Статья 120 УК

Новая редакция Ст. 120 УК РФ

1. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 120 УК РФ

2. Потерпевшим от преступления выступает любое лицо, избранное виновным в качестве потенциального донора. Иногда им может быть и иное лицо (родственник, опекун и т.д.), когда речь идет, скажем, об изъятии органа или ткани у смертельно травмированного в результате аварии человека. В соответствии с упомянутым Законом изъятие органов и (или) тканей не допускается у живого донора, не достигшего 18 лет (за исключением пересадки костного мозга), а также у лиц, признанных недееспособными, и у больного, пересадка органов и (или) тканей от которого представляет опасность для реципиента (например, страдающего СПИДом или зараженного венерическим заболеванием). Трансплантация признается допустимой лишь в случае, когда медицинские средства не могут гарантировать сохранение жизни больного (реципиента) либо восстановление его здоровья.

3. Объективную сторону составляют принуждение, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения.

4. Принуждение — это неправомерное воздействие на лицо, приневоливание его к чему-нибудь (в данном случае к донорству) с созданием опасности неблагоприятных последствий для потерпевшего в случае отказа от него.

5. Коммент. статья ограничивает уголовно наказуемое принуждение двумя способами — насилием либо угрозой его применения. В этой связи неточными выглядят утверждения, что одной из уголовно значимых форм принуждения может выступать обман (налицо недопустимое расширение способов преступного принуждения) и что принуждение в смысле ст. 120 — это психическое давление на потерпевшего. Давление может быть и физическим, посредством применения насилия.

6. Под насилием понимается физическое воздействие (удары, причинение вреда здоровью, запирание и т.п.). Угроза как психическое воздействие ограничена законодателем только угрозой применения физического воздействия (насилия). Поэтому, если лицо принуждается к донорству угрозами разгласить позорящие сведения, уничтожить или повредить имущество и т.д., ст. 120 неприменима.

Угрозы могут иметь своим содержанием причинение физического вреда любой степени. Это могут быть угрозы убийством, нанесением тяжкого вреда здоровью, побоями и т.д.

7. Если в результате физического или психического воздействия потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности (ст. 120 и 111). Так же следует поступать и тогда, когда причиняется вред средней тяжести.

8. Составы преступления формальные. Преступление окончено (составами) в момент принуждения, сопряженного с применением насилия или угроз насилием. Если виновному удалось принудить лицо, и орган (ткань) у потерпевшего были изъяты, следует вести речь о реальной совокупности преступлений. В зависимости от степени тяжести причиненного изъятием вреда здоровью содеянное помимо ст. 120 квалифицируется также по ст. 115, 112, п. «ж» ч. 2 ст. 111 или п. «м» ч. 2 ст. 105.

9. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

10. Субъективная сторона выражается в умысле и специальной цели — принуждение осуществляется для трансплантации, в целях противоправного использования органов или тканей потерпевшего.

11. Под трансплантацией в медицине понимают пересадку органов и (или) тканей от одного человека к другому. Спасение жизни или здоровья реципиента происходит за счет причинения определенного вреда здоровью донора. Пересадке могут подвергнуться легкие, почка и иные органы, а также ткани, перечень которых определяется Минздравом России совместно с Российской академией медицинских наУК РФ. Закон говорит о принуждении к изъятию органов (или тканей), а не всяких частей тела (части бедра, таза, стопы, отдельных пальцев и т.д.).

12. Мотивы принуждения могут быть разными: помощь близкому или больному, месть, карьеристские побуждения и т.п.

13. УО за данное преступление дифференцирована. В ч. 2 предусмотрено усиление наказания за описанное в ч. 1 деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного. Эти признаки уже комментировались применительно к другим составам преступлений гл. 16.

14. Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 коммент. статьи, относятся к категории преступлений средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 120 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Трансплантация органов и (или) тканей живого донора или трупа может иметь место только в случае, если другие медицинские средства не могут гарантировать сохранение жизни больного (реципиента) либо восстановление его здоровья. Изъятие органов и (или) тканей у живого донора допустимо только в случае, если его здоровью по заключению консилиума врачей-специалистов не будет причинен значительный вред. Трансплантация органов и (или) тканей допускается исключительно с согласия реципиента. Донор должен свободно и сознательно в письменной форме выразить согласие на изъятие своих органов и (или) тканей (см. Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»).

2. Объективная сторона включает деяние в форме только действия, выраженного в принуждении к изъятию органов или тканей человека для трансплантации.

3. Способы принуждения: насилие (под ним понимается физическое воздействие на потерпевшего, нанесение ему побоев, истязание, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью); угроза применения такого насилия (психическое воздействие на потерпевшего, заключающееся в угрозе, например, убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Угроза, как и насилие, может быть применена не только к потенциальному донору, но и к его близким.

4. Преступление считается оконченным с момента совершения действий, направленных на принуждение лица дать согласие на трансплантацию.

5. Если в результате примененного насилия или угрозы его применения удалось изъять орган и (или) ткань, то уголовная ответственность наступает по совокупности ст. 120 УК РФ и статьи, предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью в зависимости от причиненного вреда.

Лёвина А.И. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

УДК 343.4.1

Лёвина Анастасия Ивановна Levina Anastasia Ivanovna

помощник судьи

Черкесский городской суд (357600, Ставропольский край, Ессентуки, ул. Анджиевского, 38, корпус Г) assistant judge

Chercessky city court (building G, 38 Andzhievsky str., Essentuki, Stavropol region, 357600)

E-mail: kinsky2002@inbox.ru

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

The forcible removal of human organs or tissue for transplantation

В статье представлен анализ такого признака объективной стороны преступления, предусмотренного статьей 120 УК РФ, как принуждение. Автор рассматривает различные точки зрения исследователей относительно его содержания и сущности, что позволяет выделить основные черты общественно опасного принуждения. Так, виновный принуждает потерпевшего к составлению или подписанию документа о согласии на изъятие органов или тканей для трансплантации, то есть требует совершить такие действия, применяя насилие или угрожая его применением, но может иметь место и устное согласие на донорство.

Ключевые слова: принуждение, угроза, обещание, попытки подкупа, обман, статья 120 УК РФ, насильственное воздействие, признак преступления, трансплантация органов, тканей человека.

Филологическое толкование признака «принуждение» сводится к следующему: «прину-

дить — заставить что-нибудь сделать», «принужденный — не свободный» ; «принуждать, принудить» — «приневолить, силовать, заставлять» . Иными словами, «принуждение» означает деяние, причем действие, направленное на подчинение одного человека воле другого, совершаемое способами, существенно ограничивающими свободу волеизъявления первого. При этом второе лицо стремится добиться от первого желаемого поведения.

В юридической литературе встречаются различные точки зрения на понимание принуждения. Так, В.И. Зубкова применительно к составу преступления, предусмотренного статьей 120 УК РФ, разъясняет принуждение через указание на то, что это «воздействие на личность с целью добиться от нее согласия на донорство под физическим насилием или угрозой применения такого насилия» . Получается, автор не уточняет само понятие принуждения. В.И. Зубкова привязывает данный признак к «применению насилия либо угрозе его применения», хотя в уголовном законе они разделены.

Аналогичное мнение высказывает С.С. Тихонова. При этом она подчеркивает, что такое понимание принуждения не допускает возможность признания потерпевшими от данного преступления близких потенциального донора, в отношении которых применяется соответствующее насилие . Однако такая логика рассуждений вызывает возражение, поскольку автор ограничительно толкует часть 1 статьи 120 УК РФ, где прямо не определен круг возможных потерпевших.

Другие авторы предпринимают попытки определить признак «принуждение». Так, например,

В.В. Калугин определяет принуждение как «насильственное воздействие лица на другое лицо с целью совершения последним какого-либо деяния против собственного волеизъявления». Подобной точки зрения придерживается и И.В. Субботина .

Приведенные позиции авторов, как видно, существенно отличаются друг от друга. Если В.В. Ка-

лугин указывает на то, что принуждение — это воздействие насильственное, то С.В. Бородин рассматривает такое воздействие (давление) в другой плоскости — посредством угроз, обещаний, попытки подкупа и даже обмана . Последние способы принуждения вряд ли можно признать насильственными. Насильственным способом можно признать лишь угрозу, так как она может представлять выражение намерения виновного совершить негативные действия, а обещания, предложение денег — это выражение намерения виновного совершить позитивные действия в отношении потерпевшего. Способы, обозначаемые

С.В. Бородиным (за исключением угрозы), вряд ли можно признать способами принуждения — они не соответствуют этимологии слова «принуждение» как приневоливание, заставление. Действующий под воздействием обещаний, предложений денег не поступает против своей воли. В свою очередь обман как способ воздействия предполагает достижение целей в обход воли потерпевшего, то есть помимо его воли, а это уже будет не принуждение к изъятию, а изъятие или попытка изъятия органов или тканей человека для трансплантации.

Противоположную позицию занимает Л.В. Сердюк, утверждающий, что принуждение «рассчитано на полное подчинение воли потерпевшего» . Данное мнение, на наш взгляд, является чрезмерно категоричным, поскольку принуждение далеко не всегда непреодолимо (смотрите статью 40 УК РФ). В контексте же исследуемого нами преступления предлагаемый автором подход к определению принуждения означал бы уже не принуждение к изъятию, а скорее само принудительное изъятие органов или тканей человека для трансплантации.

По мнению Р.А. Адельханяна, «объективная сторона принуждения к изъятию органов и тканей для трансплантации (ч. 1 ст. 120 УК РФ) состоит в противоправном воздействии на личность с целью добиться согласия на донорство органов и тканей путем шантажа, угроз, причинения физической боли, побоев и т. п.» . В данном случае способы принуждения ограничены посягательствами на права и законные интересы потерпевшего.

Наиболее полным и последовательным видится толкование принуждения, даваемое Р.Д. Шараповым, который считает, что принуждение «есть предъявляемое потерпевшему требование совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия, когда указанное требование совершается путем посягательства на права и законные интересы потерпевшего» .

Вышеизложенное позволяет выделить следующие основные черты общественно опасного принуждения как признака преступления, предусмотренного статьей 120 УК РФ.

Во-первых, принуждение направлено на существенное ограничение свободы волеизъявления потерпевшего, подчинение его поведения воле ви-

новного. Поэтому воздействие на потерпевшего в виде просьб, уговоров, подкупа, обещаний каких-либо благ не образует принуждение. Принудить — значит заставить, подчинить.

Во-вторых, принуждение включает в себя выдвижение требования о совершении каких-нибудь действий или отказа от их совершения. Применительно к составу преступления, предусмотренному статьей 120 УК РФ, виновный требует согласия на изъятие органов или тканей человека для трансплантации. Такое требование может быть выражено только в форме активных действий.

В-третьих, для наличия общественно опасного принуждения необходимо, чтобы требование сопровождалось посягательством на права и законные интересы потерпевшего. Такое посягательство, которое, по сути, является способом принуждения, может быть выражено в угрозе насилием в отношении принуждаемого лица, угрозе уничтожением или повреждением его имущества, угрозе распространением сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам принуждаемого лица, угрозе совершения иных нежелательных для такого лица деяний (например, увольнение с работы, расторжение брака и т. п.) либо непосредственным совершением перечисленных деяний. Кроме того, поскольку при принуждении потерпевшим может выступать не только лицо принуждаемое, но и близкие ему лица, угроза может содержать намерение виновного причинить вред интересам близкого принуждаемому лицу. Либо при принуждении может быть фактически причинен вред лицу, судьба которого дорога принуждаемому в силу сложившихся личных обстоятельств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Способ принуждения может не конкретизироваться в уголовном законе, как это сделано в части 1 статьи 144 УК РФ: «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации». В других случаях способ строго определен, что характерно для принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, где в качестве обязательного признака преступления закреплено «применение насилия либо угроза его применения» (часть 1 статьи 120 УК РФ).

Примечательно, что в других видах криминального принуждения допускаются и иные способы посягательства. Например, состав принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (часть 1 статьи 179 УК РФ) имеет место, если принуждение совершается под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких; принуждение к даче показаний (часть 1 статьи 302 УК РФ) может быть совершено путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий.

Лёвина А.И. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Лёвина А.И. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Как представляется, свобода волеизъявления человека, а вернее общественные отношения, ее обеспечивающие, могут быть не в меньшей мере, по сравнению с угрозой применения насилия ,ограничены угрозой уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. В этой связи обоснованным видится предложение о расширении способов принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации за счет обозначенных выше угроз. В противном случае такое общественно опасное деяние, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное под угрозой уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, безосновательно остается без надлежащей уголовно-правовой оценки.

Обращает на себя внимание формулировка часть 1 статьи 120 УК РФ «принуждение к изъятию». Поскольку ее толкование в теории уголовного права неоднозначно, существует три возможных варианта трактовки: 1) начало действий, направленных на изъятие органов или тканей человека; 2) принуждение лица осуществить изъятие органов или тканей у третьего лица ; 3) принуждение лица к даче согласия на изъятие его органов или тканей для трансплантации.

Очевидно, законодатель имеет в виду третий вариант понимания указанной формулировки, так как непосредственное изъятие органов или тканей следует рассматривать как причинение вреда здоровью (например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего — пункт «ж» части 2 статьи 111 УК РФ), а принуждение лица осуществить изъятие органов или тканей у третьего лица подлежит такой же уголовно-правовой оценке с учетом положений статьи 40 УК РФ («Физическое или психическое принуждение»).

Стоит напомнить, что в статье 163 УК Республики Беларусь используется формулировка «принуждение лица к даче органов или тканей». Однако, учитывая положения Закона РФ от 22 декабря 1992 года № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» и выводы, полученные при исследовании объекта принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, мы приходим к заключению, что часть 1 статьи 120 УК РФ признает преступным принуждение лица к даче согласия на изъятие его органов или тканей для трансплантации. Как отмечает Я.М. Брайнин, «наличие в конкретном деянии признаков описанного в диспозиции уголовного закона состава преступления служит основанием уголовной ответственности. Нечеткость обрисовки состава преступления в диспозиции может создавать значительные затруднения при обосновании уголовной ответствен-

ности за описанные в ней преступные действия» .

В связи с изложенным заслуживает поддержки предложение С.С. Тихоновой о замене в части 1 статьи 120 УК РФ формулировки «принуждение к изъятию органов или тканей человека» формулировкой «принуждение лица к даче согласия на изъятие его органов или тканей» .

Ранее мы отмечали, что в соответствии со статьей 11 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» трансплантация органов или тканей допускается, если донор свободно и сознательно в письменной форме выразил согласие на изъятие своих органов и (или) тканей.

Следовательно, при совершении преступления, предусмотренного статьей 120 УК РФ, виновный принуждает потерпевшего к составлению или подписанию документа о согласии на изъятие органов или тканей для трансплантации, то есть требует совершить такие действия, применяя насилие или угрожая его применением. Результаты проведенного нами исследования позволили прийти к выводу, что состав анализируемого преступления также будет иметь место и в том случае, когда потерпевший принуждается лишь к устному согласию на донорство, поскольку, во-первых, процедура получения письменного согласия донора, предписанная названным законом, может быть нарушена. Во-вторых, предметом принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации могут быть, как нами определено, костный мозг кровь и ее компоненты, для правомерного изъятия которых законодательством не требуется письменного согласия.

Таким образом, деяние, предусмотренное частью 1 статьи 120 УК РФ, выражается в принуждении лица к даче согласия на изъятие его органов или тканей для трансплантации, которое характеризуется:

1) требованием дать согласие в устной либо письменной форме на изъятие органов или тканей;

2) существенным ограничением свободы волеизъявления человека;

3) общественно опасным способом в виде применения насилия либо угрозы его применения.

Примечания

1. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 2002. Т. 3.

3. Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. М., 2005.

4. Калугин В.В. Физическое и психическое принуждение в уголовном праве. Ставрополь, 2001.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.В. Наумов. М., 1996.

6. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. П.Н. Панченко.

Н. Новгород, 1996. Т. 2.

7. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1990.

8. Сердюк Л.В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование / под ред. С.П. Щербы. М., 2002.

10. Тихонова С.С. Прижизненное и посмертное донорство в Российской Федерации: Вопросы уголовно-правового регулирования. СПб., 2002.

12. Уголовное право Российской Федерации: учебник / под ред. В.П. Ревина, РА. Базарова. Челябинск, 2002.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Brainin Ya.M. Criminal law and its application. Moscow, 1967.

2. Dal V.I. Explanatory dictionary of the living great language: in 4 v. Moscow, 2002. V. 3.

3. Zubkova V.I. Liability for crimes against the person under the legislation of Russia. Moscow, 2005.

4. Kalugin V.V. Physical and mental coercion in criminal law. Stavropol, 2001.

5. The commentary to the Criminal code of the Russian Federation / under ed. A.V. Naumov. Moscow,1996.

7. Ozhegov S.I. Dictionary of the Russian language. Moscow, 1990.

8. Serdyuk L.V. Violence: criminological and penal-legal research / ed. by S.P Sherba. Moscow, 2002.

студенческая наука

С.М. ХОМЕНКО

Кандидат юридических наук Доцент кафедры уголовного права и процесса, ЧОУ ВО ТИУиЭ, г. Таганрог

О.И. КАЛИНИЧЕНКО

Студент, ЧОУ ВО ТИУиЭ, г. Таганрог

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРИНУЖДЕНИЕ К ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ И ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В данной статье рассмотрены проблемы привлечения к уголовной ответственности за принуждение к трансплантации органов и тканей

человека с опорой на судебную практику в Российской Федерации.

Уголовное право, уголовная ответственность, преступление, трансплантация органов. Тематический рубрикатор e-Library: 10.77.51

S.M. KHOMENKO

O.I. KALINICHENKO

Student of Law Department Taganrog Management and Economics Institute

CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR COMPULSION TO TRANSPLANTATION OF HUMAN ORGANS AND TISSUES IN MODERN RUSSIA

The article discusses the problems and issues of criminal prosecution for coercion to transplantation of

human organs and tissues, based on judicial practice in the Russian Federation.

Criminal law, criminal liability, crime, organ transplantation.

Успехи медицины и смежных с ней наук расширяют грани возможностей человеческого вмешательства в сферу здоровья. Становятся доступны различные методы исцеления ранее неизлечимых заболеваний путем трансплантации органов и тканей.

Науке о трансплантологии около двух веков, она является относительно новой и проистекает из хирургии. В основе этих смежных наук лежит перемещение, трансплантация, пластика и пересадка как отдельных частей тела, так и органов.

Медицинская статистика отражает, что общая потребность в пересадке только органов (сердце, печень, почки) составляет от 100 до 250 тысяч в год. Легальная медицина достигла высшего уровня в технике операций по пересадке чего-либо, но не в состоянии обеспечить нужными органами и тканями всех, кто в них нуждается.

В России доноры обеспечивают менее 10% требуемого количества органов, пригодных для пересадки. В условиях, когда спрос во много раз превышает предложение, формируются организованные преступные группы в этой отрасли.

Трансплантация органов и тканей является высокоэффективным видом операционного вмешательства, направленного на перемещение трансплантата от донора к реципиенту (больному, которому другие медицинские средства и препараты не смогут гарантировать сохранение жизни). На данном этапе развития законодательства в Уголовном кодексе РФ содержится несколько статей, посвященных преступлениям, связанным с трансплантацией. Помимо убийства, причинения вреда жизни и здоровью, торговли людьми с целью изъятия органов и тканей человека законодатель предусмотрел ответственность конкретно за принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, что нашло своё отражение в ст. 120 УК РФ.

Перечень органов, пригодных для трансплантации, формируется Минздравом и не подлежит расширительному толкованию. Всего таких органов и тканей 24 .

В рамках уголовного права принципиально необходимым считается положение закона, в соответствии с которым пересадка органов от живых людей возможна, исключительно если таковому не будет

нанесен значительный вред и, естественно, только с его разрешения. Несоблюдение принципа добровольности донорства тканей и органов образует состав преступления, закреплённый в ст.120 УК РФ. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации совершается с применением насилия либо с угрозой его применения .

Целью этого преступления является использование донорских органов и тканей для пересадки другому человеку. Использование донорского материала в иных целях влечет уголовную ответственность по другим статьям уголовного закона.

Предметом преступления выступают органы и ткани человека, с целью добычи которых и совершается преступление.

Объективная сторона выражается в понуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей с применением или угрозой применения как физического, так и психического, психологического насилия. Поскольку объектом преступления являются жизнь и здоровье человека, принуждение, например, родственников умершего к даче согласия на изъятие органов и тканей у трупа не образует данный состав преступления.

Состав преступления — формальный, т.е. считается оконченным с момента совершения действий, направленных на принуждение лица дать согласие на трансплантацию.

Если же принуждение реализовано и орган или ткани у потерпевшего изъяты, содеянное подлежит квалификации по совокупности совершенных преступлений по ст. 120 УК РФ и в зависимости от последствий за причинение тяжкого вреда здоровью. В случае смерти потерпевшего преступления должны квалифицироваться по совокупности ст. 120 и п. «м» ч.2 ст.105 УК РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Субъект преступления — физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, вне зависимости от рода его деятельности или профессиональной подготовки.

Субъективной стороной преступления является прямой умысел. Важным условием при наступлении ответственности за принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации является само отношение виновного к последствиям содеянного. По закону изъятие органов или тканей у живого донора допустимо только в случаях, если его здоровью не будет причинено значительного вреда. Если виновное лицо сознает, что состояние потерпевшего после изъятия у него органов или тканей будет несовместимо с жизнью, его действия по принуждению к изъятию органов или тканей подлежат квалификации по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК как соучастие в убийстве. В этом случае совокупность преступлений будет отсутствовать, так как действия, образующие объективную сторону состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, выступают в качестве способа совершения убийства.

Часть 2 ст. 120 УК РФ включает квалифицирующие признаки рассматриваемого деяния: совершенное в отношение лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного. Беспомощное состояние может характеризоваться

частичной или полной неспособностью оказать сопротивление. Например, тяжелое заболевание, различные психоневрологические болезни, ограничивающие вменяемость лица или способности противостоять преступнику, а также малолетство и старость. Под материальной зависимостью понимается нахождение на иждивении или проживание потерпевшего у виновного. Иная зависимость подразумевает законную зависимость, природой которой является закон или договор; семейную, т.е. родственные связи; служебную зависимость и т.д.

Из статьи, предусмотренной за принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, следует, что само принуждение к донорству -это преступление, относящееся к категории средней тяжести. В простой, без дополнительной квалификации форме максимальный предусмотренный срок наказания, выраженный в форме лишения свободы, составляет до четырёх лет, а при квалифицированном составе — до пяти лет. Для целей настоящего посягательства предполагается, что у субъекта преступления имеются необходимые специальные знания и умения в сфере медицины, и для них закон предусматривает дополнительную санкцию в виде лишения права занимать определенные должности или же практиковать определенную деятельность до трёх лет.

Что касается конкретной судебной практики, то она практически или полностью отсутствует.

Так, в 2016-2018 гг. таких преступлений зарегистрировано не было . Стоит отметить, что и самих преступлений в сфере трансплантологии органов и тканей человека в Российской Федерации регистрируют крайне мало. Однако подобные преступления вызывают большой резонанс в обществе. К числу таких «резонансных» дел можно отнести так называемое «Дело трансплантологов».

В 2003г., когда стало ясно, что спасти пациента не получится, врачи вызвали бригаду по забору органов из Московского координационного центра органного донорства. Вскоре в операционную ворвались омоновцы, представители прокуратуры. Практически все допрошенные в суде реаниматологи сошлись во мнении, что «это было уже тело, а не пациент». На основании их показаний судья решила, что электрокардиограмма зафиксировала ритм уже умирающего сердца и что врачи не имели умысла причинить вред пациенту. Врачей оправдали .

Ещё хотелось бы привести пример, в котором за продажу внука в 2000г., как указывалось в сделке, именно на органы, за 90 тыс. долларов США Октябрьский районный суд Рязани приговорил бабушку потерпевшего к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Ее сыну суд дал три года условно, снохе — два года условно .

Реальные судебные дела по ст.120 УК РФ практически отсутствуют. И следствие, и врачи неоднократно заявляли, что в России нет черного рынка торговли органами, во-первых, из-за того, что для совершения такого рода операций необходима чрезвычайно высокая квалификация врача, в России их не то чтобы мало, но доход у таких специалистов весьма высокий, им просто незачем так рисковать. Во-вто-

рых, необходимо участие и других врачей, которые будут осуществлять операционный уход и помогать, что увеличивает потенциальную сложность преступления. В-третьих, трансплантология — достаточно молодая область медицины, которая еще, безусловно, не достигла апогея своего развития. Очень высок риск несовместимости тканей и отторжения, что опять-таки усложняет задачу. В-четвертых, изъятые из тела органы требуют специального хранения, а срок их пригодности очень короткий. В-пятых, потенциальные жертвы этого преступления — малолетние, больные или беспомощные — менее всего для этого подходят по медицинским показаниям .

Основная и главная проблема правового характера на сегодняшний день в трансплантологии — это подход к юридической регламентации прижизненного разрешения на изъятие органов и тканей человека после его смерти для их дальнейшей трансплантации. Несовершенство законов в области трансплантологии сказывается на ее развитии.

Конституция РФ провозгласила право каждого на свободу и личную неприкосновенность. Оно дает человеку возможность совершать любые действия, не противоречащие закону. Одним из проявлений данного права является право каждого свободно распоряжаться своим телом, включая право стать донором в силу своих желаний и независимо от воли третьих лиц. Это положение находит свое отражение в отраслевом законодательстве. Так, в соответствии с Законом «О трансплантации органов и (или) тканей человека» любой человек, достигший 18 лет и при условии, что его здоровью не будет причинен значительный вред, может добровольно пожертвовать фрагмент своего организма для спасения жизни другого человека . При этом добровольность данного выбора предполагает, что на человека не оказывалось ни психическое, ни физическое воздействие, склоняющее последнего к выражению собственной воли.

Ещё одной проблемой привлечения к уголовной ответственности за незаконное изъятие органов или тканей человека для трансплантации является противоречие норм двух основополагающих для трансплантологии законов: Закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека» и Федерального закона «О погребении и похоронном деле». Согласно ст. 5 Закона РФ «О погребении и похоронном деле», осуществлять изъятие органов для трансплантации в случаях отсутствия волеизъявления умерших и согласия их родственников не разрешается . В ст. 8 Закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека» регламентирована презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей.Оно не допускается, только если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту .

В настоящий момент ЕСПЧ рассматривает дело «Саблиной против России». Громкая история, которая легла в основу этого дела, произошла в 2014 г. 19-летняя студентка Алина Саблина возвращалась

вечером домой. Она переходила дорогу по зебре, там её сбила машина. Девушку на «скорой» доставили в Московскую городскую больницу №1 им. Н.И. Пиро-гова. Через шесть дней Алина скончалась. Спустя месяц мать девушки обнаружила документ, где было сказано, что после смерти Алины врачи изъяли её почки, надпочечники, сердце, аорту, вену и часть правого лёгкого. Мать почувствовала негодование -ведь у неё не спросили на это разрешения. Кроме того, она не могла забыть, как врачи не пускали её в реанимацию. У неё было подозрение, что врачи не сделали всё возможное для спасения Алины именно для того, чтобы забрать её органы. Главный довод властей России в том, что заявительница не представила каких-либо документов о том, что она тем или иным образом возражала против изъятия органов. Этим власти перекладывают на родных Алины вину врачей за несообщение о планируемом изъятии и за неполучение согласия на изъятие . Постановление ЕСПЧ по делу Алины Саблиной ожидалось в 2018 г., но по настоящее время новостей нет.

С одной стороны, медицина достигла такого уровня, что стали реальны совершения преступлений в этой сфере, и поэтому закон должен их предупреждать. С другой — идеальной представляется ситуация, что вот-вот ученые усовершенствуют технологии и смогут «производить» все необходимые запчасти для человека, и трансплантация от одного человека к другому станет просто нецелесообразной. Однако данный этап жизни человечества ещё не настал, и закон обязан защищать граждан от возможных посягательств.

Таким образом, можно сказать, что ст. 120 УК РФ, предусматривающая наказание за принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, в значительной мере является условной и фактически неприменяемой на практике. Трудно не только привести пример, иллюстрирующий это деяние, нелегко даже представить, что преступники будут принуждать человека к изъятию у него какого-либо органа для последующей трансплантации, а не изымут этот орган насильственным путём. Тогда их действия в зависимости от наступивших последствий подлежат квалификации по п. «ж» ч. 2 ст. 111 или п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В УК РФ достаточно много положений, которые не применяются или применяются крайне редко. Зачастую такие нормы называют «мёртвыми», которые, по мнению многих, следует «искоренить» из действующего законодательства для дальнейшего его совершенствования. Некоторые правоведы причисляют к ним и ст. 120 УК РФ.

По мнению авторов, норма, предусмотренная за принуждение к изъятию органов и тканей человека, безусловно, практически не применяется, но её не следует причислять к «мёртвым». Естественно, она нуждается в совершенствовании, но в общих чертах она соответствует современному развитию уголовного права, полностью соответствует уголовной политике государства, выражает интересы граждан России и обеспечивает защиту от посягательств на их права и свободы. В разрезе уголовного права и трансплантологии следует уделить внимание противоре-

чиям в федеральном законодательстве относительно согласия на изъятие органов и тканей человека, чтобы устранить возможность дальнейшего уголовного преследования, вызванного этими противоречиями.

БИБЛИОГРА ФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Приказ Министерства здравоохранения РФ и Российской академии наук от 1 октября 2018 г. №665н/4 (изменения вступили в силу с 26 октября 2018 г.) // Российская газета. — 2015. — 26 июня.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 120

В основе уголовно-правового запрета на принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации лежат нормы международного права <1>. Объектом преступления выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного права на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. Потерпевший — любое лицо.

<1> Международный пакт о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 г.) устанавливает: «Ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам» (ст. 7). Это положение развито в Конвенции Совета Европы о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенции о правах человека и биомедицине (4 апреля 1997 г.) и Дополнительном протоколе к этой Конвенции относительно трансплантации органов или тканей человеческого происхождения (24 января 2002 г.). (Россия в них не участвует.) Эти документы подтверждают: изъятие органов или тканей для их трансплантации может быть осуществлено только после явно выраженного, добровольного, информированного, конкретного согласия донора.

Уяснение содержания признаков состава преступления требует обращения к ряду документов медико-правового характера, регламентирующих основания, порядок и процедуру трансплантации органов или тканей.

Трансплантация означает «полный процесс удаления органа или ткани у одного лица и имплантацию этого органа или ткани другому лицу, включая все процедуры по подготовке, сохранности и хранению» (ст. 2 Дополнительного протокола к Конвенции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов или тканей человеческого происхождения от 24 января 2002 г.). В силу этого использованный в диспозиции ч. 1 ст. 120 УК РФ оборот «изъятие для трансплантации» не вполне правильный. По смыслу нормы речь должна идти о понуждении к изъятию органов или тканей для имплантации, т.е. для их пересадки реципиенту. Согласно закону не может квалифицироваться по ст. 120 УК РФ принуждение к изъятию органов или тканей для иных, кроме имплантации, целей (например, для производства медицинских экспериментов). Такие деяния могут получить уголовно-правовую оценку по иным статьям закона (например, по ст. 119 УК РФ); в этом случае их цель учитывается при индивидуализации уголовного наказания.

Российское законодательство о трансплантации (Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» <1>), равно как и упомянутый Дополнительный протокол к Конвенции по правам человека и биомедицине, не распространяется на органы, их части и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы), а также на кровь и ее компоненты <2>. Однако представляется, что, поскольку трансплантация — это общий термин, означающий удаление и имплантацию любых органов или тканей, и УК РФ не указал перечень органов или тканей, принуждение к изъятию которых образует состав преступления, ст. 120 УК РФ может быть применена к ситуации принуждения к изъятию любого органа или ткани.

<1> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.

Орган — это часть организма, представляющая собой эволюционно сложившийся комплекс тканей, объединенный общей функцией, структурной организацией и развитием. Ткань — система клеток и неклеточных структур, объединенных общей функцией, строением и (или) происхождением (ст. 1 Соглашения о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с торговлей людьми, органами и тканями от 25 ноября 2005 г. <1>).

<1> Соглашение подписано Российской Федерацией на основании распоряжения Правительства РФ от 24 ноября 2005 г. N 2019-р, но не вступило в силу, поскольку не ратифицировано Российской Федерацией.

Изъятие органа или ткани в целях трансплантации может осуществляться как у живого донора, так и умершего лица. При изъятии органа или ткани у живого человека требуется его добровольное, информированное, надлежащим образом оформленное согласие. Изъятие органов или тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что само данное лицо при жизни либо его супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники или законный представитель, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего, заявили о своем несогласии на изъятие органов и (или) тканей (ст. 8 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» <1>). При отсутствии несогласия изъятие органов и (или) тканей у трупа производится с разрешения главного врача учреждения здравоохранения; при этом забор и заготовка органов и (или) тканей человека осуществляются только в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 146.

Исходя из этих положений можно заключить, что объективно принуждение возможно как к непосредственному изъятию органов или тканей, так и к даче согласия или разрешения на их изъятие. Представляется, что по смыслу ст. 120 УК РФ в ней установлена ответственность именно за вторую разновидность принуждения, а именно: а) принуждение живого донора или лиц, осуществляющих право на достойное отношение к телу умершего, к даче согласия на изъятие органов или тканей донора; б) принуждение главного врача государственного или муниципального учреждения здравоохранения к даче разрешения на изъятие органов или тканей у трупа. Такой вывод подтверждается ст. 3 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», в соответствии с которой принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и (или) тканей влечет уголовную ответственность. Принуждение же лица к непосредственному изъятию органов или тканей (например, принуждение врача к забору требуемого виновному органа у человека во время проведения операции) не может быть квалифицировано по ст. 120 УК РФ; но при наличии к тому оснований может получить правовую оценку как подстрекательство к причинению тяжкого вреда здоровью. В этом случае лицо, которое под принуждением изымает органы или ткани, должно признаваться исполнителем преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ, если принуждение по своему характеру не являлось обстоятельством, исключающим преступность деяния (см. комментарий к ст. 40 УК РФ).

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется активными действиями виновного, направленными на принуждение к даче согласия или разрешения на изъятие органов или тканей для трансплантации с применением или угрозой применения насилия. Состав преступления является формальным; последствия в виде согласия или разрешения потерпевшего на изъятие либо собственно изъятие органов или тканей находятся за рамками состава и не влияют на квалификацию. Преступление окончено с момента выполнения виновным действий, описанных в диспозиции ч. 1 ст. 120 УК РФ.

Принуждение состоит в активном, умышленном, насильственном воздействии на человека, призванном изменить его волеизъявление или поведение. Насилие при этом может быть как физическим, так и психическим. Объем физического насилия исходя из санкции ч. 1 ст. 120 УК РФ охватывает собой побои, иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью; эти деяния при принуждении не требуют дополнительной самостоятельной уголовно-правовой оценки. Причинение в процессе принуждения тяжкого вреда здоровью надлежит квалифицировать по совокупности преступлений. Психическое насилие в рассматриваемом составе состоит только в угрозе применения насилия; при этом угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью как способ принуждения не требует самостоятельной квалификации. Угроза должна быть реальной, т.е. у потерпевшего должны иметься основания опасаться ее реализации; она может носить как непосредственный, так и опосредованный временем характер. Принуждение к даче согласия или разрешения на изъятие органов или тканей для трансплантации, совершенное с иными видами угроз (например, угрозы уничтожения имущества или распространения сведений), не образует состава преступления.

Субъективная сторона принуждения к изъятию органов или тканей для трансплантации выражается умышленной формой вины. Лицо, совершая действия, обладает свободой воли и осознает их общественную опасность.

Мотив преступления состоит в стремлении получить трансплантационный материал для имплантации как в целях сохранения жизни или здоровья, так и в иных целях (например, для проведения пластической операции).

Субъект рассматриваемого преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Им может выступать как сам потенциальный реципиент, так и иное лицо, действующее в его интересах.

Глава 1. Преступления против личности

1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

2. Изнасилование:

а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) соединенное с угрозой убийством, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам;

в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием;

г) совершенное неоднократно, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшей;

б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ/СПИД или иные тяжкие последствия;

в) совершены в отношении заведомо несовершеннолетней;

г) совершены с использованием условий общественного бедствия или в ходе массовых беспорядков;

д) совершены в отношении несовершеннолетней родителем, педагогом либо иным лицом, на которых законом возложены обязанности по ее воспитанию, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет, а в случаях, предусмотренных пунктом д), – от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от десяти до двадцати лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, если они совершены в отношении потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от десяти до двадцати лет или без такового.

Примечание

Основные источники публикуемых текстов нормативных правовых актов: газета «Казахстанская правда», база данных справочно-правовой системы Adviser, Интернет-ресурсы online.zakon.kz, adilet.zan.kz, другие средства массовой информации в Сети. Хотя информация получена из источников, которые мы считаем надежными и наши специалисты применили максимум сил для выверки правильности полученных версий текстов приведенных нормативных актов, мы не можем дать каких-либо подтверждений или гарантий (как явных, так и неявных) относительно их точности. Компания «КАМАЛ-Консалтинг» не несет ответственности за любые последствия какого-либо применения формулировок и положений, содержащихся в данных версиях текстов нормативных правовых актов, за использование данных версий текстов нормативных правовых актов в качестве основы или за какие-либо упущения в текстах публикуемых здесь нормативных правовых актов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *