Ст 2 закон о банкротстве

24 января 2019 г. состоялось заседание Совета СРО ААУ «Синергия» на котором были приняты и утверждены следующие решения:

1. Исключить из состава Саморегулируемой организации ассоциации арбитражных управляющих «Синергия» за несоответствие требованиям ст. 20 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» и условиям членства в Ассоциации в связи с отсутствием действующего договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, что является нарушением условий членства, предусмотренных п. 3. ст. 20 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)», п. 2.2. Положения о членстве в Саморегулируемой организации ассоциации арбитражных управляющих «Синергия» в соответствии с абз. 2 п. 11 ст. 20, п. 11 ст. 24.1 Федерального закона от 26.10.2002г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

— Данильченко Валерия Витальевича.

2. Исключить из состава Саморегулируемой организации ассоциации арбитражных управляющих «Синергия» за несоответствие требованиям ст. 20 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» и условиям членства в Ассоциации в связи с отсутствием действующего договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, что является нарушением условий членства, предусмотренных п. 3. ст. 20 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)», п. 2.2. Положения о членстве в Саморегулируемой организации ассоциации арбитражных управляющих «Синергия», в соответствии с абз. 2 п. 11 ст. 20, п. 11 ст. 24.1 Федерального закона от 26.10.2002г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

— Николенко Алину Викторовну.

3. Утвердить на 2019 год для членов Ассоциации следующие размеры регулярных членских взносов:

ежегодный:

— при отсутствии назначений в процедуры банкротства, арбитражный управляющий, вступивший в Ассоциацию до 15.05.2013г., оплачивает взнос в размере 100 (сто) рублей до момента назначений. Срок оплаты — до 10-го декабря 2019г.;

— при отсутствии назначений в процедуры банкротства, арбитражный управляющий, вступивший в Ассоциацию в период с 15.05.2013г. по 01.01.2019 года, оплачивает взнос в размере 1200 (одна тысяча двести) рублей до момента назначений. Срок оплаты — до 10-го декабря 2019г.;

— при отсутствии назначений в процедуры банкротства, арбитражный управляющий, вступивший в Ассоциацию после 01.01.2019 года, оплачивает взнос в размере 1200 (одна тысяча двести) рублей до момента назначений. Срок оплаты — до 10-го числа месяца, следующего за месяцем принятия в члены Ассоциации.

Взнос оплачивается путем перечисления денежных средств на расчетный счет Ассоциации с обязательным указанием вида взноса.

ежемесячный:

— при назначении в процедуры банкротства юридических лиц оплачивается взнос:

до 5 процедур в размере 5000 (пять тысяч) рублей;

более 5 процедур в размере 7 000 (семь тысяч) рублей.

— при назначении в процедуры банкротства физических лиц, оплачивается взнос: до 10 процедур в размере 1000 (одна тысяча) рублей;

до 20 процедур в размере 3000 (три тысячи) рублей;

более 20 процедур в размере 5000 (пять тысяч) рублей.

Если срок утверждения арбитражного управляющего в процедуру банкротства приходится на дату, ранее 15-го числа месяца, то взнос оплачивается до 10-го числа месяца, следующего за датой назначения. Если срок утверждения арбитражного управляющего в процедуру банкротства приходится на дату, позднее 15-го числа месяца, то взнос оплачивается до 10-го числа второго месяца, следующего за датой назначения.

Взнос оплачивается путем перечисления денежных средств на расчетный счет Ассоциации с обязательным указанием вида взноса.

4. Утвердить на 2019 год размеры единовременных и регулярных аккредитационных взносов:

размер единовременных взносов:

— аккредитация операторов электронных торговых площадок — 100 000 (сто тысяч) рублей в год;

— аккредитация страховых организаций — 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей в год;

— аккредитация оценочных организаций и специалистов — 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей в год;

— аккредитация организаторов торгов — 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей в год;

— аккредитация специалистов и организаций по иным видам деятельности — 30 000 (тридцать тысяч) рублей в год;

— аккредитация организаций (специалистов) оказывающих услуги по архивации документов -10 000 (десять тысяч) рублей в год;

— аккредитация организаций (специалистов) оказывающих услуги в сфере технической инвентаризации и землеустройства – 10 000 (десять тысяч) рублей в год;

— аккредитация организаций (специалистов) оказывающих услуги по подготовке имущества к реализации (оформление, восстановление правоустанавливающих документов на любое имущество, включая землю, установление права собственности) – 10 000 (десять тысяч) рублей в год;

— аккредитация организаций (специалистов) оказывающих охранные услуги- 10 000 (десять тысяч) рублей в год.

При подаче заявления на аккредитацию уже Аккредитованным при Ассоциации лицом по иному направлению деятельности взимается единовременный аккредитационный взнос в размере 70 % от установленного Ассоциацией годового взноса за каждую последующую аккредитацию по иным направлениям деятельности. При подаче заявления на аккредитацию двух и более видов деятельности за первый вид деятельности взимается единовременный аккредитационный взнос по установленному Ассоциацией годовому взносу, а последующие виды деятельности – в размере 70 % от установленного Ассоциацией годового взноса за каждый вид в отдельности.

размер регулярных взносов:

— регулярные взносы, выплачиваемые аккредитованными при Ассоциации лицами, за исключением операторов ЭТП, в размере 10% от суммы договоров, заключенных аккредитованными лицами с арбитражными управляющими – членами Ассоциации, а также договоров страхования (дополнительного страхования) ответственности арбитражных управляющих.

Участник общества обратился в суд с иском ко второму участнику и дир…ектору о взыскании 62,5 млн руб. убытков в пользу общества. Истец указал, что ответчики совместно совершили сделки по отчуждению недвижимого имущества в отсутствие равноценного встречного предоставления. Суд частично удовлетворил требования и взыскал с ответчиков 25,4 млн руб. убытков. Он исходил из того, что спорные сделки были взаимосвязаны, противоречили интересам общества и имели единую цель — вывод основного актива из общества. Продажа недвижимого имущества общества была экономически нецелесообразна и необоснованна. Но в силу того, что точный размер причиненных сделками убытков невозможно установить с разумной достоверностью, суд определил его самостоятельно. Поскольку суд удовлетворил иск частично, ответчик потребовал взыскать с истца судебные расходы в размере 150 тыс. руб. Позиция суда первой инстанции: Судебные расходы подлежат взысканию пропорционально удовлетворенным требованиям. Поскольку в удовлетворении части требований истцу было отказано, в соответствующей части у ответчика имеется право на возмещение судебных расходов. Позиция апелляции: Критерием присуждения судебных расходов является правомерность заявленных требований. Апелляция отменила определение первой инстанции и отказала во взыскании судебных расходов. Суд исходил из того, что при рассмотрении исковых требований установлено причинение обществу вреда в результате действий ответчиков. В данном случае требования истца являлись обоснованными. Соответственно, отсутствуют основания для взыскания с истца судебных расходов в пользу ответчика по принципу пропорциональности. Позиция кассации: Оснований для отказа во взыскании судебных расходов нет. Кассация отменила постановление апелляции и согласилась с позицией суда первой инстанции. Суд округа сослался на то, что оснований для отказа во взыскании судебных расходов не имеется, поскольку требования носили денежный характер, судебные издержки подлежат распределению пропорционально удовлетворенным требованиям. Позиция ВС: Возложение на истца судебных расходов не отвечает смыслу правового регулирования. ВС согласился с позицией апелляции. Суд напомнил, что критерием присуждения расходов на оплату услуг представителя является вывод суда о правомерности или неправомерности требования истца. Поскольку только удовлетворение требования судом подтверждает правомерность его принудительной реализации через суд и влечет восстановление нарушенных прав и свобод, именно это и приводит к необходимости возмещения судебных расходов. Заявление ответчика о возмещении его судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований не подлежало удовлетворению в силу п. 2 ст. 10 ГК как основанное на злоупотреблении правом. Подробнее об этом деле читайте в журнале «Арбитражная практика для юристов”: https://e.arbitr-praktika.ru/834009 See More

Блуждая по безграничным просторам российской судебной практики обнаружил любопытный судебный акт по вопросу применения п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве. (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июня 2019 года А40-63587/2018)

С полным текстом решения суда заинтересованные лица смогут ознакомиться по соответствующей ссылке, мне же хотелось бы обратить внимание лишь на некоторые аспекты мотивировки суда кассационной инстанции.

  1. Как известно п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве предусматривает, что «Кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом».

Арбитражный суд Московского округа данной правовой норме дает следующее толкование: «пункт 11 статьи 142 Закона о банкротстве содержит прямое указание на то, что требования кредитора могут быть удовлетворены путём взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество. При этом, положения указанной нормы права связывают возможность взыскания суммы долга без обращения взыскания на имущество должника с фактом либо отсутствия такого имущества, либо заявления соответствующего требования о замене взыскания за счёт имущества, требованием о взыскании за счёт денежных средств».

Как мы можем заметить в интерпретации нормы судом какое-либо указание на совершение заявления именно третьим лицом отсутствует. В связи с этим кассация продолжает: «Как следует из содержания искового заявления ФНС России, а также уточнённого заявления от 29.10.2018 № КЧ-4-18/21113, требование об осуществлении взыскания за счёт денежных средств сформулировано и заявлено истцом (т.е. кредитором – БА) уже в самом исковом заявлении.

Мне кажется или мы имеем дело с образцом прекрасного расширительного толкования нормы права?

Как верно указанно судом, положения п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве допускает замену обращения взыскания на имущество требованием о взыскании долга, однако данная возможность может быть реализована не произвольно, а только «в случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица» именно в этом случае суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника.

Несмотря на то, что и в первом и во втором случае истец преследует один и тот же материально-правовой интерес, предметы этих требований нельзя признать одинаковыми, иски об обращении взыскания на имущество и о взыскании денежных средств имеют различную правовую природу. (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.03.2016 по делу N А81-591/2014 Определением Верховного Суда РФ от 06.07.2016 N 304-ЭС16-6963 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ)

Таким образом, законодатель прямо устанавливает, что надлежащим способом защиты в данном случае является именно обращение взыскания на переданное имущество, а не требование о выплате денежных средств.

Требование о взыскании денежных средств может быть заявлено только в случае отсутствия переданного по незаконной сделке имущества либо по заявлению третьего лица. У кредитора при наличии имущества отсутствует право на заявление требований о взыскании денежных средств. Обратное противоречит принципу диспозитивности о самостоятельном распоряжении лицом своими правами по собственному усмотрению.

Подобное правовое регулирование, по-видимому, призвано обеспечить баланс интересов кредитора и третьего лица, чтобы предоставить первому условия погашения задолженности не хуже, чем при реализации имущества в рамках банкротства (путем публичных торгов), а третьему лицу защиту его личного имущества от требований кредитора.

  1. Далее Арбитражный суд Московского округа указывает, что «из содержания указанной нормы буквально следует, что кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. Эта норма не содержит указаний на то, что размер притязаний кредитора ограничен стоимостью имущества должника незаконно полученного третьими лицами.»

Иными словами, логика суда кассационной инстанции заключается в том, что третье лицо должно оплатить кредитору всю сумму задолженности (например 100 000 рублей) не смотря на то, что по сделке от должника ему передано имущества на 10 000 рублей).

Суд большой ему видней, но не находите, что какое-нибудь политико-правовое обоснование данного подхода отсутствует. Напротив Исходя из буквального толкования указанной нормы, удовлетворение требований кредитора осуществляется по общему правилу путем обращения взыскания на имущество должника незаконно отчужденное третьему лицу, то есть в пределах стоимости указанного имущества.

Правомерность данного вывода следует из позиции Верховного суда Российской Федерации, высказанной в Определении от 28.04.2015 N 303-ЭС15-4153, в котором высшая судебная инстанция подтвердила выводы судов апелляционной и кассационной инстанций об обращении взыскания на имущество третьего лица, лишь в части приходящегося на него обогащения.

Аналогичная позиция подтверждена Высшим Арбитражным судом РФ при постановлении Определения от 19.03.2014 N ВАС-2805/14, высшая судебная инстанцией в частности подтвердила правомерность вывода нижестоящего суда что «пункт 11 статьи 142 Закона о банкротстве имеет компенсационный, а не штрафной характер, и кредитор не вправе претендовать на удовлетворение своих требований в большем размере, чем такое удовлетворение имело бы место при надлежащем поведении ответчиков».

То обстоятельство, что третье лицо, является стороной недействительной сделки само по себе являться основанием для взыскания с него денежных средств в размере большем, чем было получено им по сделке.

Иное допускало бы ситуацию, когда третье лицо отвечает по долгам должника своим имуществом, а кредиторы или арбитражный управляющий уклонялись бы от оспаривания сделок в соответствующей процедуре банкротства с целью получить от третьего лица удовлетворения не размере полученного по сделке, а в пределах общей суммы, не исполненных должником обязательств.

  1. Наконец, «положения пункта 11 статьи 142 Закона о банкротстве не предъявляют дополнительных требований к кредитору, заявляющему требование о взыскании задолженности должника с третьих лиц, незаконно приобретших его имущество, о необходимости предварительного оспаривания совершённых должником сделок по отчуждению имущества как в рамках дела о банкротстве, так и путём инициирования отдельного судебного разбирательства по рассмотрению вопроса о недействительности такой сделки».

Действительно прямое указание на необходимость признания сделки по отчуждению имущества в норме указанной статьи отсутствует, но представляется, что разрешение спора о применении положений п. 11 ст. 142 без определения незаконности сделки невозможно.

Так норма п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве прямо указывает, что обращение взыскания на имущество отчужденное в пользу третьего лица по НЕЗАКОННОЙ СДЕЛКЕ.

Таким образом, применение указанной нормы права возлагает на суд обязанность по оценке сделки, лежащей в основе отчуждения имущества на предмет незаконности, поскольку обращение взыскания имущество третьего лица полученное не по любой сделке с должником, только по незаконной.

Аналогичное толкование указанной норме дано Конституционным судом РФ в Определении от 09.11.2010 N 1435-О-О, от 17.07.2012 N 1387-О, от 22.11.2012 N 2111-О, коллегией судей в частности указанно, что по смыслу п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве, требования кредитора не являются абсолютными: они подлежат удовлетворению с учетом вытекающих из норм гражданского законодательства правил о защите прав добросовестных приобретателей — в зависимости от того, каким образом имущество ликвидированного должника оказалось у приобретателя, а также с учетом закрепленных указанным Законом правил об оспаривании сделок должника (определения Конституционного Суда Российской Федерации).

Правомерность данного вывода подтверждается, в том числе позицией Верховного суда РФ, высказанной в Определении от 01.09.2017 N 309-ЭС17-9944, в рамках которого высшая судебная инстанция Российской Федерации подтвердила необходимость оценки незаконности сделки, лежащей в основе отчуждения имущества.

Согласно данным картотеки арбитражных дел на указанный судебный акт подана жалоба в Верховный Суд РФ, будем надеяться, что высшая судебная инстанция внесет определенность в эти вопросы. Особенно интересно будет узнать позицию судебной коллегии о необходимости оценки поведения кредитора и арбитражного управляющего в ходе дела о банкротстве и их осведомленности о совершении указанных сделок.

индивидуального предпринимателя, процедур, применяемых в деле о его несостоятельности (банкротстве) 1. На основании определения арбитражного суда о введении реструктуризации долгов гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, судебный пристав-исполнитель приостанавливает исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям (за исключением исполнительных документов по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, по делам об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий к владению указанным имуществом, о признании права собственности на указанное имущество, о взыскании алиментов, а также по требованиям об обращении взыскания на заложенное жилое помещение, если на дату введения указанной процедуры кредитор, являющийся залогодержателем, выразил согласие на оставление заложенного жилого помещения за собой в рамках исполнительного производства в соответствии с пунктом 5 статьи 61 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»). 2. При приостановлении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает аресты с имущества должника — гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, и иные ограничения распоряжения этим имуществом, наложенные в ходе исполнительного производства. Судебный пристав-исполнитель вправе не снимать арест с имущества, стоимость которого не превышает размер задолженности, необходимый для исполнения требований исполнительных документов, исполнительное производство по которым не приостанавливается. Имущество, арест с которого не снят, может быть реализовано для удовлетворения требований по исполнительным документам, исполнение по которым не приостанавливается. 3. С даты утверждения плана реструктуризации долгов гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, новые аресты на это имущество и иные ограничения распоряжения этим имуществом могут быть наложены только в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). 4. При получении копии решения арбитражного суда о признании гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, банкротом и введении реализации имущества гражданина судебный пристав- исполнитель оканчивает исполнительное производство по исполнительным документам, за исключением исполнительных документов по требованиям об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании права собственности, о взыскании алиментов, о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника — гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, и иные ограничения распоряжения этим имуществом. 5. Исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства направляются арбитражному управляющему в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства. Копия указанного постановления в тот же срок направляется сторонам исполнительного производства.»; 4) статью 95 дополнить частью 5 следующего содержания: «5. Положения настоящей статьи применяются также при обращении взыскания на имущество должника — индивидуального предпринимателя в случае исполнения исполнительного документа, выданного арбитражным судом, другим органом или должностным лицом в связи с предпринимательской деятельностью гражданина.»; 5) часть 7 статьи 96 изложить в следующей редакции: «7. Положения настоящей статьи применяются также при обращении взыскания на имущество должника — крестьянского (фермерского) хозяйства в случае исполнения исполнительного документа, выданного арбитражным судом, другим органом или должностным лицом в связи с деятельностью крестьянского (фермерского) хозяйства.». Статья 11 Статью 15 Федерального закона от 22 декабря 2014 года N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 52, ст. 7543) дополнить частью 4-1 следующего содержания: «4-1. Положения пункта 4 статьи 139 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) не применяются к отношениям по продаже предприятия или части имущества должника на торгах, если сообщение о продаже предприятия или части имущества должника посредством публичного предложения опубликовано в официальном издании до дня вступления в силу пункта 11 статьи 7 настоящего Федерального закона.». Статья 12 Статьи 1, 2, 4, 6-10, 12 Федерального закона от 29 декабря 2014 года N 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2015, N 1, ст. 29) исключить. Статья 13 Внести в статью 4 Федерального закона от 29 декабря 2014 года N 482-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2015, N 1, ст. 35) следующие изменения: 1) в части 5 слова «пункта 2 статьи 33» заменить словами «абзаца одиннадцатого пункта 2 и пункта 5 статьи 37», слово «утверждения» заменить словами «опубликования утвержденного»; 2) в части 6 слова «До утверждения федеральным органом исполнительной власти» заменить словами «До истечения шестидесяти дней с даты опубликования утвержденного федеральным органом исполнительной власти»; 3) в части 13 слова «с 1 июля 2015 года» заменить словами «с 1 января 2016 года». Статья 14 1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых настоящей статьей установлены иные сроки вступления их в силу. 2. Статьи 2, 4, 5, пункты 1-5, 7, 8, 10-12, 14-19, 21-25 статьи 6, статьи 7-10, пункт 2 статьи 12 настоящего Федерального закона и часть 4 настоящей статьи вступают в силу с 1 октября 2015 года. 3. Пункты 6, 9, 13 и 20 статьи 6 настоящего Федерального закона вступают в силу по истечении девяноста дней со дня его официального опубликования. 4. Положения Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), производство по которым возбуждено по заявлениям о признании граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, несостоятельными (банкротами), поданным после 1 октября 2015 года. 5. Положение пункта 5 статьи 213-24 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяется с 1 января 2016 года. До 1 января 2016 года кредитная организация обязана уведомить финансового управляющего об имеющихся у нее вкладах, счетах, ином имуществе и о договоре аренды банковской ячейки (сейфа) гражданина, признанного банкротом, не позднее пяти рабочих дней со дня получения соответствующего запроса финансового управляющего. 6. Положения Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона), Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (в редакции настоящего Федерального закона), Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 218-ФЗ «О кредитных историях» (в редакции настоящего Федерального закона), Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются при рассмотрении: 1) дел о банкротстве, производство по которым возбуждено по заявлениям о признании граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, несостоятельными (банкротами), поданным с 1 октября 2015 года; 2) заявлений о признании индивидуальных предпринимателей банкротами, поданных до 1 октября 2015 года, если к этому дню арбитражным судом не решен вопрос о принятии указанных заявлений; 3) обоснованности заявления о признании индивидуального предпринимателя банкротом, принятого арбитражным судом до 1 октября 2015 года, если к этому дню не введена процедура, применяемая в деле о банкротстве; 4) дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей, производство по которым возбуждено до 1 октября 2015 года и по которым к указанному дню введена процедура конкурсного производства, если к указанному дню не истек срок закрытия реестра требований кредиторов. В таком случае арбитражный суд в течение пятнадцати рабочих дней с 1 октября 2015 года выносит определение о переходе к рассмотрению дела о банкротстве в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) и о введении процедуры реализации имущества гражданина. 7. Заявления о признании гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, банкротом, поданные до 1 октября 2015 года и не рассмотренные арбитражным судом к указанному дню, с 1 октября 2015 года подлежат возвращению. 8. Если по возбужденному до 1 октября 2015 года делу о банкротстве индивидуального предпринимателя на этот день к должнику применяется процедура наблюдения, по окончании процедуры наблюдения арбитражный суд на основании решения собрания кредиторов вводит процедуру реструктуризации долгов или процедуру реализации имущества гражданина в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона). С даты введения одной из указанных процедур при рассмотрении дела о банкротстве применяются также иные федеральные законы (в редакции настоящего Федерального закона), указанные в абзаце первом части 6 настоящей статьи. До этой даты рассмотрение дела о банкротстве осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до 1 октября 2015 года) и иными федеральными законами (в редакции, действовавшей до 1 октября 2015 года), указанными в абзаце первом части 6 настоящей статьи (в ред. Федерального закона от 23 июня 2016 г. N 222-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, N 26, ст. 3891). 9. Дела о банкротстве индивидуальных предпринимателей, производство по которым возбуждено до 1 октября 2015 года и по которым к этому дню введена процедура конкурсного производства, если к указанному дню истек срок закрытия реестра требований кредиторов, после этого дня продолжают рассматриваться в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до 1 октября 2015 года) и иными федеральными законами (в редакции, действовавшей до 1 октября 2015 года), указанными в абзаце первом части 6 настоящей статьи (в ред. Федерального закона от 23 июня 2016 г. N 222-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, N 26, ст. 3891). 10. Положения Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона), в том числе указанные в статье 213-28 указанного Федерального закона положения об освобождении гражданина от обязательств, применяются также в отношении обязательств, возникших до 1 октября 2015 года. 11. Абзацы второй — четвертый пункта 2 статьи 213-30 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) не применяются при рассмотрении дела о банкротстве, возбужденного с 1 октября 2015 года, в отношении обязательств гражданина, признанного банкротом до 1 октября 2015 года, которые не связаны с предпринимательской деятельностью и от которых гражданин не был освобожден при завершении конкурсного производства в связи с незаявлением их в деле о банкротстве в соответствии с пунктом 2 статьи 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 октября 2015 года). 12. Абзац первый пункта 2 статьи 213-30 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) не применяется к гражданам, признанным банкротами до 1 октября 2015 года, если у них на момент обращения в суд, арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом с 1 октября 2015 года имеются указанные в части 10 настоящей статьи обязательства в размере не менее чем пятьсот тысяч рублей. 13. Абзац второй пункта 7 статьи 213-9 и пункты 1 и 2 статьи 213-32 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к совершенным с 1 октября 2015 года сделкам граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Сделки указанных граждан, совершенные до 1 октября 2015 года с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3-5 статьи 213-32 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона). 14. Положения пункта 3 статьи 34 и пункта 4 статьи 35 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» применяются после утверждения соответствующего порядка Верховным Судом Российской Федерации. До этого действует порядок, установленный Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. 15. Положения пункта 10 статьи 10 и пункта 4 статьи 61-1 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются по отношению к заявлениям, поданным с 1 октября 2015 года. 16. Положения пункта 6 статьи 20-4 и абзацев четвертого и пятого пункта 5 статьи 28 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются по отношению к судебным актам, вынесенным с 1 октября 2015 года. Президент Российской Федерации В.Путин Москва, Кремль 29 июня 2015 года N 154-ФЗ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *