Точечная застройка

Покупатели, как правило, интересуются стоимостью квартиры, качеством дома, наличием парковки или гаража, социальной инфраструктуры и экологической обстановкой. Однако сегодня стоит не забывать поинтересоваться: будет ли это дом точечной застройки или комплексной. Это два разных подхода к строительству, и «Собственник» расскажет об их плюсах и минусах.

На самом деле не помешает небольшой экскурс в историю. Формирование современного рынка коммерческого жилья началось в Москве сравнительно недавно – в начале славных 90-х. То время отличалось от сегодняшнего: о комплексной реконструкции районов никто не задумывался. В этом попросту не было необходимости: любой свободный участок земли годился под строительство…  Здание или целый микрорайон стремительно возводили, спешно сдавали и торопились строить новый объект.

Сегодня все по-другому: территорий под новое строительство практически не осталось – даже для так называемой точечной (уплотнительной) застройки. Отсюда и разговоры о том, что пик строительства из Москвы смещается в регионы и в Подмосковье. Потенциальный покупатель столичных квадратных метров уже обязательно должен быть в курсе разделения рынка на два различных вида строительства: точечной  и комплексной застройки – и, соответственно, политики чиновников, строителей и риелторов, связанной с ними.

Утверждать, что тот или иной вид застройки предпочтителен, не слишком корректно, поскольку каждый из них применяется исходя из существующих условий. Возможно, для кого-то отдельно стоящий дом более предпочтителен. Скажем, хороший панорамный вид, отсутствие соседей-соглядатаев в окне напротив и обжитой район помогут примириться с тем, что высотная хай-тек-новостройка не слишком вписывается в облик застроенного пятиэтажками квартала. С другой стороны, как всем известно, количество порой переходит в качество, и это бывает в случаях, когда дом бизнес-класса возводится в неоднородной социальной среде, среди старых пятиэтажек. Такие случаи нередки: есть небольшой участок земли – на нем строится один дом, а архитектурное решение при этом почти не учитывается. Однако потом от соседей приходится отгораживаться забором и жить на этом крошечном пятачке.

И потом, если у девелопера есть участок земли, он постарается поставить на него как можно больше домов. При этом будет максимально использовать высотность и пытается обойти требования по плотности распределения объектов на единице территории. Проще говоря, если будет возможность построить два дома, то он постарается построить три. И это логично: точечная застройка применяется именно там, где нет возможности подойти к обустройству территории комплексно, то есть в условиях дефицита строительных площадей.

К минусам точечной застройки стоит отнести и сравнительно высокую себестоимость строительства, которая, как известно, зависит не только от цены земли, но и от стоимости работ (в частности, от подводки коммуникаций). Гораздо выгоднее в финансовом смысле провести одну линию теплоснабжения, водоснабжения, энергосети для нескольких домов. Кроме того, из-за «включений» дома точечной застройки в общую (например, водопроводную) сеть нередки аварии и перебои в работе.

Отсюда можно сделать вывод о предпочтительности комплексной застройки.

Точечная застройка или жилой комплекс? Объясняем, в чем разница и что выгоднее

Осталось решить задачу – найти в плотно застроенной Москве участки для масштабного строительства. Основных ответов, найденных московским правительством, два – реорганизация промзон и реконструкция застроенных пятиэтажками кварталов. Весомым аргументом в пользу такой позиции служит тот факт, что точечная застройка не решает экономических задач района, а лишь создает дополнительную нагрузку на социальную, транспортную и торговую инфраструктуру за счет увеличения числа жителей района. Есть и еще один, не менее важный, довод: мощности строительной компании полноценно используются только на большом пространстве, где есть возможность развернутся тяжелой технике. Кстати, во многих зарубежных странах действует закон, ограничивающий точечную застройку и обязывающий инвесторов и строителей заниматься только комплексной застройкой и реконструкцией целых кварталов. Разумеется, при сохранении архитектурного облика территории.

Что касается другого вида комплексной застройки на месте старых зданий (пятиэтажек), то тут, чтобы что-то построить, надо сначала что-то снести. Главная проблема – переселение жителей сносимых зданий. Как правило, при необходимости переселения инвесторы-застройщики взаимодействуют с властями по нескольким схемам. Либо столичному правительству выплачивается определенная сумма – средства, на которые будут куплены квартиры для переселения жильцов, либо сам инвестор покупает квартиры и передает их в муниципальный фонд. Официальная позиция мэра в отношении переселений пока остается прежней: люди должны остаться в своем микрорайоне или в непосредственной близости к нему (если только они сами не захотят перебраться в более зеленый район – наверное, потому такой популярностью у «переселенцев» пользуются Бутово и Марьино?).

Заметим, что вариант со сносом дома и последующим переселением возможен и при точечной застройке. Только тогда у жильцов нет совсем никакой гарантии, что они останутся жить в том же районе, поскольку других подходящих новостроек поблизости может не оказаться. Инвестор, как правило, не определяет, куда переедут жители дома после сноса, это остается прерогативой городских властей.

Что касается реорганизации промзон, в ближайшем будущем мы сами получим возможность оценить ряд крупных столичных проектов в этой области. Лофты на месте «Красного Октября», жилье вместо электростанции на Раушской набережной, реализация «Большого Сити» – все эти проекты связаны именно с перепрофилированием и/или выводом столичных промышленных предприятий. Такие площадки требуют серьезной рекультивации земли и затрат на перевоз действующих предприятий. Пока такие проекты вызывают определенные опасения среди покупателей, но ситуация меняется с каждым годом. И есть все основания полагать, что через какое-то время тот факт, что жилье построено на месте промзоны, перестанет волновать потенциальных покупателей: во-первых, качество строительства постепенно повышается, во-вторых, на площади в несколько га можно развернуть настоящую комплексную застройку и построить полноценный современный мини-город. Кроме того, не должно возникнуть проблем с инфраструктурой и с соседями: крупные комплексы будут заселены социально однородными жильцами. Проблема здесь видится только одна: количество промзон в Москве ограничено, и рано или поздно (скорее рано) вопрос острого дефицита земель под строительства в столице возникнет снова.

Лина Исаева, Анна Соловьева Собственник
Статья о недвижимости получена: IRN.RU

рБНСФЛБ РТБЧПЪБЭЙФОЙЛХ
(ХРМПФОЙФЕМШОБС ЪБУФТПКЛБ)

юФП РТПЙУИПДЙФ?

ч уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗЕ ОБТХЫБЕФУС ЛПОУФЙФХГЙПООПЕ РТБЧП ОБУЕМЕОЙС ЗПТПДПЧ Й РПУЕМЛПЧ, ЧИПДСЭЙИ Ч УПУФБЧ УХВЯЕЛФБ жЕДЕТБГЙЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗ, ОБ УБНПУФПСФЕМШОПЕ Й РПД УЧПА ПФЧЕФУФЧЕООПУФШ ТЕЫЕОЙЕ ЧПРТПУПЧ НЕУФОПЗП ЪОБЮЕОЙС.

ч УППФЧЕФУФЧЙЙ УП 130 УФБФШЕК лПОУФЙФХГЙЙ тж ПОП ПУХЭЕУФЧМСЕФУС ОЕРПУТЕДУФЧЕООП УБНЙН ОБУЕМЕОЙЕН РПУЕМЕОЙС ЙМЙ ОБУЕМЕОЙЕН ЮЕТЕЪ ПТЗБОЩ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС.

рЕТЕЮЕОШ ЧПРТПУПЧ НЕУФОПЗП ЪОБЮЕОЙС ХУФБОБЧМЙЧБЕФУС ЖЕДЕТБМШОЩНЙ ЪБЛПОБНЙ, ДЕКУФЧХАЭЙНЙ ОБ ЧУЕК ФЕТТЙФПТЙЙ тПУУЙЙ, Й ФПМШЛП ЖЕДЕТБМШОЩК ЪБЛПОПДБФЕМШ НПЦЕФ ЧОПУЙФШ ЙЪНЕОЕОЙС Ч ЬФПФ РЕТЕЮЕОШ.

лПОУФЙФХГЙС тПУУЙЙ 133 УФБФШЕК ЪБРТЕЭБЕФ ПЗТБОЙЮЕОЙЕ РТБЧ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Й ЗБТБОФЙТХЕФ ЕНХ РТБЧП ОБ УХДЕВОХА ЪБЭЙФХ.

жЕДЕТБМШОЩК ЪБЛПОПДБФЕМШ, Й ФПМШЛП ПО, ХУФБОБЧМЙЧБЕФ ЖЕДЕТБМШОЩНЙ ЪБЛПОБНЙ РЕТЕЮЕОШ РПМОПНПЮЙК ПТЗБОПЧ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ Й РЕТЕЮЕОШ РПМОПНПЮЙК ПТЗБОПЧ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ УХВЯЕЛФПЧ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ.

юБУФША УЧПЙИ РПМОПНПЮЙК УППФЧЕФУФЧХАЭЙЕ ПТЗБОЩ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ, УППФЧЕФУФЧХАЭЙНЙ ЪБЛПОБНЙ, НПЗХФ ОБДЕМСФШ ПТЗБОЩ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС.

чПРТПУЩ НЕУФОПЗП ЪОБЮЕОЙС Й ПФДЕМШОЩЕ РЕТЕДБООЩЕ РПМОПНПЮЙС ПТЗБОПЧ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ Й УХВЯЕЛФПЧ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ УПУФБЧМСАФ РТЕДНЕФЩ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС ЛПОЛТЕФОПЗП НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС Ч ЛПОЛТЕФОПН УХВЯЕЛФЕ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ.

чУЕН УХВЯЕЛФБН тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ (Б ОЕ ФПМШЛП нПУЛЧЕ Й уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗХ) РТЕДПУФБЧМЕОП РТБЧП, ЪБЛПОПН, ТБЪЗТБОЙЮЙЧБФШ РТЕДНЕФЩ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС, ПВЯЕЛФЩ НХОЙГЙРБМШОПК УПВУФЧЕООПУФЙ Й ЙУФПЮОЙЛЙ ДПИПДПЧ НЕУФОЩИ ВАДЦЕФПЧ НЕЦДХ НХОЙГЙРБМШОЩНЙ ПВТБЪПЧБОЙСНЙ ТБЪОПЗП ХТПЧОС, Ч УМХЮБЕ ОБИПЦДЕОЙС Ч ЗТБОЙГБИ ФЕТТЙФПТЙЙ ПДОПЗП ВПМШЫПЗП НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС ДТХЗЙИ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК. пТЗБОЩ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ ОЕ ОБДЕМЕОЩ ЖЕДЕТБМШОЩН ЪБЛПОПДБФЕМШУФЧПН РПМОПНПЮЙСНЙ РП РТЕДНЕФБН ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС, РП ТБУРПТСЦЕОЙА ПВЯЕЛФБНЙ НХОЙГЙРБМШОПК УПВУФЧЕООПУФЙ Й РТЙУЧПЕОЙА ЙУФПЮОЙЛПЧ ДПИПДПЧ НЕУФОЩИ ВАДЦЕФПЧ, ПОЙ ЙИ ФПМШЛП ПРТЕДЕМСАФ.

тБЪЗТБОЙЮЕОЙЕ РТЕДНЕФПЧ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС, ПВЯЕЛФПЧ НХОЙГЙРБМШОПК УПВУФЧЕООПУФЙ Й ЙУФПЮОЙЛПЧ ДПИПДПЧ НЕУФОЩИ ВАДЦЕФПЧ НЕЦДХ ЧОХФТЙЗПТПДУЛЙНЙ НХОЙГЙРБМШОЩНЙ ПВТБЪПЧБОЙСНЙ ТБЪОПЗП ХТПЧОС, ЧП ЧУЕИ ПУФБМШОЩИ ЗПТПДБИ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, ПУХЭЕУФЧМСЕФУС ХУФБЧБНЙ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК ЗПТПДПЧ. нХОЙГЙРБМШОЩЕ ЖХОЛГЙЙ ПТЗБОБН ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ ОЕ РЕТЕДБАФУС.

ьФЙ РТЕДНЕФЩ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС ЪБЛТЕРМСАФУС Ч хУФБЧЕ НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС РПМОПНПЮЙСНЙ ПТЗБОПЧ Й ДПМЦОПУФОЩИ МЙГ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС.

жЕДЕТБМШОЩН ЪБЛПОПН «пВ ПВЭЙИ РТЙОГЙРБИ ПТЗБОЙЪБГЙЙ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Ч тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ» (УФ. 6 жъ нух) Л ЧПРТПУБН НЕУФОПЗП ЪОБЮЕОЙС, Ч ФПН ЮЙУМЕ, ПФОЕУЕОП:

  • ЧМБДЕОЙЕ, РПМШЪПЧБОЙЕ Й ТБУРПТСЦЕОЙЕ НХОЙГЙРБМШОПК УПВУФЧЕООПУФША;

  • ЛПНРМЕЛУОПЕ УПГЙБМШОП-ЬЛПОПНЙЮЕУЛПЕ ТБЪЧЙФЙЕ НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС;

  • ТЕЗХМЙТПЧБОЙЕ РМБОЙТПЧЛЙ Й ЪБУФТПКЛЙ ФЕТТЙФПТЙК НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС;

  • ЛПОФТПМШ ЪБ ЙУРПМШЪПЧБОЙЕН ЪЕНЕМШ ОБ ФЕТТЙФПТЙЙ НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС.

зТБДПУФТПЙФЕМШОЩК ЛПДЕЛУ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ (УФ. 23 зУл тж) ФБЛЦЕ ПФОПУЙФ Л РТЕДНЕФБН ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Ч ПВМБУФЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧБ:

  • РТЙОСФЙЕ Й ЙЪНЕОЕОЙЕ РТБЧЙМ ЪБУФТПКЛЙ, ЙОЩИ ОПТНБФЙЧОЩИ РТБЧПЧЩИ БЛФПЧ ПТЗБОПЧ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Ч ПВМБУФЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧБ;

  • ХФЧЕТЦДЕОЙЕ Й ТЕБМЙЪБГЙС ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ П ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПН РМБОЙТПЧБОЙЙ ТБЪЧЙФЙС ФЕТТЙФПТЙК ЗПТПДУЛЙИ Й УЕМШУЛЙИ РПУЕМЕОЙК, ДТХЗЙИ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК Й ПВ ЙИ ЪБУФТПКЛЕ, УИЕН Й РТПЕЛФПЧ ТБЪЧЙФЙС ЙОЦЕОЕТОПК, ФТБОУРПТФОПК Й УПГЙБМШОПК ЙОЖТБУФТХЛФХТ Й ВМБЗПХУФТПКУФЧБ ХЛБЪБООЩИ ФЕТТЙФПТЙК;

  • ЧЩДБЮБ Ч ХУФБОПЧМЕООПН РПТСДЛЕ ТБЪТЕЫЕОЙК ОБ УФТПЙФЕМШУФЧП ПВЯЕЛФПЧ ОЕДЧЙЦЙНПУФЙ….

ьФЙ Й ДТХЗЙЕ ХУФБОПЧМЕООЩЕ ЪБЛПОПН РТЕДНЕФЩ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Ч ПВМБУФЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧБ, Ч УМХЮБЕ ОБИПЦДЕОЙС Ч ЗТБОЙГБИ ФЕТТЙФПТЙЙ ПДОПЗП НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС ДТХЗЙИ НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК, ФБЛЦЕ ДПМЦОЩ ТБЪЗТБОЙЮЙЧБФШУС НЕЦДХ НХОЙГЙРБМШОЩНЙ ПВТБЪПЧБОЙСНЙ ТБЪОПЗП ХТПЧОС ЪБЛПОПН уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ.

ч ОБУФПСЭЕЕ ЧТЕНС Ч уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗЕ ПФУХФУФЧХЕФ ПУОПЧБОЙЕ ДМС ТБЪЗТБОЙЮЕОЙС РТЕДНЕФПЧ ЧЕДЕОЙС НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС Ч ПВМБУФЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧБ, Ч УЧСЪЙ У ПФУХФУФЧЙЕН УХВЯЕЛФПЧ РТБЧБ, НЕЦДХ ЛПФПТЩНЙ ТБЪЗТБОЙЮЕОЙЕ ДПМЦОП ПУХЭЕУФЧМСФШУС.

йУЛМАЮЕОЙЕ ПФОПУЙФУС ФПМШЛП Л РТБЧЙМБН ЪЕНМЕРПМШЪПЧБОЙС Й ЪБУФТПКЛЙ ЗПТПДБ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ, ЛПФПТЩЕ Ч УППФЧЕФУФЧЙЙ У 83 УФБФШЕК ъЕНЕМШОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ (ъл тж) ХФЧЕТЦДБАФУС Й ЙЪНЕОСАФУС ЪБЛПОПН уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ, Б ОЕ РПУФБОПЧМЕОЙСНЙ ЧУЕИ 82 НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК, ЧИПДСЭЙИ Ч ЗТБОЙГЩ РПУЕМЕОЙС уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗ.

оБ ПУФБМШОЩЕ 29 НХОЙГЙРБМШОЩЕ ПВТБЪПЧБОЙС, ЗПТПДБ Й РПУЕМЛЙ ТБУРПМПЦЕООЩЕ ОБ ФЕТТЙФПТЙЙ УХВЯЕЛФБ жЕДЕТБГЙЙ ЗПТПДБ ЖЕДЕТБМШОПЗП ЪОБЮЕОЙС уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗ, ЬФБ ОПТНБ ЪБЛПОБ ОЕ ТБУРТПУФТБОСЕФУС, ФБЛ ЛБЛ ПОЙ ОЕ ЧИПДСФ Ч ЗТБОЙГЩ РПУЕМЕОЙС уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗ.

чПРТПУ «ХРМПФОЙФЕМШОПК ЪБУФТПКЛЙ» — ЬФП ЧПРТПУ ЛПНРМЕЛУОПЗП УПГЙБМШОП-ЬЛПОПНЙЮЕУЛПЗП ТБЪЧЙФЙС ФЕТТЙФПТЙЙ НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС. оЕ ПТЗБОЩ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ, Б ОБУЕМЕОЙЕ НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС УБНПУФПСФЕМШОП Й РПД УЧПА ПФЧЕФУФЧЕООПУФШ, ОЕРПУТЕДУФЧЕООП ЙМЙ ЮЕТЕЪ ПТЗБОЩ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС ПУХЭЕУФЧМСЕФ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОХА ДЕСФЕМШОПУФШ У УПВМАДЕОЙЕН ЗПУХДБТУФЧЕООЩИ, ПВЭЕУФЧЕООЩИ Й ЮБУФОЩИ ЙОФЕТЕУПЧ Ч ЬФПК ПВМБУФЙ.

ч УППФЧЕФУФЧЙЙ У ДЕКУФЧХАЭЙН ЪБЛПОПДБФЕМШУФЧПН УПЪДБОЙЕ, ЙУРПМШЪПЧБОЙЕ, ТЕЛПОУФТХЛГЙС Й МАВЩЕ ЙОЩЕ ЙЪНЕОЕОЙС ОЕДЧЙЦЙНПУФЙ (Р. 6 УФ. 3 зТБДПУФТПЙФЕМШОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ) ДПМЦОЩ УППФЧЕФУФЧПЧБФШ ХФЧЕТЦДЕООПК ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ, ЗПУХДБТУФЧЕООЩН ЗТБДПУФТПЙФЕМШОЩН ОПТНБФЙЧБН Й РТБЧЙМБН Й РТБЧЙМБН ЪБУФТПКЛЙ. ч УМХЮБЕ,’ ЕУМЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОБС ДЕСФЕМШОПУФШ РТПФЙЧПТЕЮЙФ ПВЭЕУФЧЕООЩН ЙОФЕТЕУБН, ФБЛБС ДЕСФЕМШОПУФШ НПЦЕФ ВЩФШ РТЕЛТБЭЕОБ (Р. 2 УФ. 3 зУл тж) Й ПЗТБОЙЮЕОБ, ЕУМЙ ПОБ РТЕРСФУФЧХЕФ ТЕБМЙЪБГЙЙ РТБЧ Й ЪБЛПООЩИ ЙОФЕТЕУПЧ УПВУФЧЕООЙЛПЧ, ЪЕНМЕЧМБДЕМШГЕЧ, ЪЕНМЕРПМШЪПЧБФЕМЕК Й БТЕОДБФПТПЧ УПРТЕДЕМШОЩИ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ Й ЙОЩИ ПВЯЕЛФПЧ ОЕДЧЙЦЙНПУФЙ (Р. 3 УФ. 3 зУл тж).

рТЙ «ХРМПФОЙФЕМШОПК ЪБУФТПКЛЕ» РТПЙУИПДЙФ ЙЪНЕОЕОЙЕ ОЕДЧЙЦЙНПУФЙ — ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ ВЕЪ РТПЧЕТЛЙ ОБ УППФЧЕФУФЧЙЕ ЬФЙИ ЙЪНЕОЕОЙК ХФЧЕТЦДЕООПК ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ, ЗПУХДБТУФЧЕООЩН ЗТБДПУФТПЙФЕМШОЩН ОПТНБФЙЧБН Й РТБЧЙМБН Й РТБЧЙМБН ЪБУФТПКЛЙ.

ч уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗЕ ПФУХФУФЧХЕФ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОБС ДПЛХНЕОФБГЙС П ЪБУФТПКЛЕ ФЕТТЙФПТЙЙ ЗПТПДУЛЙИ Й УЕМШУЛЙИ РПУЕМЕОЙК (Р. 4 УФ. 28 зУл тж).

пФУХФУФЧХАФ РТПЕЛФЩ НЕЦЕЧБОЙС ФЕТТЙФПТЙК НХОЙГЙРБМШОЩИ ПВТБЪПЧБОЙК (УФ. 59 зУл тж): ОЕФ ФЕЛУФПЧЩИ Й ЗТБЖЙЮЕУЛЙИ ПРЙУБОЙК ЗТБОЙГ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ Ч ОПТНБФЙЧОЩИ ТБЪНЕТБИ ДМС УХЭЕУФЧХАЭЙИ ЪДБОЙК Й УППТХЦЕОЙК, УПЗМБУПЧБООЩИ У ЙИ УПВУФЧЕООЙЛБНЙ Й У УПВУФЧЕООЙЛБНЙ УПРТЕДЕМШОЩИ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ; ЬФЙ ЗТБОЙГЩ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ ОЕ ХУФБОПЧМЕОЩ Й ОЕ ХФЧЕТЦДЕОЩ ЧМБУФОЩН ПТЗБОПН, РПД АТЙУДЙЛГЙЕК ЛПФПТПЗП ОБИПДЙФУС ДБООБС ФЕТТЙФПТЙС НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС.

уМЕДПЧБФЕМШОП, ОЕФ ПУОПЧБОЙК ДМС ЖПТНЙТПЧБОЙС ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ Й ЙИ ХЮЕФБ Ч ЪЕНЕМШОПН ЛБДБУФТЕ, ОЕФ ПУОПЧБОЙК ДМС ХУФБОПЧМЕОЙС ЗТБОЙГ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ ОБ НЕУФОПУФЙ, ОЕФ ПУОПЧБОЙК ДМС ТЕЗЙУФТБГЙЙ РТБЧБ УПВУФЧЕООПУФЙ Ч еДЙОПН ЗПУХДБТУФЧЕООПН ТЕЕУФТЕ РТБЧ, ФБЛ ЛБЛ ОЕФ ПВЯЕЛФБ ОЕДЧЙЦЙНПУФЙ РПДМЕЦБЭЕЗП ТЕЗЙУФТБГЙЙ.

ч УППФЧЕФУФЧЙЙ У 263 УФБФШЕК зТБЦДБОУЛПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ РТБЧП ЧПЪЧЕДЕОЙС ЪДБОЙС ЙМЙ УППТХЦЕОЙС ЧПЪОЙЛБЕФ ФПМШЛП Х УПВУФЧЕООЙЛБ ЪЕНЕМШОПЗП ХЮБУФЛБ. мАВПЕ ОЕДЧЙЦЙНПЕ ЙНХЭЕУФЧП, УПЪДБООПЕ ОБ ЪЕНЕМШОПН ХЮБУФЛЕ, ОЕ ПФЧЕДЕООПН ДМС ЬФЙИ ГЕМЕК Ч РПТСДЛЕ, ХУФБОПЧМЕООПН ЪБЛПОПН Й ЙОЩНЙ РТБЧПЧЩНЙ БЛФБНЙ, Ч УППФЧЕФУФЧЙЙ У 222 УФБФШЕК зТБЦДБОУЛПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, СЧМСЕФУС УБНПЧПМШОПК РПУФТПКЛПК.

рТЕДПУФБЧМЕОЙЕ ПТЗБОБНЙ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ «РСФЕО» РПД «ХРМПФОЙФЕМЯОХА ЪБУФТПКЛХ» РТПФЙЧПТЕЮЙФ ЖЕДЕТБМШОПНХ ЪБЛПОПДБФЕМШУФЧХ Й СЧМСЕФУС ТБУИЙЭЕОЙЕН РХВМЙЮОПК УПВУФЧЕООПУФЙ ОБУЕМЕОЙС НХОЙГЙРБМШОПЗП ПВТБЪПЧБОЙС.

ч уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗЕ УМПЦЙМБУШ УМЕДХАЭБС РТБЛФЙЛБ:

  1. рТПЙЪЧПМШОП, ВЕЪ ХФЧЕТЦДЕОЙС РТПЕЛФБ НЕЦЕЧБОЙС ЛЧБТФБМБ, ЖПТНЙТХАФУС ЪЕНЕМШОЩЕ ХЮБУФЛЙ РПД ЪБУФТПКЛХ, У ЧЛМАЮЕОЙЕН Ч ЬФЙ ЪЕНЕМШОЩЕ ХЮБУФЛЙ ЪЕНЕМШ ПВЭЕЗП РПМШЪПЧБОЙС, ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ цул, ДЧПТПЧЩИ ФЕТТЙФПТЙК УХЭЕУФЧХАЭЙИ НХОЙГЙРБМШОЩИ НОПЗПЛЧБТФЙТОЩИ ЦЙМЩИ ДПНПЧ.

  2. оЕ ПУХЭЕУФЧМСЕФУС ТЕЗЙУФТБГЙС РТБЧБ УПВУФЧЕООПУФЙ Ч еДЙОПН ЗПУХДБТУФЧЕООПН ТЕЕУФТЕ РТБЧ ФБЛЙН ПВТБЪПН УЖПТНЙТПЧБООЩИ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ.

  3. оЕ ЧЩДБЕФУС ТБЪТЕЫЕОЙЕ ОБ УФТПЙФЕМШУФЧП ОЙ ПТЗБОБНЙ НЕУФОПЗП УБНПХРТБЧМЕОЙС, ОЙ ПТЗБОБНЙ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ;

  4. ьЛУРЕТФЙЪБ РТПЕЛФОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ ПУХЭЕУФЧМСЕФУС РП ПФДЕМШОЩН ТБЪДЕМБН Й ОБ ПУОПЧБОЙЙ ЬЛУРЕТФЙЪЩ РЕТЧПЗП ЙЪ ОЙИ (ОБРТЙНЕТ, ЬЛУРЕТФЙЪЩ ЖХОДБНЕОФБ) хРТБЧМЕОЙЕН ЗПУХДБТУФЧЕООПЗП БТИЙФЕЛФХТОП-УФТПЙФЕМШОПЗП ОБДЪПТБ ВЕЪ ТБЪТЕЫЕОЙС ОБ УФТПЙФЕМШУФЧП ЧЩДБЕФУС ТБЪТЕЫЕОЙЕ ОБ УФТПЙФЕМШОП-НПОФБЦОЩЕ ТБВПФЩ.

  5. жХОЛГЙА ХФЧЕТЦДЕООПК ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ П ЪБУФТПКЛЕ ФЕТТЙФПТЙК ЗПТПДУЛЙИ Й УЕМШУЛЙИ РПУЕМЕОЙК Й ПДОПЧТЕНЕООП РТБЧЙМ ЪЕНМЕРПМШЪПЧБОЙС Й ЪБУФТПКЛЙ ЧЩРПМОСЕФ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОЩК ТЕЗМБНЕОФ ЪЕНЕМШОПЗП ХЮБУФЛБ. ХФЧЕТЦДБЕНЩК рТЕДУЕДБФЕМЕН ЛПНЙФЕФБ РП ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧХ Й БТИЙФЕЛФХТЕ бДНЙОЙУФТБГЙЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ.

  6. уПЗМБУПЧБОЙС ЙОЧЕУФЙГЙПООЩИ РТЕДМПЦЕОЙК ПТЗБОБНЙ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ ПУХЭЕУФЧМСАФУС ОБ ПУОПЧБОЙЙ ТБЪМЙЮОЩИ лПОГЕРГЙК ТБЪЧЙФЙС ФЕТТЙФПТЙК, ПДПВТЕООЩИ УПЧЕЭБФЕМШОЩН ПТЗБОПН РТЙ ЗХВЕТОБФПТЕ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ — рТБЧЙФЕМШУФЧПН уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ, ОП ОЙЛЕН ОЕ ХФЧЕТЦДЕООЩИ.

рТЕДПУФБЧМЕОЙЕ ЪЕНЕМШОЩИ ХЮБУФЛПЧ ДМС УФТПЙФЕМШУФЧБ ВЕЪ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЬЛПМПЗЙЮЕУЛПК ЬЛУРЕТФЙЪЩ ЙЪНЕОЕОЙК Ч ЗТБДПУФТПЙФЕМШОХА ДПЛХНЕОФБГЙА ОБТХЫБЕФ РТЙОГЙР РТЕЪХНРГЙЙ РПФЕОГЙБМШОПК ЬЛПМПЗЙЮЕУЛПК ПРБУОПУФЙ МАВПК ОБНЕЮБЕНПК ИПЪСКУФЧЕООПК Й ЙОПК ДЕСФЕМШОПУФЙ (УФ. 3 жъ "пВ ЬЛПМПЗЙЮЕУЛПК ЬЛУРЕТФЙЪЕ"), УХЭЕУФЧЕООП ОБТХЫБЕФ РТБЧБ ЗТБЦДБО, ЗБТБОФЙТПЧБООЩЕ ЙН лПОУФЙФХГЙЕК тж Й ПИТБОСЕНЩЕ ЖЕДЕТБМШОЩНЙ ЪБЛПОБНЙ:

  1. пФУХФУФЧЙЕ ЙОЖПТНЙТПЧБОЙС ОБУЕМЕОЙС П ТБЪТБВПФЛЕ ЧОЕУЕОЙС ЙЪНЕОЕОЙК Ч ЗТБДПУФТПЙФЕМШОХА ДПЛХНЕОФБГЙА, ЕЕ ПВУХЦДЕОЙС, ХЮЕФБ РТЕДМПЦЕОЙК ЗТБЦДБО Й ЙИ ПВЯЕДЙОЕОЙК ПВ ЙУРПМШЪПЧБОЙЙ Й П ЪБУФТПКЛЕ ФЕТТЙФПТЙК НХОЙГЙРБМШОПЗП ПЛТХЗБ, Б ФБЛЦЕ ХФЧЕТЦДЕОЙС Й РХВМЙЛБГЙЙ ПЪОБЮБЕФ, ЮФП ПФУХФУФЧХЕФ РТЕДХУНПФТЕООЩК ЪБЛПОПН ЗПУХДБТУФЧЕООЩК Й ПВЭЕУФЧЕООЩК ЛПОФТПМШ ЪБ ПУХЭЕУФЧМЕОЙЕН ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДЕСФЕМШОПУФЙ Й УПВМАДЕОЙЕН ЪБЛПОПДБФЕМШУФЧБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ П ЗТБДПУФТПЙФЕМШУФЧЕ, УМЕДПЧБФЕМШОП ОБТХЫБЕФУС РТБЧП ЗТБЦДБО ОБ ВМБЗПРТЙСФОХА УТЕДХ ЦЙЪОЕДЕСФЕМШОПУФЙ, ЗБТБОФЙТПЧБООПЕ 42 УФБФШЕК лПОУФЙФХГЙЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ Й ЪБЭЙЭБЕНПЕ УФ. УФ. 7 Й 10 зТБДПУФТПЙФЕМШОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, УФ. 8.4. лПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ ПВ БДНЙОЙУФТБФЙЧОЩИ РТБЧПОБТХЫЕОЙСИ.

  2. пЗТБОЙЮЙЧБЕФУС ХЮБУФЙЕ ЗТБЦДБО Ч ПУХЭЕУФЧМЕОЙЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДЕСФЕМШОПУФЙ, Ч ПВУХЦДЕОЙЙ Й РТЙОСФЙЙ ТЕЫЕОЙК Ч ПВМБУФЙ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДЕСФЕМШОПУФЙ, ПФ ОЙИ УЛТЩЧБАФ ДПУФПЧЕТОХА, РПМОХА Й УЧПЕЧТЕНЕООХА ЙОЖПТНБГЙА П УПУФПСОЙЙ УТЕДЩ ЦЙЪОЕДЕСФЕМШОПУФЙ, ЕЕ РТЕДРПМБЗБЕНЩИ ЙЪНЕОЕОЙСИ, ЛПФПТЩЕ НПЗХФ УПЪДБФШ ПРБУОПУФШ ДМС ЪДПТПЧШС ЗТБЦДБО, ЮЕН ОБТХЫБАФ ЙИ РТБЧП ОБ ДПУФПЧЕТОХА ЙОЖПТНБГЙА П УПУФПСОЙЙ ПЛТХЦБАЭЕК УТЕДЩ, ЗБТБОФЙТПЧБООПЕ 42 УФБФШЕК лПОУФЙФХГЙЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ Й ЪБЭЙЭБЕНПЕ УФ. 18 зТБДПУФТПЙФЕМШОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, УФ. 8.5.

    Екатеринбург против точечной застройки: пять шагов воина-освободителя двора

    лПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ ПВ БДНЙОЙУФТБФЙЧОЩИ РТБЧПОБТХЫЕОЙСИ Й УФ. 237 хЗПМПЧОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ.

  3. пУХЭЕУФЧМЕОЙЕ ИПЪСКУФЧЕООПК ДЕСФЕМШОПУФЙ ВЕЪ ЗТБДПУФТПЙФЕМШОПК ДПЛХНЕОФБГЙЙ. РТПЫЕДЫЕК Ч ХУФБОПЧМЕООПН РПТСДЛЕ РТПЧЕТЛХ ОБ УППФЧЕФУФЧЙЕ ЕЕ ЗПУХДБТУФЧЕООЩН ЗТБДПУФТПЙФЕМШОЩН ОПТНБФЙЧБН Й РТБЧЙМБН, ЬЛПМПЗЙЮЕУЛЙН Й УБОЙФБТОП-ЗЙЗЙЕОЙЮЕУЛЙН ФТЕВПЧБОЙСН, ОБТХЫБЕФ РТБЧП ЗТБЦДБО ОБ ЧЩВПТ НЕУФБ ЦЙФЕМШУФЧБ Ч РТЕДЕМБИ ФЕТТЙФПТЙЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, ПВЕУРЕЮЕОЙЕ ЛПФПТПЗП ЗБТБОФЙТПЧБОП УФБФШЕК 27 лПОУФЙФХГЙЙ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ, УФ. 8 зТБДПУФТПЙФЕМШОПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ Й ЪБЭЙЭБАФУС УФ. 150 зТБЦДБОУЛПЗП ЛПДЕЛУБ тПУУЙКУЛПК жЕДЕТБГЙЙ.

уПЗМБУОП УФ. УФ. 11, 12 ру тж ЪБЭЙФБ ОБТХЫЕООЩИ РТБЧ Ч УХДЕ НПЦЕФ ПУХЭЕУФЧМСФШУС РХФЕН ЧПУУФБОПЧМЕОЙС РПМПЦЕОЙС, УХЭЕУФЧПЧБЧЫЕЗП ДП ОБТХЫЕОЙС РТБЧБ, Й РТЕУЕЮЕОЙС ДЕКУФЧЙК, ОБТХЫБАЭЙИ РТБЧП ЙМЙ УПЪДБАЭЙИ ХЗТПЪХ ЕЗП ОБТХЫЕОЙС Й РТЙУХЦДЕОЙС Л ЙУРПМОЕОЙА ПВСЪБООПУФЙ Ч ОБФХТЕ, РТЙЪОБОЙС ОЕДЕКУФЧЙФЕМШОЩН БЛФБ ЗПУХДБТУФЧЕООПЗП ПТЗБОБ, ОЕРТЙНЕОЕОЙС УХДПН БЛФБ ЗПУХДБТУФЧЕООПЗП ПТЗБОБ, РТПФЙЧПТЕЮБЭЕЗП ЪБЛПОХ.

юФП ДЕМБФШ?

  • уПЪДБОЙЕ ЙОЙГЙБФЙЧОПК ЗТХРРЩ (ЙУЛБФШ РТПЖЕУУЙПОБМПЧ).

  • тБВПФБ У ДЕРХФБФБНЙ нХОЙГЙРБМШОПЗП уПЧЕФБ, ъБЛПОПДБФЕМШОПЗП уПВТБОЙС Й зПУХДБТУФЧЕООПК дХНЩ (ЖЙОБОУПЧБС РПДДЕТЦЛБ, РТПЖЕУУЙПОБМШОБС РПНПЭШ, РПМХЮЕОЙЕ ЙОЖПТНБГЙЙ, МПВВЙТПЧБОЙЕ ЧОЕУЕОЙС ЙЪНЕОЕОЙК Ч ЪБЛПОЩ Й ПВТБЭЕОЙК Ч хУФБЧОЩК УХД).

  • тБВПФБ У ПВЭЕУФЧЕООЩНЙ ПТЗБОЙЪБГЙСНЙ Й РПМЙФЙЮЕУЛЙНЙ РБТФЙСНЙ (ЖЙОБОУПЧБС РПДДЕТЦЛБ, РТПЖЕУУЙПОБМШОБС РПНПЭШ, УПАЪОЙЛЙ Ч УХДБИ, МПВВЙТПЧБОЙЕ ЧОЕУЕОЙС ЙЪНЕОЕОЙК Ч ЪБЛПОЩ).

  • пВТБЭЕОЙС Ч ЙУРПМОЙФЕМШОЩЕ ПТЗБОЩ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ ЖЕДЕТБМШОПЗП ХТПЧОС (РПМХЮЕОЙЕ ЙОЖПТНБГЙЙ Й ДПЛБЪБФЕМШУФЧ ДМС РТПЛХТБФХТЩ Й УХДБ, УРПУПВ БДНЙОЙУФТБФЙЧОПЗП ДБЧМЕОЙС ОБ ОБТХЫЙФЕМЕК ЪБЛПОБ Ч ПТЗБОБИ ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ).

  • пВТБЭЕОЙС Ч ПТЗБОЩ ЗПУХДБТУФЧЕООПК ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ (РПМХЮЕОЙЕ ЙОЖПТНБГЙЙ Й ПУОПЧБОЙК ДМС ПВТБЭЕОЙС Ч УХД).

  • пВТБЭЕОЙС Ч РТПЛХТБФХТХ (РПМХЮЕОЙЕ ЙОЖПТНБГЙЙ Й ПУОПЧБОЙК ДМС ПВТБЭЕОЙС Ч УХД, ЙОЙГЙЙТПЧБОЙЕ ЧЩОЕУЕОЙЕ РТПФЕУФПЧ РТПЛХТПТБ).

  • пВТБЭЕОЙС Л рТЕЪЙДЕОФХ Й рПМОПНПЮОПНХ РТЕДУФБЧЙФЕМА рТЕЪЙДЕОФБ (УРПУПВ БДНЙОЙУФТБФЙЧОПЗП ДБЧМЕОЙС ОБ ОБТХЫЙФЕМЕК ЪБЛПОБ Ч ПТЗБОБИ ЧМБУФЙ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗБ).

  • пВТБЭЕОЙС Ч УХДЩ (ЪБЭЙФБ ЛПОУФЙФХГЙПООЩИ РТБЧ У РЕТУРЕЛФЙЧПК ПВТБЭЕОЙС Ч лПОУФЙФХГЙПООЩК уХД тж)

    рТЕДУЕДБФЕМШ уПЧЕФБ "пп пВЭЕУФЧП ЪБЭЙФЩ лТЕУФПЧУЛПЗП ПУФТПЧБ"
б. ж. вБВЙКЮХЛ

Как в действующем законодательстве выстроено регулирование “точечной застройки"

Что такое точечная застройка

Поделитесь с друзьями

В Московской городской думе полным ходом идет обсуждение вопроса о запрете точечного строительства. Подобные законопроекты готовят и в других городах-миллионниках России. В Екатеринбурге пока запрет на строительство точечных объектов не введен, поэтому горожане продолжают жаловаться на ведение самовольного строительства и на шум, возникающий от строительных работ, производящихся в ночное время. К чему же приведут точечные застройки? Есть ли плюсы у такого строительства? На что стоит обращать внимание при покупке жилья? Каким будет Екатеринбург через десять лет?
На эти и другие вопросы агентства ЕАН отвечает генеральный директор ООО «Группа компаний агентства недвижимости «Новосёл» Евгений Новосёлов.

— Евгений Анатольевич, как вы относитесь к точечной застройке? Это жажда наживы, крайняя мера или неизбежное зло (нет другого выхода)?

— Точечная застройка — неизбежная на сегодняшний день реальность. Давайте сразу оговорим, что точечная застройка в основном процветает в центральной части города, на это есть свои причины. Землеотводы  в центре города заканчивается рано или поздно, а земля там, как известно, дорогое удовольствие.  Причины понятны: для бизнеса — наибольшая деловая активность, активный покупательский трафик и т.д., для жилья – престиж, удобство, развитость инфраструктуры…центр — это все-таки центр. И поэтому центр — априори всегда во всех столицах мира, городах-миллиониках, он всегда дорог. Поэтому застройщики, не желая мириться с менее радужными перспективами, пытаются хоть маленький клочок земли выбить именно  в центре, хотя на эти же деньги можно построить что-то более удобоваримое во втором и третьем поясе. Поэтому точечная застройка – это, в основном, постройки в центре. Я отношусь к точечной застройке как к неизбежной действительности. Это я говорю как риэлтор.

С точки зрения гражданина, то в старый центр не всегда эстетично вписывать новые современные здания. Зачастую наш город, и так не блещущий архитектурными  шедеврами становится заложником как раз –таки  эклектичных точечных застроек. Имеются проблемы и другого свойства. Так как свободной земли в центре мало, застройщики вынуждены бороться, например, с проблемой парковки — уходить под землю. Проблемы всегда возникают с паркингом, с энергонагрузками и т.д

Жажда наживы или крайняя мера — так вопрос пока не ставится. Точечная застройка — это возможность «вскочить в последний вагон уходящего поезда», так как центр не резиновый. Конечно,  пока у нас речь не идет о московских методах по сносу пятиэтажек. Правда, в Екатеринбурге уже есть прецедент — третья очередь ТЦ «Гринвич». Все знают, что дом был снесен и в сжатые сроки были отселены все жильцы. Естественно, что возрастает и себестоимость такого проекта.

— Рекомендуете ли вы клиентам покупать жилье в таких домах? Если клиент рассматривает подобный вариант, на что вы советуете обращать внимание, ведь зачастую строительство таких домов идет с нарушением санитарных норм.

— Да, в Интернете форумы пестрят такими вопросами, что строительство идет с нарушением санитарных и других норм. Но неорганизованность граждан, незнание законодательства и недоверие правосудию (то, что из этого может что-то хорошее получиться), приводит к тому, что застройщик реализует свои амбициозные планы, либо, в крайнем случае, договариваясь с жильцами близлежащих домов по застройке территории, либо откупается возведением детских площадок и т.п. Клиенты, которые хотят купить квартиры в точечном объекте, должны знать о плюсах и минусах. Так, плюс, как правило, — в точечной застройке всегда индивидуальные  планировочные решения квартир. Во-вторых, такие строения возводятся не из панелей, а как правило из более дорогих современных материалов, так как строить на дорогой земле в центре из панелей –как минимум нелогично. Кроме этого, внимание нужно обращать на самого  застройщика и его опыт и репутацию. Есть риск попасть на недобросовестного застройщика, как в точечном строительстве, так и в любом другом проекте. Естественно немаловажно пресловутое соотношение цена-качество объекта, а также его характеристики. Стало значимо понятие социума — важно, какое окружение в соседстве  современного комфортного дома. Сейчас клиент стал очень требователен к таким моментам , вплоть до интересного, а лучше эклюзивного  вида из окна.

— Отражается ли ведение точечной застройки на ценах на недвижимость в расположенных вокруг домах, в районе в целом?

— Как правило, нет. Появление пусть даже именитого соседа (а каждому комплексу модно сейчас  присваивать имя собственное) пока никак не влияет на цену квадратного метра соседствующей поблизости «хрущёвки». 

— Вообще на что стоит, прежде всего, обращать внимание при покупке жилья в новом доме: инфраструктура, подъездные пути, парковка, вид из окна?

— Я уже частично ответил на этот вопрос. Если речь идет о долевке, то внимание стоит обратить на застройщика — это раз. Если речь идет об уже сданном доме, то на качество постройки, на инфраструктуру того микрорайона, где находится данное строение — наличие транспорта, подъездных путей, соцкульбыта, супермаркетов, и т.д.  В доме – современной инженерии, ТСЖ,  охрана,  видеонаблюдения, паркинги, детских площадок и т.д. Сейчас как правило, это уже нормальный «джентельменский» набор.

— Проходила информация, что в Москве и Санкт-Петербурге вводится новая методика. Сносятся «хрущевки» и «брежневки». И на их месте ставятся новые современные дома. Так ли это и насколько выгодно такое строительство. Насколько будут востребованы у екатеринбургского покупателя такие объекты?

— Ну, это не методика, а реалии рынка!

Что такое точечная застройка?

Если застройщик готов идти на такие серьезные инвестиции еще на начальном этапе, то понятно, что экономика этого варианта основательно просчитана. В Москве земля значительно дороже, чем в Екатеринбурге. Они вынуждены идти таким путем. Насколько это выгодно? Если это действительно «топовая» земля, то выгодно. Но все это очень индивидуально. Так, взять пятиэтажный и девятиэтажный дом (с одинаковой степенью износа), на интересной земле – инвестиции естественно  разные — расселять либо девять этажей, либо пять. Думаю, что к нам такая методика массово придет ещё нескоро. В Екатеринбурге пока есть земля, не требующая отселения.

— Что бы вы сделали, если бы в вашем дворе, напротив ваших окон началось точечное строительство?

— От этого никто не застрахован. Самостоятельно, в одиночку  вряд ли эту «машину» можно победить. Если настолько нетерпимое положение, то нужно делать то, что под силу самому — менять место жительства. Но в основном, люди мирятся. Пикеты — это вчерашний день, тем более плохо организованные.

— В Москве пикеты против точечной застройки перерастают в открытые столкновения. В Санкт-Петербурге точечная застройка официально запрещена. Евгений Анатольевич, какой прогноз вы можете дать Екатеринбургу?

— Если местная власть так подходит к точечной застройке в Петербурге, это значит, что кто- то лоббирует данные интересы. Это вопросы политические , но также не надо забывать, что северная столица —  шедевр архитектуры и истории,  и обезобразить её неграмотной застройкой  было бы кощунство.

Екатеринбургу я могу дать великолепный прогноз — город через десять лет вы не узнаете вообще! Из индустриального закрытого города, наш город превращается в современный мегаполис.  Появляются небоскребы, современные архитектурные комплексы, новые проекты, транспортные развязки, строится метро. Мы реально выходим на планку — «третья столица». К сожалению, точечная застройка была, есть и будет. Просто  нужно подходить к этому разумно и взвешено, думая о грядущих поколениях.

Интервью подготовила Александра Подгорнова, Европейско-Азиатские новости.

… Дополните новость

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *