принятый 14 июля этого года, забуксовал в Татарстане. К такому выводу пришел экс-министр юстиции РТ, а ныне адвокат Мидхат Курманов. Один из его клиентов столкнулся с проблемами при попытке реализовать свое право.

«Ко мне за защитой обратился осужденный, отбывающий наказание в колонии-поселении. Произведенный подсчет срока нахождения под стражей позволил ему утверждать, что срок отбытия превышен уже на 9 месяцев», — заявил Курманов корреспонденту нашего издания.

Экс-министр охарактеризовал своего клиента как «очень знаменитого», но раскрывать личность осужденного не стал. Тем не менее «БИЗНЕС Online» удалось выяснить, что речь, вероятно, идет о Руслане Алимове, экс-предправления банка «БТА-Казань» (в настоящее время — «Тимер Банк» — прим. ред.). В феврале 2017 года приговор суда для него вступил в законную силу — три года колонии-поселения за причинение имущественного ущерба и злоупотребление полномочиями на сумму свыше 1,6 млрд рублей. Срок наказания включал в себя время пребывания под стражей — с 1 декабря 2015 года. По данным нашего издания, Алимов уже раза два пытался выйти по УДО, но безуспешно.

«При принятии закона было сказано, что зачет будет производить суд, 13 июля 2018 года он обратился с соответствующим ходатайством в Приволжский районный суд Казани, но ходатайство вернули обратно, при этом указали, что зачет должно произвести руководство колонии», — сетует собеседник издания. Однако обращение в УФСИН также не привело к успеху — по словам Курманова, руководство колонии вернуло его заявителю со словами «Пусть пересчитывает суд, это не наши полномочия».

«24 июля 2018 года мы повторно обратились в Приволжский суд — и снова отказ в рассмотрении», — добавил Курманов. Больше всего адвоката возмущает тот факт, что в других регионах подобные ходатайства спокойно принимают и выносят по ним положительные решения. В пример он привел решение Усманского районного суда Липецкой области от 17 июля этого года. Осужденному, которому вынесли приговор 26 декабря 2013 года, был пересчитан срок лишения свободы в колонии общего режима.

Другие районные суды Казани, например Кировский, ходатайства принимают, но рассмотрение постоянно переносят. К примеру, на 13 августа перенесено рассмотрение ходатайства о зачете срока содержания под стражей от некоей Сафиной К.Н., осужденной за несколько эпизодов мошенничества в особо крупном размере.

Мидхат Курманов тщетно требует немедленного освобождения одного из своих «известных» клиентов, который по закону о пересчете сроков «пересидел» уже 9 месяцев Фото: «БИЗНЕС Online»

«Для меня вступление этого закона в силу означает, что моего клиента с 14 июля должны были немедленно отпустить на свободу, но в нашей республике суды не принимают ходатайства о пересчете, а колонии этот пересчет не производят, они говорят: «Мы не можем этого сделать. Если пересчитаем срок и его отпустят, нас посадят за это». В итоге люди находятся в местах лишения свободы незаконно. Мой клиент каждый день сейчас зря проводит в местах лишения свободы. Что они думают — легко там сидеть, почему не пускают его домой?!» — негодует Курманов.

Адвокат подчеркивает, что даже если осужденные «пересидят» срок, который им отмерил приговор, то на компенсацию им рассчитывать не приходится. «Ничего им за это не будет, никакой реабилитации — скажут: «Все, спасибо, ты лишнего отсидел». Никто ничего возмещать не будет» — заключил он.

ПЕРЕСЧЕТА ЖДЕТ КАЖДЫЙ ПЯТЫЙ ЗЭК

Закон, устанавливающий порядок зачета времени содержания лица под стражей до вынесения приговора и срока отбывания наказания в виде лишения свободы, был подписан Владимиром Путиным 3 июля этого года и через 11 дней вступил в силу. Он предполагает внесение ряда поправок в ст. 72 УК РФ. Теперь при обвинительном приговоре один день пребывания в СИЗО равен одному дню в тюрьме и исправительных колониях строгого и особо режима. Зато при отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии сутки в изоляторе будут считаться за 1,5 дня, а колонистам-поселенцам пойдут в зачет за два.

Теперь при обвинительном приговоре один день пребывания в СИЗО равен одному дню в тюрьме и исправительных колониях строгого и особо режима Фото: ©Алексей Филиппов, РИА «Новости»

Эта арифметика обойдет стороной осужденных за особо тяжкие преступления, в том числе убийц, насильников, наркоторговцев, террористов. Не коснется послабление также опасных рецидивистов и осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы сроком на 25 лет.

Проиграют же от нового закона те, кто время следствия проводил в тепле своего жилища: теперь один день лишения свободы «стоит» два дня под домашним арестом.

Это существенно отличается от прежнего порядка, когда разницы между различными мерами пресечения не было. Старый арестантский принцип «один к одному» приравнивал сутки в СИЗО и к пребыванию в тюрьме, и в колонии строгого, особого, общего режима или поселению. Тот же принцип работал при домашнем аресте, потому адвокаты при прочих равных условиях выбивались из сил, пытаясь перевести своих клиентом поближе к родному очагу.

Законопроект о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО будет «круче, чем любая амнистия, в несколько раз», убежден глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, автор законопроекта Павел Крашенинников. «Он имеет универсальный характер, так как обладает обратной силой», — цитирует Крашенинникова «Парламентская газета». Автор законопроекта указывает на то, что документ очень важен для того, чтобы облегчить пребывание в СИЗО. «Наши следственные изоляторы — в тяжелом состоянии, больше половины построено еще в XVII–XIX веках, и режим там можно вполне можно приравнять к тюремному», — подчеркнул парламентарий.

Павел Крашенинников: «Наши следственные изоляторы — в тяжелом состоянии, больше половины построено еще в XVII–XIX веках, и режим там можно вполне можно приравнять к тюремному» Фото: duma.gov.ru

Закон предписывает в течение трех месяцев со дня его вступления пересчитать сроки для всех лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии и колонии-поселении, и в течение шести месяцев — для тех, кто отбывает наказание в исправительной колонии общего режима. Как заявил в интервью «Московскому комсомольцу» заместитель директора ФСИН РФ Валерий Максименко, его ведомство до истечения указанных сроков направит в суды материалы для пересчета срока наказаний всем осужденным, подпадающим под новые нормы закона.

По предварительным подсчетам, поправки в законодательство затронут примерно каждого пятого осужденного. «Сейчас в учреждениях УИС (уголовно-исполнительной системы — прим. ред.) отбывают наказание 487,7 тысячи человек, из них подпадают под действие закона около 100 тысяч. Но, так как, в соответствии с новым федеральным законом, у части осужденных будет просто смягчено наказание в виде снижения срока, непосредственно освобождению подлежат, по нашим предварительным подсчетам, около 14 тысяч человек», — уточнил Максименко.

Заметим, что в Татарстане по состоянию на 1 января 2017 года по стражей содержались 11,2 тыс. человек спецконтингента, из которых 80,6% — в исправительных учреждениях, а 19,4% — в следственных изоляторах. Если применить общероссийские пропорции, то получится, что сокращение сроков затронет примерно 1,8 тыс. человек, а непосредственное освобождение — порядка 200–300 человек. Но это очень грубые подсчеты.

Судам, похоже, проще дождаться, пока УФСИН в трех- и шестимесячный срок пересчитает сроки для всех, кого это касается, получить пачку документов и разобрать все разом Фото: «БИЗНЕС Online»

По закону перерасчет срока для осужденных осуществляется двумя способами: по ходатайству самого заключенного либо по представлению исправительного учреждения. «В отношении всех осужденных, подпадающих под действие федерального закона, приговоры будут пересмотрены. Если человек сам не пишет ходатайство в суд (отказывается по какой-то причине), то это все равно сделаем мы», — заверил замдиректора ФСИН.

«БЕЗ РАЗЪЯСНЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА ПОКА ПОНИМАНИЯ НЕТ ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ»

Так в чем же дело? Высокопоставленный собеседник «БИЗНЕС Online», близкий к судейскому корпусу, признает, что опасения Курманова появились не на пустом месте. По его словам, в Татарстане судами принято негласное решение отдать пересчет сроков на усмотрение ФСИН. Кроме того, есть нюансы правоприменения, практики по которым еще не сформировалось. «Без разъяснений пленума Верховного суда пока понимания нет по этому вопросу», — добавляет собеседник.

В самом республиканском УФСИН никаких проблем в реализации закона не видят. «Все необходимые документы на осужденных будут подготовлены администрацией учреждений уголовно-исполнительной системы и направлены в суды для пересчета сроков наказания. После внесения судом соответствующих изменений в приговор об окончании срока наказания на основании этого приговора осужденные будут подлежать освобождению», — гласит официальный ответ управления ФСИН по РТ на запрос «БИЗНЕС Online».

Словом, судам, похоже, проще дождаться, пока УФСИН в трех- и шестимесячный срок пересчитает сроки для всех, кого это касается, получить пачку документов и разобрать все разом. Если это действительно так, то Алимову не приходится в кратчайшие сроки рассчитывать на освобождение.

По предварительным подсчетам, поправки в законодательство затронут примерно каждого пятого осужденного Фото: Алексей Белкин

«ЭТО ПРОЯВЛЯЕТСЯ И В ОТНОШЕНИИ МУСИНА»

Заместитель председателя Советского районного суда Сергей Жиляев рассказал нашему корреспонденту, что приговоры, предполагающие наказание в виде колонии-поселения, он выносит очень редко — в среднем раз в год. Чаще всего такие наказания достаются виновникам ДТП со смертельным исходом. Причем в большинстве своем эта категория преступников до суда под стражей не содержится. «Перерасчет также касается лиц, обвиняемых в совершении крупных мошенничеств, должностных преступлениях, взяточничестве и прочих тяжких преступлениях, если обвиняемые пребывают в СИЗО», — добавил собеседник издания.

Таким образом, львиная доля VIP-арестантов республики, о которых недавно писал «БИЗНЕС Online», также cможет рассчитывать на пересчет после приговора. Прежде всего это касается экс-председателя правления ТФБ Роберта Мусина, короля недвижимости автограда Алексея Миронова, Анатолия Ливады и Рашида Аитова, экс-президента ассоциации малого и среднего бизнеса Хайдара Халиуллина.

С другой стороны, после смягчения им меры пресечения новый закон начал работать не в их пользу. «Это проявляется и в отношении Мусина, например, ему же сменили СИЗО на домашний арест, а два дня под домашним арестом по новым правилам считается за день лишения свободы, — напоминает Жиляев. — Но я не думаю, что такого рода подсудимые будут ходатайствовать об изменении меры пресечения. Во-первых, условия домашнего ареста более комфортные, а во-вторых, они будут до последнего ждать решения суда в свою пользу».

Новый закон коснется и VIP-арестанта Роберта Мусина, но пересчет срока будет не в его пользу Фото: Сергей Елагин

Однако уже есть подсудимые, которые, наоборот, теперь только и мечтают посидеть подольше в СИЗО. «Я рассматриваю дело, и его фигурант, обвиняемый в совершении тяжких преступлений, ранее был под домашним арестом, а теперь просится, чтобы его взяли под стражу, — рассказал собеседник издания. — Он понимает, что наказание в любом случае ему будет назначено реальное, и намеревается таким образом сократить срок заключения, потому что два дня домашнего ареста считаются только за один день лишения свободы».

Для самих судов принятие законопроекта означает некоторые неудобства. Сидельцы, которые ожидают наказания в виде лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима и колонии-поселения в СИЗО, будут затягивать рассмотрение своего дела судом апелляционной инстанции. До вступления в силу закона о перерасчете для них не было в этом смысла, а теперь становится важен каждый день под арестом, ведь он приближает выход на свободу. «Соответственно, человек, которому назначают наказание в виде лишения свободы на общем режиме, будет любым способом затягивать момент рассмотрения дела в апелляции. Это его святое неприкосновенное право, но в данном случае этим правом будут злоупотреблять», — опасается Жиляев. Для судов это означает рост нагрузки — подсудимых продолжат возить на суды под конвоем, для них будут выделяться помещения для заседаний. «У нас помещения в Советском суде вы сами видели, а представьте, если подсудимых много, каждого будут еще сопровождать по двое конвойных, им и без того тесно», — сказал заместитель председателя Советского суда.

В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Жиляев поддержал стремление Курманова, но отметил, что торопиться не следует. «Все эти ходатайства суды рассматривают в месячный срок после обращения осужденного, как минимум две недели должно пройти с момента, когда поступит заявление, до назначения судебного заседания. С момента вступления закона в силу прошло всего две недели, может быть, какие-то ходатайства не назначены к рассмотрению, но это вопрос времени», — заверяет он.

Ирина Хрунова: «Закон не может ухудшать положение, это общие правила» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЗАКОН НЕ МОЖЕТ УХУДШАТЬ ПОЛОЖЕНИЕ»

По мнению известного адвоката и правозащитницы Ирины Хруновой, вопрос с пересчетом сроков домашнего ареста — один из дискуссионных. «Сейчас есть люди, которые к сегодняшнему дню уже год сидят под домашним арестом. Как им будет рассчитываться — один к одному или два к одному? Если они сидят под домашним арестом, то по новому закону это же всего лишь 6 месяцев! Как юрист я говорю, что закон не может ухудшать положение, это общие правила», — рассуждает Хрунова. По ее мнению, это и есть один из важных вопросов, которые может разъяснить только Верховный суд.

В целом юрист убеждена, что теперь правила игры для адвокатов значительно изменятся. «Раньше нам, адвокатам, было очень-очень выгодно, чтобы клиенты находились под домашним арестом. Вроде бы сидит дома, вроде бы с семьей, но при этом ему наказание идет один к одному, как будто он находится в изоляторе. Теперь закон ухудшил ситуацию: приравнял два дня под домашним арестом ко дню нахождения под стражей. В принципе, это логично, потому что дом и изолятор несравнимы. Тем не менее положение ухудшается».

Она делает вывод: «Теперь для адвокатов будет битва за режим. Раньше такого вообще в принципе не было, раньше для адвокатов такая норма не стояла! Адвокаты больше бьются за сроки. Это была норма, это было правило. Сейчас наши правила поменялись, и теперь при защите мы будем биться и за это (режим — прим. ред.). Это новшество», — заключает юрист.

Государственная Дума приняла в третьем чтении поправки в Уголовный кодекс РФ (ст. 72) об изменении порядка зачета времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в силу в срок отбывания наказания в виде лишения свободы. Законопроект был внесен в 2008 году.

Закон вводит порядок применения коэффициента при исчислении срока отбывания наказания, а также вида исправительного учреждения, назначаемого судом.

Председатель ГД Вячеслав Володин Володин
Вячеслав Викторович Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва. Избран депутатом в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» выразил благодарность Павлу Крашенинникову, который «все эти десять лет вел работу и настойчиво ставил проблемы, связанные с прохождением закона».

В случае лишения свободы предлагается засчитывать один день содержания лица под стражей в следственном изоляторе (СИЗО) следующим образом: при отбывании наказания в тюрьме и исправительных колониях строгого и особого режима — за 1 день. При отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии — за 1,5 дня. При отбывании наказания в колонии-поселении — за 2 дня.

Время пребывания в СИЗО до вступления приговора суда в законную силу засчитывать в срок отбывания наказания следующим образом: при отбывании наказания в дисциплинарной воинской части — один день за 1,5 дня. В случае ограничения свободы, принудительных работ и ареста — один день за 2 дня. Для исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за 3 дня. В случае обязательных работ — из расчета 1 день содержания под стражей за 8 часов обязательных работ.

Наконец, время нахождения лица под домашним арестом будет засчитываться в срок содержания под стражей до суда и в срок лишения свободы — из расчета 2 дня домашнего ареста за 1 день нахождения в СИЗО и лишения свободы.

Закон, после его вступления в силу, будет иметь обратную силу и распространится на тех, кто находится в местах лишения свободы в данный момент, отметил Председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников Крашенинников
Павел Владимирович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» .

«Этим будет заниматься суд. И соответственно, при подаче заявления будет происходить перерасчет сроков содержания», — пояснил парламентарий. Срок отбывания наказания уменьшится у значительного числа осужденных, уверен он.

В течение трех месяцев со дня вступления в силу закона он начнет действовать в отношении лиц, отбывающих наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, а в течение полугода — в отношении отбывающих наказание в исправительной колонии общего режима; лиц, отбывающих наказание в виде обязательных, исправительных, принудительных работ; ограничения свободы; а также в отношении военнослужащих, отбывающих наказание в дисциплинарной воинской части и в виде ограничения по военной службе.

» направлен на реализацию принципа справедливости в отношении осужденных к лишению свободы. Надеюсь, что данная новелла также приведет к более взвешенному подходу при избрании такой меры пресечения, как взятие под стражу», — сказал Павел Крашенинников.

При этом закон не коснется тех, кто отбывает наказание за терроризм, за особо тяжкие преступления, связанные с оборотом наркотиков, с посягательством на конституционный строй, для опасных рецидивистов, а также для осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы сроком на 25 лет.

Напомним, инициатива была внесена группой депутатов во главе с Председателем Комитета по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым еще в 2008 году. Соавтором законопроекта также выступила действующий Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, тогда исполнявшая полномочия депутата ГД. Второе чтение законопроект прошел 20 июня 2018 года.

«Законопроект находился у нас на рассмотрении в течение 10 лет», – говорил ранее Председатель ГД Вячеслав Володин. По его словам, подобные инициативы ожидаются обществом. Он также отметил, что принятие поправок во втором чтении стало результатом анализа законопроектов, находящихся на рассмотрении в ГД с прошлых созывов. Вячеслав Володин напомнил, что большой объем работы по «разбору законодательных завалов» ведут Первый заместитель Председателя ГД Иван Мельников Мельников
Иван Иванович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Политической партией «Коммунистическая партия Российской Федерации» в рамках специально созданной рабочей группы, которую он возглавляет, и Павел Крашенинников, являющийся главой профильного Комитета по государственному строительству и законодательству.

Закон о двойном учете времени пребывания в СИЗО в сроке заключения оказался с большими изъянами. Фото РИА Новости

Закон о зачете срока нахождения человека в СИЗО нуждается в доработке, считают в адвокатском сообществе. Дело в том, что сейчас эта мера пресечения засчитывается по льготным коэффициентам – день в изоляторе за полтора или два в колонии – лишь в отношении времени до вступления приговора в законную силу. То есть под смягчение нового закона не попали те, кто уже был осужден, но дожидался в СИЗО отправки в места не столь отдаленные. А еще из-под льготы оказались выведены те заключенные, которые переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

В юридической среде раскритиковали действия закона о перерасчете времени пребывания в СИЗО. По словам экспертов, из-за неверной формулировки льготы не распространяются на тех, кто сидит в изоляторах уже после вынесения приговора. Адвокаты настаивают на дополнительных поправках в Уголовный кодекс (УК), направленных на новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Максим Никонов пояснил, что законодатели не учли многообразия ситуаций: «Они просто взяли самые типовые случаи и наиболее простую временную отсечку – вступление приговора в законную силу». В результате такие нюансы, как пребывание человека в СИЗО после приговора в ожидании своего этапа, остались за рамками предусмотренных льгот. «Этот срок, который может превышать недели, а то и месяцы, как и сама дорога, уже не попадает под перерасчет. Я считаю, что проект нужно было делать более детальным с учетом спорных ситуаций», – заявил эксперт.

Как оказалось, под льготы не попали и случаи краткосрочного нахождения под стражей – до 30 суток. Речь о ситуациях, когда под стражу берут, допустим, уклоняющегося от выплаты штрафов или добровольной явки в колонию-поселение. Упущены и ситуации, когда человек уже попал в колонию, но его на какое-то время забирают обратно в СИЗО для проведения следственных действий. И все это время не подпадает под перерасчет, ведь приговор уже вступил в силу. «То, что он физически находится в СИЗО, на его правовом режиме как отбывающего наказание не сказывается, соответственно коэффициенты для пересчета здесь не применяются», – подтвердил Никонов информацию «НГ».

Еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар. Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает. Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«Есть еще несколько спорных моментов: допустим, дела, когда человека обвиняют сразу в нескольких преступлениях. Это могут быть преступления, на которые распространяются льготные коэффициенты, и те, которые из-под них выведены. Поэтому возникает вопрос: стоит ли в данном случае пересчитывать ему сроки? Пока сложилась отрицательная для защиты практика. Вторая проблема – зачет срока содержания под стражей в такое наказание, как штраф. Нередки случаи, когда человека содержат под стражей или домашним арестом, а потом происходит переквалификация его деяния на более мягкое. И получается, что человек сидел под стражей, а никаких коэффициентов применительно к штрафам законом не предусмотрено. То есть зачет меры пресечения в штраф происходит по судейскому усмотрению», – пояснил «НГ» Никонов.

Также, по данным «НГ», дискриминации подверглись пресловутые «наркотические» статьи. «Непонятно, из каких соображений исходил законодатель, приравнивая незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта к таким преступлениям, как террористический акт, и выводя их из-под действия поправок. При этом оставлены такие общественно опасные преступления, как убийство и педофилия», – заявила «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Она посетовала на распространенность случаев, когда осужденных просят выступить свидетелями по другому уголовному делу, перевозя из колоний в СИЗО. Срок такого содержания – до двух месяцев, однако впоследствии его могут неоднократно продлевать. И все это время, подчеркивает эксперт, человек находится в более тяжелых условиях, однако из-за сегодняшней формулировки, раз он уже отбывает срок, перерасчет ему не положен.

«То есть возможность дополнительно ограничить права и свободы уже осужденных лиц законодатель предусмотрел, а порядка восстановления нарушенных прав нет. Поскольку указанные нововведения работают практически год, следовало бы предположить, что уже имеются достаточные наработки для того, чтобы вынести нормативно-правовой акт, устраняющий проблемы несовершенства принятых нововведений и разрешающий возникшие за это время вопросы. Однако ситуация до настоящего времени не изменилась», – сообщила Пашкевич.

«Проблема в том, что статья УК в части изменения исчисления сроков назначенного судом наказания и зачета времени содержания под стражей изменилась, а правоприменительная практика – нет», – сказал «НГ» партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков. По его словам, виной тому – позиция Верховного суда (ВС), который не подготовил своевременного разъяснения по факту исчисления указанных сроков, что в конечном счете и привело к массовому нарушению прав и охраняемых законом интересов осужденных. Речь идет о постановлении пленума ВС от 2015 года, которое по-прежнему предписывает исчислять срок отбытия наказания со дня постановления приговора. «Таким образом, недоработка законодателя и его нежелание привести свои же собственные ранее выпущенные позиции в соответствие с нормами материального и процессуального права привели к образованию правового пробела, негативным образом сказывающегося на правах лиц, отбывающих наказание. А суды должны однозначно понимать, какие решения необходимо принимать в тех или иных случаях в целях соблюдения прав осужденных», – заявил Ивченков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *