Уголовная ответственность судебного эксперта

(Таркинский А. И., Юсупкадиева С. Н.) («Российская юстиция», 2013, N 9)

НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУДЕБНЫЙ ЭКСПЕРТ — ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПОРЯДОК ПРИВЛЕЧЕНИЯ

А. И. ТАРКИНСКИЙ, С. Н. ЮСУПКАДИЕВА

Таркинский А. И., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Дагестанского государственного университета.

Юсупкадиева С. Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Дагестанского государственного университета.

Развитие института судебной экспертизы в России обоснованно влечет активное использование знаний специалистов, не являющихся сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений. Правовое положение и порядок их привлечения для производства судебных экспертиз рассмотрены в настоящей статье.

Ключевые слова: судебная экспертиза, негосударственный эксперт, правовое положение эксперта.

В России за неполное столетие существования института судебной экспертизы дважды делается попытка создания негосударственных судебно-экспертных учреждений. В 30-х гг. XX века практиковалось создание вузовских криминалистических лабораторий, которые по заданиям органов следствия и суда проводили судебные экспертизы. Криминалистические лаборатории юридических вузов по замыслу создавались как специальные криминалистические «полигоны» для студентов, а на практике экспертные учреждения, которые выполняли задания органов следствия и суда, взимали за производство экспертиз плату по специальной таксе <1>. Эти учебные лаборатории были «завалены» просьбами практических органов. К производству судебных экспертиз привлекались преподаватели, которые в последующем стали видными учеными в области криминалистики и судебной экспертизы. В последующем на базе ведущих учебных криминалистических лабораторий создавались научно-исследовательские криминалистические лаборатории, т. е. официальные экспертные учреждения. Вследствие этого негосударственные судебно-экспертные учреждения получили статус государственных. ——————————— <1> Сорокотягина Д. А., Сорокотягин И. Н. Теория судебной экспертизы: Учебное пособие. Ростов-на-Дону, 2009. С. 38.

С принятием Конституции РФ 1993 года законодательная основа России, в том числе и процессуальная, стала активно реформироваться. 22 июля 1993 г. были приняты Основы законодательства России об охране здоровья граждан, которые предусматривали возможность проведения независимой экспертизы при несогласии граждан с заключением медицинской экспертизы <2>. ——————————— <2> Внуков В. И., Зайцева Е. А. Независимая экспертиза в уголовном судопроизводстве России. Волгоград, 2008. С. 23.

В ч. 2 ст. 195 УПК РФ закреплено право назначения судебной экспертизы не только государственным, но и иным экспертам в целях более полной реализации системообразующего принципа судопроизводства — состязательности в судебных стадиях. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ) в ст. 41 распространил свое действие на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. Благодаря этим изменениям в России вновь стал формироваться институт негосударственной судебной экспертизы. Практика свидетельствует, что в России институт судебной экспертизы активно развивается. Государственные экспертные учреждения не располагают достаточной штатной численностью экспертных кадров, а имеющие — физически не способны в надлежащие сроки переработать огромный поток экспертных материалов, ежедневно поступающих к ним от органов предварительного расследования и суда. Вместе с государственными судебно-экспертными учреждениями развиваются и негосударственные. В силу различных обстоятельств специалисты в той или иной области привлекаются следователями и судами в качестве негосударственных судебных экспертов на разных стадиях судопроизводства. Появляются самостоятельные бюро, центры, другие организации, предлагающие свои услуги по проведению так называемых независимых судебных экспертиз. Следует отметить, что в свете указанных изменений появились такие термины, как «независимая экспертиза» (эксперт), «частный эксперт». Как справедливо отмечает Е. Р. Россинская, следует употреблять термин «альтернативный», нежели «независимый эксперт» <3>, так как согласно ст. 7 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» (далее — ГСЭД) эксперт независим и не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначившего судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Правильнее говорить о таких понятиях, как «государственный» и «негосударственный (альтернативный) эксперт». ——————————— <3> Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2009. С. 104.

Говоря о понятии «частный эксперт» нужно, отметить, что это понятие также не соответствует процессуальной сути судебной экспертизы. На наш взгляд, правильнее будет оба понятия («альтернативный» и «частный») объединить в одно — «негосударственный судебный эксперт». Работает это лицо в судебно-экспертном бюро (экспертном бюро) либо занимается индивидуальной трудовой деятельностью или привлекается как специалист той или иной области знаний, работающий в определенном неэкспертном учреждении, — имеет для дела второстепенное значение. Сегодня в России сотрудники правоохранительных органов и суды имеют определенный опыт привлечения негосударственных судебных экспертов по уголовным, гражданским и арбитражным делам. Как правило, в негосударственное экспертное учреждение обращаются в случаях, если: — судебные экспертизы этих родов и видов не выполняются в государственных судебно-экспертных учреждениях России или региона; — судебные экспертизы этих родов и видов в государственных судебно-экспертных учреждениях выполняются, но эксперты очень сильно загружены другими экспертизами или отсутствуют в данный момент, а дело не терпит отлагательства; — стороны, суд, следователь хотят назначить производство судебной экспертизы в негосударственном учреждении, где работает известный специалист в данной области знания; — у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса есть сомнения в беспристрастности и объективности других сотрудников данного государственного судебно-экспертного учреждения или даже государственных судебных экспертов вообще <4>. ——————————— <4> Россинская Е. Р., Галяшина Е. Негосударственные экспертные учреждения, их правовой статус и организационные формы // Законность. 2009. N 2. С. 29.

Следственные органы и суды все чаще привлекают негосударственных судебных экспертов, однако остается немало нерешенных вопросов, из-за которых эта активность не слишком велика, даже в условиях востребованности их помощи. Тому есть определенные причины. В настоящее время основная из причин заключается в слабом нормативно-правовом обеспечении негосударственной судебно-экспертной деятельности в судопроизводстве. Подобный правовой хаос в ряде случаев существенным образом затрудняет проведение экспертных исследований, а нередко — лишает экспертов гарантий надлежащей оплаты оказанных ими экспертных услуг <5>. В связи с тем, что многие проблемы судебно-экспертной деятельности остаются неурегулированными, следует рассмотреть вопрос о принятии нового закона о судебно-экспертной деятельности, в котором надо рассмотреть в полном объеме вопросы правового регулирования государственных и негосударственных судебных экспертов. Реальные предложения, связанные с принятием нового закона, который следует назвать «О судебно-экспертной деятельности в РФ», уже предлагались. ——————————— <5> Россинский С. Б. О практике производства экспертиз в негосударственном судебно-экспертном учреждении // Эксперт-криминалист. 2010. N 4.

Неоднозначно рассматривается статус негосударственного судебного эксперта. Статья 57 УПК РФ в качестве эксперта определяет «лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом», однако этого порядка в законе фактически нет. Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту, предусмотрены в ст. 13 ФЗ ГСЭД, однако согласно ст. 41 этого Закона эти требования не распространяются на негосударственного судебного эксперта. Проблема связана с отсутствием единых унифицированных требований к квалификации негосударственных судебных экспертов. Если сотрудники государственных судебно-экспертных учреждений допускаются к производству экспертиз лишь после прохождения ими ведомственной аттестации и получения соответствующего свидетельства, то для негосударственных судебных экспертов подобных требований не существует. Как показывает практика, объем и уровень подготовки эксперта определяются ведомственными нормативными актами: МВД, Минюста и т. д. Такая практика обуславливает свой уровень подготовки в МВД, Минюсте, а выданные допуски на право самостоятельного производства экспертиз экспертам при переходе их в другую систему экспертных учреждений не имеют силу. Данное обстоятельство в определенной степени ставит под сомнение унифицированность экспертных методик и, как следствие, результаты судебных экспертиз, выполненных в различных ведомствах. 15 октября 2008 г. Общероссийская общественная организация «Ассоциации юристов России» на заседании комиссии по совершенствованию правосудия приняла решение поддержать создание некоммерческого партнерства «Палата судебных экспертов». Основными учредителями НП «Палата судебных экспертов» являются государственное учреждение «Российский федеральный центр судебной экспертизы» при Минюсте России и федеральное государственное учреждение «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздравсоцразвития России. Сегодня «Палата судебных экспертов» (НП «СУДЭКС») является единственной организацией, осуществляющей сертификацию негосударственных судебных экспертов и негосударственных судебно-экспертных лабораторий в Российской Федерации. В рамках указанных систем добровольной сертификации ведутся соответствующие реестры. Программы подготовки судебных экспертов, определяющие требования к ним в вышеперечисленных системах сертификации, утверждены Минюстом России. Правом определять лицо судебным экспертом наделены следователь и суд, но процедура несовершенна, так как по смыслу закона могут быть назначены лица, не имеющие соответствующей подготовки по судебной экспертизе. К сожалению, многие следователи и судьи плохо представляют себе особенности профессиональной подготовки эксперта и критерии, по которым можно отличить специалиста от эксперта. Судебная экспертиза опирается в своей деятельности на процессуальное законодательство. Естественно, для того чтобы качественно выполнять свою работу, судебному эксперту необходимо знать законодательство, регламентирующее вопросы производства судебных экспертиз, и методику ее проведения. В негосударственном судебно-экспертном учреждении решение вопросов, связанных с профессиональной подготовкой, можно возложить на руководителя. Однако, как справедливо отмечает В. И. Мамай, это положение в ФЗ ГСЭД не предусмотрено. Можно полагать, что эти обязанности на руководителя негосударственного судебно-экспертного учреждения могут быть возложены на основании ГОСТа 52960-2008 «Аккредитация судебно-экспертных лабораторий». Но вышеназванный ГОСТ в большей мере выдвигает требования к экспертным организациям, а не к экспертам как физическим лицам. Значительное количество судебных экспертиз назначается специалистам, работающим в высших учебных заведений или в иных научных учреждениях, особенно в тех случаях, когда в регионе недостаточно или нет соответствующих экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях. К таким относятся экологические, психологические, судебно-бухгалтерские, лингвистические, искусствоведческие и другие экспертизы. При наличии определенной практики производства судебных экспертиз, эти специалисты слабо владеют нормативной базой и методикой проведения экспертизы. Эти факты требуют внимания, чтобы экспертизы, проводимые такого рода специалистами, выполнялись в соответствии с требованиями ГСЭД. Для реализации этой задачи рекомендуется предусмотреть нормативное закрепление обязательного теоретического обучения основам судебно-экспертной деятельности специалистов, которые периодически привлекаются в качестве судебных экспертов по отдельным видам судебных экспертиз и исследований. По возможности, необходимо свести до минимума случаи назначения судебной экспертизы лицам, которые не имеют официального права на производство экспертизы. В качестве негосударственного судебного эксперта могут выступать лица, не состоящие в штате какого-либо юридического лица, так называемые частные эксперты. Такими экспертами являются, как правило, бывшие работники различных экспертных учреждений, имеющие высшее профессиональное образование и опыт по производству экспертиз. При этом «частные» эксперты не всегда имеют опыт и постоянную практику производства судебных экспертиз. При выборе негосударственного эксперта И. А. Ефремов рекомендует учесть следующие особенности <6>: ——————————— <6> Ефремов А. И. Особенности поручения производства судебной экспертизы негосударственному эксперту // Эксперт-криминалист. 2006. N 4.

— Следует знать, что при выборе негосударственного эксперта с целью поручения ему производства экспертизы следователь (суд) должен руководствоваться п. 2 ст. 37 Конституции РФ, согласно которому принудительный труд запрещен. Следователь (суд) не вправе обязать выполнять экспертизу выбранного им специалиста в качестве негосударственного эксперта, если он ранее в этом качестве не участвовал или по делу не желает участвовать. Поручая производство независимому эксперту, необходимо хотя бы убедиться в том, существует ли этот человек, и если да, то насколько он готов заняться производством экспертизы. — Следует выяснить компетенцию эксперта, а также наличие у него опыта производства судебных экспертиз и решения вопросов, которые перед ним предполагается поставить. У эксперта должны быть прежде всего документы, подтверждающие наличие у него требуемых для производства судебной экспертизы специальных знаний. Если у эксперта имеются другие документы о его компетенции (диплом или свидетельство на право производства назначаемой экспертизы, послужной список и др.), то с этими документами суд и стороны по делу должны ознакомиться, а копии данных документов после выполнения экспертизы должны быть приобщены к заключению. — Необходимо определить объем объектов и материалов, подлежащих исследованию с целью получения полных и аргументированных ответов от эксперта на поставленные вопросы. Нередко для ответа на вопросы эксперту требуются каталоги продукции, техническая и технологическая документация и другие информационные материалы, которыми негосударственный эксперт, в отличие от государственных экспертных учреждений, не располагает и не может их официально получить. Суд при участии сторон может получить данные материалы и должен представить их негосударственному эксперту. — Исходя из практики назначения и производства судебных экспертиз, срок может и должен быть установлен судом только с учетом мнения эксперта, т. е. они должны согласоваться. Причем это мнение должно быть выражено в письменной форме. Игнорирование судом мнения эксперта может привести к тому, что в ответ на определение о назначении экспертизы последний пришлет вместо заключения эксперта отказ в производстве экспертизы <7>. Экспертиза должны быть выполнена в разумные сроки. В срок производства судебной экспертизы войдет не только время, необходимое собственно на производство экспертизы, но и время на выполнение других неотложных дел, которые были запланированы привлекаемым специалистом ранее, до назначения экспертизы и принятия ее к своему производству. ——————————— <7> Ефремов А. И. Кто и как будет определять сроки производства судебных экспертиз и что нужно делать, чтобы они соблюдались // Эксперт-криминалист. 2009. N 4. С. 9.

— Согласно Закону производство судебной экспертизы негосударственным экспертом должно быть оплачено. В процессуальном законодательстве оплата производства судебной экспертизы отнесена к издержкам, связанным с рассмотрением дела. Данные издержки должна возместить сторона, заявившая просьбу о назначении и производстве судебной экспертизы. Размер и порядок получения оплаты за производство экспертизы негосударственным экспертом должны быть решены до поручения производства экспертизы. К сожалению, существование негосударственных судебных экспертов оказывает на процессуальные и иные правоотношения негативное воздействие. Нередко заинтересованные должностные лица ставят условия и устанавливают определенные ограничения экспертам, работающим в бюро негосударственных экспертных учреждений, мотивируя это служебной заинтересованностью или интересом государства. Часты случаи, когда страховые компании требуют, чтобы по результатам экспертных исследований был занижен ущерб, причиненный автотранспортному средству. Вследствие этого возникают исковые дела по гражданским делам. Такие факты возникают и при оценке ущерба, причиненного преступлением (терроризм, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем и др.) или стихийным бедствием. В случае отказа от выполнения поставленного условия в качестве весомого аргумента должностные лица в этих случаях предупреждают о том, что экспертиза будет назначена в другом экспертном учреждении, тем самым ставя негосударственных экспертов в финансовую зависимость. Очень сложно в этих ситуациях говорить о независимости судебного эксперта, особенно негосударственного. Часть 3 ст. 6 ФЗ ГСЭД допускает возможность обжалования результатов экспертизы заинтересованными лицами в порядке, установленном законодательством РФ. Из смысла данной нормы можно предположить, что такого порядка нет. Не содержится на него указаний и в процессуальном законодательстве <8>. ——————————— <8> Мамай В. И. Современные проблемы судебной экспертизы и пути их преодоления // Российская юстиция. 2009. N 10. С. 33 — 35.

В связи с отмеченным следует предусмотреть в нормативном источнике право выбора экспертного учреждения (эксперта) по усмотрению сторон процесса (законного представителя). Вполне справедливо будет внести поправку, связанную с тем обстоятельством, что если одна из сторон не согласна с заключением эксперта, то ей предоставляется право получения в другом экспертом бюро заключения и представления должностному лицу, который должен рассмотреть его при решении вопроса.

Новая редакция Ст. 171 ГПК РФ

Председательствующий разъясняет эксперту и специалисту их права и обязанности, а также предупреждает эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем у него берется подписка, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Комментарий к Статье 171 ГПК РФ

Разъяснение эксперту и специалисту их прав и обязанностей — процессуальные действия председательствующего, которыми заканчивается подготовительная часть судебного заседания и начинается рассмотрение дела по существу. Председательствующий разъясняет эксперту его права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК. Сведения об этом заносятся в протокол судебного заседания (п. 6 ч. 2 ст. 229 ГПК РФ). Особого внимания требует разъяснение председательствующим оснований, по которым эксперт обязан известить суд о невозможности дать заключение (абз. 2 ч. 1 ст. 85 ГПК РФ).

Неправильное изложение установленных во время экспертизы фактов, сокрытие их или сообщение несуществующих, неверные объяснения установленных экспертизой обстоятельств, т.е. заведомо ложное заключение, могут служить основанием привлечения эксперта к уголовной ответственности по ст. 308 УК, о чем председательствующий предупреждает эксперта. По ранее действовавшему законодательству к уголовной ответственности эксперт мог быть привлечен также за отказ или уклонение от дачи заключения (ст. 181 УК РФ РСФСР), о чем соответственно предупреждался.

Предупреждение эксперта об уголовной ответственности возможно как в стадии подготовки (п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ), когда суд назначает экспертизу и выносит соответствующее определение (ч. 2 ст. 80 ГПК РФ), так и в ходе судебного заседания. Подписка эксперта о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, производится либо в протоколе, либо на отдельном бланке, который приобщается к протоколу. Отдельные спорные вопросы проведения экспертизы получили освещение в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утв. Президиумом ВС РФ 14.12.2011.

В случаях, указанных в ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, суд вправе привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Задача специалиста в судебном заседании состоит в оказании содействия суду и лицам, участвующим в деле, в исследовании доказательств. Если из консультации специалиста следует, что имеются обстоятельства, требующие дополнительного исследования или оценки, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства либо ходатайствовать о назначении экспертизы (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 N 13).

О необходимости привлечения специалиста содержится указание в ст. 179, 181, 184, 185 ГПК РФ и др. Так же как и эксперту, специалисту в судебном заседании разъясняются права и обязанности, предусмотренные ст. 188 ГПК. Но, в отличие от эксперта, специалист не предупреждается об уголовной ответственности, поскольку в уголовном законодательстве отсутствует норма о возможности привлечения к уголовной ответственности специалиста, например, за дачу заведомо неправильной консультации, содержащей вымышленные сведения, умышленное искажение или сокрытие действительных фактов и т.д.

Статья 171 ГПК РФ направлена на охрану интересов правосудия, а также законных интересов лиц, к которым могут относиться ложные сведения, сообщаемые при допросе в суде (по уголовному, гражданскому или административному делу), а также при производстве предварительного следствия или дознания. Субъектами преступления являются свидетели, потерпевшие, эксперты или переводчики, официально признанные таковыми в соответствии с УПК или ГПК. Обвиняемый и подозреваемый за дачу ложных показаний ответственности не несут. Показания свидетеля (потерпевшего) будут ложными, если в них сообщаются вымышленные сведения, искажаются или скрываются (умалчиваются) действительные, известные ему факты. Если свидетель (потерпевший) просто отказывается говорить, он может быть привлечен к ответственности не по данной статье, а за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

Другой комментарий к Ст. 171 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Привлеченному к участию в деле эксперту разъясняется, что он обязан дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (заданию). Для этого он вправе знакомиться с материалами дела, участвовать в судебном разбирательстве дела, просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов.

Специалисту, привлеченному к участию в деле, разъясняется, что он обязан отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, оказывать суду содействие в совершении процессуальных действий, требующих специальных знаний и навыков.

2. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307), о чем судом предупреждается вовлекаемый в процесс эксперт.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

ПОДПИСКА

эксперта о предупреждении об уголовной ответственности в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации

Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации предупреждён (а) по делу

Независимо от того, где производится экспертиза – в судебно-экспертном учреждении или вне его – эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность.

Эксперт предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем у него отбирается подписка.

Основания уголовно-правовой ответственности содержат ГПК РФ, УПК РФ и АПК РФ в отсылочных нормах. Эксперт привлекается к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ) независимо от того, получен ли при этом какой-либо результат, принял ли суд данное заключение как полноценный источник доказательств или не принял.

Если же эксперт в результате исследования приходит к неправильному выводу вследствие заблуждения, научной неподготовленности, небольшого практического опыта, некомпетентности, невнимательности, неполноты исследования, спорных научных положений, ошибочного анализа, он не подлежит привлечению к уголовной ответственности. В подобных случаях к нему применяются меры дисциплинарного взыскания.

Ложность заключения судебного эксперта может выразиться:

  • – в умалчивании при исследовании существенных фактов и признаков объекта;
  • – искажении описания признаков объекта при их исследовании;
  • – неправильном описании при исследовании фактов и признаков исследуемого объекта;
  • – заведомо неправильной оценке установленных при исследовании фактов и признаков, при этом он хотя и устанавливает достаточную совокупность признаков для категорического заключения, но ввиду заведомо неверной оценки установленных признаков приходит к отрицательному выводу либо отказывается от решения поставленного перед ним вопроса по существу.

Ответственность за отказ от дачи заключения имеет дисциплинарный (в случае государственного судебного эксперта) и договорной (в случае частного) характер.

УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ устанавливают последствия неявки эксперта в судебное заседание и процессуальные меры ответственности эксперта. Здесь решаются два различных вопроса: о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся экспертов и о применении к ним мер ответственности (процессуальных санкций).

Целью экспертных исследований является формулирование выводов, отвечающих на вопросы, поставленные перед экспертом. Завершающим этапом работы эксперта является составление заключения экспертизы. Материалом для составления исследовательской части экспертного заключения является рабочая документация экспертизы.

Рабочая документация экспертизы – это планы проведения экспертизы, описания экспертных исследований и их результатов, копии или описания документов, являющихся источниками доказательств. Сведения, отраженные в рабочих документах экспертизы, должны исключать возможность различного толкования. Формы рабочих документов разрабатываются экспертным учреждением самостоятельно.

Описание экспертных исследований заключается в отражении хода исследований в соответствии с планом экспертизы, изучения и оценки доказательств и изложении результатов исследования. Описание исследований должно содержать сведения о выполняемом этапе плана экспертизы, записи о приемах, методах и объемах исследования, промежуточные и окончательные выводы. Описания должны быть достаточно полными и подробными для составления на их основе исследовательской части экспертного заключения.

К рабочим документам по описанию процесса исследования прилагаются копии объектов исследования, содержащие доказательную информацию экспертизы. В случаях, когда нет возможности снять копии с этих объектов, например, по причине плотно сшитых материалов в объемном деле, объекты подробно описываются с указанием номера листа дела.

После производства экспертизы рабочая документация хранится в архиве экспертного учреждения не менее пяти лет, сгруппированная по каждой проведенной экспертизе в порядке, обеспечивающем, при необходимости, получение информации о ходе всего производства экспертизы. Экспертное учреждение хранит рабочие документы экспертизы с учетом положений законодательства о коммерческой тайне.

Сведения, содержащиеся в рабочей документации экспертизы, являются конфиденциальными и не подлежат разглашению экспертным учреждением. Экспертное учреждение не вправе и не обязано предоставлять рабочую документацию государственным, в том числе налоговым, органам и другим лицам, кроме случаев, прямо предусмотренных действующим законодательством.

Собранные доказательства отражаются экспертом в его рабочих документах.

Итогом экономико-экспертных исследований является заключение эксперта-экономиста, которое процессуальное законодательство (ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ и ст. 86 ГПК РФ) относит к числу источников судебных доказательств.

После производства исследований эксперт составляет письменное заключение и удостоверяет его своей подписью. Заключение – это единственная процессуальная форма, в которой эксперт доводит свои выводы до сведения органа или лица, назначившего экспертизу. Устные ответы эксперта в ходе допроса его на следствии и в суде разъясняют письменное заключение, но не могут его заменить.

Заключение эксперта всегда дается в письменном виде, однако его следует отличать от письменных доказательств. Характерным признаком письменных доказательств признается закрепление человеком сведений о фактах (доказательственной информации) на установленном вещественном носителе (бумаге, дереве и пр.) в виде определенных знаков.

Природа заключения эксперта качественно иная: эксперт не закрепляет в письменном виде известную ему информацию – он добывает в ходе исследования новую, которой дает профессиональную оценку, именно она является информацией-доказательством. Заключение эксперта отражает ход и получение первичной информации при помощи специальных знаний.

Требования к заключению эксперта:

  • 1. Объективность заключения эксперта по поставленным вопросам обеспечивается применением им в процессе проведения экспертизы научных методов исследования и его непредвзятость. Главным критерием достоверности и объективности выводов эксперта-экономиста является их обоснованность первичной учетной документацией, которая подтверждает факт совершения хозяйственной операции, ставшей объектом расследования и исследования экспертизой.
  • 2. Беспристрастность заключения эксперта основывается на отсутствии тенденциозного подхода при исследовании фактов в целях установления истины по расследуемому делу. Поэтому законом не допускается совмещение в одном лице эксперта и работника правоохранительных органов, даже если последний и обладает необходимыми познаниями для дачи квалифицированного экспертного заключения по рассматриваемому делу. Такое совмещение, как правило, не позволяет объективно проверить и оценить собранные фактические данные.

Процессуальный закон регламентирует содержание заключения эксперта лишь в самых общих чертах. В заключении должно быть указано, когда, где и кем произведена экспертиза, основания ее производства, кто присутствовал при проведении экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие вопросы были перед ним поставлены и его мотивированные ответы на них.

На практике выработаны более подробные реквизиты заключения эксперта и определена его структура, что нашло закрепление в различных ведомственных положениях и инструкциях, регулирующих деятельность экспертных учреждений, а также отражено в бланках (образцах) заключения эксперта.

Заключение эксперта должно состоять из вводной, исследовательской частей, возможно, синтезирующей и выводов.

В вводной части отражаются:

  • – номер и наименование дела, по которому назначена экспертиза;
  • – краткое изложение обстоятельств, обусловивших назначение экспертизы (фактическое основание);
  • – номер и наименование экспертизы;
  • – сведения об органе (лице), назначившем экспертизу;
  • – правовое основание проведения экспертизы (постановление или определение, когда и кем оно вынесено);
  • – дата поступления материалов на экспертизу и дата подписания заключения;
  • – ведения об эксперте или экспертах – фамилия, имя, отчество, образование, специальность (общая и экспертная), ученая степень и звание, должность;
  • – подписка эксперта, оформленная в соответствии с действующим законодательством об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
  • – наименование поступивших на экспертизу материалов (объекты экспертного исследования), способ доставки, вид упаковки и реквизиты исследуемых объектов;
  • – сведения о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы (фамилия, инициалы, процессуальное положение);
  • – вопросы, поставленные на разрешение эксперта. Вопросы, разрешаемые экспертом по своей инициативе, обычно тоже приводятся в вводной части заключения.

Исследовательская часть заключения представляет собой обоснование выводов и содержит:

  • – описание проведенных исследований с указанием примененных методов;
  • – ссылки на заключения других экспертов, использованные в качестве исходных данных;
  • – ссылки на материалы дела, проанализированные в пределах специальных познаний эксперта и предмета экспертизы;
  • – справочные данные;
  • – указание на участие эксперта в следственных действиях, если результаты следственных действий необходимы для обоснования выводов;
  • – сведения об эксперте, который проводил соответствующие исследования, если работало несколько экспертов;
  • – причины расхождения выводов, если выводы повторной экспертизы не совпадают с заключением первоначальной экспертизы.

В синтезирующей части заключения даются общая суммарная оценка результатов проведенного исследования и обоснование выводов, к которым пришел эксперт (эксперты). Например, при идентификационных исследованиях синтезирующая часть включает итоговую оценку совпадающих и различающихся признаков сравниваемых объектов, констатируется, что совпадающие признаки являются (не являются) устойчивыми, существенными и образуют (не образуют) индивидуальную, неповторимую совокупность.

Синтезирующий компонент заключения обычно выделяется в самостоятельную часть в случае комплексных экспертиз. Нередко он выступает как раздел (завершающий) исследовательской части.

Выводы представляют собой итог оценки результатов исследования и четкие ответы на поставленные вопросы. Выводы излагаются в сжатых, лаконичных формулировках и представляют собой ответы на поставленные перед экспертом вопросы. На каждый из этих вопросов должен быть дан ответ по существу либо указано на невозможность его решения.

Затрагивая особенности проведения СФЭЭ по уголовно квалифицируемым правонарушениям, стоит отметить, что в соответствии с требованиями процессуального закона выводы из исследования документов бухгалтерского учета и отчетности и других объектов СФЭЭ должны представлять собой логически законченный комплекс и единую систему причинно-следственных (логических) связей, состоящую из четырех взаимосвязанных элементов:

  • 1. Суммарное выражение в доходах от предпринимательской деятельности несоответствия договоров гражданско-правового характера, бухгалтерского учета и отчетности и подтверждающих их первичных распорядительных документов фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности.
  • 2. Несоответствие фактического использования доходов от предпринимательской деятельности указанным в документах целям использования этих доходов устанавливается исходя из несоответствия измерителей стоимости объективному тождеству эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности.
  • 3. Перечисляются правонарушения, включая налоговые, причинно-обусловленные преступлением.
  • 4. Констатируются нарушения требований административного права по документальному подтверждению бухгалтерского учета и отчетности, невыполнение (ненадлежащее выполнение) обязанностей по ведению бухгалтерского учета, внешнему (государственному и негосударственному) контролю за состоянием учетной и отчетной дисциплины. Отражаются условия, способствовавшие преступлению, включая соучастие бухгалтера, аудитора, налогового инспектора, других государственных служащих, взаимосвязи с разного рода преступными группами и сообществами.

Материалы, иллюстрирующие экспертное заключение и его результаты, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Материалы о ходе и условиях экспертного исследования сохраняются в судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначившего экспертизу, они представляются для приобщения к делу.

Результатом назначения экспертизы кроме заключения эксперта может быть сообщение о невозможности дачи заключения. Такой документ составляется, когда невозможность решения поставленных вопросов очевидна без исследования. Поскольку исследование не проводится, экспертиза считается несостоявшейся и никакого заключения эксперт не дает.

Практикой выработан широкий перечень оснований составления сообщения о невозможности дачи заключения. Оно составляется в следующих случаях.

Если поставленный вопрос выходит за пределы специальных знаний эксперта. Это может иметь место, когда вопрос вообще не требует для своего решения никаких специальных знаний и входит в компетенцию лица, назначившего экспертизу (суда) (например, определить по данным бухгалтерского учета фактическое поступление на склад определенных материальных ценностей), либо когда вопрос относится к компетенции эксперта другой специальности (например, не экономиста, а товароведа, если обоснованность списания материальных ценностей зависит от степени их износа).

Ввиду непригодности или недостаточности для дачи заключения предъявленных эксперту материалов, если ходатайство эксперта не удовлетворено. Недостаточность материалов чаще всего выражается в малом количестве представленной документации для формулировки итогов исследования, непригодность объекта для исследования (обычно идентификационного) является результатом его малой информативности.

Сообщение о невозможности дачи заключения подписывается экспертом, подпись удостоверяется печатью экспертного учреждения, после чего один экземпляр руководитель экспертного учреждения (структурного подразделения) направляет органу, назначившему экспертизу, а другой оставляет в экспертном учреждении. Если такое сообщение дается в стадии судебного разбирательства, оно составляется и подписывается экспертом в двух экземплярах, один из которых представляется суду, а другой – руководителю экспертного учреждения.

Документы, бывшие объектами экспертного исследования, подлежат возвращению органу, назначившему экспертизу, вместе с заключением или сообщением о невозможности дачи заключения.

Исследование и оценка заключения эксперта – важнейшие этапы судебной деятельности, в ходе которых проверяется и оценивается доказательственная сила заключения.

Исследование заключения эксперта производится в судебном заседании, так как суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Обязанность суда – огласить заключение эксперта для его непосредственного восприятия всеми участвующими в деле лицами и в соответствии с принципами устности и непосредственности.

Что касается порядка исследования экспертного заключения, то он подчинен общим правилам процессуального закона. Основные элементы исследования доказательств составляют: непосредственное восприятие доказательственной информации судьями, устное исследование в судебном заседании.

После оглашения заключения эксперту с разрешения суда могут быть заданы вопросы в целях разъяснения и дополнения заключения. Это происходит в рамках допроса эксперта, который выступает одним из процессуальных способов проверки экспертного заключения.

В ходе исследования заключение эксперта сопоставляется с другими доказательствами по делу, выявляется степень его полноты и обоснованности, проверяется соблюдение процессуальных прав субъектов процесса (при назначении и производстве экспертизы).

Исследование заключения даст суду необходимую информацию для последующей его оценки.

Общие правила оценки доказательств: суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

В соответствии со ст. 240 УПК РФ доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Заключение эксперта входит в число доказательств и, как и все другие доказательства, не имеет заранее установленной силы. Оно должно изучаться наряду с другими доказательствами и подвергаться для этого тщательной, всесторонней и критической оценке.

Тем не менее, заключение эксперта-экономиста (финансиста) является результатом исследования, выполненного с использованием специальных познаний в области экономики и финансов, и поэтому его оценка представляет определенную сложность, так как лица, изучающие заключение, такими познаниями обычно не располагают. В результате на практике довольно сильна тенденция завышения доказательственного значения заключения эксперта. Между тем, заключение может оказаться ошибочным или неправильным по причинам как объективным (эксперту предоставлены не подлинные объекты, неверные исходные данные), так и субъективным (недостаточна квалификация эксперта, недостаточно надежна применяемая методика). В связи с этим заключение эксперта при его оценке должно рассматриваться с учетом ряда положений как формального характера, так и касающихся его существа.

Рассмотрим эти элементы оценки заключения судебной экспертизы на примере требований уголовно-процессуального законодательства.

К числу элементов оценки заключения экспертизы формального характера относятся соблюдение процессуального порядка назначения и проведения экспертизы. После вынесения определения (постановления) о назначении экспертизы по возбужденному уголовному делу, с ним должен быть ознакомлен обвиняемый, которому следует разъяснить его права, которыми он обладает при производстве экспертизы (ст. 198 УПК РФ).

После проведения экспертизы обвиняемый должен быть ознакомлен с заключением эксперта (ст. 206 УПК РФ). Обвиняемому предъявляются заключение, приложения к нему, объяснения и другие материалы, бывшие в распоряжении эксперта, в том числе подшитые в деле и касающиеся только вопросов, поставленных перед проведенной экспертизой, а также материалы дополнительного допроса экспертов-экономистов, дополнительных или повторных экспертиз.

Изучив материалы экспертизы, обвиняемый вправе заявить отвод эксперту со ссылкой на конкретные обстоятельства (необъективность, заинтересованность эксперта и т.п.). Если со стороны обвиняемого замечаний, ходатайств и отводов нет, то это заявление также фиксируется в протоколе допроса.

Заявления обвиняемого по выводам экспертизы должны быть обязательно проверены путем допроса эксперта в порядке разъяснения и (или) дополнения данного им заключения, выполнения иных следственных действий, анализа и оценки достоверности проведенного экспертного исследования.

В ходе судебного разбирательства при производстве экспертизы должна быть соблюдена процедура постановки вопросов перед экспертом (ст. 283 УПК РФ). В соответствии с этой процедурой все участники разбирательства представляют вопросы эксперту в письменном виде, которые затем оглашаются и по ним заслушивается мнение участников судебного разбирательства и заключение прокурора. После этого суд выносит определение, в котором вопросы эксперту формулируются в окончательном виде. Если суд отклоняет какие-либо вопросы или изменяет их формулировку, он мотивирует это в своем определении.

Несоблюдение установленного порядка проведения экспертизы в судебном заседании может послужить одним из оснований отмены приговора.

Проверка правильности оформления заключения, наличие всех необходимых реквизитов, указанных в законе (ст. 204 УПК РФ).

В заключении должны содержаться все части, предусмотренные экспертной технологией. Оно должно быть подписано именно тем лицом, которое указано в вводной части заключения.

В заключении но комплексной экспертизе должно быть указано, какой эксперт и какие исследования проводил. Каждая часть исследований должна быть подписана теми экспертами, которые ее осуществляли.

Необходимо установить, не подлежит ли эксперт отводу. При решении этого вопроса оценивается компетентность эксперта и его отношение к уголовному делу.

Компетентность эксперта оценивается по данным, указанным в вводной части заключения, где отмечается стаж экспертной работы, образование, специализация эксперта, для частных экспертов – наличие лицензии на право производства экспертиз.

Отношение к уголовному делу оценивается с точки зрения заинтересованности или незаинтересованности эксперта в исходе дела. При этом выясняется, нс принимал ли участие эксперт в каких-либо следственных действиях по делу в качестве специалиста; не имеется ли у него личной заинтересованности в деле (например, родственные отношения с кем-либо из лиц, проходящих по делу, или осуществляющих расследование, судебное разбирательство).

Если обнаруживаются какие-либо из вышеперечисленных обстоятельств, в связи с которыми эксперт подлежал отводу, его заключение лишается доказательственного значения.

К числу элементов оценки заключения экспертизы, касающихся существа заключения, относятся следующие.

Допустимость объектов, исследовавшихся экспертом, проверяется путем изучения их процессуальной доброкачественности. Для этого прежде всего выясняется, законным ли был способ их получения и был ли соблюден процессуальный порядок получения следователем (судом) объектов, которые предоставлены эксперту.

При обнаружении нарушений, ставящих под сомнение достоверность результатов следственного действия или ущемляющие права граждан, вещественные доказательства признаются недопустимыми. В свою очередь это влечет недопустимость и заключения эксперта по исследованию этих объектов.

На допустимость объекта экспертного исследования помимо соблюдения правил его получения влияет и надлежащее его хранение после изъятия. Оно должно исключать возможность подмены объекта, сомнение в его подлинности. Кроме того, надлежащее хранение объектов должно исключать их контактное взаимодействие.

В случае, когда факт раздельного хранения такого рода объектов вызывает сомнение, заключение эксперта может быть подвергнуто сомнению и лишено доказательственного значения.

Законность получения объектов определяется соблюдением соответствующих статей уголовно-процессуального закона, регламентирующих следственные действия, в ходе которых могут быть получены такие объекты (следственный осмотр, обыск, выемка, освидетельствование). Если же объекты были предоставлены кем-либо из участников процесса или посторонними лицами, то необходимо выяснить, соблюдена ли процессуальная процедура признания их вещественными доказательствами или образцами.

За признанием заключения допустимым следует определение достоверности заключения. В отличие от допустимости для определения достоверности нет четких формальных критериев.

Прежде всего проверяется обоснованность выводов эксперта, а также их аргументированность и то, насколько они подтверждаются проведенными исследованиями. С этой целью в первую очередь выясняется надежность использования для проведения исследования экспертной методики.

Обычно эксперты при исследовании объектов, часто встречающихся в их практике, используют методики, апробированные и широко известные. Однако в ряде случаев возникает необходимость в применении нетрадиционной или недавно созданной методики. Научную обоснованность таких методик, не получивших еще всеобщего признания, кто-либо из участников судебного разбирательства вправе поставить под сомнение и в качестве аргумента выдвинуть другую нетрадиционную методику, исследование с помощью которой опровергает выводы эксперта.

Возможна ситуация, когда ставится под сомнение не научная обоснованность методики, а правомерность ее применения в данном конкретном случае.

В практике также встречаются случаи использования экспертами (особенно частными) устаревших или не рекомендованных методик, неправильного вывода коэффициентов или иных табличных данных, что необходимо учитывать при оценке достоверности заключения эксперта.

Положение о достаточности представленного эксперту материала для проведения исследования, касающееся существа заключения при его оценке, обусловлено тем, что иногда эксперты свои выводы делают на основе недостаточной совокупности материалов, не используют свое право ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов.

Обоснованность заключения эксперта зависит и от правильности исходных данных, которые он получает от следователя или суда в качестве готовых посылок для вывода. Эксперт не вправе оценивать правильность исходных данных, поскольку они устанавливаются следственным путем в ходе осмотров, экспериментов, допросов.

Если в процессе дальнейшего расследования или судебного разбирательства выясняется, что сообщенные эксперту исходные данные неверны, его заключение будет признано недостоверным. Чтобы избежать такой ситуации, опытные эксперты формулируют так называемый условно-альтернативный вывод, в котором указывают, что та или иная ситуация может возникать при тех или иных исходных данных.

Полнота проведенного экспертом исследования определяется применением всех доступных ему приемов и методов проведения экспертизы в данном конкретном случае. Вывод о том, что эксперт недостаточно полно провел исследование, формируется у лица, назначившего экспертизу (судьи), хорошо осведомленного в вопросах современных возможностей судебных экспертиз. Для повышения своей компетентности в этой области лицо, назначившее экспертизу, нередко консультируется со специалистом или частным экспертом.

Подтвержденность вывода эксперта проведенными им исследованиями – наиболее сложный элемент оценки заключения, так как лицу, назначившему экспертизу (суду), трудно оценить, не обладая специальными познаниями, насколько вывод эксперта подтверждается выполненными им исследованиями (например, достаточна ли выявленная экспертом совокупность признаков (свойств) объекта для категорического вывода о тождестве). Статья 207 УПК РФ в числе оснований для назначения повторной экспертизы называет сомнение в обоснованности или наличия противоречий в заключении эксперта.

Правильность заключения эксперта оценивается путем сопоставления выводов с другими собранными по делу доказательствами, выяснения, не противоречит ли заключение другим материалам дела, в том числе другим заключениям экспертов по данному делу.

Доказательственное значение заключения эксперта определяется тем, входят ли обстоятельства, установленные экспертом в предмет доказывания по делу, или они являются доказательственными фактами, уликами. Нередко эти обстоятельства имеют решающее значение по делу (например, принадлежность вещества к наркотикам).

Если установленные экспертом факты не входят в предмет доказывания, они являются косвенными доказательствами. В таком случае доказательственная ценность заключения эксперта определяется формой его выводов. Наибольшую силу имеют категорические выводы о тождестве (например, идентификация отпечатка пальца). На практике такие факты считаются очень вескими, а иногда и неопровержимыми доказательствами. Выводы эксперта, относящиеся к косвенным доказательствам, могут быть положены в основу приговора только в совокупности с другими доказательствами, поэтому их роль зависит и от имеющейся наличности доказательств. Так, заключение эксперта может сыграть решающую роль для раскрытия преступления на первоначальном этапе расследования, а когда будут получены прямые доказательства, выводы эксперта утрачивают свою ценность и учитываются в совокупности с другими доказательствами.

По результатам оценки заключения эксперта может быть проведен допрос эксперта (ст. 205 УПК РФ) либо назначена дополнительная или повторная экспертиза (ст. 207 УПК РФ). В ходе допроса эксперт разъясняет заключение. Если по результатам допроса выясняется, что требуется провести дополнительные исследования, то назначается дополнительная экспертиза. При возникновении сомнений в правильности заключения может быть назначена повторная экспертиза. Она же назначается в случае необоснованности заключения.

Заключение экспертизы представляется лицу, назначившему экспертизу (суду), в отпечатанном виде и оговоренном заранее количестве экземпляров. Уполномоченное лицо, получив заключение эксперта (или его сообщение о невозможности дать заключение), обязано предъявить его для ознакомления обвиняемому, который вправе дать свои объяснения и заявить возражения по существу заключения, а также ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.

  1. Требования, предъявляемые к судебному эксперту

Все процессуальные кодексы указывают только одно основание (требование) для назначения лица судебным экспертом – наличие специальных знаний (ст. 57 УПК РФ, ст. 85 ГПК РФ, ст. 55 АПК РФ).

Вместе с тем, процессуальные кодексы требуют, чтобы в своем заключении судебный эксперт сообщил о своем образовании, специальности, стаже работы, о наличии ученой степени и (или) ученого звания (ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ).

Существуют государственные эксперты и негосударственные эксперты, которые имеют право проводить судебные экспертизы и экспертное исследование. Требования для них различаются.

Государственным судебным экспертом, производящим судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только аттестованный сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения, создаваемого федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ (ст. 11,12 Закона о судебно-экспертной деятельности). Помимо государственных судебных экспертов судебные экспертизы могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями и вызванные для дачи заключения.

К государственным экспертам предъявляются

следующие требования (в соответствии с ФЗ-73):

  • наличие специального ведомственного свидетельства, дающего право производства экспертиз;
  • наличие высшего профессионального образования; касающегося определённой экспертной специальности;
  • наличие специальной подготовки по определённой экспертной специальности;
  • прохождение аттестации через каждые 5 лет для подтверждения уровня эксперта;
  • быть гражданином России.

Если государственный эксперт не соответствует хотя бы одному из перечисленных требований, то экспертное исследование, проведённое им, не может являться доказательством.

Процессуальные кодексы и КоАП РФ не содержат вышеназванных требований к профессиональным и квалификационным требованиям эксперта, в них лишь содержится одно единственное требование – обладание специальными знаниями – «знаниями не общеизвестными, не обще доступными, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов».

К негосударственным экспертам предъявляются

следующие требования (в соответствии с ФЗ-73):

  • обладать специальными знаниями в таких областях, как наука, техника, искусство, и ремесло;
  • обладать документом, подтверждающим профильное образование (ст. 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ). По закону, негосударственный эксперт может иметь профобразование любого уровня, т.е.: высшее, среднее, дополнительное, послевузовское, или образование, полученное при повышении квалификации.

Требование, требующее представить экспертом лицензию на право проведения таких работ, как судебная экспертиза и (или) сведений (документа) о наличии аккредитации на сегодняшний день будут являться незаконными и не выполнимыми. Лицензирование судебно-экспертной деятельности, также не предусмотрено ФЗ-99 от 04.05.2011 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», Постановлением Правительства РФ от 21.11.2011 г. № 957 (ред. от 16.04.2012 г., № 291) «Об организации лицензирования отдельных видов деятельности». В закрытом перечне Закона РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» «судебная экспертиза» не значится. В настоящее время аккредитации судебных экспертов в Российской Федерации не существует.

Такой же позиции придерживается и ВС РФ, который даёт следующее разъяснение: Деятельность «судебная экспертиза» в перечне ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» отсутствует, следовательно, не подлежит лицензированию». В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за 2-й квартал от 17.02.2002 Верховный суд РФ указывает на то, что лицензирование судебно-экспертной деятельности не требуется, поскольку статья 17 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» не содержит указание на лицензирование судебно-экспертной деятельности.

Если выполняется (назначается) судебно-оценочная экспертиза, судебная строительно-техническая экспертиза или другие виды судебных экспертиз, выполняемыми специалистами саморегулируемых организаций (СРО), требование о представлении экспертом сведений о своем членстве в СРО не предусмотрено законом. Судебная экспертиза осуществляется только по нормам процессуальных кодексов. Что касается компетенции эксперта, то она должна устанавливаться по существу, а не по формальным основаниям. Неправомерны требования о профильном образовании судебного эксперта. Закон (ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ) требует указать образование, не уточняя: высшее, среднее специальное, профильное и т.д. В ГПК РФ вообще ничего не говорится об образовании эксперта. Статус эксперта неразрывно связан с его компетенцией.

Компетенция эксперта может рассматриваться в двух аспектах. Во-первых, это круг полномочий, права и обязанности эксперта, которые определены ст. 55 АПК РФ, ст.85 ГПК РФ, ст. 25.9 КоАП РФ, ст. 57 УПК РФ, ст.ст. 16-17,41 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». При этом следует отметить, что названные круг полномочий, права и обязанности определены законодателем как для государственных, так и не для государственных экспертов. Во-вторых, это комплекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного вида.

Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, которыми должен владеть эксперт, и субъективную компетенцию – степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями.

Субъективная компетентность эксперта определяется его образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем экспертной работы и т.д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *