Ст 97 ГК РФ

Новая редакция Ст. 1 ГК РФ

1. Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

2. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

4. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

5. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Комментарий к Ст. 1 ГК РФ

1. Основные начала гражданского права — это основополагающие идеи (общие принципы), которые определяют основное содержание гражданско-правового регулирования в целом, отраслевую специфику норм гражданского права и практику их применения.

Значение основных начал гражданского законодательства выражается в том, что они:

а) являются определяющей линией при развитии и совершенствовании гражданского законодательства;

б) выступают базовым критерием при толковании норм гражданского права;

в) признаются важнейшей основой при применении гражданского права, в том числе при его применении по аналогии.

Основные начала — это базовые, ведущие принципы гражданского права, т.е. его главные идеи, основополагающие положения. Вместе с тем наряду с указанными началами для гражданского права, его понимания и практического применения существенное значение принадлежит и другим принципам. В том числе принципам духовно-этического характера, отраженным в ст. 6 ГК РФ при характеристике аналогии. Это следующие принципы:

— добросовестности;

— разумности;

— справедливости.

Наука.

Не меньшее значение в гражданском праве принадлежит и особым правовым принципам отдельных институтов, юридических конструкций, норм. Таким, например, как «принцип следования» в отношении владения, принцип истребования вещи в натуре (виндикационный иск) при защите права собственности и т.д. Научное постижение принципов гражданского права, и прежде всего его основных начал, представляет собой наиболее высокое «цивилистическое знание» — глубокое освоение смысла и назначения данной отрасли права, которое во многом предопределяет основательную подготовку по гражданскому праву в целом.

2. Гражданские права в соответствии с основными началами имеют высокий юридический статус. Российский Гражданский кодекс определяет статус и юридическую силу гражданских прав приближенно к статусу конституционных прав. По ГК РФ гражданские права могут быть ограничены в принципе на тех же основаниях, что и конституционные права — только на основании федерального закона и только в тех исчерпывающих случаях, которые прямо указаны в Кодексе.

3. Пункт 3 комментируемой статьи 1 ГК России содержит принцип единого товарного (экономического) пространства. Гражданское законодательство в соответствии с Конституцией России относится к федеральному ведению. Субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иные лица не вправе так или иначе препятствовать свободному экономическому обороту. Стабильность и прозрачность имущественных отношений обеспечивают наиболее эффективное гражданско-правовое регулирование.

Судебная практика.

Таким образом, положение абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», предоставляющее внешнему управляющему право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договоров должника на том лишь основании, что они заключены на срок свыше одного года… и тем самым лишающее контрагентов возможности оспорить в суде такой односторонний отказ, вводит несоразмерное ограничение гарантированных Конституцией Российской Федерации свободы экономической деятельности и, следовательно, свободы договора, а также права на свободное использование имущества для предпринимательской деятельности, прав владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом и нарушает принцип юридического равенства (Постановление КС РФ от 06.06.2000 N 9-П).

Другой комментарий к Ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В п. 1 комментируемой статьи 1 ГК сформулированы основные принципы гражданского законодательства РФ.

Под равенством участников гражданских отношений понимается отсутствие между ними отношений власти и подчинения. В то же время объем принадлежащих участнику таких отношений субъективных прав может быть различным.

Неприкосновенность собственности — это не только один из основных принципов гражданского законодательства, но и важнейший конституционный принцип, сформулированный в ч. 3 ст. 35 Конституции РФ.

Понятие «свобода договора» раскрывается в комментарии к ст. 421 ГК.

Недопустимость произвольного вмешательства в частные дела означает, что любое ограничение свободы усмотрения субъектов гражданских правоотношений в приобретении и осуществлении своих гражданских прав или получение информации о частной сфере этих субъектов помимо их воли допустимо лишь на основании и в порядке, установленных законом.

Об осуществлении и защите гражданских прав см. комментарий к ст. ст. 9 — 16 ГК.

2. Осуществление гражданами и юридическими лицами своих гражданских прав своей волей и в своем интересе представляет собой общий принцип гражданского права. Отступление от него допускается при реализации полномочий представителя, своей волей осуществляющего гражданские права представляемого в интересах последнего. О представительстве см. комментарий к ст. ст. 182 — 184 ГК РФ.

Правило относительно свободы определения любых не противоречащих законодательству условий договора конкретизируется применительно к договорным отношениям принципом свободы усмотрения участников гражданских правоотношений, их правом совершать сделки, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему (см. об этом также комментарий к ст. 8 ГК).

3. Указанные в п. 2 ст. 1 ГК допустимые основания ограничения гражданских прав воспроизводят соответствующие положения части 3 статьи 55 Конституции России. При этом ограничение существующего субъективного права не следует отождествлять со случаями, когда само право по своему содержанию изначально является ограниченным в силу закона по сравнению с другим аналогичным, но более «сильным» правом, как это имеет место при сравнении, например, права собственности с производными от него иными вещными правами — правом хозяйственного ведения (ст. 294 ГК) и правом оперативного управления (ст. 296 ГК).

4. Приведенный в п. 3 ст. 1 перечень оснований, по которым законом могут быть введены ограничения перемещения товаров и услуг, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Свобода перемещения финансовых средств на территории РФ ограничена быть не может.

1. Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Органами опеки и попечительства являются также органы местного самоуправления в случае, если законом субъекта Российской Федерации они наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с федеральными законами.

Вопросы организации и деятельности органов опеки и попечительства по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, определяются настоящим Кодексом, Семейным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральным законом от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», иными федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Полномочия органа опеки и попечительства в отношении подопечного возлагаются на орган, который установил опеку или попечительство. При перемене места жительства подопечного полномочия органа опеки и попечительства возлагаются на орган опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного в порядке, определенном Федеральным законом «Об опеке и попечительстве».

2. Суд обязан в течение трех дней со времени вступления в законную силу решения о признании гражданина недееспособным или об ограничении его дееспособности сообщить об этом органу опеки и попечительства по месту жительства такого гражданина для установления над ним опеки или попечительства.

3. Орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.

Комментарий к Ст. 34 ГК РФ

1. Статья 34 ГК РФ — одна из немногих статей Кодекса, содержащих нормы публично-правовой природы. Прежде всего в ней определены органы опеки и попечительства как органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Это положение дублируется в ст. 6 Закона об опеке, а также в п. 2 ст. 121 СК РФ.

В комментируемую статью, а также в ст. 121 СК РФ Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 258-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий» были внесены изменения. Названный Федеральный закон передал полномочия по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству на уровень государственной власти субъектов Российской Федерации с 1 января 2008 г.

До указанной даты органами опеки и попечительства являлись органы местного самоуправления, несмотря на то, что в действительности органы опеки и попечительства при осуществлении своих функций всегда выполняли задачи общефедерального, государственного масштаба — прежде всего задачи охраны прав детей, оставшихся без попечения родителей, а также обеспечения выживания иных особых категорий граждан (страдающих психическими расстройствами или иными тяжелыми заболеваниями, затрудняющими самостоятельную защиту своих интересов).

Тем самым на органы опеки и попечительства традиционно возлагались функции по реализации права человека на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), социальных прав человека, а также по реализации принципа государственной защиты детства (ст. 38 Конституции РФ), которые могут быть отнесены к вопросам компетенции органов государственной власти, но никак не к вопросам местного значения (ст. 130 Конституции РФ).

В то же время передача полномочий, связанных с опекой и попечительством, на уровень государственной власти субъектов Российской Федерации не должна означать отдаление органов опеки и попечительства от населения территории и его насущных проблем. Реформа органов опеки и попечительства, проводимая в соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий» и Законом об опеке, должна завершиться созданием в регионах отлаженной и разветвленной системы указанных органов, создаваемых при необходимости на уровне поселений, муниципальных районов или иных территорий в зависимости от потребностей региона, численности населения, удаленности территорий от центра субъекта Российской Федерации и т.п.

В настоящее время большинство организаций, оказывающих социальные услуги населению, а также органов, управляющих такими организациями, в том числе организациями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, созданы и функционируют не на уровне муниципалитетов, а на уровне государственной власти субъектов Российской Федерации. Основными преимуществами строящейся системы органов опеки и попечительства как органов государственной власти должны стать их единство и управляемость, позволяющие обеспечить максимально эффективную и оперативную защиту прав и интересов недееспособных и не полностью дееспособных граждан во взаимодействии с организациями и службами социальной защиты населения.

Вместе с тем ответ на вопрос об уровне власти, к которому относятся органы опеки и попечительства, осложнен одним обстоятельством. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий», внося в ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» изменения, предполагающие передачу полномочий по опеке и попечительству субъектам Российской Федерации, одновременно попытался допустить возможность передачи этих полномочий органам местного самоуправления. Это вытекает из текста ч. 6 ст. 26.3 вышеназванного Федерального закона (в ред. от 1 января 2008 г.), со ссылкой на которую многие субъекты Российской Федерации приняли законы, передающие полномочия органов опеки и попечительства органам местного самоуправления (города Москва и Санкт-Петербург, Алтайский край, Вологодская область и многие другие).

Однако необходимо отметить, что норма, допускающая передачу полномочий по опеке и попечительству органам местного самоуправления, вступает в противоречие с вышеназванными положениями ст. 34 ГК РФ и ст. 121 СК РФ. Более того, эта норма противоречит и императивному правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 6 Закона об опеке: «Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации». Процитированное правило не содержит оговорки «если иное не установлено федеральным законом». Статья 3 Закона об опеке, определяя уровень нормативно-правового регулирования вопросов создания органов опеки и попечительства, прямо упоминает о «структуре исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации в целях организации и осуществления деятельности по опеке и попечительству», не подразумевая какой бы то ни было передачи таких полномочий органам местного самоуправления.

По указанным причинам осуществление органами местного самоуправления полномочий органов опеки и попечительства в связи со вступлением в силу с 1 сентября 2008 г. Закона об опеке входит в противоречие с федеральным законодательством, что требует скорейшего приведения законов субъектов Федерации в соответствие с федеральным законодательством об опеке и попечительстве.

2. Часть 5 ст. 6 Закона об опеке впервые в законодательстве прямо предусматривает, что деятельность органов опеки и попечительства как органов исполнительной власти субъектов Федерации будет вестись под контролем и с методическим сопровождением со стороны федеральной исполнительной власти в лице уполномоченного Правительством РФ органа. В настоящее время этот орган еще не определен соответствующим актом Правительства РФ, однако уже сейчас ясно, что это должен быть один орган исполнительной власти, а не несколько. Компетенция органов опеки и попечительства в соответствии с действующим законодательством широка и разнообразна. Так, например, органы опеки и попечительства не только выявляют недееспособных и не полностью дееспособных лиц, назначают и отстраняют опекунов и попечителей в отношении подопечных, но и обязаны предпринимать ряд мер по охране имущества безвестно отсутствующих граждан (ст. 43 ГК). В то же время большинство полномочий органов опеки и попечительства должно осуществляться ими одинаково, независимо от возраста подопечного или от причины назначения над ним опеки (попечительства): полномочия по охране и управлению имуществом подопечного, по надзору за опекунами (попечителями) и оказанию им необходимой помощи. В этой связи нецелесообразно как создание отдельных органов опеки и попечительства в отношении совершеннолетних и несовершеннолетних лиц, так и наделение разных федеральных органов исполнительной власти полномочиями по контролю и методической поддержке органов опеки и попечительства. Так, например, наделение Министерства образования и науки РФ соответствующими полномочиями в части работы органов опеки и попечительства с несовершеннолетними подопечными, а Министерства здравоохранения и социальной защиты населения РФ такими же полномочиями в части работы с совершеннолетними подопечными, на наш взгляд, было бы нерационально и противоречило бы формулировке ч. 5 ст. 6 Закона об опеке, которая четко и недвусмысленно определяет возложение соответствующих функций на единый федеральный орган исполнительной власти.

3. Каждый отдельный орган опеки и попечительства приобретает свой статус на основании устава, положения или иного акта (ч. 2 ст. 6 Закона об опеке), в котором четко должно быть указано на наличие такого статуса. Так, например, законодательством Республики Адыгея полномочия органов опеки и попечительства в отношении совершеннолетних граждан возложены на территориальные органы исполнительной власти республики, ведающие вопросами социальной защиты. Положения или уставы каждого из этих территориальных органов должны содержать в себе прямое указание на то, что такой орган является органом опеки и попечительства в отношении отдельной категории подопечных.

4. Закон об опеке, определяя порядок взаимодействия органов опеки и попечительства с органами государственной власти, местного самоуправления, иными организациями и лицами, впервые в истории российского законодательства фактически закрепляет систему организации социальной заботы в отношении недееспособных и не полностью дееспособных граждан. В центре этой системы находятся органы опеки и попечительства как органы государственной власти, наделенные весьма существенными властными полномочиями. Вместе с тем немалая часть их деятельности носит не юридический, а скорее фактический или организационный характер, поэтому Закон об опеке допускает, что работа по оказанию подопечным и (или) опекунам или попечителям помощи в получении образования, медицинской помощи, социальных услуг, а также по подбору и подготовке граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах, может вестись органами опеки и попечительства с «посторонней» помощью. Иными словами, непосредственное предоставление подопечным или опекунам медицинских услуг, консультаций по вопросам социально-бытового и социально-медицинского обеспечения жизнедеятельности, психолого-педагогической помощи, социально-правовой защиты и тому подобных видов помощи может быть возложено не на органы опеки и попечительства, а на иные организации или органы в соответствии с действующим законодательством.

По вышеперечисленным направлениям работы необходимую помощь в деятельности органов опеки и попечительства могут и должны оказывать прежде всего иные органы государственной власти, например органы социальной защиты населения в случаях, когда полномочия по опеке и попечительству возложены не на них. Закон об опеке предусматривает возможность взаимодействия органов опеки и попечительства не только с органами государственной власти субъектов Федерации, но и с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти.

Органы опеки и попечительства могут взаимодействовать также и с органами местного самоуправления. В соответствии со ст. ст. 14.1, 15.1 и 16.1 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления поселений, муниципальных районов и городских округов имеют право на участие в осуществлении деятельности по опеке и попечительству. Так, например, в соответствии с законодательством Ленинградской области органами опеки и попечительства являются соответствующие органы исполнительной власти этого субъекта, однако органам местного самоуправления муниципальных районов и городских округов предоставлено право создавать общественные советы по опеке и попечительству (попечительские советы). Такие советы не имеют и не могут иметь полномочий органов опеки и попечительства, однако на них могут быть возложены консультативные, информационные или контрольные функции и задачи.

Закон об опеке (ст. 6) допускает также возможность взаимодействия органов опеки и попечительства с различного рода юридическими лицами — образовательными организациями, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, или иными организациями, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и общественными организациями.

Помимо организаций, прямо перечисленных в Законе об опеке, к числу организаций, с которыми органы опеки и попечительства осуществляют взаимодействие, следует отнести:

— комплексные центры социального обслуживания населения;

— территориальные центры социальной помощи семье и детям;

— центры социального обслуживания;

— социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних;

— центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей;

— социальные приюты для детей и подростков;

— центры психолого-педагогической помощи населению;

— центры экстренной психологической помощи по телефону;

— центры (отделения) социальной помощи на дому;

— дома ночного пребывания;

— специальные дома для одиноких престарелых;

— стационарные учреждения социального обслуживания (дома-интернаты для престарелых и инвалидов, психоневрологические интернаты, детские дома-интернаты для умственно отсталых детей, дома-интернаты для детей с физическими недостатками);

— геронтологические центры;

— иные организации, предоставляющие социальные услуги.

5. В некоторых регионах Российской Федерации сложилась практика передачи функционала органов опеки и попечительства в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, специализированным учреждениям (организациям) для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Речь идет о так называемом делегировании полномочий органов опеки и попечительства. Термин «делегирование» является условным, не упоминается в законодательстве, в связи с чем его применение в юридическом лексиконе нежелательно.

Соответствующие законы субъектов Федерации в таких случаях предусматривают возложение на названные организации обязанностей органов опеки и попечительства по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей, а также по поиску для них принимающих семей, психологической подготовке семей к принятию детей на воспитание и дальнейшей психологической поддержке таких семей. К сожалению, в большинстве случаев практика передачи обязанностей органов опеки и попечительства отдельным организациям (юридическим лицам) сложилась в результате недостаточного кадрового и финансового обеспечения этих органов.

Идя навстречу пожеланиям субъектов Федерации, федеральный законодатель допустил ограниченную возможность осуществления полномочий органов опеки и попечительства разного рода организациями. Однако, во-первых, это касается весьма узкого круга полномочий:

— по выявлению лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства;

— по подбору и подготовке граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах.

Таким образом, работа по выявлению как взрослых, так и несовершеннолетних граждан, нуждающихся в опеке или попечительстве, а также по поиску потенциальных опекунов и попечителей может вестись не только органами опеки и попечительства, но и соответствующими юридическими лицами.

Во-вторых, необходимо иметь в виду, что такая работа может вестись юридическими лицами исключительно в тех случаях, которые устанавливаются Правительством РФ. Правительство РФ должно также установить и порядок осуществления некоторых полномочий органов опеки и попечительства юридическими лицами.

Действующее российское законодательство не предусматривает в принципе возможности прямого осуществления полномочий органов государственной власти юридическими лицами, в связи с чем надо признать, что вышеприведенная норма является абсолютной новеллой. В то же время такое непосредственное осуществление государственных полномочий со стороны организаций, не входящих в систему органов государственной власти, представляет собой своего рода юридический нонсенс, и если оно и возможно, то исключительно в рамках законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» государственными нуждами субъекта Федерации являются обеспечиваемые за счет средств бюджетов субъекта Федерации и внебюджетных источников финансирования потребности субъекта Федерации, государственных заказчиков в товарах, работах, услугах, необходимых для осуществления функций и полномочий субъекта Федерации, государственных заказчиков, в том числе для реализации региональных целевых программ. Таким образом, выполнение юридическими лицами (образовательными организациями, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, или иными организациями) государственных полномочий органов опеки и попечительства возможно лишь при условии соблюдения процедур, установленных указанным Федеральным законом, например проведение торгов в форме конкурса, аукциона.

6. Комментируемая статья не перечисляет полномочий органов опеки и попечительства. Указанные полномочия определены ст. 8 Закона об опеке. Часть полномочий органов опеки и попечительства непосредственно связаны с установлением, осуществлением и прекращением опеки (попечительства). К таковым относятся: выявление и учет граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства; обращение в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным или об ограничении его дееспособности, а также о признании подопечного дееспособным, если отпали основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным или был ограничен в дееспособности; установление опеки или попечительства; осуществление надзора за деятельностью опекунов и попечителей, деятельностью организаций, в которые помещены недееспособные или не полностью дееспособные граждане; освобождение и отстранение в соответствии с Законом об опеке опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей; выдача в соответствии с настоящим Федеральным законом разрешений на совершение сделок с имуществом подопечных и др.

Вторая часть полномочий органов опеки и попечительства с опекой (попечительством) непосредственно не связана. Эти полномочия возложены на органы опеки и попечительства иными федеральными законами, но могут быть возложены также законами субъектов Федерации.

К этой группе полномочий относятся: подача в суд заявлений об ограничении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами (п. 4 ст. 26 ГК); объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) в соответствии со ст. 27 ГК РФ; назначение помощника совершеннолетнему дееспособному лицу, которое по состоянию здоровья не может осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности в соответствии со ст. 41 ГК РФ; заключение договора доверительного управления имуществом лица, признанного судом безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК); дача согласия на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника (п. 4 ст. 292 ГК РФ), а также на обмен жилых помещений в случаях, предусмотренных ст. 72 ЖК РФ; подача заявления о признании брака недействительным в случаях, предусмотренных ст. 28 СК РФ; дача согласия на добровольное установление отцовства в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 48 СК РФ; подача заявления о регистрации найденного (подкинутого) ребенка в порядке, предусмотренном ст. 19 Закона об актах гражданского состояния; защита прав и интересов несовершеннолетних (ст. 56 СК России); разрешение разногласий между родителями ребенка по поводу его имени и фамилии (п. 4 ст. 58 СК), по поводу воспитания и образования детей (п. 2 ст. 65 СК РФ); дача разрешений в порядке ст. 59 СК РФ на изменение ребенку имени или фамилии; подача исков о взыскании с родителей (одного из них) алиментов на содержание ребенка (п. 3 ст. 80 СК РФ); подача исков о лишении родительских прав и ограничении родительских прав (ст. ст. 70 и 73 СК), исков об отмене усыновления (ст. 142 СК РФ) и еще более двух десятков иных полномочий.

7. В соответствии с положениями комментируемой статьи определен в общем виде порядок действий органов опеки и попечительства при установлении и осуществлении опеки или попечительства.

Прежде всего установлена обязанность суда, который вынес решение о признании гражданина недееспособным или об ограничении его дееспособности, в течение трех дней со времени вступления в законную силу решения сообщить об этом органу опеки и попечительства по месту жительства такого гражданина для установления над ним опеки или попечительства.

Таким образом, информация о необходимости установления опеки или попечительства над взрослыми подопечными может поступить в орган опеки и попечительства от суда. Статья 11 Закона об опеке не исключает того, что такая информация поступит в орган опеки и попечительства и из иных источников, поэтому закрепляет за органом опеки и попечительства обязанность назначить опеку (попечительство) в течение месяца со дня получения соответствующих сведений.

В свою очередь, порядок деятельности органов опеки и попечительства по установлению опеки (попечительства) над несовершеннолетними подопечными определен ст. 122 СК РФ. Информацию о детях, оставшихся без попечения родителей, обязаны сообщать в орган опеки и попечительства должностные лица учреждений (дошкольных образовательных учреждений, общеобразовательных учреждений, лечебных учреждений и других учреждений) и иные граждане. В течение месяца со дня поступления таких сведений орган опеки и попечительства обязан обеспечить устройство ребенка, в том числе, если это отвечает интересам ребенка, под опеку (попечительство).

8. В комментируемой статье, действующей в редакции от 24 апреля 2008 г. (Федеральный закон N 49-ФЗ), впервые четко определено, какой именно орган несет ответственность за конкретного подопечного. Полномочия органа опеки и попечительства в отношении подопечного возлагаются на орган, который установил опеку или попечительство.

При перемене места жительства подопечного полномочия органа опеки и попечительства возлагаются на орган опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного. Для этого орган опеки и попечительства, установивший опеку или попечительство, обязан направить дело подопечного в орган опеки и попечительства по его новому месту жительства в течение трех дней со дня получения от опекуна или попечителя извещения о перемене места жительства подопечного. Полномочия органа опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного возлагаются на данный орган опеки и попечительства со дня получения личного дела подопечного.

Статья 241. Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними

Комментарий к Ст. 241 ГК РФ:

1. В комментируемой статье в соответствии с принципом гуманного отношения к животным содержатся правила об их выкупе при ненадлежащем обращении с ними. О понятии животных см. коммент. к ст. ст. 137, 231 ГК РФ.

Домашние животные собственника могут стать объектом принудительного выкупа только в случае антигуманного (жестокого) и иного ненадлежащего обращения с ними. Причем действие комментируемой статьи не исключает привлечение собственника указанных животных к уголовной ответственности по ст. 245 УК.

Правило комментируемой статьи является общим для нормы, в соответствии с которой допускается выкуп животного прежним собственником у лица, которое приобрело животное (ст. 231 ГК РФ).

2. С учетом смысла регулирования нормы комментируемой статьи полагаем, что ее действие распространяется и на случаи антигуманного и иного ненадлежащего обращения с дикими животными, находящимися в неволе.

Договор купли-продажи животного может быть составлен в форме мирового соглашения, утверждаемого судом. В случае недостижения указанного соглашения условия выкупа будут определены непосредственно в судебном решении.

1. Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

2. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

4. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

5. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Комментарий эксперта:Гражданский кодекс РФ открывает статья, которая перечисляет основные начала правового регулирования гражданского процесса. Это основополагающие принципы построения общественных отношений, которые призваны не запрещать, ограничивать и устанавливать ответственность, но декларируют идеальный образец правопорядка

См. все связанные документы >>>

Принципы гражданского права — это обусловленные объективными потребностями развития экономических отношений и закрепленные в законодательстве основные начала (идеи), определяющие сущность и содержание гражданско-правового регулирования.

Именно эти принципы в общем виде закреплены в статье 1 ГК РФ. При этом конструкция комментируемой нормы позволяет говорить, что состав сформулированных в статье 1 принципов не является исчерпывающим. В то же время они обладают системообразующим значением для гражданского и смежных отраслей законодательства, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения.

Содержание и значение основных принципов, закрепленных статьей 1 ГК РФ, в целом можно свести к следующему.

Равенство участников гражданских отношений выражается в признании за всеми гражданами равной правоспособности (ст. 17 ГК), а за всеми юридическими лицами — правоспособности, соответствующей целям их деятельности (ст. 49 ГК). Недопустимо наделение одного из участников гражданских правоотношений властными полномочиями в отношении другого. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений (п. 1 ст. 125 ГК).

Принцип равенства участников гражданских правоотношений, помимо его закрепления в общей форме в п. 1 ст. 1 ГК, повторен в п. 1 ст. 2 ГК и специально упоминается во многих последующих статьях ГК, когда речь идет об институтах, где существует повышенная опасность нарушения этого принципа (бытовой подряд — п. 1 ст. 731, строительный подряд — п. 1 ст. 748, перевозка — п. 1 ст. 789, банковский счет — п. 3 ст. 845).

Равенство участников гражданских правоотношений не исключает различий в объеме и содержании принадлежащих им субъективных гражданских прав. Такие различия неизбежны в силу разных имущественных возможностей отдельных субъектов гражданского права, вследствие степени их образования и способностей, а также различия их жизненных и хозяйственных интересов.

Неприкосновенность собственности закреплена в общей форме в ч. 3 ст. 35 Конституции, согласно которой «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных целей может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

ГК следует этому важному положению, однако предусматривает в гл. 15 «Прекращение права собственности» случаи, когда по решению суда допускается принудительное прекращение права собственности (ст. 235 ГК и коммент. к ней). Принудительное изъятие у собственника имущества производится с выплатой возмещения по решению суда, а при совершении преступления или иного тяжкого правонарушения — безвозмездно в форме конфискации (ст. 243 ГК).

Свобода договора, означающая возможность свободно избирать своего партнера и определять условия заключаемого договора, более полно характеризуется в ст. 421 «Свобода договора». Проявлением свободы договора является наличие в ГК большого числа диспозитивных норм, от которых стороны по взаимной договоренности вправе отступать.

Однако свобода договора не исключает установления в отдельных случаях обязанности заключить договор, например, если он относится к числу публичных (ст. 426 ГК и коммент. к ней), а также при выполнении поставок и услуг для государственных нужд (ст. 445 ГК и коммент. к ней). Согласно п. п. 1 и 2 ст. 445 обязанность заключать договор может быть введена только ГК или иными законами.

Равным образом некоторые условия заключаемых договоров могут быть предписаны для сторон обязательными (императивными) нормами гражданского законодательства (ст. 422 ГК). Императивный характер гражданско-правовых норм может быть обусловлен как общественными интересами (п. 2 ст. 1 ГК), так и интересами третьих лиц и недопустимостью случаев злоупотребления правом во всех его формах (п. 1 ст. 10 ГК). Свобода договора в условиях рынка подчинена также общему правилу, согласно которому запрещается использовать право в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК).

Недопустимость произвольного вмешательства в частные дела выражается в признании самостоятельности предпринимательской деятельности, осуществляемой на риск ее субъектов (п. 1 ст. 2 ГК), и в закреплении в ГК неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (п. 1 ст. 150 ГК). Нематериальные блага и личные неимущественные права граждан и юридических лиц защищаются средствами гражданского права (ст. 12 ГК), в том числе правом на возмещение морального вреда (ст. 151 ГК и коммент. к ней).

Беспрепятственное осуществление гражданских прав основывается на положениях ч. 1 ст. 34 Конституции, согласно которой каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также ч. 1 ст. 44 Конституции, в силу которой каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

Тем не менее законом предусматриваются определенные рамки и ограничения для беспрепятственного осуществления гражданских прав. Помимо правил об общих пределах осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК и коммент. к ней) в ГК предусматриваются и другие запреты применительно к отдельным категориям гражданских прав (см. п. 10 наст. коммент.).

Обеспечение восстановления нарушенных прав достигается при помощи различных способов их защиты, называемых в ст. 12 ГК. Среди таких средств признание права, присуждение к исполнению обязанностей в натуре, возмещение причиненных убытков и др. (см. коммент. к ст. 12 ГК). Гражданское законодательство стремится к восстановлению нарушенных прав в натуре (ст. ст. 396, 1082 ГК), однако, когда это оказывается невозможным, обязывает должника возместить причиненные убытки (ст. ст. 15, 393 ГК), в том числе моральные (ст. 151 ГК), что должно обеспечивать восстановление прав потерпевшего.

Большинство средств защиты гражданских прав применяется в силу указаний закона, и для их использования не требуется соглашения сторон. Однако гражданскому праву известны и такие способы восстановления нарушенных прав, которые применяются обычно при наличии взаимной договоренности (залог, неустойка, поручительство, задаток) и регламентируются нормами гл. 23 ГК. В этих случаях стороны сами определяют форму избранного ими обеспечения и его суммовое или иное выражение.

В целях обеспечения восстановления нарушенных прав используется также институт имущественного и личного страхования (гл. 48 ГК), которое может быть основано на требованиях закона или же условиях заключенного сторонами договора страхования. В этом последнем случае объем защиты (размер страхового возмещения) определяет страхователь.

Судебная защита гражданских прав предоставляется гражданам и юридическим лицам в качестве универсального способа защиты их прав (ст. 11 ГК и коммент. к ней), что обеспечивает независимость выносимых по спорам решений и гласность разбирательства, а также позволяет гражданам и юридическим лицам привлекать для защиты своих интересов адвокатов. В тех случаях, когда защита гражданских прав осуществляется в административном порядке, вынесенное решение может быть обжаловано в суд, акт которого является обязательным (п. 2 ст. 11 ГК).

В абз. 1 п. 2 ст. 1 содержится новая для нашего гражданского законодательства норма, определяющая в общей форме значение для гражданско-правового регулирования воли и интересов субъектов гражданского права — граждан и юридических лиц. Их воля и интересы, говорится в ГК, свободны, поскольку они не противоречат законодательству. Это является одним из необходимых условий целесообразного и справедливого функционирования гражданско-правового механизма.

Воля, т.е. осознанный и целенаправленный выбор определенного поведения и его последствий, — необходимая предпосылка возникновения и осуществления гражданских прав. Отсутствие воли (недееспособность — ст. ст. 171 — 177 ГК) или ее искажение (ст. ст. 178, 179 ГК) влекут за собой недействительность гражданско-правовых сделок. Однако отдельные гражданские права и обязанности могут возникать и при отсутствии воли, в силу наступления предусмотренных законом юридических фактов, например находки (ст. 227 ГК).

Интерес, т.е. желание получить определенный благоприятный результат от своих действий, а в условиях рынка — прибыль (ст. 2 ГК), также является необходимой предпосылкой возникновения и осуществления гражданских прав. Интересы различны и могут быть как имущественными, так и неимущественными (защита чести и достоинства — ст. 152 ГК). Неправильное определение интереса или его отпадение, в отличие от дефектов воли, не являются основанием для недействительности гражданско-правовых сделок.

В предусмотренных законом случаях правовые последствия порождают также действия субъектов гражданского права, совершаемые в интересах других лиц (например, действия опекунов и попечителей (см. ст. 31 ГК и коммент. к ней)), а также действия в чужом интересе (гл. 50 «Действия в чужом интересе без поручения»), когда заинтересованное лицо может быть вообще неизвестно.

В абз. 2 п. 2 статьи повторены положения ч. 3 ст. 55 Конституции, допускающие ограничения гражданских прав только на основании федерального закона и только в названных в данной норме целях, которые ввиду их значимости оправдывают введение соответствующих ограничений. Следовательно, установление ограничений гражданских прав указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ и законами субъектов Российской Федерации, а также в иных непоименованных в п. 2 ст. 1 ГК целях не допускается.

Ограничение некоторых гражданских прав предусматривается самим ГК, допускающим ограничение дееспособности гражданина (ст. ст. 29, 30), наследственных прав (ст. 531 ГК 1964 г.), права собственности в результате установления сервитута (ст. ст. 274, 277). Для защиты интересов лица, права которого умаляются, такие ограничения, как правило, допускаются при участии суда: или соответствующий спор рассматривается судом, или вынесенное государственным органом решение об ограничении права может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

Ограничение прав участников гражданских правоотношений следует отличать от случаев, когда в силу положений закона само право в своем содержании является ограниченным. Примером могут служить право хозяйственного ведения (ст. 295 ГК) и в особенности право оперативного управления (ст. 296 ГК), осуществление которых ограничено определенными рамками и, кроме того, требует согласия собственника соответствующего имущества.

Предусматриваемое в п. 3 ст. 1 свободное перемещение по территории Российской Федерации товаров, услуг и финансовых средств, необходимое для развития рыночных отношений и здоровой конкуренции, соответствует ч. 1 ст. 8 Конституции. Введение ограничений в этой области следует отличать от оборотоспособности объектов гражданских прав, которая в силу ст. 129 ГК может быть ограничена законом или в порядке, им установленном (см. коммент. к ст. 129 ГК), и тем самым в определенной мере влиять на свободное перемещение отдельных имущественных объектов.

Свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств не исключает также установления в порядке, предусмотренном транспортным законодательством, ограничений или временных запрещений на перевозки грузов в определенных направлениях, если это вызывается общественными интересами (см. ст. 44 УЖД). Движение валютных ценностей определяется Законом о валютном регулировании (см. ст. 141 ГК и коммент. к ней).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *