Уголовный кодекс 1926

ЗÀКОНОДÀТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: УК РСФСР 1922 И 1926 гг. ♦ ИЗДÀТЕЛЬСТВО ТГТУ ♦ Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: УК РСФСР 1922 И 1926 гг. Материалы к лекции по отечественной истории и истории отечественного государства и права для студентов юридических специальностей всех форм обучения Тамбов Издательство ТГТУ 2008 УДК 34 ББК Ч308я73-5 З192 Р е це н зе н т Кандидат юридических наук, кандидат исторических наук, доцент ТГТУ С.Н. Захарцев С о с т ав ит е ль З.О. Шамоян З192 Законодательные основы борьбы с преступностью: УК РСФСР 1922 и 1926 гг. : материалы к лекции / сост. З.О. Шамоян. – Там- бов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. – 12 с. – 150 экз. Даны материалы к лекции по отечественной истории и истории оте- чественного государства и права. Предназначены для студентов юридических специальностей всех форм обучения. УДК 34 ББК Ч308я73-5 © ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» (ТГТУ), 2008 Учебное издание ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: УК РСФСР 1922 И 1926 гг. Материалы к лекции Составитель ШАМОЯН Зураб Ордыевич Редактор Е.С. М о р д а с о в а Инженер по компьютерному макетированию Т.А. С ы н к о в а Подписано в печать 18.06.2008. Формат 60 × 84 / 16. 0,69 усл. печ. л. Тираж 150 экз. Заказ № 288 Издательско-полиграфический центр Тамбовского государственного технического университета 392000, Тамбов, Советская, 106, к. 14 ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: УК РСФСР 1922 И 1926 гг. Основы советской карательной политики 1920-х гг. были заложены уголовными кодексами РСФСР 1922 и 1926 гг. Первый советский уголовный кодекс был принят ВЦИК 26 мая 1922 г. и вступил в действие в июне 1922 г.1 Уголовный кодекс основывался на действующих законах и судебной практике. Он состоял из двух частей – Общей и Особенной. Общая часть устанавливала пределы действия УК, общие начала применения наказания, определяла меры наказания, род и виды наказаний и других мер социальной защиты, а также порядок отбывания наказания. Кодекс впервые систематизировал нор- мы Особенной части, т.е. исчерпывающе охватывал виды наказуемых деяний. Под преступлением кодекс понимал «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам со- ветского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» (ст. 6)2. Своей основной задачей кодекс провозглашал «правовую защиту государства трудящихся от пре- ступлений и от общественно-опасных элементов», осуществляемую «путем применения к нарушителям революционного правопорядка наказания или других мер социальной защиты» (ст. 5 УК РСФСР). Основной целью наказания признавалось приспособление нарушителей к условиям социалистического общежития пу- тем исправительно-трудового воздействия; предупреждение новых нарушений, как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых элементов общества; лишение преступника возможности совершения дальнейших преступлений (ст. 8 УК РСФСР). Назначение наказания производилось судебными органами в соответствии с принципами «социалистического право- сознания» и с соблюдением руководящих начал и статей УК. Таким образом, провозглашалась первичность социалистиче- ского правосознания по отношению к закону, что давало карательным органам возможность вольной трактовки статей УК, в частности, в отношении классификации преступлений и определения строгости наказания. Нечеткое определение элементов состава преступления в некоторых статьях УК создавало почву для судебного субъек- тивизма и приводило к нарушению принципа адекватности наказания преступлению. Так, к примеру, ст. 176 УК 1922 г. оп- ределяла хулиганство как действия «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или к обществу в целом». Указанная трактовка была обтекаемой и широкой. В судебной практике заявление под- судимого о совершении им каких-либо действий, формально подпадающих под действие данной статьи, с какой-либо опре- деленной целью зачастую позволяло ему избежать уголовной ответственности. Наказание же за хулиганство было преду- смотрено небольшое: минимальное – принудительные работы, а максимальное – один год лишения свободы3. Уголовный кодекс не был последовательным. Интересы государства в нем превалировали. В частности, допускалась аналогия: «В случае отсутствия в Уголовном кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или ме- ры социальной защиты применяются согласно статьям Уголовного кодекса, предусматривающих наиболее сходные по важ- ности и роду преступления, с соблюдением правил Общей части сего Кодекса» (ст. 10). Тем самым судьям фактически предоставлялась возможность творить правотворческий произвол и, руководствуясь принципом аналогии, признавать всякое деяние, совершенное лицом, принадлежавшим к категории «классово чуждых», преступным. При определении меры наказания учитывалась не только степень общественной опасности правонарушений, но и характер опасности личности преступника, степень его лояльности к советской власти. В УК РСФСР особо подчеркива- лось, что наказание является оборонительной мерой и должно быть «целесообразным», что также определял суд (ст. 26 УК РСФСР)4. В Кодексе перечислялись виды наказания: изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно; лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; принудительные работы без содержания под стражей; условное осуждение; конфиска- ция имущества (полная или частичная); штраф; поражение прав; увольнение от должности; общественное порицание и воз- ложение обязанности загладить вред (ст. 32)5. По делам, находящимся в производстве Верховного суда, губернских судов и трибуналов всех категорий в случаях, ко- гда статьями кодекса определялась высшая мера наказания, в качестве таковой должен был применяться расстрел. УК РСФСР отказался от бессрочных и неопределенных наказаний. Высшая мера наказания – расстрел – в общий перечень нака- заний не включалась и объявлялась временной мерой (ст. 33). Особенностью УК РСФСР 1922 г. стал принцип обратной силы закона. Так, в Декрете ВЦИК от 29 октября 1922 г. предписывалось «принятому закону о борьбе со взяточничеством» (ст. 114) придать обратную силу6. Особенная часть Уголовного кодекса 1922 г. состояла из восьми глав, в которых были систематизированы преступления по видам, степени их общественной опасности и значимости борьбы с ними для государства. На первом месте стояли госу- дарственные преступления. К ним относились контрреволюционные преступления (под контрреволюцией понималось вся- кое действие, направленное на свержение власти Рабоче-крестьянских Советов и правительства, а также оказание помощи международной буржуазии, стремившейся к свержению советского строя путем интервенции или блокады, шпионажа, фи- нансирования прессы и других средств), вооруженные восстания, вторжение на территорию страны, шпионаж, террористи- ческие акты и др. Само понятие «государственное преступление» впервые появилось в официальном правовом акте. Далее шли преступления против порядка управления; должностные, хозяйственные, имущественные; преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности; воинские; преступления против публичного порядка и общест- венной безопасности. Уголовный кодекс гарантировал соблюдение интересов личности. Вместе с тем преступлениям против личности в ко- дексе отводилась пятая глава, а государственным – первая. Логично будет предположить, что расположение видов преступ- лений в уголовном законе происходило в зависимости от важности борьбы с ними. УК РСФСР 1922 г. осуществил размеже- 1 Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1922. 2 Там же. 3 Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1922. 4 Там же. 5 Там же. 6 Там же. вание между обычными преступлениями, касающимися интересов личности, и государственными преступлениями, причем защита государственных интересов ставилась на первое место. УК РСФСР 1922 г. взял на вооружение ряд методов царской юстиции. Так, вводится превентивная административная высылка (на срок до трех лет) (ст. 49), решение о которой выносится не судом, а «Особой комиссией»7. Вскоре эти превен- тивные меры дополняются внесудебными карательными: ГПУ получает право назначать наказания вплоть до расстрела «за бандитизм и вооруженный грабеж», а Особая комиссия – заключать за антисоветскую деятельность в концлагерь на срок до трех лет. Таким образом, в уголовном кодексе образца 1922 г. зародилась тенденция первичности государственных интересов над личными, получившая в дальнейшем законотворчестве (в частности в УК РСФСР 1926 г.) более глубокое развитие. Другой особенностью кодекса была противоречивая система наказаний. Был сильно занижен максимальный срок за- ключения. Максимальный срок лишения свободы был установлен в 5 лет, исключение составляло умышленное убийство, которое каралось лишением свободы на срок не менее 8 лет. Виды преступлений, которые по мнению большевистских идео- логов и советских юристов представляли наибольшую общественную опасность – контрреволюционные, бандитизм и раз- бой, хищения в особо крупных размерах – карались высшей мерой наказания – расстрелом. Из вышеперечисленных видов лишь разбой относился к группе преступлений против личности, а остальные виды преступлений, за которые предусматри- вался расстрел, в той или иной степени были связаны с нарушением интересов государства. Таким образом, в уголовном кодексе 1922 г. оставался не заполненным искусственно созданный вакуум между макси- мальным сроком лишения свободы и крайней мерой – расстрелом, что делало этот акт крайне противоречивым, составлен- ным по принципу «все или ничего». Из 171 статей Особенной части составы преступлений 19 статей предусматривали в каче- стве санкции – расстрел, из которых составы 13 статей предусматривали возможность замены расстрела лишением свободы на срок от 5 лет и ниже при наличии смягчающих обстоятельств. Составы 11 статей предусматривали расстрел при наличии отягчающих вину обстоятельств. Ситуация подобной противоречивости статей УК РСФСР позволяла подсудимым избегать высшей меры наказания, так как суды крайне редко прибегали к столь суровой мере, а смягчающие обстоятельства можно было найти практически всегда. За наиболее распространенные в нэповском обществе группы преступлений – имущественные и преступления против личности – расстрел не применялся (исключение – ст. 184 – разбой). Это обстоятельство служило лишним доказательством превалирования государственных интересов над личными. Идея верховенства государственных интересов, по мнению соста- вителей кодекса, являлась «пережитком дореволюционного строя» и переходного периода. Максимальный пятилетний срок лишения свободы по большинству остальных видов преступлений не мог радикально изменить ухудшающейся криминогенной обстановки в период вновь легализованных в стране рыночных отношений и не способствовал достижению целей наказания, которые были заявлены в общей части УК РСФСР. Кодекс 1922 г. был первой и не совсем удачной попыткой создания основы уголовного законодательства советского го- сударства. Свидетельство тому – факты неоднократного внесения в него изменений на всем протяжении действия. В октябре 1924 г. ЦИК СССР принял общесоюзный акт «Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». «Основные начала» сохраняли сформированный ранее подход к понятию преступления. Хотя введен- ное в УК 1922 г. понятие «государственные преступления» здесь не использовалось в чистом виде, но вместе с тем преступ- ления подразделялись на «направленные против основ советского строя и потому признаваемые наиболее опасными» и «все остальные» преступления8. На этапе разработки «Основных начал» в проект, одобренный Совнаркомом, ВЦИК внес существенную поправку: за- менил термин «наказание» на аморфный – «меры социальной защиты». Это означало переход от концепции персональной виновности и эквивалентной меры наказания к концепции потенциальной опасности и превентивных мер. Меры социальной защиты подразделялись на судебно-исправительные, медицинские и медико-педагогические. Они могли применяться как за виновные деяния, так и при отсутствии таковых к лицам, признанным социально опасными в силу своей преступной дея- тельности или связей с преступной средой. Подобная мера могла назначаться и без совершения лицом противоправных дея- ний. Достаточно было одного признания компетентными органами социальной опасности конкретного лица. В ноябре 1926 г. был принят новый УК РСФСР. По сравнению с предыдущим УК в нем были более детально разрабо- таны разделы о государственных и воинских преступлениях. Появление нового кодекса было обусловлено желанием испра- вить отдельные недостатки, пробелы Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., обнаружившиеся в ходе его применения, а также необходимостью привести кодекс в соответствие с «Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союз- ных республик». В УК РСФСР 1926 г. понятие вины не использовалось, вместо него значились «меры социальной защиты». В ст. 45 при назначении наказания предписывалось исходить из учета степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела и личности преступника9. УК 1926 г. расширил понятие преступления – теперь главным его признаком стала «общественная опасность». В 3 раз- деле Общей части Кодекса – «Общих началах уголовной политики РСФСР» – появились две новации, которые оказали за- метное влияние на карательную политику судов конца 1920-х гг. Примечание к ст. 6 УК гласило, что не является преступле- нием действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части Уголовного кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено общественной опасности. Ст. 8 УК преду- сматривала возможность освобождения лица от уголовной ответственности в случаях, когда конкретное действие, являю- щееся в момент его совершения преступлением, к моменту рассмотрения в суде утратило общественную опасность вследст- вие изменения уголовного закона, или личность правонарушителя перестала быть общественно опасной в силу изменившей- ся социально–политической обстановки. На практике это вместо того, чтобы защитить личность от необоснованного при- влечения к уголовной ответственности, приводило к ослаблению карательной политики по целому ряду преступлений (хули- 7 Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1922. 8 Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1922. 9 Уголовный кодекс 1926 г. М., 1926. ганство, растрата, присвоение и т.п.). Особенная часть УК строилась в соответствии с принципами идеологической концепции советского государства. Объ- ектом уголовно-правовой защиты являлся исключительно социалистический правопорядок. На практике преступления про- тив личности представлялись преступлениями «второстепенной важности». Поэтому санкции за их совершение были менее значительными, чем за преступления против государства. Так, за контрреволюционные преступления УК предусматривал наказание вплоть до высшей меры, а за нанесение тяжких преступлений против личности – лишь несколько лет лишения свободы. Первую главу Особенной части составляли государственные преступления, среди которых государство особо выделяло контрреволюционные преступления. Устанавливалась уголовная ответственность за преступления против порядка управле- ния, должностные преступления, за нарушение правил об отделении церкви от государства, хозяйственные преступления и, наконец, только последняя глава Уголовного Кодекса устанавливала ответственность за преступления против жизни, здоро- вья, свободы и достоинства личности. В пролетарском государстве, «стране социалистической демократии» интересы каж- дой отдельно взятой человеческой личности отодвигались на задний план, устанавливался примат интересов государства. Наибольшие изменения затронули 2 главу УК – «преступления против порядка управления». Данная глава в УК 1926 г. была дополнена за счет хозяйственных преступлений. Если в УК РСФСР 1922 г. группа преступлений против порядка управления была представлена 30 статьями (ст. 74 – 104), хозяйственные – 15 статьями (ст. 125 – 141), то в УК РСФСР 1926 г. это соотношение изменилось: количество преступлений против порядка управления возросло до 60 статей (ст. 59 (1) – 108), а число хозяйственных преступлений сократилось до 7 статей (128 – 135)10. Первичность государственных интересов по сравнению с интересами личности проявлялась и в других главах УК РСФСР 1926 г. Так, к примеру, даже за квалифицированное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, мак- симальный размер наказания не превышал 10 лет лишения свободы. Лишь в 1934 г. была предусмотрена смертная казнь за убийство, совершенное военнослужащим Красной Армии. Размер же наказания за неквалифицированное убийство не пре- вышал восьми лет. Статья 162 УК РСФСР, устанавливавшая ответственность за хищение, гласила, что кража частного имущества каралась сроком до 6 месяцев лишения свободы. То же деяние, но с квалифицированным составом, наказывалось лишением свободы на срок до 1 года. В то же время в случае совершения лицом кражи имущества из государственных либо общественных складов, срок лишения свободы достигал 2 лет. За квалифицированное хищение государственного и общественного имуще- ства законодатель ужесточил срок наказания до 5 лет лишения свободы. Идеологическая обусловленность уголовной политики советского государства, логика усиления классовой борьбы по мере углубления социалистических преобразований в период реконструкции промышленности и сельского хозяйства нахо- дили свое конкретное воплощение в детальной разработке советскими юристами понятия государственных преступлений. Наиболее опасными считались преступления контрреволюционные (ст. 58 УК РСФСР 1926 г.). Контрреволюционным в со- ветском уголовном законодательстве признавалось всякое действие, имеющее своей целью свержение, подрыв либо ослаб- ление власти рабоче-крестьянских Советов и избранных ими на основе как общефедеративной Конституции СССР, так и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств СССР, союзных и автономных республик, подрыв внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской ре- волюции11. Статья 58 УК предусматривала до 14 квалифицированных составов, в которых конкретизировалось понятие контррево- люционных преступлений. Из всех статей 58 с индексом только одна – ст. 58 (12) – не влекла за собой высшей меры «соци- альной защиты». К контрреволюционным преступлениям законодатель относил вооруженное восстание, вторжение в контр- революционных целях на советскую территорию, захват власти на местах или в центре с той же целью (ст. 58 (2)), сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а также оказание помощи какому-либо иностранному государству, находящемуся в состоянии войны с СССР либо ведущему с ним борьбу (58 (3)). Статьи 58 (4) и 58 (5) повторяли содержание ст. 58 (3), поскольку «оказание каким бы то ни было способом той части меж- дународной буржуазии, которая не признавала равноправия коммунистической системы … в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности» (58 (4)) и склонение иностранного государства к объявлению войны СССР или каким-либо иным неприязненным действиям (58 (5)) вполне поглощались формулировкой ст. 58 (3) – «сношение в контрреволюционных целях с иностранным государством». Думается, столь подробная дифференциация норм УК о контрреволюционных престу- плениях была вызвана желанием советского руководства не упустить из виду ни одного деяния, хоть в какой-либо мере по- сягающего на основы советского строя. Особый интерес представляет формулировка ст. 58 (7), устанавливавшей уголовную ответственность за подрыв госу- дарственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы и кооперации. Она ста- ла обоснованием прогремевших затем на всю страну процессов о вредительстве в промышленности, на которые были списа- ны все крупнейшие промахи первой пятилетки. Статья 58 (10), устанавливающая уголовную ответственность за пропаганду или агитацию, содержавшую призывы к свержению, подрыву либо ослаблению Советской власти, давала удобный предлог к преследованию всякого проявления инакомыслия. Данная уголовно-правовая норма создавала предпосылки для полнейшей унификации общественного созна- ния, которое должно было формироваться на основе официальной идеологии. Статья 58 (13) нарушала один из основных принципов современного уголовного законодательства, трактовавшего уго- ловный закон как не имевший обратной силы. Она предусматривала ответственность лица за активные действия или актив- ную борьбу против рабочего класса и революционного движения, проявленную на ответственной либо секретной должности при царском строе либо на службе у контрреволюционных правительств в период Гражданской войны. Тем самым УК уста- навливал ответственность за преступления, совершенные до его принятия. В Кодексе перечислялись виды наказаний: рас- стрел, объявление врагом трудящихся или лишение свободы на срок не менее 3-х лет с полной или частичной конфискацией 10 Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1922; Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М., 1926. 11 Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М., 1926. имущества при смягчающих обстоятельствах. Необходимо особо остановиться на формулировках УК 1922 и 1926 гг. состава преступления и ответственности за ху- лиганство. УК РСФСР, вступивший в силу с июня 1922 г., определял хулиганство как «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия». Наказание за хулиганство по ко- дексу 1922 г. было предусмотрено незначительное – принудительные работы или лишение свободы на срок до одного года. Очевидно, что подобного рода наказание не могло быть серьезным подспорьем в борьбе с данным видом правонарушения. А наименование хулиганских действий «бесцельными» таило в себе дополнительную возможность для избежания наказания правонарушителями, которые могли доказать, что в своих действиях они руководствовались какой-либо определенной це- лью. В 1924 г. государство еще более снизило наказание за хулиганство: совершенные в первый раз деяния этого рода кара- лись в административном порядке принудительными работами до 1 месяца или штрафом до 50 рублей, а совершенные вто- рично или носящие злостный характер – лишением свободы до 3 месяцев. Создался парадокс: абсолютный рост числа пре- ступлений данного вида сопровождался снижением наказания за этот вид преступления12. В УК 1926 г. хулиганство было отнесено к группе преступлений против порядка управления. Сама формулировка ука- занной статьи претерпела существенные изменения. Хулиганские действия на предприятиях, в учреждениях и в обществен- ных местах карались тюремным заключением на срок до одного года, если эти действия не влекли за собой более тяжелого наказания. Если же означенные действия заключались в убийстве или бесчинстве, были совершены повторно либо упорно не прекращались, либо по своему содержанию отличались исключительным цинизмом или дерзостью, устанавливалось наказа- ние в виде лишения свободы сроком до 5 лет. Объективная сторона преступления получила в данной статье нечеткое опре- деление, что создавало возможности для ее свободной трактовки органами дознания либо судом при квалификации того или иного деяния. Таким образом, судам приходилось заниматься толкованием права. Опасная специфика конструирования вышеприведенного состава преступления заключалась в том, что определяющим для его квалификации признавался мотив преступления, тогда как тяжесть совершенного деяния ставилась на второй план. Складывалась парадоксальная ситуация, что хулиганские побуждения служили чуть ли не смягчающими обстоятельствами при совершении убийств, а умышленное убийство ставилось в один ряд с убийством в состоянии аффекта. На практике же хулиганство не относилось к особо тяжким видам преступления, и человек, получивший срок за убийство из хулиганских мотивов до 5 лет лишения свободы, мог подлежать амнистии либо сокращению срока лишения свободы. В итоге убийца от- бывал наказание меньшего размера, чем правонарушитель за кражу государственного имущества. Важно также отметить, что убийство было поставлено в УК в один ряд с явно не равноценными ему деяниями: бесчинством, повторным совершени- ем хулиганских действий и др. В УК 1926 г. сохранялась дифференциация видов наказаний. Санкция в виде 10 лет лишения свободы применялась по трем наиболее «популярным» составам преступлений: умышленное убийство – ст. 136, квалифицированный разбой – ст. 167 и поджог – ст. 175. Данная санкция применялась также по отношению к менее распространенным в 1920-е гг. составам: ст. 581 – недонесение со стороны военнослужащего о готовящейся или совершенной измене (государственные преступления), ст. 593в и 533г – из раздела особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления. За большинство статей особенной части УК максимальное наказание не превышало 5 лет лишения свободы13. Основываясь на сказанном можно прийти к заключению, что теоретические основы советской карательной политики были разработаны недостаточно. Это препятствовало эффективной деятельности карательных органов. Уголовные кодексы 1922 и 1926 гг. гарантировали соблюдение интересов личности. Однако интересы государства превалировали. За преступле- ние против личности предусматривались менее строгие виды наказания, чем за преступление против государства. В советском уголовном законодательстве уже в период нэпа проявлялись отдельные признаки и элементы формирова- ния тоталитарного строя. Правовые категории времени Гражданской войны, такие как «революционное сознание», посте- пенно отмирали, им на смену приходили критерии «целесообразности для построения советского строя». 12 Сборник кодексов РСФСР. М., 1925. 13 Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М., 1926.

Новая редакция Ст. 192 УК РФ

Уклонение от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству добытых из недр, полученных из вторичного сырья, а также поднятых и найденных драгоценных металлов или драгоценных камней, если это деяние совершено в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Утратило силу.

Комментарий к Статье 192 УК РФ

2. Предмет преступного посягательства — драгоценные металлы и драгоценные камни.

3. И драгоценные металлы, и драгоценные камни по составу могут быть: а) добыты из недр; б) получены из вторичного сырья; в) подняты и найдены.

4. Добытыми из недр драгоценными металлами признаются извлеченные из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений металлы в виде концентратов и других полупродуктов, содержащих драгоценные металлы.

Добытые из недр драгоценные камни — это камни, извлеченные из коренных, россыпных и техногенных месторождений.

5. Вторичное сырье — это лом и отходы переработки минерального сырья, содержащие драгоценные камни и металлы.

6. Под поднятыми и найденными драгоценными металлами и драгоценными камнями понимают самородки драгоценных металлов и драгоценных камней.

7. Предметом посягательства по ст. 192 выступают только драгоценные металлы и драгоценные камни, добытые, поднятые или найденные в законном порядке, а именно организациями, получившими в установленном законом порядке лицензию на добычу и производство драгоценных металлов и драгоценных камней.

8. Объективная сторона нарушения правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней включает в себя деяние, выражающееся в двух самостоятельных формах: 1) уклонение от обязательной сдачи предмета преступного посягательства на аффинаж; 2) уклонение от обязательной продажи государству предмета посягательства.

Деяние в обеих формах должно быть совершено в крупном размере.

9. Предметом первой формы преступного деяния могут выступать только драгоценные металлы, поскольку аффинаж представляет собой процесс очистки извлеченных драгоценных металлов от примесей и сопутствующих компонентов, доведение драгоценных металлов до качества, соответствующего государственным стандартам и техническим условиям, действующим на территории РФ, или международным стандартам.

10. Уклонение от обязательной сдачи на аффинаж нарушает установленный законодательством порядок производства драгоценных металлов. Он состоит в следующем: добытые и произведенные драгоценные металлы, за исключением самородков, после необходимой переработки должны поступать для аффинажа в организации, включенные в Перечень, утв. Правительством РФ. При этом право собственности на драгоценные металлы после аффинажа сохраняется за их первоначальными собственниками, если иное не оговорено условиями сделок.

11. Под уклонением от обязательной сдачи драгоценных металлов на аффинаж понимают их непредставление в организации, производящие аффинаж.

12. Уклонение совершено в крупном размере, если стоимость драгоценного металла, не сданного на аффинаж, превышает 250 тыс. руб. (примеч. к ст. 169).

13. Уклонение от сдачи драгоценных металлов на аффинаж — длящееся преступление.

14. Следует отметить, что вторая форма преступления, предусмотренного ст. 192, — уклонение от обязательной продажи государству драгоценных металлов или драгоценных камней с принятием ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» утратила свое значение, поскольку современное законодательство не устанавливает обязательности продажи добытых, произведенных, поднятых или найденных драгоценных металлов или драгоценных камней государству.

15. Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом.

16. Субъект преступного посягательства — руководитель организации, добывающей или производящей в установленном законом порядке драгоценные металлы или драгоценные камни.

17. Преступление отнесено законодателем к категории средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 192 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предмет преступления — драгоценные камни и драгоценные металлы, добытые или полученные на законных основаниях, а также поднятые и найденные драгоценные металлы или драгоценные камни.

2. Объективная сторона преступления выражается: а) в уклонении от обязательной сдачи на аффинаж или б) в уклонении от обязательной продажи государству перечисленных предметов.

3. Добытые и произведенные драгоценные металлы, за исключением самородков драгоценных металлов, после необходимой переработки должны поступать для аффинажа в организации, включенные в перечень, утвержденный Правительством РФ. Право собственности на драгоценные металлы после аффинажа сохраняется за их первоначальными собственниками, если иное не оговорено условиями сделок. Порядок работы организаций, осуществляющих аффинаж драгоценных металлов, порядок совершения операций с минеральным сырьем, содержащим драгоценные металлы, до аффинажа, а также порядок оплаты предоставляемых этими организациями услуг и предельные сроки проведения аффинажа устанавливаются Правительством РФ (см. Постановление Правительства РФ от 1 декабря 1998 г. N 1419 «Об утверждении Порядка совершения операций с минеральным сырьем, содержащим драгоценные металлы, до аффинажа»).

Уклонение от обязательной сдачи на аффинаж — это непредоставление в установленные сроки всех или хотя бы части добытых из недр, полученных из вторичного сырья, найденных или поднятых драгоценных металлов и драгоценных камней.

4. Аффинированные драгоценные металлы в стандартном виде, а также добытые из недр или рекуперированные драгоценные камни в рассортированном виде при продаже субъектами их добычи и производства в приоритетном порядке предлагаются: а) специально уполномоченному федеральному органу исполнительной власти для пополнения Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации; б) уполномоченным органам исполнительной власти субъектов Федерации, на территориях которых были добыты эти драгоценные металлы и драгоценные камни, для пополнения соответствующих государственных фондов драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов Федерации.

Перечисленные органы и организации пользуются преимущественным правом покупки драгоценных металлов и драгоценных камней только при условиях предварительного (по драгоценным металлам не менее чем за три месяца до предполагаемой даты покупки) заключения договоров купли-продажи драгоценных металлов и драгоценных камней с субъектами их добычи и производства и авансирования (выдачи задатка) в счет платежей, причитающихся с этих органов и организаций по указанным договорам.

Вместе с тем право приоритетной покупки не равнозначно обязательной продаже, о которой говорится в диспозиции статьи, в связи с чем существует точка зрения, согласно которой такая форма преступления, как уклонение от обязательной продажи государству драгоценных металлов, в настоящее время утратила свое значение.

Приложение

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РСФСР 1926 г.

(статья 58 с последующими изменениями)*.

Глава 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ.

1.1. Контрреволюционные преступления.

Статья 58-1а, б, в. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции СССР и Конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности СССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. В силу Международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в СССР.

Статья 58-2. Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть от СССР и отдельной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные СССР с иностранными государствами договоры, влекут за собою высшую меру социальной защиты – расстрел или объявление врагом трудящихся, с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.

Статья 58-3. Сношение в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с СССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-4. Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазией общественным группам и организациям в осуществлении враждебной против СССР деятельности, влечет за собой лишение свободы не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты – расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с конфискацией имущества.

Статья 58-5. Склонение иностранного государства или каких-либо в нем общественных групп, путем сношения с их представителями, использования фальшивых документов или иными средствами, к объявлению войны, вооруженному вмешательству в дела СССР или иным неприязненным действиям, в частности: к блокаде, к захвату государственного имущества СССР или союзных республик, разрыву дипломатических отношений, разрыву заключенных с СССР договоров и т. п., влечет за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-6. Шпионаж, т.е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой лишение свободы не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов СССР – высшую меру социальной защиты – расстрел или объявлением врагом трудящихся с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с конфискацией имущества.
Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно, организациям и лицам, указанным выше, влекут за собою лишение свободы на срок до трех лет.

Статья 58-7. Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях, путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-8. Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-9. Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами, железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений государственного или общественного имущества влечет за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст. 58-2-58-9), а равно распространение, изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собою лишение свободы не ниже шести месяцев.
Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2.

Статья 58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2.

Статья 58-12. Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собою лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Статья 58-13. Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-14. Контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата влечет за собою лишение свободы на срок не ниже одного года с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты – расстрела, с конфискацией имущества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *