Статья 183 УК

УДК 343.2/.7 ББК 67.408

© 2017 г. С. Д. Петроченков,

преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Рязанского филиала Московского университета МВД России имени В. Я. Кикотя кандидат юридических наук. E-mail: sedm-09-07@yandex.ru

КВАЛИФИКАЦИЯ СПОСОБОВ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТАТЬЕЙ 183 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье на основе анализа уголовного законодательства, научных подходов и судебной практики рассматриваются проблемные вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации, в зависимости от способов их совершения. Предлагаются рекомендации по практическому применению норм об уголовной ответственности и совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: банковская тайна, коммерческая тайна, налоговая тайна, способ совершения преступления, квалификация преступлений.

QUALIFICATION OF METHODS OFTHE COMMISSION OFTHE CRIME STIPULATED

BYARTICLE 183 OFTHE CRIMINAL CODE OFTHE RUSSIAN FEDERATION

Key words: bank secret, commercial secret, tax secret, method of the commission of crime, qualification of crimes.

Согласно законодательной конструкции ст. 183 Уголовного кодекса РФ содержит два вида преступления:

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.

В ч. 1 ст. 183 УК РФ законодатель предусмотрел следующие способы собирания сведений: похищение документов, подкуп, угрозы и «иные» незаконные способы . Вероятно, формулировкой «а равно иным незаконным способом» законодатель желал разъяснить, что на квалификацию преступления по ч. 1 указанной статьи они, как правило, не влияют и дополнительной квалификации не требуют. Вместе с тем существующая формулировка полностью не охватывает все возможные случаи незаконного получения сведений.

Способы похищения документа (тайный, открытое изъятие, путем применения наси-

лия либо обмана, злоупотребления доверием) уголовно-правового значения не имеют . Это действительно так, учитывая в нашем случае отсутствие признака хищения -причинение имущественного ущерба.

При этом такие способы, как подкуп и угрозы, имеют свои особенности. Так, подкуп, осуществляемый в отношении должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, квалифицируется по совокупности ст. 291 УК РФ и ст. 204 УК РФ .

Что касается угрозы как способа совершения преступления, то в учебной литературе можно встретить неоднозначную позицию. «Угроза как способ совершения преступления включает угрозу убить, причинить вред здоровью, имуществу, чести и достоинству, другим законным правам и свободам личности, а также причинить иной вред . С таким мнением можно согласиться только частично. Представляется, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью не охватывается составом рассматриваемого преступления и потому требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ.

Так, в ходе предварительного следствия по уголовному делу Костарев Д. М. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119, и трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 183 УК РФ . В том же решении суда действия подсудимого дополнительно квалифицированы по ч. 2 ст. 327 УК РФ за подделку официального документа в целях его использования для совершения преступления.

Судом установлено, что Костарев Д. М., являясь сотрудником налоговой службы, имея допуск к сведениям, составляющим налоговую тайну, и, будучи предупрежденным об ответственности за разглашение указанных сведений, за вознаграждение передал сведения о налогоплательщике сотруднику УФСБ, действующему в рамках оперативно-разыскного мероприятия. Судом был установлен факт подделки официального документа -доверенности на имя Костарева Д. М., выполненной подсудимым в целях совершения преступления.

Преступления, сопряженные с незаконным посягательством на охраняемую законом коммерческую, налоговую или банковскую тайну, зачастую связаны с использованием компьютерной техники или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Такие действия требуют дополнительной квалификации по ст. 272-274 и 138.1 УК РФ.

Так, приговором Октябрьского районного суда г. Кирова Снигирев А. Ю. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 183 УК РФ и ч. 1 ст. 272 УК РФ (неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации в сети ЭВМ, что повлекло копирование информации), ч. 1 ст. 273 УК РФ (использование и распространение вредоносной программы для ЭВМ, заведомо приводящей к несанкционированному копированию информации) .

Преступные действия подсудимого выразились в следующем: Снигирев А. Ю., имея знания и опыт работы с ЭВМ, решил совершить неправомерный доступ к компьютерной информации ОАО «НТВ-ПЛЮС» с последующим ее копированием. Для этого он, изучив требования, предъявляемые к оборудованию и схеме его работы при незаконном подключении и просмотре закрытых платных телевизионных спутниковых каналов ОАО «НТВ-ПЛЮС», при неустановленных обстоятель-

ствах получил по электронной почте информацию об адресе Интернет-ресурса расположения официально оплаченной смарт-карты ОАО «НТВ-ПЛЮС», а также логина и пароля доступа к ней, кроме того, скопировал необходимую для этих целей вредоносную программу плагин «csc.dll». Данная вредоносная программа позволяет осуществлять неправомерный доступ к компьютерной информации сети ЭВМ спутникового телевидения ОАО «НТВ-ПЛЮС» путем копирования информации в виде кодовых слов (DW-ключи) к закодированным спутниковым телевизионным каналам ОАО «НТВ-ПЛЮС» по следующей схеме: копирует кодовые слова (DW-ключи) в сети ЭВМ спутникового телевидения ОАО «НТВ-ПЛЮС», поступающие в компьютер через спутниковую антенну, с дальнейшей передачей данной информации через Интернет к официально оплаченной смарт-карте ОАО «НТВ-ПЛЮС», где данная информация обрабатывается и выдается код доступа к закрытым платным спутниковым телевизионным каналам ОАО «НТВ-ПЛЮС», после чего данный код доступа через Интернет поступает обратно в компьютер, где с использованием полученной информации выполняется раскодирование полученного от ОАО «НТВ-ПЛЮС» закодированного телевизионного канала. Постоянный доступ через Интернет к официально оплаченной смарт-карте необходим, так как процесс запроса и ответа — осуществление обмена DW-ключами, необходимый для получения телевизионного изображения по закрытым каналам, происходит с периодичностью 1 раз в 10 секунд, и каждый раз запрашиваемый код доступа различен. Продолжая задуманное, Снигирев А. Ю. в 15 часов 12 минут 15.01.2009 в электронной газете «Из рук в руки» разместил объявление об установке, настройке и незаконном подключении всех желающих к закрытым платным каналам спутникового телевидения.

В соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», располагая информацией о готовности Снигирева А. Ю. неправомерно подключить за денежное вознаграждение в размере 1 000 рублей всех желающих к закрытым платным каналам спутникового телевидения ОАО «НТВ-ПЛЮС», сотрудники отдела «К» УВД по Кировской области провели ряд оперативно-разыскных мероприятий и негласную проверочную закупку,

в результате которой Снигирев А. Ю. прибыл по указанному сотрудниками органов внутренних дел адресу, где, убедившись в наличии всего необходимого оборудования для осуществления неправомерного доступа к закодированным спутниковым телевизионным каналам высокой четкости (НЮ) ОАО «НТВ-ПЛЮС», осуществил установку и соединение данного оборудования в единое целое, его соединение с Интернет-ресурсом и настройку всего оборудования. Тем самым он обеспечил возможность просмотра закрытых платных спутниковых телевизионных каналов высокой четкости (НЮ) ОАО «НТВ-ПЛЮС» на компьютере, что и продемонстрировал заказчику.

Указанным способом Снигирев А. Ю. собрал сведения, составляющие коммерческую тайну для ОАО «НТВ-ПЛЮС», а именно ключей доступа (DW-ключи) к закодированным каналам в сети ЭВМ спутникового телевидения ОАО «НТВ-ПЛЮС».

Другой яркий пример использования технических средств изложен в приговоре Московского районного суда г. Санкт-Петербурга в отношении подсудимого Малай К. , в описательной части которого указано, что последний совершил незаконное получение сведений, составляющих банковскую тайну, незаконным способом.

Так, Малай К. с целью незаконного получения сведений, составляющих банковскую тайну, спланировал совершение данного преступления и подготовил необходимые для этого специальные средства, изготовленные в виде накладок на картоприемники банкоматов, предназначенные для получения информации с магнитной полосы платежных банковских карт, а также хранения незаконно полученной информации в цифровой памяти в зашифрованном виде.

Малай К. 4 октября 2011 года около 7 часов 00 минут незаконно установил на банкомат ЗАО «Банк ВТБ 24» вышеуказанные устройства, которые прикрепил к корпусу банкомата над его клавиатурой для получения видеоизображения процесса ввода информации пользователем банкомата и на картопри-емник банкомата для получения информации с магнитной полосы платежных банковских карт. В тот же день он около 21 часа 00 минут в продолжение преступных действий вновь пришел к указанному банкомату ЗАО «Банк ВТБ 24», где снял с банкомата установленные

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

им ранее устройства, содержащие сведения о пин-кодах к банковским картам, и сведения с магнитных полос банковских карт, при помощи которых возможно получить информацию о банковских счетах, об операциях по счетам и данные клиентов банка, согласно ч. 1 ст. 857 ч. 2 Гражданского кодекса РФ, а также ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 315-1 «О банках и банковской деятельности» составляющие банковскую тайну, после чего, намереваясь скрыться с места преступления, был задержан сотрудниками полиции.

В результате совершения вышеуказанных преступных действий в данный период времени Малай К. незаконно получил сведения о пин-кодах к банковским картам и сведения с магнитных полос банковских карт, составляющих банковскую тайну и содержащих на банковских картах не менее чем 46 клиентов банка ЗАО «Банк ВТБ 24».

Действия подсудимого обоснованно квалифицированы по ч. 1 ст. 183 УК РФ как незаконное получение сведений, составляющих банковскую тайну, то есть собирание сведений, составляющих банковскую тайну, незаконным способом. Вместе с тем невыясненным остался вопрос о правовой оценке действий Малая К. по ст. 138.1 УК РФ, а также об ответственности за незаконное производство специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В случае признания таковыми орудий совершения преступления действия подсудимого надлежало бы квалифицировать по совокупности ст. 138.1 и ч. 1 ст. 183 УК РФ.

Приведенные выше примеры относятся к ч. 1 ст. 183 УК РФ. Что же касается таких способов совершения преступления, как разглашение или использование сведений (ч. 2 ст. 183 УК РФ), то они сами по себе могут являться средством совершения другого преступления и требовать дополнительной квалификации.

Так, приговором Ступинского городского суда Московской области Капустин И. А. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и ч. 2 ст. 183 УК РФ (незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну) .

Установлено, что Капустин И. А., являясь, согласно трудовому договору и приказу о приеме на работу, заместителем генерально-

го директора ООО «Каолайн», злоупотребляя служебными полномочиями в личных целях, разгласив сведения, составляющие коммерческую тайну, организовал продажу какао-порошка по заниженной цене. Своими преступными действиями он причинил ООО «Као-лайн» ущерб на сумму в размере 3 800 425 рублей 67 копеек с учетом частично оплаченного, то есть в особо крупном размере. Таким образом, совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, являлось способом совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Суд обоснованно квалифицировал деяние по совокупности преступлений. Однако вопрос о привлечении Капустина И. А. к уголовной ответственности по ст. 201 УК РФ не рассматривался. Считаем, что в данном случае имело место использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод. В связи с

Литература

2. Уголовное право. Общая и Особенная части: учеб. / под общ. ред. М. П. Журавлева, С. И. Никулина. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2014.

3. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / под ред. А. В. Бриллиан-това. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2016.

4. Архив Свердловского районного суда г. Перми. Приговор по делу № 1-59/2011 от 03.05.2011. URL: http:// RosPravosudie.com

5. Определение Пермского краевого суда по делу № 22-4187-2011 от 30.06.2011. URL: http:// RosPravosudie.com

6. Архив Октябрьского районного суда г. Кирова. Приговор от 14.01.2011. Дело № 1-315. URL: http:// RosPravosudie.com

7. Архив Московского районного суда г. Санкт-Петербурга. Приговор по делу № 1-297/ 12 от 09.04.2012. URL: http:// RosPravosudie.com

этим действия подсудимого требуют дополнительной квалификации по ст. 201 УК РФ.

Рассмотренные нами примеры свидетельствуют о том, что имеющаяся в ч. 1 ст. 183 УК РФ формулировка не охватывает всех возможных способов совершения данного преступления. В каждом случае совершения преступления способом или субъектом, указанным в отдельной статье Особенной части Уголовного кодекса РФ, необходима дополнительная квалификация.

По этой причине представляется нецелесообразным перечисление незаконных способов получения информации, указанных в ч. 1 ст. 183 УК РФ, полагаем, что законодателю следует исключить их из текста статьи. Кроме того, исследованная судебная практика демонстрирует отсутствие единого подхода при квалификации схожих по сути деяний, а также достаточно произвольное толкование правовых норм, что требует соответствующих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

4. Archives of Sverdlovsk district court of Perm. The judgement in case № 1-59/2011 of03.05.2011. URL: http:// RosPravosudie.com

5. Determination of the Perm regional court in case № 22-4187-2011 of 30.06.2011. URL: http:// RosPravosudie.com

6. Archives of October district court of Kirov. The judgement of14.01.2011. The case № 1-315. URL: http:// RosPravosudie.com

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к статье 183

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за совершение двух деяний, которые отличаются друг от друга объективной стороной и субъектом преступления.

Объект преступления — установленный порядок обращения со сведениями, составляющими коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» <1> в ст. 3 определяет, что коммерческая тайна — это режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

<1> РГ. 2004. 5 авг.

Содержание коммерческой тайны составляют сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу: 1) неизвестности их третьим лицам; 2) к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании; 3) в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Обладатель коммерческой тайны — лицо, владеющее на законном основании информацией, составляющей такую тайну, ограничившее доступ к этой информации и установившее в отношении ее режим коммерческой тайны. Этот режим заключается в принятии необходимых мер по охране конфиденциальности информации: 1) определение ее перечня; 2) ограничение к ней доступа; 3) учет лиц, имеющих доступ, и (или) лиц, которым была предоставлена или передана такая информация; 4) регулирование отношений по использованию сведений, составляющих коммерческую тайну, работниками и контрагентами на основании договоров (трудовых, гражданско-правовых); 5) нанесение на материальные носители (документы) грифа «Коммерческая тайна» с указанием ее обладателя (для юридических лиц — полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Информация, в отношении которой не установлен режим коммерческой тайны, не считается конфиденциальной.

Сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, предусмотрены в ст. 5 названного Закона (информация об учредительных документах; о численности работников, об условиях труда; задолженности работодателей по выплате заработной платы; о нарушениях законодательства РФ и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений и т.д.).

Согласно ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные государственными органами (налоговые, внутренних дел, государственного внебюджетного фонда, таможенные) сведения о налогоплательщике, за исключением информации: разглашенной налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия; об идентификационном номере налогоплательщика; о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения; предоставляемой в соответствии с международными договорами (соглашениями); предоставляемой избирательным комиссиям в соответствии с законодательством о выборах по результатам проверок налоговым органом сведений о размере и об источниках доходов кандидата и его супруга, а также об имуществе, принадлежащем кандидату и его супругу на праве собственности.

Поступившие в государственные органы сведения, составляющие налоговую тайну, имеют специальный режим хранения. Доступ к ним разрешен должностным лицам, определяемым соответственно федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области внутренних дел, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области таможенного дела <1>.

<1> См., напр.: Приказ МВД России от 26 декабря 2003 г. N 1033 «Об утверждении Перечня должностных лиц системы МВД России, пользующихся правом доступа к сведениям, составляющим налоговую тайну» // РГ. 2004. 27 янв.

Банковская тайна — это не подлежащая разглашению информация о банковском счете и вкладе, операциях по счету и сведениях о клиенте (ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» <1>).

<1> Ведомости СНД РСФСР. 1990. N 27. Ст. 357.

Сведения по операциям и счетам юридических лиц и граждан выдаются кредитной организацией без их согласия только в случаях, предусмотренных законом. Например, такая информация предоставляется в органы внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений (абз. 3 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ, выражается в действии — собирании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Собирание сведений — это получение информации через преодоление принятых ее обладателем правовых, организационных, технических и иных мер по охране конфиденциальности этой информации. Эти сведения могут находиться в форме вещи или на дискете, в виде чертежа, модели, технологий, формулы, символов, технических решений и т.п.

Перечень способов собирания информации диспозицией статьи неограничен (например, похищение документов, подкуп, угрозы), главное, чтобы они были незаконные.

Похищение документов может быть осуществлено любым способом (например, кража, грабеж).

Похищение официальных документов, содержащих сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну, полностью охватывается данной статьей и не требует квалификации по совокупности с ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Под подкупом понимается передача лицу имущества или оказание ему услуг имущественного характера за завладение соответствующими сведениями в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Подкуп, осуществляемый в отношении должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, квалифицируется по совокупности со ст. 291 УК РФ и соответственно ст. 204 УК РФ.

О понятии и видах угроз см. комментарий к ст. 179 УК РФ.

Действия, связанные с применением к лицу насилия и причинения вреда здоровью, необходимо дополнительно квалифицировать по соответствующим статьям УК РФ.

К иному незаконному собиранию сведений можно отнести, например, использование в этих целях подслушивающих устройств и других технических средств.

Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем неправомерного доступа к компьютерным сетям следует квалифицировать по совокупности со ст. 272 УК РФ.

Законный сбор информации будет иметь место в случаях, если информация: 1) разглашена ее владельцем; 2) к ней есть свободный доступ; 3) она получена лицом при осуществлении исследований или систематических наблюдений; 4) она получена от ее обладателя на основании договора или другом законном основании.

Деяние является оконченным в момент совершения собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, любым незаконным способом. Состав преступления формальный.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что незаконным способом собирает коммерческую, налоговую или банковскую тайну, и желает этого.

Мотивы и цели не имеют значения для квалификации. Вместе с тем указанные сведения могут собираться с целью их использования в конкурентной борьбе или иной личной заинтересованностью.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 183 УК РФ — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, выражается в действиях (бездействии) — незаконном разглашении или использовании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца.

Незаконное разглашение сведений — это создание виновным таких условий, в результате которых информация, составляющая коммерческую, банковскую или налоговую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам, не имеющим к ним доступа. Например, операционистка кредитной организации рассказала знакомому предпринимателю, сколько денежных средств находится на счетах банка у его конкурента.

Под незаконным использованием сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, понимается их применение в любой форме и сфере (предпринимательская, бытовая). Например, налоговый инспектор, обладающий данными о клиентах торговой компании, регистрирует организацию для осуществления аналогичной деятельности.

Незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, должно быть осуществлено без согласия их владельца. Не является незаконным предоставление указанных сведений в случаях, предусмотренных действующим законодательством (например, передача информации по соответствующим запросам в судебные, налоговые, таможенные органы).

Преступление является оконченным в момент совершения любого деяния, указанного в диспозиции статьи. Состав преступления формальный.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что незаконно разглашает или использует сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца, и желает этого.

Субъект преступления специальный — лицо, которому тайна была доверена или стала известна по службе или работе, достигшее возраста шестнадцати лет. Этими лицами могут являться служащие государственных органов (налоговых, внутренних дел, прокуратуры, суда, таможни), работники кредитных и иных коммерческих организаций, нотариусы, адвокаты.

Разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, лицом, которому она стала известна случайно или по ошибке, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ.

Квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, — причинение крупного ущерба и совершение деяния из корыстной заинтересованности (см. комментарий к ст. 170 УК РФ).

В соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ под крупным ущербом понимается денежная сумма, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей. С качественной стороны ущерб выражается в имущественных потерях владельца тайны (например, расходы, связанные с переоборудованием производства) и упущенной выгоды (например, недополученная прибыль в результате потери рынка сбыта продукции).

Должностные лица, незаконно разгласившие за взятку сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну, которые стали им известны по службе, подлежат также ответственности по ст. 290 УК РФ.

Часть 4 ст. 183 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за совершение преступления, предусмотренного ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, повлекшее причинение тяжких последствий.

Тяжкие последствия — это оценочное понятие, которое устанавливается судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. Например, под ним могут пониматься причинение организации сверхкрупного ущерба или ее банкротство, тяжелая болезнь или самоубийство потерпевшего.

Между деянием и наступившим крупным ущербом и (или) тяжкими последствиями должна быть установлена причинная связь.

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет.

ПРОЛЕТАРСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА САРАНСКА

Именем Российской Федерации

ПРИГОВОР
от 11 января 2019 г. по делу N 1-28/2019(1-202/18;)

Пролетарский районный суд г. Саранска Республики Мордовия в составе председательствующего — судьи Нардышевой О.А.,
с участием государственного обвинителя — помощника прокурора Пролетарского района г. Саранска Республики Мордовия Девятаевой Ю.П.,
подсудимой С.,
защитника — адвоката Дудникова М.П., представившего удостоверение N 388 и ордер N 001593 от 10 января 2019 года Городской коллегии адвокатов Адвокатской палаты Республики Мордовия,
при секретаре судебного заседания К.,
а также представителе потерпевшего — ООО «Т2Мобайл» гр.1,
рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке материалы уголовного дела в отношении
С. <данные изъяты>, судимой 1 июня 2018 года Пролетарским районным судом г. Саранска Республики Мордовия по части третьей статьи 272, части четвертой статьи 33 и части третьей статьи 183 УК Российской Федерации к 1 году 4 месяцам лишения свободы, в силу статьи 73 УК Российской Федерации условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 2 года 6 месяцев,
обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных частью второй статьи 272, частью третьей статьи 183 УК Российской Федерации,

установил:

С. совершила неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, повлекший копирование компьютерной информации, из корыстной заинтересованности.
Кроме того, С. из корыстной заинтересованности совершила незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца, ставших ей известными по работе.
Преступления совершены при следующих обстоятельствах.
Обособленное подразделение Общества с ограниченной ответственностью «Т2Мобайл» в г. Саранске по адресу: (далее — контактный центр ООО «Т2Мобайл») действует как доверенное лицо Общества с ограниченной ответственностью «Т2Мобайл» расположенного по адресу: (далее — ООО «Т2 Мобайл»).
В рамках действия договора N SLO AHS 681 14/MSK от 01.09.2014 между ООО «АНКОР Кадровые решения» и контактным центром ООО «Т2Мобайл» исполнитель обязуется оказать заказчику услуги по шаблонированию сим-карт с привязкой к номерам телефонов во внутренних реестрах заказчика в соответствии с запросами дилеров компании заказчика и осуществление контроля выполнения основных показателей согласно стандартам заказчика.
С. в период с 1 февраля 2016 по 24 ноября 2016 года на основании договора возмездного оказания услуг N 01.02.2016-114 ГПХ/NNO от 01.02.2016 являлась исполнителем с одной стороны, а ООО «АНКОР Кадровые решения» — заказчиком с другой стороны.
При этом С. оказывала заказчику услуги по шаблонированию сим-карт с привязкой к номерам телефонов во внутренних реестрах заказчика в соответствии с запросами дилеров компании заказчика и осуществление контроля выполнения основных показателей согласно стандартам заказчика.
С., ознакомленная 12 ноября 2015 года с Порядком обращения с информацией ограниченного доступа, подписала обязательство о неразглашении, которым предусмотрено исключение случаев копирования, записи, фотографирования, резюме конфиденциальных сведений, кроме случаев, когда это необходимо для исполнения обязанностей, исполняла обязанности оператора контактного центра ООО «Т2 Мобайл», расположенного по адресу: , в должностные обязанности и полномочия С. входили обработка запросов абонентов с использованием электронных баз данных, содержащих персональные данные, блокировка и замена сим-карт, оказание консультативной помощи и обеспечение конфиденциальности обрабатываемых персональных данных абонентов оператора сотовой связи ООО «Т2 Мобайл».
В январе 2016 года (более точная дата следствием не установлена) к С. посредством сервиса мгновенного обмена сообщениями (далее — мессенджер) «Viber» обратилось неустановленное следствием лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, с предложением о передаче ей за денежное вознаграждение текстовых сообщений с персональными данными абонентов, включающими фамилию, имя, отчество, реквизиты документов, удостоверяющих личность, параметры оказания услуг — сведения о денежных средствах на лицевом счете и других конфиденциальных сведений, доступных ей в связи с исполнением трудовых обязательств оператора контактного центра ООО «Т2-Мобайл», номера которых она будет сообщать ему в мессенджере «Viber».
В сентябре 2016 года, точная дата следствием не установлена, С., давшая обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну ООО «Т2 Мобайл», на предложение неустановленного следствием лица согласилась, осознавая противоправный характер ее действий в отношении ООО «Т2-Мобайл» и его клиентов.
В соответствии с достигнутой договоренностью С. 29 сентября 2016 года получила от неустановленного следствием лица в мессенджере «Viber» сообщение с номером абонента N оператора сотовой связи, сведения о котором было необходимо передать неустановленному следствием лицу за денежное вознаграждение.
В 15 часов 41 минуту этого же дня С., находясь на своем рабочем месте в офисе контактного центра ООО «Т2-Мобайл» по адресу: , реализуя преступный умысел, направленный на неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации в целях ее копирования, не имея на это согласия абонента и, действуя с корыстной целью, применила выданный ей по работе логин «sineva_as» и персональный пароль, с рабочего компьютера произвела вход в компьютерную программу «Система тарификации и абонентского обслуживания «<данные изъяты>», посредством которой осуществила неправомерный доступ к электронной карточке абонента, использовавшего мобильный номер телефона N, содержащей охраняемую Федеральными законами от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи», от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» информацию в виде персональных данных абонента, включающих фамилию, имя, отчество, реквизиты документов, удостоверяющих личность, параметры оказания услуг — сведения о денежных средствах на лицевом счете.
Затем С., реализуя умысел на разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца, полученные персональные данные абонента, использовавшего мобильный номер телефона N, в это же время скопировала на свой мобильный телефон, и с использованием мессенджера «Viber» передала неустановленному следствием лицу за денежное вознаграждение.
2 октября 2016 года С. вновь получила от неустановленного следствием лица в мессенджере «Viber» сообщение с номерами абонентов N, N, N оператора сотовой связи, сведения о которых было необходимо передать неустановленному следствием лицу за денежное вознаграждение.
В период времени с 19 часов 26 минут по 19 часов 28 минут этого же дня С. со своего рабочего места в офисе контактного центра ООО «Т2-Мобайл» по адресу: , применяя выданный ей контактным центром ООО «Т2-Мобайл» логин «sineva_as» и персональный пароль, с рабочего компьютера вновь произвела вход в компьютерную программу «<данные изъяты> посредством которой осуществила неправомерный доступ к электронным карточкам абонентов, использовавших мобильные номера телефонов N, N, N и без согласия их владельцев, используя мессенджер «Viber», передала эти сведения неустановленному следствием лицу за денежное вознаграждение.
В период с 19 октября 2016 года по 24 ноября 2016 года за предоставленные сведения, охраняемые законом, на расчетный счет N, открытый на С. в подразделение N 8589/00035 ПАО «Сбербанк», с банковской карты (номер счета не установлен) без указания принадлежности владельца поступили денежные средства в общей сумме 4200 рублей.
В судебном заседании С. заявила о своем полном согласии с предъявленным ей обвинением и подтвердила ранее заявленное ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
Судом установлено, что данное ходатайство заявлено подсудимой добровольно, после консультаций с защитником, она осознает характер и последствия данного ходатайства.
Поскольку защитник подсудимой Дудников М.П., государственный обвинитель Девятаева Ю.П., представитель потерпевшего ООО «Т2Мобайл» гр.1 не возражали против удовлетворения ходатайства подсудимой, а предъявленное С. обвинение, с которым она согласилась, является обоснованным, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, суд в соответствии со статьями 314 — 316 УПК Российской Федерации применяет по данному делу особый порядок принятия судебного постановления и постановляет обвинительный приговор.
У суда не вызывает сомнений вменяемость подсудимой С., поскольку в судебном заседании она вела себя адекватно, правильно отвечала на поставленные вопросы, была ориентированы во времени и пространстве.
<данные изъяты>
Суд квалифицирует действия С. по части второй статьи 272 УК Российской Федерации, как неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, повлекший копирование компьютерной информации, совершенный из корыстной заинтересованности. Кроме того, действия С., совершившей из корыстной заинтересованности незаконное разглашение сведений, ставших ей известными по работе и составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца, суд квалифицирует по части третьей статьи 183 УК Российской Федерации.
Квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных частью второй статьи 272 и частью третьей статьи 183 УК Российской Федерации, — совершение преступлений из корыстной заинтересованности — также нашел подтверждение в судебном заседании, поскольку преступные действия С. были совершены исключительно с целью получения материальной выгоды.
При назначении наказания суд в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденных и предупреждения совершения новых преступлений в силу статей 6, 43, 60 УК Российской Федерации учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность подсудимой, смягчающие наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.
При назначении наказания суд также руководствуется необходимостью исполнения требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2, 43 УК Российской Федерации.
В соответствии с частью третьей статьи 15 УК Российской Федерации совершенные С. преступления относятся к категории средней тяжести.
С учетом фактических обстоятельств дела и данных о личности подсудимой С. не имеется предусмотренных законом оснований для изменения категории совершенных преступлений в соответствии с частью шестой статьи 15 УК Российской Федерации.
В качестве данных, характеризующих личность подсудимой С., суд принимает во внимание, что С. на момент совершения преступления не судима, к административной ответственности не привлекалась (л.д. 101-104 т. 2), по месту жительства характеризуется положительно (л.д. 120-122 т. 2), <данные изъяты>
В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает, что подсудимая С. вину признала и чистосердечно раскаивается в содеянном, активно способствовала раскрытию и расследованию преступлений, что также выразилось в даче подсудимой в ходе предварительного расследования последовательных, обстоятельных признательных показаний о совершенных ею преступлениях. В судебном заседании С. принесла извинения представителю потерпевшего, который не настаивал на назначении ей строгого наказания.
В соответствии с частью второй статьи 61 УК Российской Федерации в качестве смягчающего наказание С. обстоятельства суд учитывает также состояние ее здоровья <данные изъяты>
Отягчающих наказание подсудимой обстоятельств по делу не имеется.
С учетом изложенного суд считает необходимым назначить С. наказание в виде лишения свободы, применив правила частей первой и пятой статьи 62, статьи 73 УК Российской Федерации.
С учетом личности подсудимой, обстоятельств совершения преступлений, суд считает необходимым назначить ей окончательное наказание по правилам части второй статьи 69 УК Российской Федерации путем частичного сложения назначенных за каждое преступление наказаний.
Оснований для назначения подсудимой С. наказания с учетом положений статьей 53.1, 64 УК Российской Федерации суд не усматривает, так как не имеется отдельных исключительных обстоятельств или их совокупности, связанных с целями и мотивами преступления, поведением С. и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений.
Согласно части 3 статьи 47 УК Российской Федерации лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.
С учетом характера и степени общественной опасности совершенных С. преступлений, конкретных обстоятельств дела и личности подсудимой суд приходит к убеждению, что в целях исправления подсудимой и восстановления социальной справедливости на основании части 3 статьи 47 УК Российской Федерации следует назначить С. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных.
Суд считает необходимым назначить С. окончательное дополнительное наказание по совокупности преступлений по правилам части четвертой статьи 69 УК Российской Федерации путем частичного сложения назначенных за каждое из них наказаний.
Данное наказание, по мнению суда, будет соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельствам их совершения и личности виновной, а также сможет обеспечить достижение целей наказания, предусмотренных частью второй статьи 43 УК Российской Федерации.
Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 1 июня 2018 года С. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 272, частью четвертой статьи 33 и частью третьей статьи 183 УК Российской Федерации, в силу части второй, четвертой статьи 69 УК Российской Федерации ей назначено окончательно наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 4 месяца условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 2 года 6 месяцев (л.д. 106-116 т. 2).
Из разъяснений, содержащихся в абзаце втором пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», следует, что в тех случаях, когда в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила части пятой статьи 69 УК Российской Федерации применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК Российской Федерации дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения.
Учитывая, что по настоящему делу С. осуждается за преступление, совершенное до постановления приговора от 1 июня 2018 года, по смыслу статей 74, 69 УК Российской Федерации приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 1 июня 2018 года подлежит самостоятельному исполнению.
Гражданский иск по делу не заявлен.
Вопрос относительно вещественных доказательств по делу подлежит разрешению в соответствии с частью третьей статьи 81 УПК Российской Федерации.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 307 — 309, 316 УПК Российской Федерации, суд

приговорил:

Признать С. виновной в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 272, частью третьей статьи 183 УК Российской Федерации, и назначить ей наказание
— по части второй статьи 272 УК Российской Федерации — в виде лишения свободы на срок 1 (один) год с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,
— по части третьей статьи 183 УК Российской Федерации — в виде лишения свободы на срок 10 (десять) месяцев с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.
На основании части второй, четвертой статьи 69 УК Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить С. окончательно наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год 2 (два) месяца с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.
В силу статьи 73 УК Российской Федерации наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 (два) года, обязав осужденную в период испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, ежемесячно в установленные этим органом сроки являться туда на регистрацию.
Начало испытательного срока С. исчислять со дня вступления приговора в законную силу, зачесть в испытательный срок время, прошедшее со дня провозглашения приговора по день вступления его в законную силу.
В соответствии с частью четвертой статьи 47 УК Российской Федерации дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с обработкой персональных данных, на срок 2 (два) года 6 (шесть) месяцев исполнять самостоятельно, исчисляя его срок с момента вступления приговора суда в законную силу.
Приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 1 июня 2018 года в отношении С. исполнять самостоятельно.
Меру пресечения С. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю — подписку о невыезде и надлежащем поведении.
Вещественные доказательства по делу: справку о состоянии вклада в ПАО «Сбербанк России» по счету N, компакт-диск «Mirex Hot Line» 48х700/80 2R4 567990 170408 1607 80/700, хранящиеся в уголовном деле, — хранить при деле.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия через Пролетарский районный суд г. Саранска Республики Мордовия в течение 10 суток со дня провозглашения.
В случае подачи апелляционной жалобы и (или) представления осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Председательствующий
О.А.НАРДЫШЕВА

{Приговор Пролетарского районного суда города Саранска от 11.01.2019 по делу N 1-28/2019(1-202/18;) Приговор: Ст. ст. 183, 272 УК РФ (незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну; неправомерный доступ к компьютерной информации). {КонсультантПлюс}}

УДК 343.4 ББК 67

ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 183 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ КОНСТРУКЦИЯ И НАУЧНОЕ ТОЛКОВАНИЕ

СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ ПЕТРОЧЕНКОВ,

преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Рязанского филиала Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук E-mail: sedm-09-07@yandex.ru

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Анализируется действующее законодательство, учебная и научная литература рассматриваются признаки, характеризующие объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указывается на несовершенство законодательной конструкции, рассматриваются научные позиции специалистов в области уголовного права, предлагаются пути дальнейшего совершенствования законодательства.

Ключевые слова: банковская тайна, коммерческая тайна, налоговая тайна, статья 183 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Keywords: bank secrecy, commercial secret, tax secrecy, article 183 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Ответственность за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, установлена ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) .

Норма данной статьи в зависимости от конструкции объективной стороны содержит два вида преступления:

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.

В первом случае субъект преступления — общий. Во втором — специальный (лицо, которому сведения доверены или стали известны по службе). Не останавливаясь на вопросе субъекта преступления, обратим внимание на конструкцию объективной

стороны. В первом случае лицо собирает сведения «путём похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом». Во втором случае сведения доверены или известны по службе, и объективная сторона выражена действиями в форме их разглашения или использования.

Состав преступления, предусмотренного ч.ч. 1, 2 ст. 183 УК РФ — формальный. Преступление окончено с момента совершения указанных в диспозиции статьи действий.

Как уже ранее указывалось, собирание сведений (ч. 1 ст. 183 УК РФ) должно быть осуществлено незаконными способами. Законные способы не образуют состава указанного преступления. К ним относится перечень любых, не ограниченных законом действий. По мнению А.В. Бриллиантова, информация считается собранной законно: 1) если она разглашена её владельцем; 2) к которой есть свободный доступ; 3) получена лицом при осуществлении исследований или систематических наблюдений; 4) получена от её

обладателя на основании договора или другом законном основании .

Незаконные способы собирания сведений могут быть различны. Влияют ли они на уголовно-правовую характеристику преступления? Для ответа на данный вопрос разберем указанные в диспозиции статьи способы (похищение документов, подкуп, угрозы), обратимся к учебной и научной литературе.

Способы похищения документа (тайный, открытое изъятие, путём применения насилия либо обмана, злоупотребления доверием) уголовно-правового значения не имеют .

Принимая во внимание данное обстоятельство, вполне логично сделать вывод о том, что способ похищения не влияет на квалификацию и не требует дополнительной квалификации по норме, предусматривающей ответственность за хищение.

Подкуп — это возмездная сделка, в результате которой лицо незаконно передает информацию, которую обязано хранить в тайне. Поэтому подкупом не является получение сведений у собственника информационного массива, составляющего тайну, за вознаграждение .

Подкуп, осуществляемый в отношении должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, квалифицируются по совокупности со ст. 291 УК РФ и соответственно ст. 204 УК РФ .

Таким образом, подкуп как способ совершения преступления может влиять на квалификацию преступления по совокупности с указанными составами.

Что касается угрозы как способа совершения преступления, то УК РФ, а следовательно и его толкование, изложенное в учебной литературе, как правило, не конкретизирует виды угроз, считая, что они не влияют на квалификацию преступления.

Так, в учебном пособии под редакцией М.П. Журавлева и С.И. Никулина изложена следующая позиция: «Угроза как способ совершения преступления включает угрозу убить, причинить вред здоровью, имуществу, чести и достоинству, другим законным правам и свободам личности, а также причинить иной вред» .

С мнением можно согласиться только частично. Представляется, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью не охватывается составом рассматриваемого преступления и потому требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ.

Иные незаконные способы собирания сведений могут заключаться в фотографировании, копировании документов или компьютерных программ, содержащих охраняемую законом тайну .

Безусловно, это лишь неполный перечень «иных

незаконных способов», к которым следует отнести технические способы посягательства. Например, получение искомых сведений при помощи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, или с использованием неправомерного доступа к компьютерной информации. В указанных случаях способ получения сведений будет влиять на квалификацию преступления. В случае незаконного получения сведений путём неправомерного доступа к компьютерной информации, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности ст. ст. 183 и 272 УК РФ. В случае использования для получения указанных сведений специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации также необходимо давать правовую оценку по ст. 138.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконный оборот специальной техники.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как уже ранее указывалось, ч. 2 рассматриваемой статьи содержит другой состав преступления — незаконные разглашение или использование указанных сведений без согласия их владельца. Незаконное разглашение сведений — это передача или сообщение хотя бы одному лицу (не имеющему законного к ним доступа) сведений, составляющих коммерческую, банковскую или налоговую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, в том числе с использованием технических средств). Например, операционист кредитной организации рассказывает знакомому предпринимателю, сколько денежных средств находится на счетах банка у его конкурента .

Что касается ответственности за незаконное использование, то под ним обычно понимается «их применение в любой форме и сфере (предпринимательская, бытовая). Например, использование такой информации при совершении сделок, регистрации коммерческих организаций и с их финансово-хозяйственной деятельности» .

В данном случае форма разглашения или использования сведений действительно может быть любой и не влияет на квалификацию преступления.

Квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, являются совершение преступления из корыстной заинтересованности, причинение крупного ущерба (ч. 3 ст. 183 УК РФ) или тяжких последствий (ч. 4 ст. 183 УК РФ). Составы указанных преступлений по конструкции материальные. Преступление считается оконченным с момента наступления общественно опасных последствий.

При этом, если «тяжкие последствия» однозначно отнесены законодателем к ч.ч. 2 или 3 ст. 183 УК РФ, то применительно к «крупному ущербу» и «ко-

рыстной заинтересованности» в ч. 3 применена формулировка «те же деяния, причинившие…», что не позволяет сделать однозначный вывод об отнесении данного квалифицирующего признака к ч.ч. 1 и 2 или только к ч. 2. Такая формулировка создает почву для вынужденной научной дискуссии.

По этой проблеме Б.В. Волженкин справедливо отметил, что «такой конструкцией законодатель загадал правоприменителю совсем ненужную загадку: относятся ли слова «те же деяния» к деяниям, описанным в ч. 1 и в ч. 2 этой статьи или только в ч. 2?» .

Постараемся разобраться в данном вопросе. С одной стороны трудно представить, что собирание сведений само по себе, без их дальнейшего разглашения или использования может причинить какой-либо ущерб. Вместе с тем, указанное действие может привести к их дальнейшему разглашению или использованию с последующим причинением крупного ущерба. Кроме того, собирание сведений может быть совершено из корыстной заинтересованности. Возможно, нет смысла использовать ограничительное толкование закона, если УК РФ не соотносит напрямую ч. 3 исключительно с ч. 2 ст. 183 УК РФ? Тогда признаки, указанные в ч.ч. 3, 4 могут являться квалифицирующими как для преступления, предусмотренного как ч. 1, так и ч. 2 УК РФ. С другой стороны, законодатель не указал и другое: отношение квалифицирующих признаков к обеим частям статьи, как например это сделано в ст. 209 или 210 УК РФ, где норма статьи содержит два отдельных состава, а квалифицирующие признаки прямо отнесены как к ч. 1, так и к ч. 2.

В научном мире по данному вопросу также нет определенности.

Большинство авторов учебной и научной литературы, комментариев к УК РФ считают, что ч. 3 относится только к преступлению, предусмотренному ч. 2 указанной статьи .

Часть авторов не связывают ч. 3 с какой-либо определенной частью статью, обходя этот вопрос вниманием .

Другие авторы полагают, что ч. 3 применима, как к ч. 1, так и к ч. 2 ст. 183 УК РФ .

Сложившаяся ситуация привела к тому, что и в правоприменительной практике нет единства по данному вопросу. Некоторые суды признают лицо виновным за незаконное собирание сведений, совершенное из корыстной заинтересованности . Другие — не применяют корыстную заинтересованность в качестве квалифицирующего признака и в аналогичной ситуации применяют ч. 1 ст. 183 УК РФ .

Пытаясь разрешить данное противоречие, рас-

смотрим первоначальную редакцию статьи. Она состояла из двух частей. Часть первая предусматривала ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений. Часть вторая криминализировала незаконные разглашение или использование указанных сведений без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб . Таким образом, оба квалифицирующих признака, предусмотренных ч. 3 современной редакции ст. 183 УК РФ изначально законодателем были отнесены только к разглашению и использованию. Но означает ли их выделение в отдельную часть принадлежность только к ч. 2 или имеет место юридическая неточность?

Однозначного и единственно правильного ответа на этот вопрос, пожалуй, не существует. Считаю правильным придерживаться мнения большинства специалистов, учитывая при этом историческую принадлежность квалифицирующих признаков, указанных в ч. 3 ст. 183 УК РФ, исключительно к незаконным разглашению и использованию сведений, составляющих банковскую, налоговую или коммерческую тайну. То есть соотносить корыстную заинтересованность и крупный ущерб исключительно с ч. 2 ст. 183 УК РФ. Кроме того, с позиции правоприменителя всегда лучше придерживаться правила, согласно которому лучше не наказать виновного, чем привлечь к ответственности невиновного. Это является ещё одним доводом в пользу применения ч. 3 в качестве квалифицирующего признака только ч. 2 ст. 183 УК РФ.

Помимо указанной проблемы достаточно противоречива позиция законодателя по вопросу субъекта преступления, где для ч. 1 указан общий субъект, а для ч. 2 — специальный. В случае совершения преступления в результате совокупности действий по собиранию и использованию (разглашению) лицо, не являющееся специальным субъектом, несет ответственность только за собирание, но не за использование или разглашение. Кроме того, если сбор сведений совершило одно лицо, а разглашение или использование — другое, также не являющееся специальным субъектом, то ответственность несет только лицо, собиравшее сведения.

Недостатки действующей законодательной конструкции очевидны. Их необходимо устранить на законодательном уровне. Для разрешения указанных противоречий предлагаю в ч. 1 ст. 183 УК РФ указать расширенный перечень запрещенных действий: «незаконные собирание, разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца».

А во второй части указать: «Те же действия, совершенные лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны по службе или работе или с использованием служебного положения». В этом случае ч. 2 являлась бы не отдельным составом, а квалифицирующим признаком преступления. Особо квалифицирующие признаки, указанные в ч.ч. 3,4 ст. 183 УК РФ, безусловно, относились бы к единому составу преступления. На практике это бы привело к единому правоприменению и исключило ненужные дискуссии.

Литература

3. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник / под общ. ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. — 3 изд., перераб. и доп. — М., 2014. — 784 с.

4. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2007. — 765 с.

10. Уголовное право Российской Федерации / С.В. Алексеев. — Ростов н/Д: Феникс, 2010. — 413 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Уголовное право. Особенная часть: учебник для бакалавров / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. — М.: Издательство Юрайт.2014. — 857 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *