Статья 336 РФ

1. Оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы —

наказывается ограничением по военной службе на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

2. Оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы —

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Комментарий к статье 336

Основной объект преступления — установленный порядок воинских уставных взаимоотношений. Дополнительный объект — честь и достоинство военнослужащего.

Статья 336 УК РФ, устанавливающая ответственность за оскорбление военнослужащего, является специальной нормой по отношению к ст. 130 УК РФ, предусматривающей ответственность за оскорбление.

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство — это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Объективная сторона преступления состоит в оскорблении одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы.

Оскорбление может быть осуществлено военнослужащим, равным оскорбляемому по должности или званию (ч. 1 ст. 336 УК РФ), подчиненным начальника или начальником подчиненного (ч. 2 ст. 336 УК РФ).

Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Унижение чести и достоинства означает негативную оценку личности, ее социальных, моральных, нравственных и других качеств, выраженную в действиях, которые не приняты в обществе (пощечина, плевок в лицо, толчок, срывание погон, других знаков различия и т.п.), дискредитацию личности в глазах окружающих.

Если военнослужащий в процессе оскорбления причиняет другому военнослужащему вред здоровью любой степени тяжести, содеянное перерастает в более тяжкое преступление и квалифицируется по соответствующей специальной норме.

Оскорбление может быть осуществлено любыми способами: словесно, жестами, письменно и т.д. Способ совершения преступления не влияет на наличие состава преступления.

Для рассматриваемого состава преступления необходимо, чтобы оскорбление было осуществлено во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы.

Место совершения преступления (например, на территории воинской части или за ее пределами) на квалификацию деяния не влияет. Не имеет значения для состава преступления и присутствие или отсутствие третьих лиц в момент оскорбления. Кроме того, оскорбление может быть совершено как в присутствии потерпевшего, так и в его отсутствие.

Время исполнения обязанностей военной службы определяется исходя из факта исполнения потерпевшим военнослужащим обязанностей в момент совершения преступления. Это может быть исполнение должностных обязанностей, исполнение приказа начальника, исполнение обязанностей дежурного, дневального и т.д.

В частности, в соответствии со ст. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в случаях:

а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов. Военнослужащие, являющиеся иностранными гражданами, участвуют в выполнении задач в условиях военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации и законодательством Российской Федерации;

б) исполнения должностных обязанностей;

в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда;

г) участия в учениях или походах кораблей;

д) выполнения приказа (приказания) или распоряжения, отданного командиром (начальником), и в других случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами (см. комментарий к ст. 333 УК РФ).

Объективная сторона преступления может быть выполнена и в иное время, но в этом случае для наличия состава преступления необходимо, чтобы оскорбление было совершено в связи с исполнением обязанностей военной службы, например из мести за их исполнение. Иными словами, мотивация поведения (оскорбления) должна быть связана с фактом исполнения потерпевшим обязанностей военной службы.

Оскорбление должно быть выражено в неприличной форме. Неприличная форма означает не только нецензурную брань или непристойные жесты, но и иные формы, которые находятся в противоречии с принятыми в обществе нормами поведения, например плевок в лицо, пощечина, уничижительная кличка и др.

По конструкции объективной стороны данное преступление является преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента совершения оскорбления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство другого военнослужащего, и желает этого. При нанесении оскорбления не в период исполнения потерпевшим обязанностей военной службы обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является его мотивация — связь с исполнением обязанностей военной службы.

Состав оскорбления военнослужащего по ряду признаков совпадает с составом нарушения уставных правил взаимоотношений (ст. 335 УК РФ), поскольку последнее деяние также связано с унижением чести и достоинства военнослужащего.

Разграничение между указанными составами можно провести по субъективной стороне, а именно по направленности умысла виновного. При оскорблении стремление унизить честь и человеческое достоинство потерпевшего является конечной целью противоправных действий. При этом сами такие действия не связаны с предъявлением к потерпевшему тех или иных требований, принуждением к нарушению обязанностей военной службы и т.д.

При нарушении уставных правил взаимоотношений унижение чести и достоинства потерпевших является средством (способом) достижения иных целей, в частности обеспечения себе облегченных условий службы, привилегированного положения в коллективе, подчинения своей воле сослуживцев и т.д.

Игнорирование этого различия влечет за собой неверную квалификацию преступления. Так, Т., проходя через контрольно-пропускной пункт части и увидев, что дневальный по КПП рядовой Г. находится в помещении, потребовал, чтобы последний нес службу у ворот части. За отказ выполнить данное требование Т. нанес потерпевшему один удар ребром ладони по лицу, не повлекший расстройства здоровья. Содеянное виновным с учетом объема примененного насилия было квалифицировано гарнизонным военным судом по ч. 1 ст. 336 УК РФ.

С такой юридической оценкой согласиться нельзя.

Хотя действия Т. и сопровождались унижением чести и достоинства потерпевшего, обусловлены они были не намерением оскорбить сослуживца, а недовольством его конкретной служебной деятельностью и стремлением добиться надлежащего исполнения обязанностей дневального по КПП. Поэтому содеянное подлежало квалификации по ч. 1 ст. 335 УК РФ. Что же касается унижения чести и достоинства потерпевшего, то оно явилось составной частью объективной стороны нарушения уставных правил взаимоотношений и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 336 УК РФ не требовало.

Субъект преступления специальный — военнослужащий, не состоящий в отношениях подчиненности с потерпевшим.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 336 УК РФ) предусматривает ответственность за оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы. Все иные признаки совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 336 УК РФ.

Любое оскорбление, в том числе и начальником подчиненного (ч. 2 ст. 336 УК РФ), с субъективной стороны характеризуется желанием унизить честь и достоинство потерпевшего. Если же умысел виновного выходит за эти пределы и направлен на причинение физической боли или вреда здоровью подчиненного в связи с недовольством его служебной деятельностью либо по иным мотивам, содеянное должно рассматриваться как должностное преступление.

Поскольку всякое насилие объективно одновременно унижает и оскорбляет потерпевшего, брать за основу разграничения названных составов всегда только признаки субъективной стороны не следует. Необходимо учитывать и объективный критерий. Оскорбление начальником подчиненного по своей объективной стороне, как правило, отличается от превышения должностных полномочий. Максимальный объем насилия при оскорблении ограничивается пощечиной или толчком, не повлекшими вреда здоровью потерпевшего. В случае причинения вреда здоровью любой степени тяжести содеянное образует состав превышения должностных полномочий.

Помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, основаниями прекращения трудового договора с педагогическим работником являются:

1) повторное в течение одного года грубое нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность;

2) применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника;

3) достижение предельного возраста для замещения соответствующей должности в соответствии со статьей 332 настоящего Кодекса;

4) утратил силу с 1 января 2015 г.

Комментарий к Ст. 336 ТК РФ

Настоящая статья, указывая на возможность прекращения трудового договора с педагогическим работником по инициативе работодателя и по иным основаниям, дополняющим общие основания, предусмотренные ст. 77 Трудового кодекса России для всех категорий работников (см. комментарий к данной статье), воспроизводит положения пп. 1 и 2 п. 4 ст. 56 Закона РФ «Об образовании», а также формулирует основания, вытекающие из ст. 332 ТК РФ.

Второй комментарий к Статье 336 Трудового кодекса

1. В новой редакции изменилась формулировка п. 3 данной статьи, и, кроме того, в нее включено новое дополнительное основание прекращения трудового договора с педагогическим работником.

2. Понятие грубого нарушения устава образовательного учреждения, очевидно, должно быть дано в самом уставе. В случае отсутствия в уставе данного понятия квалификация нарушения как грубого может производиться руководителем образовательного учреждения или иным органом, который также может быть указан в уставе.

3. Нуждается в соответствующем закреплении в уставе и процедура установления факта применения методов воспитания, связанных с физическим или психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника. Без надлежащего оформления доказательств данного основания для увольнения такое увольнение может быть признано незаконным.

4. Прекращение трудового договора в связи с достижением педагогическим работником, занимающим указанные должности, возраста 65 лет возможно только в случае, если данный работник не дал согласия на перевод на иную должность, соответствующую его квалификации (см. комментарий к ст. 332 ТК РФ).

5. Законодатель предусматривает новое дополнительное основание прекращения трудового договора, в котором по существу объединяет два разных юридических факта: неизбрание по конкурсу и истечение срока избрания по конкурсу. Очевидно, при применении данного основания возникнет необходимость отграничения одного юридического факта от другого, и при внесении в трудовую книжку соответствующей записи о прекращении трудового договора работодатель вынужден будет указывать лишь один из этих юридических фактов, поскольку одновременно они возникнуть не могут.

о непозволительном расширительном применении ст. 1 Протокола № 1 Конвенции. Это относится к налоговым и таможенным спорам, спорам в связи с поступлением на государственную службу, продвижением по службе и увольнением, относительно санкций за нарушения законодательства о выборах и многое другое . Высказанные правовые позиции небезосновательны и требуют от Европейского Суда и от Конституционного Суда РФ более четких критериев для определения объектов, способных формировать имущество субъекта права, а также прав и интересов, подпадающих под юридическую защиту понятия «имущество», «имущественные отношения», и как следствие — более емкое содержание института собственности.

список литературы

1. Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г. http://dallakian.narod.ru/vsdprav/ vsdprav.htm

3. Конституция Российской Федерации. М.: ООО «ВИТРЕМ», 2001. 47 с.

4. Лаптев П.А. Прецеденты Европейского Суда по правам человека и российская судебная практика // Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 2002. № 2. С. 46-47.

7. Современный мир и судебная защита имущества в практике Европейского Суда: вчера, сегодня, завтра // Юрист. № 10. 2003. С. 28-32.

УДК 34(С)5

клевета и оскорбление, направленные на специальных субъектов

Д. А. ЩЕГОЛИХИН

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра уголовного права и уголовного процесса

В статье рассматриваются составы преступлений, связанные с клеветой или оскорблением в отношении специальных субъектов: судей, присяжных заседателей, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, представителя власти, военнослужащего. Рассматриваемые статьи (ст. 297, 298, 317, 336 УК РФ) предусматривают более суровое наказание по сравнению с общими положениями о клевете или оскорблении, предусмотренными в ст. 129, 130 УК РФ. Кроме специального субъекта имеются отличия и в признаках объективной и субъективной стороны, а также в объекте преступления. Изучению данных особенностей и посвящена данная статья.

В доктрине уголовного права достаточно подробно изучен вопрос о таких составах преступлений как клевета и оскорбление. Однако, кроме этого, УК РФ предусматривает наказание за клевету и оскорбление, направленные на специальных субъектов: судей, присяжных заседателей, прокурора, следователя, лиц, производящих дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, представителя власти, военнослужащего. Представляется актуальным проведение исследования данных составов преступлений.

Общественная опасность неуважения к суду (ст. 297 Ук РФ) состоит в том, что в результате оскорбительных действий по отношению к судьям, присяжным заседателям, участникам судебного разбирательства или иным лицам, принимающим участие в отправлении правосудия во время судебного заседания, создается обстановка, мешающая всесторонне, полно и объективно устанавливать истину по делу, подрывается авторитет суда, наносит моральный вред потерпевшим.

Основным объектом выступают общественные отношения, регулирующие нормальную деятельность

суда по осуществлению правосудия. Дополнительный объект — отношения, обеспечивающие честь и достоинство лиц, в отношении которых было совершено преступное посягательство.

Потерпевший — участник судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ) либо судья, присяжный заседатель или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ). В соответствии с УПК РФ в качестве участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ) могут выступать: прокурор, следователь, дознаватель, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

В соответствии с нормами гражданско-процессуального законодательства участниками процесса являются: истец и ответчик, прокурор, представитель общественной организации или трудового коллектива, эксперт, переводчик, третьи лица, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по делу, заявители и другие заинтересован-

лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде либо в связи с производством предварительного расследования, исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта. При отсутствии мотивационной связи клеветы с деятельностью лиц, указанных в статье, не образуется состава преступления. Действия виновного в данном случае необходимо квалифицировать по ст. 129 УК РФ.

По конструкции преступление является формальным и считается оконченным с момента распространения (сообщения) виновным клеветнической информации хотя бы одному лицу в любой форме.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком рассматриваемого преступления являются мотив и цель: а) мотив -месть за деятельность, связанную с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, недовольство решением суда или иного судебного акта, в связи с рассмотрением материалов в суде; б) цель — компрометация, дискредитация лиц, указанных в ч. 1 и 2 ст. 298 УК РФ.

данное преступление необходимо отграничивать от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ). Ложный донос направляется, как правило, в органы, имеющие право возбуждать уголовные дела; клеветнические сведения распространяются среди граждан или направляются в иные учреждения и организации. Цель ложного доноса — привлечение невиновного лица к уголовной ответственности, а при клевете — опорочить честь и достоинство, подорвать его деловую репутацию.

Как отмечает Ю. М. Ткачевский, клевета направлена на опорочивание чести и репутации личности, а ложный донос — на возбуждение уголовного дела, т. е. это преступление против правосудия .

В ч. 3 ст. 298 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак — клевета, соединенная с обвинением лиц в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

общественная опасность оскорбления представителя власти (ст. 319 ук рФ) состоит в том, что оно подрывает авторитет органов власти, препятствует осуществлению нормальной деятельности представителя власти.

основной объект — общественные отношения, регулирующие установленную законом деятельность органов власти и ее авторитет. дополнительный объект — честь и достоинство представителя власти. Потерпевшими при совершении данного преступления являются представители власти.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В качестве потерпевших в примечании к ст. 318 УК РФ законодатель называет представителей власти -должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, во-первых, наделенное распорядительными полномочиями, во-вторых, полномочия которого распространяются на лиц, не находящихся от него в судебной зависимости.

Под распорядительными полномочиями понимается наделение правом лица принимать решения в пределах своей компетенции и установленных функций, обязательные для исполнения другими должностными лицами и гражданами, независимо от их подчиненности и ведомственной принадлежности.

К контролирующим органам относятся работники контрольных органов Президента РФ, главы администраций субъектов РФ, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений: работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, рыбоохраны, государственной лесной охраны, санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов РФ и финансовых органов субъектов РФ, государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений и т. д.

объективная сторона выражается в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Под оскорблением необходимо понимать совершение действий или высказываний, направленных на умышленное унижение чести и профессионального, служебного достоинства представителя власти.

Публичное совершение действий — это совершение их в учреждениях или общественных местах (при большом скоплении народа, улицах, стадионах, площадях и т.п.) с использованием средств массовой информации либо в присутствии хотя бы одного постороннего лица. оскорбление может быть как в присутствии самого лица, так и в его отсутствие.

оскорбление, высказанное в адрес государственного органа, организации, учреждения в целом, а не конкретно его представителя, не образует состав ст. 318 УК РФ. Публичное оскорбление представителя власти на почве личных неприязненных отношений, высказанное в период, когда лицо не исполняло свои обязанности, а равно оскорбление представителя власти, выраженное не публично, не может квалифицироваться по ст. 318 УК РФ. действия виновного следует квалифицировать по ст. 130 УК РФ.

оскорбительными признаются лишь действия и высказывания в неприличной форме. Неприличным признается поведение, которое явно выходит за установленные общепринятые в обществе правила взаимного отношения между людьми. объективные критические замечания, высказанные в адрес представителя власти, сделанные в приличной форме, не образуют рассматриваемого преступления.

Состав — формальный, преступление признается оконченным в момент высказывания публичных оскорблений представителю власти при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи с их исполнением. Наступление в результате оскорбления

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ • Сектор молодых ученых • № 3 (7) 2007 г.

последствий находится за рамками анализируемого состава преступления и может быть учтено при назначении наказания.

Субъект преступления — общий, т. е. лицо, достигшее 16 лет. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

Оскорбление одним военнослужащим другого является преступлением, направленным против воинской чести и достоинства личности военнослужащего и отнесено к преступлениям небольшой тяжести (ст.15 УК РФ).

Непосредственным объектом посягательства является закрепленный в законах, уставах, иных военно-правовых актах порядок взаимоотношений между военнослужащими , составной частью которого является нормативно урегулированный порядок соблюдения их воинской чести (основной объект) и уважения личного достоинства (дополнительный объект).

Рассматриваемое деяние затрагивает не только и не столько честь и достоинство личности, сколько авторитет государственной власти, носителем которой является военнослужащий во время исполнения своих служебных обязанностей или в связи с ними. Тем самым нарушается и порядок прохождения (несения) военной службы (родовой объект уголовно-правовой охраны) .

В отличие от прежней ст. 243 УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за оскорбление насильственным действием подчиненным начальника или начальником подчиненного, ст. 336 УК РФ содержит два самостоятельных состава, учитывающих служебное положение виновного и потерпевшего, и не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны применение при оскорблении насильственных действий.

С точки зрения субъектного состава рассматриваемая статья по существу содержит две равнозначные нормы.

По ч. 1 ст. 336 УК РФ подлежат ответственности за оскорбление военнослужащие, не состоящие между собой в отношениях подчиненности. Нарушение с их стороны уставных правил взаимоотношений, подпадающее под признаки ст. 335 УК РФ и сопровождающееся оскорблением военнослужащих, не требует дополнительной квалификации содеянного по ст. 336 УК РФ. Это связано с тем, что унижение чести и достоинства потерпевших является одним из альтернативных конструктивных признаков ст. 335 УК РФ, т. е. способом совершения более тяжкого преступления.

По ч. 2 ст. 336 УК РФ субъектами преступления могут являться как начальники, оскорбляющие подчиненных, так и подчиненные, совершающие оскорбление при рассмотренных аналогичных объективных и субъективных обстоятельствах начальников. Выход действий подчиненных за пределы оскорбления может быть оценен по ст. 334 УК РФ как насильственные действия начальника, а превышение полномочий начальника может образовывать иной, более тяжкий состав должностного преступления (ст. 286 УК РФ).

Таким образом, уголовный закон одинаково защищает честь и достоинство как начальников от посяга-

тельств подчиненных, так и подчиненных от посягательств начальников, что соответствует требованиям уставов и в целом военного законодательства .

Вместе с тем диспозиции обеих частей ст. 336 УК РФ содержание объективной стороны состава данного преступления не раскрывают. В целях его уяснения следует обратиться к общей норме — ст. 130 УК РФ, в общем виде определяющей оскорбление как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Статья 336 УК РФ, сохраняя смежные признаки с общей нормой — ст. 130 УК РФ, является по отношению к ней нормой специальной в силу специфики трех элементов: объекта, субъекта и субъективной стороны.

С учетом изложенного следует полагать, что с объективной стороны воинское оскорбление также может быть выражено как устно, на словах, так и с применением различного рода ненасильственных действий, жестов, носящих оскорбительный характер. Опасность действий должна быть незначительной, не перерастающей в насилие, и может выражаться, например, в срывании головного убора, погон, других знаков различия, плевках, толчках, пощечине, не повлекших причинения вреда здоровью потерпевшего и не являющихся побоями либо издевательствами .

Если субъект в процессе оскорбления причиняет другому субъекту вред здоровью любого вида, то содеянное перерастает в более тяжкое воинское преступление и должно квалифицироваться по соответствующей норме (ст. ст. 333, 334 УК РФ и др.) Дважды же наказывать за одно деяние недопустимо, так как это противоречит Конституции Российской Федерации.

При разграничении оскорбления, насильственных действий в отношении начальника и других преступлений против военной службы, связанных с применением военнослужащими насилия, необходимо иметь в виду, что по ст. 334 и ч. 2 ст. 336 УК РФ могут быть квалифицированы противоправные действия лица, состоящего с потерпевшим в отношениях подчиненности. В случае равенства подсудимого и потерпевшего по служебному положению содеянное виновным подлежит квалификации по другим статьям гл.33 УК РФ.

Неприличная форма воинского оскорбления состоит в унижении чести и достоинства в циничных выражениях или действиях, противоречащих общепринятым нормам нравственности, элементарным требованиям морали, этики, в том числе их воинских аспектов. При этом воинское (как и общеуголовное) оскорбление может быть совершено как публично, так и непублично (в средствах массовой информации и т. п.).

Действия, высказывания, жесты и т. п., унижающие честь и достоинство личности, могут быть основаны и на фактах, обстоятельствах, относящихся к потерпевшему. Однако выраженные в неприличной форме, они образуют состав рассматриваемого преступления.

Обязательным признаком воинского оскорбления является совершение подпадающих под него действий во время или в связи с исполнением обязанностей по военной службе. Указанные признаки (и их огра-

ничительное, а не расширительное толкование) тождественны аналогичным признакам, содержащимся в ст. 334 УК РФ об ответственности за насильственные действия в отношении начальника.

Необходимо отметить, что предусмотренное в ст. 336 УК РФ воинское оскорбление является специальным случаем нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими . Действия, выходящие по объему насилия за пределы воинского оскорбления, с учетом совокупности объективных и субъективных признаков могут быть квалифицированы по иным, более тяжким составам преступлений против военной службы (например, по ст. ст. 334, 335 УК РФ).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С субъективной стороны преступления данной категории характеризуются прямым умыслом, направленным на нарушение отношений подчиненности. Поэтому при рассмотрении таких дел в каждом случае необходимо устанавливать, сознавал ли виновный, что его противоправные действия направлены именно против начальника. При отсутствии такой осведомленности квалификация как по ст. 334, так и по ч. 2 ст. 336 УК РФ исключается.

Оскорбление (ст. 336 УК РФ) с субъективной стороны также характеризуется специальной презу-мируемой (т. е. подразумеваемой) целью виновного унизить честь и достоинство другого военнослужаще-

го во время или в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы по мотивам служебного, а в первом случае — и иного, в том числе личного, характера .

Таким образом, преступления, предусмотренные статьями 297, 298, 317, 336 УК РФ обладают некоторыми особенностями по сравнению с общими составами клеветы (ст. 129 УК РФ) и оскорбления (ст. 130 УК РФ).

список литературы

1. Ахметшин Х. М. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений // Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы: Учебник / Под ред. H.A. Петухова. М., 1999. С. 110.

2. Ткачевский Ю. М. Уголовная ответственность за клевету // Законодательство. 1999. № 11. С. 66.

4. Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими // Обзоры судебной практики военных судов Российской Федерации по уголовным делам (1996-2001 гг.) / Под ред. H.A. Петухова, А. Т. Уколова. М., 2002. С. 18.

5. Преступления против военной службы: Учебник для вузов / Под ред. H.A. Петухова. М., 2002. С. 44.

УДК 34(С)4

коллизии и пробелы компенсации морального вреда

Д. А. ЩЕГОЛИХИН

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра гражданского права и гражданского процесса

В настоящее время нередки случаи нарушения гражданских прав, в связи с этим важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещения причиненного вреда. В гражданском праве под вредом понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным. В зависимости от того, чему причинен вред, он может быть моральным и материальным. В силу специфической природы морального вреда в современном законодательстве имеются некоторые коллизии и пробелы. Их изучению и выработке рекомендаций по их устранению посвящена данная работа.

Несмотря на довольно обширную законодательную базу, регулирующую институт компенсации морального вреда, в отечественной правовой доктрине по-прежнему нет единого мнения относительно сущности морального вреда, в нормах права содержатся некоторые противоречия, налицо пробелы в праве. Кроме того, следует внести некоторые изменения в существующие нормативные акты с целью совершенствования и повышения эффективности данного средства защиты прав и интересов граждан.

Специфика понятия «моральный вред» и относительная новизна института компенсации морального вреда в российском гражданском праве объясняют наличие множества дискуссионных проблем, связанных с компенсацией морального вреда. Чтобы подробно рассмотреть их, необходимы многолетнее и кропотливое изучение современного и предшествующего за-

конодательства, анализ судебной практики по данной категории дел, выявление наиболее распространенных в российской правовой доктрине подходов к рассматриваемой проблеме.

Гражданский кодекс РФ — основной законодательный акт, регулирующий вопросы компенсации морального вреда, — в ст. 151 очень кратко определил моральный вред как «физические или нравственные страдания». В чем заключаются и чем могут быть вызваны эти страдания, законодательно не закреплено. Тем не менее, практика требует более четкого и ясного определения.

В связи с этим содержанию морального вреда уделил внимание Пленум Верховного Суда РФ, который в Постановлении № 10 от 20.12.1994 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», указал, что «под моральным вредом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *