Судебная практика по субсидиарной ответственности

28 июня 2017 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) – ст. 3 дополнена п. 3.1, согласно которой контролирующие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за неисполнение обязательств ООО, исключенного из ЕГРЮЛ, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно. Привлечение к субсидиарной ответственности в указанном случае осуществляется по заявлению кредитора.

Указанные положения распространяются на контролирующих лиц ООО, указанных в п. 1-3 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ, т. е.:

— руководителя единоличного исполнительного органа (генерального директора);

— членов коллегиальных органов управления (совета директоров, наблюдательного совета);

— иных лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица и возможность давать указания, в т. ч. учредителей (участников) общества.

При этом, указанные положения Закона об ООО не обуславливают привлечение к субсидиарной ответственности необходимостью введения в отношении ООО процедуры банкротства и ее последующего завершения/прекращения. Следовательно, рассматриваемый вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности напрямую не регулируется положениями гл. III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Условия привлечения к субсидиарной ответственности

Порядок привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО регулируется положениями ст. 399 Гражданского кодекса РФ, согласно п. 1 которой принципом субсидиарной ответственности является ее дополнительный характер. Привлечение к субсидиарной ответственности возможно лишь при отказе основного должника удовлетворить требования кредитора либо при неполучении кредитором удовлетворения в разумный срок.

В силу прямого указания п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, последствия исключения ООО из ЕГРЮЛ приравнены к последствиям отказа основного должника от исполнения обязательства. Следовательно, сам факт исключения из ЕГРЮЛ влечет возникновение у кредитора права на предъявление требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Таким образом, условиями привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО, согласно п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, являются следующие:

1) наличие у кредитора неисполненных требований к ООО (основному должнику);

2) исключение ООО из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;

3) неразумность или недобросовестность действий контролирующих лиц ООО;

4) причинно-следственная связь между действиями контролирующих лиц и наступлением неисполнением требований (наступлением убытков) кредитора.

При наличии совокупности указанных условий контролирующие лица ООО могут быть привлечены к субсидиарной ответственности.

Отрицательная судебная практика по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности

В настоящее время формируется судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лицо ООО, исключенного из ЕГРЮЛ. При этом практика судов даже на уровне кассационной инстанции довольно противоречива. В следующих случаях кредиторам может быть отказано в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

1. Бездействие кредитора – непринятие мер по принудительному исполнению судебного акта (в т. ч. путем возбуждения дела о банкротстве должника), отсутствие возражений относительно предстоящего исключения из ЕГРЮЛ и последующее необжалование такого исключения могут повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Так, Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 № Ф03-1437/2019 по делу № А73-14144/2018 отказано в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и одновременно учредителя общества. Мотивом такого отказа судов по существу являлось бездействие кредитора, который не обращался за принудительным исполнением судебного акта, а также не заявил возражений относительно исключения общества из ЕГРЮЛ (исключение состоялось с третьей попытки, при первых двух кредитор заявил возражения). При этом хозяйственная деятельность общества была фактически прекращена еще до взыскания с него задолженности. Суд посчитал, что причинно-следственная связь между действиями директора/участника и убытками кредитора в указанном случае отсутствует.

В Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2019 № Ф07-8075/2019 по делу № А05-7712/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и участника общества к субсидиарной ответственности, суд указал на отсутствие доказательств невозможности исполнения обязательств, обусловленной недобросовестными или неразумными действиями контролирующего лица. При этом суд указал, что у кредитора имелась как возможность обратиться с заявлением о банкротстве должника, так и возможность заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, которыми кредитор не воспользовался.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.05.2019 № Ф08-2884/2019 по делу № А53-23387/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и бывшего участника общества к субсидиарной ответственности, суд руководствовался тем, что кредитор не заявил возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, а впоследствии не обжаловал решение регистрирующего органа.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 02.12.2019 № Ф05-20922/2019 по делу № А40-127041/2019 отказано в привлечении нескольких бывших директоров и одновременно бывших участников общества. Суд указал, что кредитор был вправе заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, однако своим правом не воспользовался и избрал ненадлежащий способ защиты права. Одновременно суд констатировал неприменимость положений Закона о банкротстве к рассматриваемому спору.

В Постановлении от 08.08.2019 № Ф05-11788/2019 по делу № А40-118477/2018 Арбитражный суд Московского округа отменил решение и апелляционное постановление и отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал, что кредитором не представлен судебный акт о взыскании задолженности с должника, подлежащий принудительному исполнению. На этом основании суд указал на отсутствие у кредитора права на обращение в суд, сославшись на положения ст. 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве. Положения п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО суд посчитал неприменимыми, поскольку обстоятельства, влекущие субсидиарную ответственность, возникли до вступления в силу изменений в Закон об ООО.

2. Недоказанность неразумности и/или недобросовестности действий контролирующих лиц должника (в т. ч. при неопровержении кредитором презумпции добросовестности) может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.12.2019 № Ф07-15059/2019 по делу № А56-156716/2018 отказано в привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности. Суд указал, что неисполнение руководителем юридического лица обязанности представлять отчетность само по себе не находится в причинно-следственной связи с неисполнением гражданско-правового обязательства перед кредитором, а также не является достаточным основанием для квалификации поведения лица, имеющего возможность определять действия юридического лица, как неразумного или недобросовестного.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 18.06.2019 № Ф08-4353/2019 по делу № А63-6986/2018 посчитал недоказанным неразумность или недобросовестность действий бывшего директора общества, указав, что решение о ликвидации общества не принималось, ликвидационный баланс не составлялся и общество исключено из ЕГРЮЛ регистрирующим органом.

В Постановлении от 27.05.2019 № Ф07-4324/2019 по делу № А56-77064/2018 Арбитражного суда Северо-Западного округа отклонены доводы кредитора о том, что должник был обязан обратиться с заявлением о собственном банкротстве, что является недобросовестными действиями. Суд указал, что обязательства кредитора возникли ранее даты возникновения у директора обязанности обратиться в суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом), в связи с чем привлечение директора к субсидиарной ответственности по указанному основанию невозможно.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении от 11.07.2019 № Ф04-2984/2019 по делу № А75-12492/2018 отказал в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора и бывших участников общества. Суд сослался на недоказанность умысла указанных лиц, направленного на исключение общества из ЕГРЮЛ, а также презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ), которая не была опровергнута. Окружной суд также согласился с выводами апелляционного суда о том, что привлечение к субсидиарной ответственности со ссылкой на положения Закона о банкротстве возможно лишь в отдельных случаях, предусмотренных Законом о банкротстве.

3. Отсутствие причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и убытками кредитора может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 24.04.2019 № Ф05-5127/2019 по делу № А40-204199/2018 отказано в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал на недоказанность возникновения невозможности погашения задолженности вследствие действий бывшего директора, а также тех обстоятельств, что при наличии достаточных денежных средств (имущества) руководитель общества уклонялся от погашения задолженности перед истцом, скрывал имущество должника и т. д. Выводы суда в указанной части сводятся к отсутствию причинно-следственной связи. Также суд посчитал недоказанными обстоятельства, являющиеся в силу ч. 1 ст. 9 Закона о банкротстве основанием для обязательного обращения руководителя должника с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом). Кроме того, суд указал на отсутствие со стороны кредитора возражений относительно исключения должника из ЕГРЮЛ, а также необжалование кредитором такого исключения.

4. Недоказанность потенциальной возможности погашения задолженности должником может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд Уральского округа Постановлением от 24.09.2019 № Ф09-6179/19 по делу № А60-73772/2018 отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд обосновал свои выводы тем, что руководителем решение о ликвидации общества не принималось, доказательств того, что при наличии у общества достаточных денежных средств он предпринимал действия по уклонению от погашения задолженности, скрывал имущество, выводил активы, не представлено.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 21.05.2019 № Ф05-6132/2019 по делу № А40-158888/2018 применил презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ), а также указал, что истцом не доказано, что действия ответчика могли привести к погашению задолженности. Суд также прямо указал, что неисполнение обязанности по подаче заявления о признании банкротом общества не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по его долгам перед третьими лицами, так как такое основание законом не предусмотрено.

5. Недоказанность уклонения от погашения задолженности перед кредитором, сокрытия имущества, вывода активов, и т. д. может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

В Постановлении от 17.07.2019 № Ф09-3349/19 по делу № А60-27247/2018 Арбитражной суд Уральского округа, отказывая в привлечении бывших директора и участников общества к субсидиарной ответственности, указал на недоказанность того, что при наличии достаточных денежных средств ответчики уклонялись от погашения задолженности перед истцом, скрывали имущество общества, выводили активы. Суд также сделал вывод, что наличие непогашенной задолженности само по себе не является бесспорным доказательством вины бывших директора и участников должника в неуплате долга, равно как свидетельствовать об их недобросовестном или неразумном поведении, повлекшем неуплату этого долга.

Положительная судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности

Судебной практикой, в качестве оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, признаются следующие неразумные и/или недобросовестные действия контролирующих лиц.

1. Принятие обществом на себя обязательств с заведомой целью неисполнения.

Так, Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.05.2019 № Ф02-887/2019 по делу № А33-16563/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего генерального директора и бывшего участника общества (доля участия – 55 %) к субсидиарной ответственности. Суд установил, что общество систематически принимало на себя обязательства, которые заведомо не собиралось исполнять. При этом меры по обращению в суд с заявлением о признании общества банкротом не предпринимались.

2. Непринятие мер по погашению задолженности либо целенаправленный уход от ее погашения (в т. ч. вывод активов общества).

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 05.12.2019 № Ф09-8539/19 по делу № А50-37422/2018 указал, что должником меры по погашению задолженности перед кредиторами не были приняты, несмотря на то, что бывшие руководители должника знали о наличии задолженности и имели достаточные для ее погашения активы. Суд отметил, что неприменимость положений п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО (которые на момент возникновения обстоятельств, влекущих субсидиарную ответственность, не вступили в силу), не исключает применения общих положений о возмещении убытков (ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ) исходя из направленности материально-правового интереса истца.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2019 № Ф09-4555/19 по делу № А60-20369/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности, поскольку имел место вывод активов (дебиторской задолженности) должника путем уступки, а полученные денежные средства не направлены на погашение задолженности перед кредитором. Суд признал, что действия директора должника не могут быть признаны разумными и добросовестными и находятся в причинно-следственной связи с убытками кредитора.

3. В исключительных случаях основанием для субсидиарной ответственности может признаваться фактическое прекращение деятельности с целью принудительного исключения общества из ЕГРЮЛ в обход обычных процедур – ликвидации или банкротства: непредоставление отчетности и отсутствие движения денежных средств по банковским счетам, передача бизнеса «номинальным» лицам (участникам и/или директору) и т. п.).

Данное основание субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц является весьма спорным. Действия (бездействие) контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности общества и его исключение из ЕГРЮЛ, необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора, даже если они (действия) являются неразумными и/или недобросовестными.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 31.07.2019 № Ф06-49820/2019 по делу № А65-27181/2018 бывший директор и бывший участник общества привлечены к субсидиарной ответственности. Удовлетворяя требования, суд установил, что контролирующие лица намеренно не представляли отчетность и закрыли банковские счета общества. При этом, такие лица не могли не знать о необходимости представления отчетности, в связи с чем их действия относится либо к неразумным, либо к недобросовестным. Суд также указал, что если общество намерено прекратить деятельность, такое прекращение происходило бы через процедуру ликвидации с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств – через процедуру банкротства.

В Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 26.11.2019 № Ф06-54270/2019 по делу № А55-32550/2018. Суд указал, что действия контролирующих лиц должника, выразившихся в непредоставлении отчетности и отсутствии движения денежных средств по банковским счетам, противоречат основной цели деятельности коммерческой организации.

Арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 05.11.2019 по делу № А21-15124/2018, удовлетворяя требования о привлечении бывшего руководителя и участника общества к субсидиарной ответственности, указал, что руководитель должника признается действующим неразумно и недобросовестно, если не обращается с заявлением о банкротстве должника, будучи осведомленным, что последний не в состоянии исполнить требования перед кредиторами. Должник вступил в процедуру ликвидации, о чем руководитель должника не мог не быть осведомлен, однако каких-либо действий по прекращению данной процедуры не принял.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.10.2019 № Ф07-8998/2019 по делу № А05-13104/2018 бывший директор и участник общества привлечен к субсидиарной ответственности. Удовлетворяя требования, суд указал, что доведение директором общества до состояния, когда оно не отвечает признакам действующего юридического лица, может свидетельствовать о намерении прекратить деятельность общества в обход установленной законодательством процедуре ликвидации (банкротства). Действующая судебная практика исходит из того, что указанные обстоятельства нельзя признать нормальной деятельностью юридического лица, а действия директора противоречат основной цели деятельности коммерческой организации. Кроме того, неисполнение судебного акта может свидетельствовать о недобросовестном поведении директора.

Некоторые из указанных судебных дел попали в поле зрения Верховного суда РФ — № А65-27181/2018 и № А21-15124/2018.

Определением Верховного суда РФ № 306-ЭС19-18285 от 30.01.2020 по делу № А65-27181/2018 отменены судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (по настоящее время не рассмотрено). Верховный суд РФ отметил, что само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств, не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с названной нормой. Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) лиц, указанных в п. 1 — 3 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ, привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически к доведению до банкротства. Однако указанные обстоятельства судами не исследовались.

В рамках второго дела Верховный суд РФ поддержал ранее высказанную позицию о том, что само по себе исключение юридического лица из реестра не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Поскольку в рамках данного дела вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами не исследовался, Верховным судом РФ судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вопрос о привлечении контролирующих лиц общества к субсидиарной ответственности, безусловно, должен решаться в зависимости от квалификации действий таких лиц в качестве неразумных и/или недобросовестных, т. е. на основании критериев, указанных в п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО.

Действия контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности и исключение общества из ЕГРЮЛ, могут являться неразумными и/или недобросовестными. Однако такие действия необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора и сами по себе не являются достаточным основанием для субсидиарной ответственности.

Представляется верной позиция Верховного суда РФ, согласно которой обязательным условием привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности является совершение таких недобросовестных и/или неразумных действий, которые повлекли доведение общества до банкротства.

Сомнительны также выводы судов об обязательном заявлении кредитором возражений относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ либо последующем обязательном обжаловании такого исключения. Выбор способа защиты права принадлежит кредитору, который вправе либо не допустить (отменить) исключение должника из ЕГРЮЛ и обратиться с заявлением о его банкротстве, либо, в случае исключения из ЕГРЮЛ, – обратиться впоследствии с иском о привлечении к субсидиарной ответственности. В противном случае положения п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ общества были бы лишены всякого смысла.

Действия контролирующих должника лиц по уклонению от банкротства (неподаче заявления должника о его банкротстве) даже при отсутствии оснований для субсидиарной ответственности являются противоправным. При подаче контролирующими лицами заявления о банкротстве должника, на таких лиц были бы возложены расходы на финансирование процедуры банкротства. В случае если с заявлением о банкротстве должника обращается кредитор, указанные расходы возлагаются на него, а не контролирующих лиц, что влечет возникновение убытков кредитора. Следовательно, понесенные кредитором расходы на финансирование процедуры банкротства могут быть взысканы с контролирующих должника лиц в порядке возмещения убытков (ст. 15 Гражданского кодекса РФ).

В процессе ведения дела о банкротстве важным понятием является «субсидиарная ответственность». Привлечение к субсидиарной ответственности хоть и является исключительной мерой ответственности, однако это очень действенный механизм для пополнения конкурсной массы.
В настоящее время практически нет дел о банкротстве, в которых контролирующих должника лиц не пытаются привлечь к субсидиарной ответственности. В связи с этим, важно определить, кого же можно привлечь к субсидиарке, кто такое контролирующее должника лицо?
Как следует из ст. 61.10 Закона о банкротства контролирующим должника лицом признается такое лицо, которое имеет право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. О том, кого же судебная практика признает контролирующим должника лицом, – юрист и обозреватель ДОЛГ.РФ Майя Гаврилова.

Реальный бенефициар

Реальный бенефициар, безусловно, признается судами в качестве контролирующего должника лица.Однако конечный владелец компании, не имеющий формальных полномочий, как правильно отмечают суды, не заинтересован в раскрытии своего статуса по отношению к должнику.
В связи с этим, судам необходимо определять наличие статуса контролирующего должника лица на основании косвенных доказательств, представленных заявителем. Задача арбитражного управляющего или иного лица, который обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности, проанализировать деятельность предполагаемых контролирующих должника лиц по отношению к должнику и представить в суд как можно большее количество доказательств.
Интересные кейсы о признании реальных бенефициаров компании контролирующими должника лицами: Постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2012 по делу № А60-1260/2009 (дело Максимова), Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2018 № 302-ЭС14-1472 (4,5,7) по делу № А33-1677/2013 (дело ООО «ИНКОМ»).

Жена и дети руководителя компании

Суд в деле ООО «Альянс» привлек к субсидиарной ответственности жену генерального директора. Однако лишь постольку, поскольку она участвовала в деятельности компании и оказывала на нее влияние.
По этому основанию детей не признали контролирующими должника лицами, ведь они не могли влиять на совершение в их пользу сделок по дарению имущества компании в силу возраста. Такие сделки были признаны недействительными судом. (Определение Верховного суда РФ от 23.12.2019 №305-ЭС19-13326 по делу № А40-131425/2016).

Юрист компании

В нашумевшем деле о банкротстве «Уральской плодоовощной компании» (№ А76-22330/2018) кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности юриста, которая оказывала правовые услуги должнику, его директору и учредителю.До настоящего момента обособленный спор судом не рассмотрен.
На мой взгляд, для юристов нет оснований опасаться привлечения к субсидиарной ответственности, если они не принимали решения по ключевым моментам деятельности должника.
Судебная практика сводится к тому, что в первую очередь при установлении статуса контролирующего должника лица рассматривается возможность оказать влияние на деятельность должника, было ли такое влияние оказано и привели ли действия конкретного контролирующего должника лица к банкротству.
Таким образом, как стороне «нападения» — заявителю о привлечении к субсидиарной ответственности, так и стороне защиты – предполагаемому контролирующему должника лицу, следует провести тщательный анализ совершенных действий по отношению к должнику и степень оказываемого влияния в отношение каждого привлекаемого лица.
Исходя из конкретных совершенных действий, следует продумать стратегию нападения и защиты, проанализировав имеющуюся судебную практику.

Майя Гаврилова

Надо признать, что на сегодняшний день у налоговых органов есть три способа защитить интересы государства: подать заявление о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности, то есть возложить долги компании перед бюджетом на директора; заявить иск о возмещении причиненного ущерба даже в том случае, если в рамках уголовного дела суд не вынесет обвинительный приговор либо освободит руководителя компании от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям; либо привлечь директора-должника к ответственности по общим нормам об ответственности за причинение убытков. Ввиду вышесказанного увеличивается риск того, что директору компании придется платить за фискальные правонарушения фирмы из своего кармана.

Новое право

С 30 июня 2013 года налоговый орган получил право требовать привлечения к субсидиарной ответственности руководителей компаний-должников. Соответствующий механизм позволил проверяющим получать дополнительную гарантию удовлетворения своих требований в делах о банкротстве. Однако воспользоваться предоставленным правом инспекторы могут в случае превышения 50 процентов от общей суммы задолженности перед кредиторами по денежным обязательствам.

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности генерального директора по налоговым долгам, ревизорам необходимо доказать, что банкротство возникло непосредственно из-за неправомерных действий руководителя. Такие действия могут выражаться в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо не способным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, и так далее.

Суровые решения

В деле, рассмотренном Арбитражным судом Дальневосточного округа, руководителя должника привлекли к субсидиарной ответственности в размере 11 млн рублей, поскольку неправомерные действия директора при работе с контрагентами привели компанию к неблагоприятным финансовым последствиям в виде доначисления налога на прибыль, НДС, пеней и штрафов (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 31 октября 2017 г. по делу № А16-73/2015).

В другом деле, разрешая спор, суд привлек двух бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности в размере более 270 млн рублей (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 августа 2017 г. по делу № А11-5974/2014) по налоговым долгам компании, так как последними была организована незаконная схема ухода от налогообложения, а именно был создан искусственный механизм формирования затрат на приобретение работ (услуг) от недобросовестных контрагентов.

Считая обоснованным привлечение бывшего руководителя общества к субсидиарной ответственности в размере 12,5 млн рублей, суд исходил из того, что в ходе проведения налоговой проверки ответчик сложил полномочия директора должника, вышел из состава учредителей, общество изменило место регистрации. После смены руководства должником не совершалось каких-либо хозяйственных операций, вместе с тем бывший учредитель и директор продолжал контролировать его деятельность, имея доступ к банковским операциям и электронной подписи для подачи документов бухгалтерской отчетности, а значит, не утратил корпоративный контроль над ее деятельностью (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 марта 2016 г. по делу № А50-15205/2013).

В другом деле уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности в размере 470 млн рублей. Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что действия по осуществлению предпринимательской деятельности без регистрации, связанной с систематическим переводом денежных средств из безналичной формы в наличную (обналичивание), а также по оказанию услуг клиентам по незаконному перечислению (транзиту) денежных средств по вымышленным основаниям, были незаконными (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 октября 2017 г. № Ф05-13472/2017).

Читайте также «Субсидиарную ответственность при банкротстве усилят»

Иной подход

Можно привести еще много подобных судебных дел, в которых налоговый орган яростно защищал интересы бюджета. Следует оговориться, что, несмотря на вышеприведенные дела, единая судебная практика пока еще не сформирована. Встречаются судебные решения, где превалирует иной подход.

Общество по итогам выездной налоговой проверки было привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения. Отказывая в удовлетворении требований о привлечении к субсидиарной ответственности, суд указал, что документами инспекции подтверждается лишь факт нарушения фирмой налогового законодательства. Привлечение общества к ответственности само по себе не может являться обстоятельством, которое в дальнейшем повлекло несостоятельность (банкротство) должника (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 7 мая 2014 г. по делу № А19-15646/2012).

Аналогичное обоснование сделал суд Московского округа, еще раз отметив, что привлечение должника к налоговой ответственности само по себе не может являться обстоятельством, которое в дальнейшем повлекло его несостоятельность (банкротство) (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 декабря 2017 г. по делу № А40-187971/13).

Обратите внимание

Если руководитель сможет доказать, что действовал добросовестно, с должной степенью осторожности и осмотрительности, в интересах возглавляемой им компании, то высоки шансы того, что суд откажется от привлечения его к субсидиарной ответственности.

В рамках другого дела налоговый орган как единственный кредитор должника обратился в суд с заявлением о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности в размере 1 492 562 575 рублей. Представитель инспекции в судебном заседании пояснил, что указанная задолженность возникла по результатам проведения выездной проверки.

Суд не согласился с подобной аргументацией и указал, что до момента вынесения инспекцией соответствующего решения общество являлось платежеспособным и не подпадало под признаки банкротства. Кроме того, по факту неуплаты недоимки возбуждалось уголовное дело, в рамках которого выводы о фиктивности операций должника и его контрагентов были опровергнуты. Учитывая данные факты, суд указал, что причинно-следственная связь между действиями бывших руководителей должника и банкротством общества не установлена, что исключает применение к указанным лицам норм о субсидиарной ответственности (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 декабря 2016 г. по делу № А20-2107/2015).

Несмотря на доводы налогового органа о том, что бывший директор совершал действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, путем совершения операций с организациями, не осуществлявшими реальную финансово-хозяйственную деятельность, суд, отказывая в привлечении директора к субсидиарной ответственности, аргументировал свое решение тем, что умысел инспекцией не доказан, как не доказана и фиктивность сделок. Необходимо учитывать, что в период исполнения лицом обязанностей руководителя должник осуществлял уставную деятельность, уплачивал налоги, периодически имел положительное значение чистых активов (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 июня 2016 г. по делу № А82-7370/2014).

Таким образом, на сегодняшний день законодательством закреплено, а судебной практикой подтверждается, что сложивший полномочия директор либо вышедший из состава участников учредитель будут нести ответственность по обязательствам юридического лица, если во время его управления обществом бюджету был причинен вред в результате неправомерных действий. При этом, если руководитель сможет доказать, что действовал добросовестно, с должной степенью осторожности и осмотрительности, в интересах возглавляемой им компании, то высоки шансы того, что суд откажется от привлечения его к субсидиарной ответственности.

Будьте всегда в курсе последних изменений в бухучёте и налогооблажении!
Подпишитесь на Наши новости в Яндекс Дзен!

Подписаться

В ситуации, когда есть неисполненное решение суда, перед генеральным директором и юристом истца сегодня уже не стоит вопрос подавать или не подавать заявление о банкротстве ответчика. Конечно подавать! Ведь для этого есть две взаимосвязанные причины.

Причина 1 – если у компании-должника есть активы или ведется реальная хозяйственная деятельности, то заявление о банкротстве может ускорить процедуру возврата долга. Ведь собственник такого бизнеса не собирается его закрывать из-за долга Вам (конечно если сумма долга не превышает стоимость бизнеса должника). Впрочем, даже если бизнес должник уже не ведет, его собственник все равно может начать рассчитываться с Вами по долгам, так как перед ним «маячит» Причина 2- угроза привлечения к субсидиарной ответственности.

Причина 2 – даже если Причина 1 «не сработала» и должник все еще не спешит рассчитаться по своим долгам, существует реальная возможность привлечь к субсидиарной ответственности не только саму компанию, но и ее участников (учредителей), директоров и иных контролирующих лиц как и в уже инициированной процедуре банкротства, так и не проходя длительный и затратный процесс банкротства.

Кого можно привлечь к субсидиарной ответственности

В статье 61.10 Закона о банкротстве вы не найдете исчерпывающего списка контролирующих должника лиц (далее – КДЛ). В части первой этой статьи содержится лишь определение КДЛ — физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.

Здесь же указаны сроки в течение которых лицо может считаться КДЛ – три года до возникновения признаков банкротства, а также время после возникновения признаков банкротство до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Список лиц, которые точно являются КДЛ и могут быть привлечены к субсидиарной ответственности приведен в части четвертой это же статьи:

— руководитель должника (включая ликвидатора), член исполнительного органа (включая ликвидационную комиссию);

— участник или акционер Общества-должника, имеющий во владении более 50% акций (долей в уставном капитале);

— бенефициар общества (реальный владелец бизнеса).

При этом, в силу части 5 этой же статьи иные лица также могут быть признаны судом контролирующими должника.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Два основания наступления субсидиарной ответственности указанных лиц установлены статьей 61.11 — Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов и статьей 61.12 — Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника Закона о банкротстве.

Первое основание. Согласно статье 61.11 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность наступает, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. При этом пункт 12 этой же статьи предусматривает возможность привлечь к ответственности контролирующее должника лицо также в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Второе основание. Согласно статье 61.12 Закона о банкротстве наступает субсидиарная ответственность за неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, установленные статьей 9 Закона о банкротстве. При этом ответственным является лицо, на которое возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Статья 61.19 Закона о банкротстве устанавливает порядок рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что правом на подачу заявления по первому основанию (ст. 61.11 — субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов) Закона о банкротстве обладают те же лица, которые имеют право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве, то есть:

-кредиторы по текущим обязательствам,

— кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов,

— кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов,

-заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве (по основанию отсутствия финансирования) до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве,

— уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом.

Часть 5 этой же статьи предусматривает, что заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по второму основанию (ст. 61.12 — субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника) также может быть подано после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Однако в этой норме не содержится перечень лиц, которые могут обратиться в суд с таким заявлением.

Системное толкование норм Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что перечень является аналогичным указанному выше. То есть, заявитель по делу о банкротстве, прекращенному в связи с отсутствием финансирования, также имеет такое право, что подтверждается пунктом 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление Пленума)

Наибольший интерес для нас представляет закрепленное в статье 61.19 Закона о банкротстве право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве).

Ведь наиболее безнадежное положение при взыскании долга (до введения в Закон о банкротстве в 2017г. разбираемых нами поправок) было у взыскателя, долг перед которым был единственным у компании -должника. В таком случае при подаче заявления о банкротстве и последующем прекращении дела о банкротстве в связи с отсутствием у должника каких-либо активов и средств на финансирование процедуры, взыскатель оставался ни с чем.

Теперь ситуация меняется кардинальным образом. Если суд прекратил производство на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве, то есть в силу отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (ну нет у должника активов и средств!), то у взыскателя появляется право подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности участника (учредителя), директора и других КДЛ вне рамок дела о банкротстве. Иными словами, появляется реальная возможность «переложить» долг компании-пустышки, на физических лиц (учредителей, директора) или на юридических лиц (материнские компании), учредителей компании-должника.

Такое заявление подается в тот же суд, который рассматривал заявление о банкротстве и будет рассмотрено как обычный иск в силу прямого указания части 5 ст. 61.12 Закона о банкротстве. Более того, в рассматриваемом случае наш взыскатель обладает эксклюзивным правом на подачу заявления, то есть иные лица, у которых есть требования к должнику (даже подтвержденные судебным решением) не привлекаются к участию в деле, поскольку не обладают таким правом. Об этом говорит все тот же пункт 31 Постановления Пленума, который также указывает и единственное условие для подачи заявления — задолженность должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом.

Итоги и практическое применение

Согласно проанализированным нормам Закона о банкротстве, основными условиями привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве являются:

  • наличие судебного решения о присуждении сумм;
  • наличие прекращенного производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства;
  • статус первого заявителя по делу о банкротстве.

Практическое применение механизма субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве может быть реализовано в несколько этапов в сроки от 6 месяцев до 1,5 лет.

Этап 1 (срок от 1 до 3 мес. после вступления решения в законную силу)

У взыскателя на руках есть судебное решение, вступившее в законную силу, и (или) исполнительный лист.

При этом Должник:

а) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом активно противодействует службе судебных приставов в принудительном взыскании и продолжает вести хозяйственную деятельность;
б) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом не ведет хозяйственную деятельность, но имеет активы, которые передал в пользование свои аффилированным структурам и продолжает извлекать из них доход (возможно через подставных лиц);

в) является компанией-пустышкой, то есть фактически прекратил хозяйственную деятельность, обороты по счетам отсутствуют, не имеет активов, а служба судебных приставов вернула исполнительный лист в связи с невозможностью найти должника (его имущество) или в связи с отсутствием у должника имущества (подпункты 2 и 3 пункта 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве). А собственник компании-должника, возможно, продолжает вести бизнес, через другие подконтрольные ему структуры.

Этап 2 (срок рассмотрения заявления от 1 до 3 мес)

Взыскатель обращается в арбитражный с заявлением о банкротстве. На этапе проверки заявления суд устанавливает невозможность финансирования расходов на проведение процедуры банкротства и прекращает производство по заявлению.

Этап 3 (от 3 мес. до 1,5 лет)

Взыскатель обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ. Суд рассматривает заявление и выносит решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления. В случае успешного разрешения дела в пользу взыскателя суд выдает исполнительный лист.

Также, надо учитывать, что на любом этапе должник может найти возможность рассчитаться с взыскателем или предложить мировое соглашение, не дожидаясь подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, с целью этой самой ответственности избежать.

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *