УК 318

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Комментарий к Ст. 318 УК РФ

1. Общественная опасность предусмотренного комментируемой статьей преступления состоит в том, что оно посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в лице представителей власти и на здоровье и телесную неприкосновенность представителей власти и их близких.

Потерпевшими от преступления являются представители власти или их близкие. В примечании к комментируемой статье дано определение представителя власти. Таковым является должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Из этого определения следует, что представитель власти: а) является должностным лицом (см. комментарий к ст. 285); б) наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости; в) представляет правоохранительный (МВД России, ФСБ России, таможенные органы, службу внешней разведки РФ и т.п.), контролирующий (органы рыбоохраны, санитарно-эпидемиологического надзора, экологического контроля и т.п.) или иной орган (различные звенья государственных органов и органов местного самоуправления, которые выполняют функции власти) (ст. ст. 1, 2 Федерального закона от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (в ред. от 25.12.2012) ). Отсутствие названных признаков исключает ответственность по комментируемой статье .
———————————
СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 238; 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 35. Ст. 3607; 2009. N 29. Ст. 3601; 2011. N 1. Ст. 16; N 7. Ст. 901; N 50. Ст. 7366; РГ. 2012. N 301.

БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

О понимании близких представителя власти см. комментарий к ст. 317 УК.

Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Если насилие или угроза насилием применяются в отношении представителей власти, участвующих в отправлении правосудия или в производстве предварительного расследования, ответственность наступает по ст. 296 УК.

2. Объективная сторона преступления характеризуется применением физического или психического насилия. В ч. 1 комментируемой статьи говорится о насилии, не опасном для жизни или здоровья. Его понимание аналогично пониманию насилия в ст. 161 УК (см. комментарий к этой статье). Дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК в таком случае не требуется. Психическое насилие может выражаться в угрозах применения насилия. Вид угрозы в УК не конкретизирован. Диапазон угроз в рассматриваемом преступлении значительно шире, чем, например, в ст. 161 УК, вплоть до угроз убийством , и дополнительно квалифицировать такую угрозу по статье 119 УК России не требуется.
———————————
БВС РФ. 2001. N 1. С. 12.

БВС РФ. 2000. N 9. С. 8.

Способы применения насилия могут быть самыми различными. Между наступившими последствиями и применением насилия должна существовать причинная связь.

Применение насилия или угроз применения насилия осуществляется в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей (а не только при их исполнении). Имеется в виду любая законная служебная деятельность, в том числе связанная с охраной общественного порядка и обеспечением общественной безопасности.

Оконченным преступление считается с момента применения насилия соответствующей тяжести либо угрозы его применения.

Действия лица, угрожавшего нескольким представителям власти в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, обусловленные одним мотивом, совершенные одновременно, в одном месте, образуют единое преступление и квалифицируются по одной комментируемой статье .
———————————
БВС РФ. 2009. N 5. С. 11.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, превращает данный состав в его квалифицированный вид (ч. 2 комментируемой статьи). Опасным для жизни или здоровья является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. При применении насилия, опасного для жизни или здоровья, потерпевшему может быть причинен вред любой тяжести: тяжкий, средней тяжести и легкий. Дополнительной квалификации по ст. ст. 111 — 113 УК в таких случаях не требуется. О понимании данных видов насилия см. п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29 .
———————————
См. также: БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

В. осужден по ч. 2 ст. 318 УК. При доставлении его инспектором дорожно-патрульной службы для медицинского освидетельствования за управление автомашиной в состоянии алкогольного опьянения В. самовольно вытащил ключи из замка зажигания автомашины, затем стал руками душить инспектора, вытолкнул его из автомашины, ударял по голове и другим частям тела руками и булыжником, причинив потерпевшему легкий вред с кратковременным расстройством здоровья .
———————————
БВС РФ. 2002. N 4. С. 8.

По ч. 2 комментируемой статьи квалифицируется также применение насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29). Фактическое наступление смерти не охватывается данным составом и образует совокупность преступлений. В зависимости от статуса потерпевшего причинение ему смерти следует квалифицировать по ст. ст. 105, 295 либо 317 УК.

Если насилие применялось в связи с осуществлением потерпевшим правосудия или производством предварительного расследования, содеянное надо квалифицировать по ст. 296 УК.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественно опасный характер и диапазон применяемого им насилия или угроз, осознает, что они направлены против представителя власти (его близких) именно в связи с выполнением им своих должностных обязанностей, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления .
———————————
БВС РФ. 2001. N 7. С. 25.

4. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте 14 — 16 лет несут ответственность за такое преступление по ст. ст. 111 — 113 УК.

Уголовная ответственность за публичное оскорбление представителя власти предусмотрена ст. 319 УК РФ. Санкция данной статьи предусматривает следующие виды наказаний: штраф до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до 3 месяцев; обязательные работы до 360 часов; исправительные работы до 1 года.

Если же в отношении сотрудника полиции имело место применение насилия, то данные действия подпадают под квалификацию ст. 318 УК РФ и наказываются уже более строго: штраф до 200 тысяч или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев либо лишение свободы на срок до 5 лет, если насилие было не опасно для жизни или здоровья представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ – преступление средней тяжести), или же лишение свободы на срок до 10 лет, если насилие было опасно для жизни и здоровья указанных лиц и их близких (ч. 2 ст. 318 УК РФ – тяжкое преступление). Степень причиненного вреда определяется в ходе медицинского освидетельствования.

Также под квалификацию данной статьи подпадает и угроза использования насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов. Ее содержание законом не конкретизируется и может включать угрозу убийством, причинение телесных повреждений или уничтожение собственности.

При этом факт нахождения при исполнении должностных обязанностей означает, что полицейский должен быть в свою рабочую смену в форменном обмундировании, иметь при себе удостоверение, а его действия должны соответствовать требованиям закона.

Так, приговором Серпуховского городского суда Московской области от 06.09.2019 гражданин Г. был осужден за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти и за публичное оскорбление представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, т.е. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ. По совокупности указанных преступлений ему было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев и возложением дополнительных обязанностей.

Помощник Серпуховского городского прокурора С.О. Силаева

Адвокат Спиридонов М.В. 17.01.2016

Статья 318 Уголовного кодекса РФ. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Правовые аспекты и юридический анализ

Уважаемые читатели! В данной статье я хочу рассмотреть проблемные вопросы, связанные с прекращением уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти, на основании норм ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон.

Проблематика обозначенной темы заключается в том, что судебная практика показывает различное толкование возможности прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон по обозначенному составу преступления.

Одни суды считают возможным прекращать такие дела, другие указывают, что объектом преступного посягательства по ч. 1 ст. 318 УК РФ выступает не только жизнь и здоровье конкретного представителя власти, но и общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов и представителей власти, в связи с чем прекратить уголовное дело по рассматриваемому составу не представляется возможным.

Таким образом, цель настоящей статьи – проанализировать действующее законодательство на предмет возможности прекращения уголовных дел по ч. 1 ст. 318 УК РФ в связи с примирением сторон, рассмотреть условия, при которых удовлетворение такого ходатайства возможно на примере конкретного дела из моей адвокатской практики.

Мною осуществлялась защита по ч. 1 ст. 318 УК РФ, факт совершения противоправного деяния доверитель не оспаривал и желал понести как можно менее суровое наказание за содеянное.

Деяние по ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, а соответственно, лицо, совершившее данное преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ – в связи с деятельным раскаянием, либо по основанию, предусмотренному ст. 76 УК РФ – в связи с примирением с потерпевшим.

В уголовном деле, в котором я принимал участие в качестве защитника, изначально не было достигнуто соглашения с потерпевшим относительно примирения, соответственно, нужно было собрать доказательственную базу для заявления ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

К таким доказательствам в частности относились:

– Письменные извинения, принесенные моим подзащитным по месту службы потерпевшего;

– Документы, подтверждающие занятие подзащитным общественно-полезным трудом;

– Всевозможные положительные характеристики (с места работы, с места жительства);

Следует учитывать, что согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

С целью установления обстоятельств влияния наказания на условия жизни моего подзащитного, а также обстоятельств характеризующих его личность, были допрошены в качестве свидетелей члены его семьи.

Собранные доказательства позволили широко раскрыть положительные стороны личности лица привлекаемого к уголовной ответственности, а также установить обстоятельства смягчающие его вину.

Установление таких обстоятельств является существенным при решении вопроса о прекращении уголовного дела как по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, так и по основанию предусмотренному ст. 28 УПК РФ – в связи с деятельным раскаянием.

На предварительном слушании уголовного дела было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, однако данное ходатайство судом удовлетворено не было.

После этого были предприняты дополнительные попытки примирится с потерпевшим, на что последний в итоге согласился. В качестве возмещения причиненного ущерба, подзащитный приобрел поврежденные элементы форменного обмундирования потерпевшего, сфотографировал указанные предметы и вещи, после чего в суд было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Государственный обвинитель категорический возражал относительно удовлетворения заявленного ходатайства, указывая при этом, что примирение по ч. 1 ст. 318 УК РФ невозможно в силу того, что вред фактически причинен государству в лице представителя власти.

В качестве возражений на доводы государственного обвинителя были приведены доводы, которые мною были сделаны в ходе анализа положений уголовного и уголовно-процессуального законов на предмет возможности прекращения уголовного дела по рассматриваемому составу преступления в связи с примирением сторон, а именно:

  1. Анализ положений норм материального права ст. 76 УК РФ, регламентирующей основания освобождения от уголовной ответственности, и анализ норм процессуального права ст. 25 УПК РФ, регламентирующей порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, не содержат ограничений для прекращения уголовных дел за преступления, предусмотренные главой 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».
  2. Из положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ следует, что примирение между подсудимым и потерпевшим возможно по любым составам преступлений небольшой и средней тяжести, если подсудимый привлекается к уголовной ответственности впервые (более подробно кто подпадает под данной понятие нужно смотреть в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»). Примирение зависит от волеизъявления потерпевшего, а также от договоренности между сторонами о способах заглаживания вреда, причиненному потерпевшему.
  3. По смыслу закона потерпевшим по ч. 1 ст. 318 УК РФ признается представитель власти, то есть непосредственно то физическое лицо, к которому применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, и действующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законов не содержат какого-либо ограничения в применении положений закона о примирении сторон в зависимости от вида уголовного преследования.

Таким образом, закон не предусматривает ограничений для прекращения уголовных дел по обвинениям в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Иные условия, необходимые для прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, были соблюдены, суд, учитывая доводы, приведенные мною и государственным обвинителем, постановил уголовное дело в отношении моего подзащитного обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, прекратить по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, таким образом освободив последнего от уголовной ответственности. Поставленная цель защиты была достигнута в полном объеме.

Также можно ознакомиться со статьями и судебной практикой адвоката Спиридонова М.В. по вопросам прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием в следующих публикациях:

  1. «Как прекратить уголовное дело в связи с деятельным раскаянием. На примере конкретного дела из судебной практики».
  2. «Обвинение в краже – прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон без признания вины».

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

С постановлением суда по данному делу можно ознакомиться по ссылке здесь.

Поделиться статьей в социальных сетях Количество просмотров статьи: 13 521

Новая редакция Ст. 318 УК РФ

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Комментарий к Статье 318 УК РФ

1. Объектами преступного посягательства являются здоровье и психическая неприкосновенность личности потерпевшего, а также нормальная публичная деятельность органов управления.

2. Потерпевшим от этого преступления может быть согласно примеч. к ст. 318 должностное лицо правоохранительного органа либо иное должностное лицо, которое обладает организационно-распорядительными полномочиями в отношении неограниченного и неопределенного круга лиц, независимых от него по службе. Кроме названных лиц потерпевшими от преступления могут быть близкие упомянутых лиц (о понятии «близкие лица» см. коммент. к ст. 317).

3. Объективная сторона состава преступления (ч. 1) выражается в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, к названным в коммент. статье лицам либо угрозе применения к ним насилия. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимается причинение потерпевшему побоев либо совершение других насильственных действий, не влекущих за собой какого-либо вреда его здоровью. Содержание угрозы может быть различным вплоть до угрозы убийством, а также неопределенным. Угроза насилием должна быть реальной, т.е. такой, чтобы у потерпевшего были основания опасаться осуществления данной угрозы. Способы выражения угрозы могут быть различными: устно (словами), жестами, письменно.

4. Необходимым для квалификации деяния как преступления является применение насилия или угрозы в отношении представителя власти или его близких, осуществленное в связи с исполнением ими своих обязанностей. Понятием «в связи с исполнением представителем власти должностных обязанностей» охватывается как время осуществления насилия или угрозы его применения в период выполнения потерпевшим своих должностных обязанностей, так и время, когда они уже выполнены. Применение насилия или угрозы насилием не в связи с исполнением обязанностей должностным лицом не образует преступления, предусмотренного ст. 318.

5. Часть 2 коммент. статьи подлежит применению в тех случаях, когда в отношении представителя власти или его близких применяется насилие, опасное для жизни или здоровья. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать насилие, которое повлекло за собой причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также насилие, хотя и не повлекшее указанного вреда, однако по своему характеру в момент применения создавало реальную опасность причинения вреда жизни или здоровью указанным лицам. В ч. 2 подразумевается только физическое насилие.

6. Для квалификации действий лица, выразившихся в применении насилия или угрозы его применения по отношению к представителю власти, по ст. 318 необходимо установить, что потерпевший выполнял должностные обязанности на законном основании. Применение насилия или угрозы применения насилия вне связи с исполнением потерпевшим служебных обязанностей следует квалифицировать по статье УК РФ о преступлениях против личности.

7. Преступление окончено (составами) в момент применения физического или психического насилия независимо от того, удалось виновному или нет воспрепятствовать исполнению представителем власти своих должностных обязанностей.

8. Субъективная сторона составов преступления характеризуется прямым умыслом. Мотив и цель не являются конструктивными элементами состава в отличие от ст. 317, однако они не могут быть любыми, не связанными с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей.

9. Субъектом преступного посягательства является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

10. Деяния, закрепленные в ч. 1 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений средней тяжести, в ч. 2 — к категории тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим выступает представитель власти, понятие которого дается в примечании к анализируемой статье, а также его близкие.

2. Понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК РФ.

Правоохранительные органы — это органы внутренних дел, прокуратуры, органы федеральной службы безопасности, федеральные органы государственной охраны, органы пограничной службы РФ, службы внешней разведки РФ, таможенные органы.

К контролирующим органам относятся органы налоговой службы, иммиграционного, санитарно-эпидемиологического, ветеринарного контроля и т.п.

О понятии близких см. комментарий к ст. 105 УК РФ.

3. Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1, характеризуется совершением одного из двух действий: а) применение насилия, не опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к ст. 161 УК РФ); б) угроза применения любого насилия.

Под угрозой применения насилия следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

4. Указанные в законе действия осуществляются в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им должностных обязанностей, т.е. по поводу выполнения им этих обязанностей.

5. Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 2, характеризуется применением насилия, опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к статье 162 УК РФ).

6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. По смыслу закона виновный либо преследует цель воспрепятствовать исполнению должностных обязанностей представителем власти, либо руководствуется мотивом мести за исполнение таких обязанностей.

В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Калмыкия на второе полугодие 2015 года судебной коллегией по уголовным делам проведено обобщение судебной практики по рассмотрению судами уголовных дел о применении насилия в отношении представителя власти за период с 1 января 2014 года по 30 июня 2015 года.

Целью настоящего обобщения является обеспечение правильного и единообразного применения действующего законодательства, выявление ошибок и нарушений норм материального и процессуального права при рассмотрении уголовных дел данной категории.

Согласно статистическим данным за указанный период судами рассмотрено 23 уголовных дела в отношении 25 лиц, что составляет 1,6% от общего числа оконченных уголовных дел (1459), в том числе с вынесением приговоров – 22, по которым осуждено 24 лица, из них по ч.1 ст.318 УК РФ – 17 в отношении 17 лиц, по ч.2 ст.318 УК РФ – 6 в отношении 7; с применением принудительных мер медицинского характера окончено 1 уголовное дело в отношении 1 лица.

В исследуемый период оправдательных приговоров судами республики не выносилось.

Верховным Судом Республики Калмыкия в апелляционном порядке проверена законность, обоснованность и справедливость судебных решений по 10 уголовным делам, из них изменено 6 приговоров в отношении 7 лиц без изменения квалификации содеянного осужденными.

В кассационном порядке изменен 1 приговор в отношении 1 лица.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что наибольшее количество дел рассмотрено Элистинским городским судом – 10, Малодербетовским районным судом – 6.

За анализируемый период дела данной категории не рассматривали Приютненский, Яшкульский, Городовиковский, Юстинский районные суды.

При рассмотрении уголовных дел о применении насилия в отношении представителя власти суды республики руководствовались общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, Федеральными законами от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», а также разъяснениями, содержащимися в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», от 22 декабря 2009 года № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, а также иными нормативно — правовыми актами.

Деятельность представителей власти является одним из важнейших факторов стабилизации общества, поскольку любое общество не может существовать без специального аппарата управления, характеризующегося выполнением особых функций. В целях обеспечения правопорядка государство наделяет своих представителей определенными полномочиями, основанными на принципе подчинения граждан их законным распоряжениям. Четкая и слаженная деятельность аппарата государственного управления во многом зависит от уровня правового обеспечения.

Общественная опасность преступлений против порядка управления состоит в том, что любое из них не только подрывает авторитет государственной власти, но и нарушает нормальную деятельность органов управления, препятствует их работе.

Применение насилия в отношении представителя власти, уголовная ответственность за которое установлена статьей 318 УК РФ, является одним из самых распространенных преступлений, предусмотренных главой 32 УК РФ. Данная статья регулирует ответственность за противоправные действия, связанные с применением насилия в отношении представителей власти и их близких.

Согласно примечанию ст.318 УК РФ представителем власти является должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

При этом правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечение законности.

В свою очередь, система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную и исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности.

Преступления рассматриваемой категории направлены на нарушение нормальной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в лице представителей власти и на здоровье, неприкосновенность представителей власти и их близких.

Объективная сторона преступления выражается применением физического или психического насилия.

Субъектом рассматриваемой категории преступлений является лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Обобщением установлено, что субъектный состав осужденных представлен мужчинами в возрасте от 20 до 58 лет, из них 23 лица или 95,8% в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения. Данное обстоятельство объясняется тем, что в основном преступления совершались в нерабочее время, в праздничные или выходные дни, преимущественно в вечернее или ночное время суток. В частности, все лица, осужденные по приговорам Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия, в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения.

В большинстве случаев преступления совершены лицами, не имеющими судимости — 13 лиц или 52%, неработающими – 17 лиц или 68%.

С субъективной стороны деяния, описываемые диспозицией ст.318 УК РФ, совершаются только с прямым умыслом. Виновный сознает, что угрожает применением насилия или применяет насилие к представителю власти или его близким, и желает совершить эти действия.

Обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является мотив поведения виновного. Он должен быть связан с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей. Применение насилия в связи с неправомерными действиями представителя власти состав рассматриваемого преступления не образует. Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что все потерпевшие от преступлений, предусмотренных статьей 318 УК РФ, являлись представителями власти при исполнении своих служебных обязанностей, которыми они были официально наделены, из них 22 полицейских и 1 государственный служащий контролирующего органа (инспектор рыбоохраны). При этом мотив совершения преступления определялся по каждому уголовному делу. Кроме того, при рассмотрении дел данной категории, судами в ходе судебного заседания проверялась правомерность действий сотрудников правоохранительных органов в момент совершения преступления, что нашло отражение в приговорах.

Следовательно, действия представителей власти являлись законными и обоснованными по отношению к лицам, осужденным за совершение указанных преступлений.

К примеру, приговором Элистинского городского суда от 24 декабря 2014 года М.Э.С. осужден за применение насилия, не опасного для здоровья в отношении сотрудника полиции в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Так, М. в целях избежания административного задержания и привлечения к ответственности за совершение административного правонарушения, нанес один удар кулаком правой руки полицейскому Ш.А.А. в область левого глаза, причинив повреждение в виде кровоподтека в левой глазничной области, которое расценивается как не причинившее вред здоровью человека.

Судом достоверно установлено, что приказом начальника ФГКУ «ОВО МВД РФ по РК» 27 декабря от 2013 года Ш.А.А. назначен на должность полицейского * взвода в составе * роты отдельного батальона полиции ФГКУ «ОВО МВД по РК».

Согласно положениям Федерального закона от 7 февраля 2011 года №3-ФЗ «О полиции» и должностной инструкции он как должностное лицо правоохранительного органа наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, в связи с чем являлся представителем власти (судья Дорджиева Г.В.).

Таким образом, судом правильно квалифицированы действия М. по ч.1 ст.318 УК РФ.

Изучение уголовных дел показало, что в основном преступления совершены в отношении сотрудников полиции при пресечении ими нарушений общественного порядка.

Между тем обобщением установлен один случай применения насилия в отношении государственного служащего контролирующего органа.

Так, приговором Лаганского районного суда от 20 января 2015 года Ф.С.В. осужден по ч.1 ст.318 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Судом установлено, что Б.В.Х., являясь государственным инспектором Северокаспийского отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов и среды обитания, выполнял плановые мероприятия по контролю за соблюдением обязательных требований на водных объектах рыбохозяйственного значения. Он, находясь на северном берегу Лаганского судоходного канала, остановил плавательное средство, принадлежащее Ф., и обнаружил в действиях последнего признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ. В свою очередь Ф., пытаясь избежать привлечения к административной ответственности, стал уезжать от государственного инспектора, однако он догнал его, схватил за рукав верхней одежды. Ф. в целях воспрепятствования действиям Б. нанес один удар лобной областью головы по лицу государственного инспектора, тем самым применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти (судья Оконов В.Э.).

Согласно п.21 постановления Пленума Верховного Суда Российского Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Объективная сторона преступления в виде угрозы применения насилия может выражаться словесно или в действии, то есть является выражением конкретного намерения причинить вред здоровью, совершить насильственные действия, результатом которых может стать физическая боль, ограничение физической свободы вопреки воле или смерть.

К примеру, приговором Яшалтинского районного суда от 5 февраля 2014 года У.Ю.Г. осужден по ч.1 ст.318 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей.

Из материалов уголовного дела следует, что во время патрулирования полицейские Ш.А.В. и Э.Н.И. увидели У. и С., которые находились в состоянии алкогольного опьянения, выражались нецензурной бранью, тем самым нарушали общественный порядок. После неоднократных требований полицейского Ш.А.В. о прекращении противоправных действий У., угрожая ему физической расправой, поднял с земли фрагмент брусчатки. В это время полицейский Э.Н.И. выхватил из рук У. брусчатку и стал проводить задержание, однако У. оказал сопротивление, в результате чего повредил погон и форменное обмундирование полицейского Ш.А.В.

В апелляционном и кассационном порядке приговор не обжаловался (судья Лиджиев В.Т.).

Квалифицирующим видом преступления, предусмотренным ч.2 ст.318 УК РФ, является применение насилия, опасного для жизни и здоровья.

Согласно п.21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей нетрудоспособности.

По смыслу закона при применении насилия, опасного для жизни и здоровья, предусмотренного ч.2 ст.318 УК РФ, потерпевшему может быть причинен вред любой тяжести: легкий, средней тяжести и тяжкий. При этом при применении данного вида насилия, которое повлекло причинение легкого вреда здоровью, следует понимать кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Следовательно, для привлечения лица к ответственности по ч.2 ст.318 УК РФ в случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью дополнительной квалификации по п.»а» ч.2 ст.111 УК РФ не требуется.

По результатам обобщения установлено, что у судов трудностей при квалификации деяний осужденных по ч.1, 2 ст.318 УК РФ не возникает, о чем свидетельствует апелляционная практика рассмотрения указанных дел, согласно которой ошибки в части квалификации преступлений судами не допускаются.

Практика назначения наказания по делам анализируемой категории является взвешенной и соответствует принципу справедливости уголовного наказания.

В качестве примера назначения наказания, не связанного с лишением свободы, можно привести уголовное дело в отношении Н.В.И.

Приговором Элистинского городского суда от 1 октября 2014 года Н.В.И. осужден по ч.1 ст.318 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Из материалов уголовного дела следует, что Н., совершивший административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, препятствуя доставлению в отделение полиции, нанес удар в правую скуловую область кулаком левой руки полицейскому Т.Н.С.

Совершение преступления впервые, которое не повлекло тяжких последствий, осуществление ухода за гражданской супругой, перенесшей тяжкое заболевание, суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание.

Алкогольное опьянение суд учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Судом апелляционной инстанции приговор оставлен без изменения (судья Илюмжинов Ю.Д.).

Согласно ранее приведенным статистическим данным наказание в виде условного осуждения по ч.2 ст.318 УК РФ назначалось в единичном случае.

Так, приговором Элистинского городского суда от 25 марта 2015 года Б.Н.П. осужден по ч.2 ст.318 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Из материалов дела следует, что М.А.А., являясь полицейским, при патрулировании обнаружил в действиях Б. признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.1 КоАП РФ.

Б. в целях избежания административного задержания нанес один удар кулаком правой руки М.А.А. в область нижней челюсти слева и попытался повалить его на землю.

При назначении наказания судом обоснованно признаны в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Б., активное способствование расследованию преступления, признание вины, наличие на иждивении супруги-инвалида 2 группы и то, что он является родителем погибшего военнослужащего.

Обстоятельством, отягчающим наказание осужденному, суд правомерно признал совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 16 июня 2015 года приговор суда оставлен без изменения (судья Илюмжинов Ю.Д.).

В качестве примера применения наказания в виде реального лишения свободы можно привести уголовное дело в отношении Б.С.В.

Приговором Элистинского городского суда от 26 декабря 2014 года Б.С.В. осужден по ч.2 ст.318 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ ему отменено условное осуждение по предыдущему приговору и по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Принимая во внимание личность Б., обстоятельства, смягчающие и отягчающее наказание, совершение им тяжкого преступления в период испытательного срока, что, по мнению суда, характеризует его, как лицо, представляющее опасность для общества, которое должно отбывать наказание в условиях изоляции от общества (судья Тюмдеева Р.Б.).

Судебная коллегия считает необходимым обратить внимание судов на то, что практика назначения наказания по ч.2 ст.318 УК РФ в виде реального лишения свободы, учитывая высокую степень общественной опасности указанных преступлений, отсутствие иных видов наказания, предусмотренных санкцией данной статьи, является обоснованной.

При этом судам следует принимать во внимание конкретные обстоятельства дела, данные о личности осужденного, в том числе такие, как совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, наличие непогашенных или неснятых судимостей.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено право суда вынести частное определение или постановление по результатам рассмотрения уголовного дела.

В соответствии с ч.4 ст.29 УПК РФ, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении уголовных дел данной категории судами республики вынесено 3 частных постановления в адрес прокурора и руководителя СУ СК РФ по РК.

Так, по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении С.Ю.Ю., осужденного по ч.2 ст.318 УК РФ, судом вынесено частное постановление в адрес руководителя следственного отдела по г. Элисте СУ СК РФ по РК ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Основанием для вынесения частного постановления послужило то, что в материалах дела имелись многочисленные требования о судимостях свидетелей, не имеющих юридического значения по данному уголовному делу, однако отсутствовало требование о судимости ИЦ МВД по РК в отношении самого обвиняемого (судья Чимидов А.А.).

В другом случае, по уголовному делу в отношении Е.А.В., осужденного по ч.2 ст.318 УК РФ, частные постановления вынесены в адрес руководителя СУ СК РФ по РК и начальника МО МВД РФ «Сарпинский».

Суд указал, что органом предварительного следствия допущены существенные недостатки при оформлении процессуальных документов и обвинительного заключения. В частности, в постановлении о признании потерпевшим, протоколах допросов свидетелей неверно указаны установочные данные этих лиц. В обвинительном заключении отсутствуют смягчающие Е. обстоятельства, а в качестве отягчающего обстоятельства неверно определен вид рецидива.

Причиной вынесения частного постановления в адрес начальника МО МВД РФ «Сарпинский» послужило отсутствие надлежащего контроля по осуществлению административного надзора в отношении Е. (судья Доногруппова В.В.).

По результатам изучения апелляционной и кассационной практики установлено, что судами при рассмотрении уголовных дел данной категории допускались следующие нарушения норм материального и процессуального права.

В частности, суды неверно применяют положения ч.3 ст.68 УК РФ, предусматривающей возможность назначения менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

К примеру, приговором Малодербетовского районного суда от 27 июня 2014 года Н.И.А. осужден по ч.1 ст.318 УК РФ с применением ч.3 ст.68 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 21 августа 2014 года приговор суда изменен.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что согласно ч.3 ст.68 УК РФ срок наказания не может превышать 1 год 8 месяцев за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, максимальное наказание за которое составляет 5 лет лишения свободы.

Таким образом, в силу ч.3 ст.68 УК РФ Н. снижено назначенное наказание до 1 года 7 месяцев лишения свободы (судья Чумаков Ю.А.).

Следует отметить, что по результатам апелляционного рассмотрения уголовного дела в отношении Н. вынесено частное постановление в адрес председательствующего судьи ввиду допущенных им нарушений уголовного закона.

В соответствии с п.»б» ч.4 ст.18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет.

Ошибочное определение опасного рецидива преступлений влечёт за собой неправильное применение уголовного закона при назначении вида исправительного учреждения.

Так, приговором Элистинского городского суда от 28 мая 2015 года С.Ю.Ю. осужден по ч.2 ст.318 УК РФ с применением ч.2 ст.68 УК РФ к 3 годам 5 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Из материалов дела следует, что С. причинил сотруднику полиции М.Д.А. физическую боль и телесные повреждения, не причинившие вред его здоровью, а также черепно-мозговую травму, которая расценивается как легкий вред здоровью.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 16 июля 2015 года приговор суда изменен: исключено указание о наличии в действиях осужденного опасного рецидива и о применении положений ч.2 ст.68 УК РФ, С. смягчено наказание до 3 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия указала, что С. ранее судим по ч.4 ст.111 УК РФ, однако данное преступление совершено им в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем судимость не могла учитываться при признании в его действиях рецидива преступлений (судья Чимидов А.А.).

В другом случае судебная коллегия изменила приговор суда ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Приговором Черноземельского районного суда от 19 января 2015 года Ц.И.В. осужден по ч.2 ст.318 УК РФ с применением ч.3 ст.68 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение, и в соответствии со ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть по предыдущему приговору в виде лишения свободы на срок 2 года, окончательно назначено по совокупности приговоров наказание в виде лишения свободы на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Н.А.В. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.318 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 9 апреля 2015 года приговор суда изменен, исключено указание о применении положений ч.3 ст.68 при назначении наказания Ц., ст.73 УК РФ Н., назначено Ц. с применением ч.2 ст.68 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев, на основании ч.5 ст.74 УК РФ и ст.70 УК РФ окончательно 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; в соответствии с п.»б» ч.1 ст.58 УК РФ наказание Н. в виде лишения свободы на срок 2 года постановлено отбывать в исправительной колонии общего режима.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, придя к выводу о возможности применения к Ц. положений ч.3 ст.68 УК РФ, не дал надлежащей оценки тому, что наряду с рецидивом преступлений в качестве отягчающего наказание подсудимому установлено также обстоятельство, предусмотренное ч.1.1 ст.63 УК РФ, а именно совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, которое влечет необходимость назначения наказания по правилам ч.2 ст.68 УК РФ с увеличением размера наказания.

Применение судом ст.73 УК РФ при назначении Н. наказания в виде лишения свободы указывает на его явную несоразмерность установленным обстоятельствам и характеру совершенного преступления.

Поскольку совершенное Ц. и Н. в состоянии алкогольного опьянения преступление выразилось не только в посягательстве на общественные отношения в сфере обеспечения порядка управления, но и в насилии, опасном для здоровья представителя власти, которое в дерзкой форме было применено ими в дневное время вблизи административного здания отделения полиции, что подрывает авторитет органов власти (судья Манжеев Б.В.).

В соответствии с положениями п.9 ч.1 ст.308 УПК РФ в срок отбывания наказания подлежит зачету время предварительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан.

Обобщением установлено, что при рассмотрении данной категории дел выявлен единичный случай, когда суд допустил ошибку при зачете времени предварительного содержания под стражей К.А.В.

Так, приговором Элистинского городского суда от 10 декабря 2014 года К.А.В. осужден по ч.1 ст.318 УК РФ с применением ч.2 ст.68 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в колонии строгого режима. Срок наказания постановлено исчислять со дня провозглашения приговора – 10 декабря 2014 года. В силу ст.72 УПК РФ включен в срок отбывания наказания период нахождения под стражей с 12 ноября по 10 декабря 2014 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 3 февраля 2015 года приговор суда изменен.

Из материалов дела следует, что в резолютивной части приговора начало срока наказания судом исчисляется со дня постановления приговора, при этом зачтено в этот срок время содержания К. под стражей с 12 ноября по 10 декабря 2014 года.

Между тем судом не учтено, что 13 августа 2014 года приговором Элистинского городского суда, наказание по которому частично сложено с наказанием по настоящему приговору, К. был взят под стражу в зале суда.

На основании изложенного, судебная коллегия приговор суда изменила, засчитав К. время фактического отбытия наказания по приговору Элистинского городского суда от 13 августа 2014 года — с 13 августа по 12 ноября 2014 года (судья Дорджиева Г.В.).

Президиумом Верховного Суда Республики Калмыкия изменен 1 приговор ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания.

Так, приговором Яшалтинского районного суда от 16 декабря 2013 года К.А.Г. осужден за применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти.

Изменяя приговор суда, президиум указал, что при назначении наказания суд в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения. Между тем судом не учтено, что ч.1.1 ст.63 УК РФ введена Федеральным законом от 21 октября 2013 года № 270 –ФЗ, который вступил в силу 1 ноября 2013 года, то есть после совершения им преступления (26 сентября 2013 года).

В силу ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Согласно ч.1 ст.10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

С учетом изложенного, президиум исключил из приговора указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание К., совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, снизив наказание до 2 лет 3 месяцев лишения свободы, окончательно назначив наказание в виде 2 лет 9 месяцев лишения свободы (судья Дрей В.Д.).

Анализ апелляционной практики свидетельствует, что суды республики при рассмотрении дел данной категории допускают ошибки только в части назначения наказания.

Таким образом, изучение практики рассмотрения судами Республики Калмыкия дел о преступлениях, предусмотренных ст.318 УК РФ, показало, что судами в основном выполняются требования закона, предъявляемые при рассмотрении дел данной категории.

Вместе с тем, следует отметить, что большинство ошибок допущено судами при назначении наказания в соответствии с положениями ст.9, 10, 18, 68 УК РФ, что позволяет сделать вывод о том, что они связаны с недостаточным уровнем изучения законодательства и сложившейся судебной практики.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами законодательства о назначении наказания судебная коллегия предлагает обратить внимание на необходимость устранения выявленных недостатков и неукоснительного соблюдения норм действующего уголовного законодательства.

При этом установленный законом порядок назначения наказания является важнейшей гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма. Следовательно, эффективность уголовного наказания во многом зависит от его справедливости, оно должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

С учетом изложенного, в целях повышения качества отправления правосудия судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия при разрешении вопроса о назначении наказания рекомендует судам строго соблюдать требования уголовного закона, руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и сложившейся судебной практикой, а также выявлять причины и обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, и реагировать на них путем вынесения частных постановлений (определений) в соответствии с ч.4 ст. 29 УПК РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *