Унитарное территориальное устройство

Государственный строй

Российская Федерация (Россия) является «демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления». Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является, согласно Конституции, ее многонациональный народ. Народ реализует свою власть непосредственно, а также посредством органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Россия – президентская республика. Президент, который является главой государства, обладает широкими полномочиями: в соответствии с Конституцией и федеральными законами он определяет основные направления внутренней и внешней политики страны.

Принципы федеративного устройства России включают в себя государственную целостность, единство и равноправие субъектов, разделение компетенций и предметов ведения между федеральными и региональными органами власти.

В Конституции Россия определяется как социальное государство, политика которого имеет своей целью создание условий, которые гарантировали бы достойную жизнь и свободное развитие человека. Органы власти берут на себя ответственность за гарантирование определенного уровня жизни граждан, а также удовлетворение их материальных и духовных потребностей в объеме, который соответствует возможностям государства. К социальной сфере относятся, в частности, охрана труда и охрана здоровья людей, установление гарантируемой минимальной заработной платы, поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, выплата государственных пенсий.

В соответствии с Конституцией Россия — светское государство, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Конституция

Действующая Конституция Российской Федерации была принята по результатам референдума в 1993 году.Конституция разграничила компетенции и предметы ведения федеральных и региональных органов власти, а также общие области их компетенции. В ней закреплены принципы верховенства федерального права, многопартийности и разнообразия форм собственности.

Большое значение имеет зафиксированный в Конституции принцип ее прямого действия. Это значит, что никакой суд и никакой другой государственный орган не имеют права отказываться от применения конституционных норм, ссылаясь на отсутствие разъясняющих или детализирующих законов.

Изменения Конституции производятся в форме Федерального Конституционного Закона, который считается принятым, если за него было подано минимум три четверти от общего числа голосов членов Совета Федерации и минимум две трети от общего числа голосов депутатов Государственной Думы.

Президент

В соответствии с Конституцией глава государства является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности.

Президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие ветвей государственной власти. Он назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства, по предложению Председателя Правительства назначает на должность и освобождает от должности заместителей Председателя, федеральных министров.

Президент имеет право председательствовать на заседаниях Правительства, принимает решение об отставке Правительства, может отменить постановления и распоряжения Правительства в случае их противоречия Конституции, федеральным законам и его указам.

Как глава государства Президент обладает широкими полномочиями во внешнеполитической и военной областях. Он определяет основные направления внешней политики страны, ведет переговоры и подписывает международные договоры, ратификационные грамоты, принимает верительные и отзывные грамоты аккредитуемых представителей иностранных государств и международных организаций.

Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил России, назначает и освобождает от занимаемых должностей высшее командование Вооруженных Сил, формирует и возглавляет Совет Безопасности – конституционный орган, осуществляющий подготовку решений Президента по вопросам обеспечения защищенности интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Президент избирается сроком на 6 лет.
В настоящее время Президентом Российской Федерации является Владимир Владимирович Путин.

Правительство

Правительство Российской Федерации является коллегиальным органом и возглавляет единую систему исполнительной власти в стране. В состав Правительства входят Председатель Правительства, его заместители и федеральные министры. Председатель Правительства назначается Президентом Российской Федерации с согласия Государственной думы. Постоянно действующим органом Правительства является его президиум.

Правительство разрабатывает и выносит на рассмотрение Государственной думы федеральный бюджет и обеспечивает его исполнение, обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики, проводит единую государственную политику в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения и экологии, осуществляет управление федеральной собственностью. Правительство также принимает меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики, осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью.

Председателем Правительства Российской Федерации является Мишустин Михаил Владимирович.

Федеральное собрание

Федеральное Собрание или парламент Российской Федерации является представительным и законодательным органом Российской Федерации. Он состоит из 2-х палат – Совета Федерации и Государственной Думы.

Совет Федерации В Совет Федерации входят: по 2 представителя от каждого субъекта Российской Федерации — по одному от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти.
Президент Российской Федерации имеет право назначать представителей Российской Федерации в состав Совета Федерации, но не более 10% от числа членов Совета Федерации.
К компетенции Совета Федерации относится принятие решений по следующим основным вопросам: утверждение изменений границ между субъектами Российской Федерации, назначение выборов Президента Российской Федерации, отрешение Президента Российской Федерации от должности, использование Вооруженных Сил за пределами территории Российской Федерации и другие.

Государственная Дума состоит из 450 депутатов, которые избираются на основе равного и прямого избирательного права путем тайного голосовании сроком на 5 лет. Депутатом Государственной Думы может стать гражданин Российской Федерации, достигший 21 года и имеющий право участвовать в выборах. К ведению Государственной Думы относится принятие решений по следующим основным вопросам: дача согласия Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации, заслушивание ежегодных отчетов Правительства, объявление амнистии, вопрос о доверии Правительству Российской Федерации, а также многие другие.

18 сентября 2016 года состоялись очередные выборы в Государственную Думу седьмого созыва.

Совет Федерации и Государственная Дума заседают раздельно.

Федеративное устройство

По форме государственного устройства Россия является федерацией. В ее состав входят 85 государственных образования, которые называются субъектами федерации. Основные принципы государственного устройства Российской Федерации — государственная целостность, единство системы государственной власти, равноправие субъектов Федерации в отношениях с федеральными органами власти.

Субъекты Федерации имеют свои собственные органы законодательной и исполнительной власти, принимают свои собственные Конституции (Уставы). Единственное условие — Конституции и Уставы должны соответствовать Конституции Российской Федерации. Федеральная Конституция и Федеральные законы имеют приоритет на всей территории страны.

Государственный флаг

Государственный флаг представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: белой, синей и красной.Трехцветному флагу, введенному в России Петром I, в 2011 г. исполнилось 306 лет. Днем его рождения считают 20 января 1705 г. После распада Советского союза «триколор» вновь стал государственным флагом России – 22 августа 1991 года парламент принял решение вернуться к историческому российскому флагу. 22 августа в России отмечается День Государственного флага Российской Федерации.

Государственный герб

Государственный герб России представляет собой изображение золотого двуглавого орла, размещенного в центре красного геральдического щита. Над орлом – три исторические короны Петра Великого, в лапах орла – скипетр и держава, на его груди на красном щите – всадник Георгий Победоносец, поражающий копьем дракона.

Прототип этого герба утвердился в стране полтысячелетия назад после свержения монголо-татарского ига и провозглашения Москвы преемницей Византии – «третьим Римом». Иван III принял в качестве герба византийского черного двуглавого орла, увенчанного двумя коронами, на золотом фоне. Впоследствии первоначальный рисунок неоднократно видоизменялся, пока 30 ноября 1993 года не был утвержден Указом Президента в нынешнем виде.

Государственный гимн

Гимн (автор текста – Сергей Михалков, музыки – Александр Александров) был утвержден указом Президента в декабре 2000 года.

Государственный гимн Российской Федерации.mp3 (5 Mb)

Россия — священная наша держава,

Россия — любимая наша страна,

Могучая воля, великая слава –

Твое достоянье на все времена!

Припев:

Славься, Отечество наше свободное,

Братских народов союз вековой.

Предками данная мудрость народная!

Славься, страна! Мы гордимся тобой!

От южных морей до полярного края

Раскинулись наши леса и поля.

Одна ты на свете! Одна ты такая –

Хранимая Богом родная земля!

Припев

Широкий простор для мечты и для жизни

Грядущие нам открывают года.

Нам силу дает наша верность Отчизне.

Так было, так есть и так будет всегда!

Полезные ссылки

Высшие органы государственной власти

· Сайт Президента России

· Сайт Правительства России

· Сайт Совета Федерации

· Сайт Государственной Думы

· Совет безопасности

· Высший арбитражный суд

· Министерство иностранных дел

Российское законодательство

· Система «ГАРАНТ»

· Портал «КОДЕКС» Система «КОНСУЛЬТАНТ»

28 октября 2019

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Каждое государство можно охарактеризовать по форме государственно-территориального устройства (ФГУ), которая определяется характером взаимодействия между уровнями государственной власти — центральной и региональной.

Принято выделять три вида ФГУ — унитарное государство, федерация и конфедерация.

Сегодня мы разберемся в устройстве унитарной страны, вспомним ее признаки и познакомимся с особенностями такой ФГУ.

Унитарное государство — это…

Унитарное государство — это одна из форм государственного устройства, в которой административно-территориальные образования не имеют выраженных признаков суверенности (независимости) и особых полномочий.

Они подчиняются решениям центральной власти и выступают проводниками ее политики на местах. Эта ФГУ считается более простой по сравнению с федерацией и принята в большинстве современных стран.

Унитарную ФГУ имеют в основном страны с небольшой территорией и относительно малым населением.

Это объясняется возможностью управления из единого центра — руководство государства может охватить своим вниманием широкий круг вопросов без предоставления самостоятельных полномочий регионам.

Подобное невозможно в России, где 85 субъектов отличаются своеобразием национального состава, культурными, природно-климатическими особенностями, имеют разную экономическую направленность и специфические социальные проблемы.

Унитарные государства считаются исторически первичными по отношению к другим ФГУ. Они доминировали на планете до начала XX века.

В Новое время сильные централизованные державы превратились в могущественные колониальные империи, которые длительное время определяли вектор мирового развития. Примеры унитарного государства такого типа — Британская империя, Нидерланды, Франция, в более ранний период Испания.

Признаки унитарной страны

В современной политологии принято выделять следующие признаки унитарного государства:

  1. единое гражданство;
  2. общий для всех жителей государственный язык;
  3. единый бюджет;
  4. отсутствие территориальных образований, имеющих политическую самостоятельность;
  5. единая Конституция;
  6. общая система центральных органов госвласти;
  7. единое для всей страны правовое пространство;
  8. административные единицы лишены признаков государственного суверенитета.

В унитарном государстве территориальные образования ограничены решением местных вопросов, обладающих неполитическим характером (торговля, благотворительность, туризм, образование и другие).

Законодательство таких стран всегда закрепляет единство и неделимость его территорий. Закон не дает возможности инициировать сецессию (то есть выделение из состава государства), хотя сохраняет право для каждого народа на самоопределение. Оно может реализоваться через действие международно-правовых актов, обеспечивающих признание этноса (что это?) на уровне мирового сообщества.

При ответе на вопрос, что такое унитарное государство, нужно знать еще один его признак — структуру представительного органа (парламента). В таких странах он, чаще всего, бывает однопалатным.

Несвойственность бикамерализма (двухпалатного парламента) объясняется отсутствием необходимости представлять интересы административных единиц, лишенных политических полномочий, в системе государственной власти.

Примеры унитарных государств

На самом деле, стран с такой формой управления большинство (они закрашены синим цветом на приведенной карте):

Их полный список получается очень большой, поэтому в качестве примера я приведу наиболее известные страны с таким государственным устройством:

  1. Албания
  2. Андорра
  3. Беларусь
  4. Болгария
  5. Ватикан
  6. Великобритания
  7. Венгрия
  8. Греция
  9. Дания
  10. Ирландия
  11. Исландия
  12. Испания
  13. Италия
  14. Латвия
  15. Литва
  16. Лихтенштейн
  17. Люксембург
  18. Македония
  19. Мальта
  20. Молдавия
  21. Монако
  22. Нидерланды
  23. Норвегия
  24. Польша
  25. Португалия
  26. Румыния
  27. Сан-Марино
  28. Сербия
  29. Словакия
  30. Словения
  31. Украина
  32. Финляндия
  33. Франция
  34. Хорватия
  35. Черногория
  36. Чехия
  37. Швеция
  38. Эстония

Факторы образования унитарного государства

На формирование унитарного государства оказывают влияние следующие факторы:

  1. проживание в границах государства этнически однородного населения, обладающего одним языком, общими культурными традициями, а также схожими ценностными ориентациями и установками;
  2. конфессиональное единство и общность исторического прошлого;
  3. выраженное внешнее давление, которое привело к образованию единого мнения населения в отношении врага;
  4. формирование особой политической культуры, основанной на добровольном подчинении элите для индивидуальной и общей пользы (Япония).

Виды унитарных стран

Характерная для унитарных государств централизация способна проявляться во множестве форм. Принято выделять унитарные государства по присутствию/отсутствию в их составе автономных образований:

  1. Простые — лишены административно-территориальных единиц по причине слишком маленькой территории (Мальта, Науру) или в них существует подобное деление, но нет в составе автономий (Франция, Польша).
  2. Сложные — в состав государства входят автономные образования (например, Дания — Фарерские острова или Грузия — Аджария).

Появление автономий в унитарных странах — это один из способов преодоления центробежных тенденций и сепаратизма (что это?).

Закрепляя за определенной территорией права автономии, власти наделяют ее самостоятельностью в решении проблем местного самоуправления. Чаще всего права автономии отражены в Конституции, однако иногда они сами разрабатывают статуты, опирающиеся на законодательство государства.

Во многих странах автономии формируются по национальному признаку (Каталония в Испании, Ольстер в Великобритании, Корсика во Франции).

Также существуют централизованные и децентрализованные унитарные страны.

  1. В первых во главе региональных органов власти стоят чиновники, которые получают назначение из центра. Подобный механизм закреплен в Конституции Узбекистана, Нидерландов или Казахстана.
  2. В децентрализованных странах региональная власть формируется самостоятельно, например, в Великобритании, Испании или Японии.

Подробнее о формах государства можно узнать в этом видео:

Этимология термина «унитарный» (лат. «единство») точно отражает механизм организации управления, в котором все политические решения принимаются только центральными органами. Это обеспечивает единую социально-экономическую, политическую и духовную модель развития общества.

Однако при возникновении стремления к самоопределению унитарное государство может стать препятствием в реализации подобных целей, как это произошло в испанской Каталонии.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

А

Правовые аспекты государственного управления

УДК 323.171.2

В.Н. Снетков, Н.А. Фомина КРИТЕРИИ КЛАССИФИКАЦИИ УНИТАРНЫХ ГОСУДАРСТВ

Вопросы классификации унитарных государств весьма актуальны в науке теории государства и права. Связано это прежде всего с тем, что большинство государств мира являются унитарными по форме государственного устройства, но при этом значительно отличаются друг от друга. Кроме того, классификация унитарных государств представляет интерес в аспекте возникновения тенденции регионализации.

Большинство исследователей осуществляют классификацию унитарных государств, взяв за основу критерий взаимодействия местных органов и органов государства.

Так, по мнению А.В. Васильева, унитарные государства делятся на централизованные и децентрализованные. В централизованных государствах местные органы власти не обладают самостоятельными полномочиями при принятии решений, они полностью подчинены центральным органам государственной власти и выполняют их указания. В децентрализованных государствах органы местного самоуправления формируются при определенном участии населения и наделены некоторыми полномочиями самостоятельно принимать решения по отдельным экономическим, организационным и иным вопросам местного значения . Классифицируя унитарные государства по степени централизации власти, Васильев понимает под этим возможность наличия самостоятельных полномочий у органов местного самоуправления наряду с государственными органами.

О.А. Кудинов также предлагает классифицировать унитарные государства в зависимости

от того, как «юридически строятся отношения между центральными и региональными органами государства — на началах централизации или на началах децентрализации» . К децентрализованным он относит такие унитарные государства, в которых региональные органы формируются независимо от центральных органов, поэтому юридические отношения между ними строятся на началах децентрализации (Великобританию, Новую Зеландию и Японию). К централизованным Кудинов относит унитарные государства, где подчинение региональных органов центру осуществляется при посредстве должностных лиц, назначаемых из центра (Францию, Нидерланды, Норвегию, Швецию, Финляндию). Кроме того, он отмечает, что степень и даже формы централизации отнюдь неодинаковы и в странах второй группы, например в Швеции на региональном уровне кроме должностных лиц, назначаемых из центра, действуют также выборные органы.

В отличие от А.В. Васильева под централизацией власти О.А. Кудинов понимает не наличие компетенции у органов, а порядок формирования властных структур. Думается, что централизация власти подразумевает и порядок формирования органов государства, и наличие у этих органов самостоятельной компетенции.

Кроме того, рассмотрев данный подход к классификации унитарных государств, следует отметить, что по степени централизации власти необходимо выделять еще и промежуточную форму централизации между централизованными и

децентрализованными с целью объективного представления всех форм взаимодействия центральной власти и регионов в рамках унитарного государства.

В.Н. Хропанюк, так же как А.В. Васильев и О.А. Кудинов, считает, что по степени зависимости местных органов от центральных органов унитарное государство может быть централизованным и децентрализованным. «Принято считать государство централизованным, если во главе местных органов государственной власти стоят назначенные из центра чиновники, которым подчинены местные органы самоуправления. Так, в Финляндии местное самоуправление возглавляется губернатором, который назначается президентом. В децентрализованных унитарных государствах местные органы государственной власти избираются населением и пользуются значительной самостоятельностью в решении вопросов местного значения» . Но в отличие от вышеупомянутых авторов Хропанюк указывает на наличие «смешанных систем местного государственного устройства» , в которых присутствуют признаки централизации и децентрализации.

Несмотря на то что В.Н. Хропанюк выделяет помимо централизованных и децентрализованных унитарных государств еще и смешанную систему, думается, что формулировка «местное государственное устройство» является не совсем корректной с точки зрения науки теории государства и права, так как органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Кроме того, относительно централизованные государства также можно классифицировать на виды.

В связи с этим наиболее приемлемой представляется классификация унитарных государств по признаку централизации власти, созданная Э.П. Григонисом и В.П. Григони-сом. В зависимости от организации власти в административно-территориальных единицах, т. е. на местах, унитарные государства они подразделяют на централизованные (жестко централизованные), относительно централизованные (относительно децентрализованные) и полностью децентрализованные .

Существуют два способа организации власти на местах — местное управление и местное самоуправление. Местное управление означает,

что управление на местах осуществляется представителями центральной власти, а местное самоуправление — это осуществление власти выборными от населения органами, которые управляют самостоятельно в пределах своей компетенции.

Централизованными или жестко централизованными унитарными государствами являются такие государства, в которых осуществляется исключительно местное управление. Примером такой организации власти является Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея) .

Относительно децентрализованные государства характеризуются различным сочетанием местного управления и местного самоуправления в административно-территориальных единицах различных уровней: высшего, среднего, низового. В некоторых зарубежных странах имеются все три уровня административно-территориальных единиц, например в Португалии и во Франции, в других странах только два уровня, например в Армении, Польше, Финляндии.

Сочетание местного управления и местного самоуправления в относительно децентрализованных унитарных государствах может осуществляться по следующим схемам. Во-первых, на высшем уровне может производиться совмещение местного управления и местного самоуправления, в то время как на низшем уровне будет только местное самоуправление (например, во Франции). Во-вторых, на высшем уровне будет местное управление, а на низшем — местное самоуправление, как в Армении. В-третьих, и на высшем, и на низшем уровне будет сочетание местного управления и местного самоуправления (Нидерланды). Сочетание местного самоуправления и местного управления, характерное для относительно децентрализованных унитарных государств часто называют европейской моделью местного самоуправления.

Другой моделью местного самоуправления является англо-американская, реализуемая в децентрализованных унитарных государствах, где на всех уровнях административно-территориальных единиц действует только местное самоуправление и отсутствует местное управление. Данная система характерна для Великобритании и Новой Зеландии.

Свое представление о классификации унитарных государств в зависимости от организации публичной власти есть у Б.А. Страшуна, который также разделяет унитарные государства на децентрализованные, относительно децентрализованные и централизованные . В децентрализованных унитарных государствах, считает он, существует конституционное распределение полномочий между центральной властью и территориальными единицами высшего уровня, что сближает их с федеративными государствами . Децентрализованное унитарное государство предполагает наличие статуса автономии в своем составе.

По мнению Страшуна, относительно децентрализованными унитарными государствами являются такие государства, в которых высшие территориальные единицы носят исключительно или главным образом административный характер, а самоуправляются лишь низовые единицы. Централизованные унитарные государства — это государства, где нет местной автономии вообще, а функции власти на местах осуществляют только назначенные сверху администраторы. Это государства с выраженными авторитарными политическими режимами .

Таким образом, Б.А. Страшун определяет степень централизации власти в унитарном государстве не только порядком управления, но и наличием автономии. Думается, что критерий наличия или отсутствия автономии является неабсолютным. Так, в частности, децентрализованное унитарное государство Великобритания не полностью состоит из автономий.

По мнению Э.П. Григониса и В.П. Гри-гониса, унитарные государства подразделяются не только по различным классификациям в зависимости от организации власти в административно-территориальных единицах, но и на простые и сложные унитарные государства .

Считаем, что унитарные государства действительно следует классифицировать не только по одному основанию (в зависимости от организации власти в административно-территориальных единицах), но и по другому — в зависимости от состава унитарного государства.

В соответствии с критерием наличия или отсутствия автономных образований в унитарном государстве все унитарные государства можно поделить на простые, сложные и региональные (регионалистские). Простое унитарное государство состоит исключительно из административно-территориальных единиц, наделенных одинаковым статусом во взаимоотношениях с центральной властью. Сложное унитарное государство в свой состав помимо административно-территориальных единиц включает автономии.

По мнению А.С. Комарова, автономия или автономное образование — это самоуправляющееся образование .

Д.В. Березовский, автономией признает самоуправляемую территорию, образованную по национальному, религиозному или иному признаку .

С данной позицией категорически не согласен Б.А. Страшун, указывающий, что автономия — «это статус, предполагающий определенную совокупность прав, а не территория» .

Все автономные образования можно подразделить на территориальные и экстерриториальные. Территориальные автономии в зависимости от цели создания классифицируются на территориальные и национально-территориальные, именуемые еще этнотерри-ториальными автономными образованиями.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует согласиться с И.В. Ивановым в том, что «обращает на себя внимание некоторая терминологическая путаница, имеющаяся в юридической литературе. Если территориальные автономии делить на национально -территориальные и территориальные, то получается, что одной из разновидностей территориальной автономии является территориальная автономия…» .

Думается, необходимо заменить территориальную автономию термином «государственно-территориальная автономия», которая в свою очередь и будет классифицироваться на этно-территориальную и территориальную автономии.

Государственно-территориальная автономия — это определяемая конституцией или законом государства самостоятельность части населения государства в решении определенных

вопросов социально-экономической и культурной жизни на территории проживания этой части населения. Эта часть населения страны создает либо территориальное, либо этнотер-риториальное автономное образование.

Территориальное автономное образование создается населением, не имеющим этнических отличий, но имеющим особенности хозяйства и культуры, что вызвано историческими или географическими факторами. Этнотеррито-риальное автономное образование создается этническим меньшинством на территории его компактного проживания.

Кроме того, государственно-территориальную автономию можно подразделить на административную и политическую (законодательную) в зависимости от компетенции автономного образования.

Политические автономии называют еще законодательными автономными образованиями. В них действуют собственные органы законодательной и исполнительной власти. Примерами таких автономий служат: Аландские острова в Финляндии, Гренландия и Фарерские острова в Дании, остров Мадейра и Азовские острова в Португалии.

Административные автономии характеризуются меньшей степенью самостоятельности. Главное их отличие от политических автономий в том, что они не имеют собственных законодательных органов и соответственно не издают своих законов. Им предоставлена определенная самостоятельность только в сфере исполнительной власти, т. е. административной сфере, поэтому такие автономии и называются административными.

Политические и административные автоно-мии—это всегда государственно-территориальные автономии, в отличие от персональной и корпоративной автономий.

Персональная автономия основывается на добровольном признании граждан своей принадлежности к определенной национальности. Тем самым они получают право пользования достояниями своей национальной культуры, своего языка, исповедания своей религии вне зависимости от границ административно-территориальной единицы, где проживают. Иногда такую автономию в отличие от территориальной называют экстерриториальной.

Данная автономия встречается в Финляндии, Швеции и Норвегии в отношении народа саами, представители которого избирают собственные парламенты.

Корпоративная автономия связана с представителями лингвистических общин (для них резервируется часть мест в государственном аппарате, а государственные служащие, работающие в районе расселения таких общностей, обязаны знать местный язык. Данная автономия имеет место в Индии.

Персональная и корпоративная автономии не имеют отношения к форме государственного устройства, как и национально-культурная автономия.

Последним, третьим, видом классификации унитарных государств в зависимости от наличия или отсутствия автономии в их составе является региональное или регионалистское унитарное государство.

Региональное государство — это унитарное государство, состоящее исключительно из автономных образований. Название «регио-налистское государство» пришло из Италии, а «государство автономий» — из Испании .

В 1933 году итальянский конституционалист Г. Амброзини выдвинул концепцию «регионального» государства как промежуточной формы между федеративным государством и унитарным. Данная концепция нашла отражение в Конституции 1947 года и, хотя с опозданием, была реализована в 1970 году, когда в большинстве областей были сформированы представительные органы .

В Испании на всем протяжении развития страны прослеживается склонность к политической децентрализации. Такая тенденция была закреплена в Конституциях 1931 и 1978 годов. В Испании, по мнению С.П. Пожарской, существует концепция «урезанного федерализма» или «регионального» государства, в котором политическую и административную автономию могли приобрести все области, ходатайствующие об этом .

У исследователей унитарных государств нет единого мнения по поводу юридической природы этой разновидности государств. Одни авторы считают, что региональное государство является переходной формой государственного

устройства от унитарного государства к федерации, другие настаивают, что это разновидность унитарного государства, третьи указывают на самостоятельный характер регионального государства в качестве отдельной формы государственного устройства.

Позиция авторов, указывающих на переходный характер региональных государств, сводится к цели их образования. Так, процесс регионализации в Италии был начат, когда было достигнуто принципиальное решение об образовании в дальнейшем федерации. Таким образом, организация власти в этих государствах приближена или почти такая же, как в федерации, но государство официально так не называется в силу различных политических причин .

По мнению Э.П. Григониса и В.П. Григони-са, если вся территория государства состоит из автономных образований, то такое государство называется регионалистским (от слова «регион»), что обычно означает административно-территориальные единицы высшего уровня. Такое государство, по существу, является промежуточной формой государственного устройства между унитарным государством и федерацией .

Думается, что региональное государство действительно носит переходный характер от унитарного государства к федерации, но при этом все же остается разновидностью унитарного государства, так как автономия не наделяется статусом государственного образования.

В связи с этим следует согласиться с Г.Н. Андреевой в том, что «регионалистское государство», или «государство автономий», — это формально унитарное государство, составные части которого обладают автономией, в значительной степени приближенной к автономии субъектов в федерации .

О соотношении статуса между федеративными и региональными государствами Я.Ю. Смирнов пишет, что различия «менее значительны, чем принято считать» . Он указывает на отличительную черту регионального государства — «наделение регионов правом принятия законов без предоставления им учредительных полномочий, то есть права принятия собственных конституций. В региональном государстве проводится разграничение

между центром и регионами, при этом в отличие от федерации, где остаточная компетенция резервируется за регионами, в данном случае она закрепляется за центральной властью» .

На эти особенности региональных государств указывает и Г.А. Андреева, считающая, что «особый характер организации такого государства проявляется в том, что территория регионального государства состоит из единиц, обладающих высокой степенью автономии, в конституциях и иных актах проведено разграничение полномочий и сфер деятельности центральных органов и органов высших территориальных единиц, все высшие территориальные единицы могут иметь собственное законодательство, в высших территориальных единицах избираются законодательные и исполнительные органы» .

Иного мнения о юридической природе региональных государств придерживается В.Е. Чир-кин. Согласно его позиции, «региональное государство является в наши дни третьей основной формой государственно-территориального устройства» . «Обычно такие государства рассматриваются в качестве унитарных, — пишет он, — но на деле они имеют особенности, которые отличают их от сложных унитарных государств, имеющих отдельные автономные образования, и одновременно от федераций» .

Главным признаком региональных государств, по мнению Чиркина, является то, что автономные образования своих конституций не имеют, но в конституциях государств за ними закреплены определенные полномочия, для осуществления которых они издают местные законы.

На самостоятельность регионального государства как отдельной формы государственного устройства обращает внимание и А.С. Автономов. По его мнению, превращение всех административно-территориальных единиц в автономные качественно меняет государство. Оно уже перестает быть унитарным в силу большей самостоятельности входящих в него образований, но и не превращается в федеративное, поскольку характер взаимоотношений центральных органов власти с органами регионов остается таким же, как в унитарном государстве.

А, кроме того, для регионалистского государства асимметричность, разностатусность входящих в него территориальных образований — сущностное и в принципе положительное явление. Благодаря этому удается практиковать разное отношение к различным автономным образованиям и решать старые и новые проблемы на индивидуальной основе .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В.П. Стародубцев также признает региональное государство формой государственного устройства. «Региональное государство (или регионализм) — сравнительно новая форма государственного устройства. Она представляет собой политико-территориальную организацию, построенную на автономии всех региональных единиц высшего порядка» .

Хотя региональное государство по своей юридической природе близко федеративному государству и часто между ними сложно найти различия, думается, что региональное государство все же остается разновидностью унитарного государства, так как включаемые автономии не обладают статусом государственных образований.

Опыт некоторых стран свидетельствует, что форма регионального государства находит все более широкое распространение. Помимо Италии и Испании, движение к такому способу государственного управления заметно в

Великобритании. Однако данная форма может быть, по мнению В.Е. Чиркина, применима только в особых условиях, со сложным этническим составом населения либо с традиционно существующей автономией отдельных территорий .

Таким образом, в зависимости от наличия автономного образования унитарные государства следует делить на простые (где имеются только обычные административно-территориальные единицы), сложные (включают помимо административно-территориальных единиц еще и автономные образования в виде политической либо административной автономии) и региональные (состоят исключительно из автономий).

Несмотря на то что региональное государство все же является унитарной формой государственного устройства, оно носит переходный характер и представляет собой следствие интеграции унитарной и федеративной форм государственного устройства, которую можно объяснить недостаточностью каждой их этих моделей, взятых по отдельности, так как существующие в странах общественные отношения имеют свои специфические особенности и не укладываются строго в рамки одной формы государственного устройства, что и проявляется в сближении форм государственного устройства современности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васильев, А.В. Теория права и государства : учебник / А.В. Васильев. — 4-е изд. — М., 2008.

2. Кудинов, О.А. Конституционное право зарубежных стран : курс лекций / О.А. Кудинов. — 3-е изд., стер. — М., 2008.

3. Хропанюк, В.Н. Теория государства и права : учебник для вузов / В.Н. Хропанюк; под ред. В.Г. Стрекозова. — М., 2008.

4. Григонис, Э.П. Конституционное право зарубежных стран / Э.П. Григонис, В.П. Григонис. — СПб., 2006.

5. Страшун, Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Б.А. Страшун. — 3-е изд. — Т. 1-2. — М., 1999.

6. Комаров, А.С. Общая теория государства и права : учебник / А.С. Комаров. — 7-е изд. — СПб., 2006.

7. Березовский, Д.В. Форма государственного устройства / Д.В. Березовский // Теория

государства и права / отв. ред. А.В. Малько. — М., 2006.

9. Андреева, Г.Н. Конституционное право зарубежных стран : учебник / Г.Н. Андреева. — М., 2005.

10. Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) . — М., 2001.

12. Смирнов, Я.Ю. Вопрос о предметах ведения субъектов федерации или регионов унитарных

13. Чиркин, В.Е. Опыт зарубежного управления (государственное и муниципальное управление) / В.Е. Чиркин. — М., 2006.

14. Автономов, А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / А.С. Автономов. — М., 2005.

УДК 340.1

A.A. Тебряев, Ю.П. Конопченко СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ТЕОРИЯ ЗАКОННОГО ИНТЕРЕСА

Несмотря на то что термин «законный интерес» довольно широко используется в действующем законодательстве, а словосочетание «права и законные интересы» стало настолько привычным, что употребляется порой бездумно, без вложения в него конкретного содержания, ни законодатель, ни современная наука не пришли к единому ответу на вопрос о том, что же такое законные интересы. Следовательно, необходимо разобраться в самой сущности изучаемого явления, понять, каковы его существенные свойства и качества. При этом не обойти вниманием связь субъективного права и законного интереса в рамках вопроса гносеологии последнего.

Отвечая на поставленные выше вопросы, нужно заметить, что, как уже говорилось, законодательство не содержит легального определения понятия «законный интерес», в принципе, как и многих других понятий. По мнению Н.И. Матузова, «законодатель и не обязан разъяснять каждый термин или выражение, которыми он оперирует. Следовательно их должна истолковать наука. Для этого существует док-тринальное (научное) толкование» .

Однако научное исследование «законного интереса» натолкнулось на ставшую для многих неразрешимой преграду. Дело в том, что анализ многочисленных определений, трактовок и характеристик понятия «законный интерес» ясно дает понять: речь в них зачастую идет о различных явлениях. Все виды трактовок данного понятия можно, по сути, свести к двум точкам

зрения: одни авторы полагают, что «законные интересы» — суть непротивоправные действительные социальные интересы, другие рассматривают их как вид правового средства, наряду с субъективным правом. Даже не углубляясь в детали анализа указанных позиций, нетрудно заметить их разнонаправленность; при такой постановке вопроса законные интересы выступают как два различных явления, имеющие свое содержание, признаки, свойства, функции. Различным будет и соотношение законного интереса и субъективного права.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В.В. Кулапов в связи с этим пишет, что основная логико-семантическая трудность, объективно присутствующая в исследовании «законных интересов», в том и состоит, что данным термином именуются разные понятия. «Использование его в двух указанных смыслах является сложившейся и устойчивой научной традицией. Следование ей требует логической бдительности, поскольку она таит в себе опасность совершения ошибки, называемой «омонимия». Эта ошибка связана с использованием многозначных терминов и происходит вследствие того, что один и тот же термин в одном и том же рассуждении употребляется для обозначения различных понятий» .

Надо оговориться, что сведение позиций авторов в конечном итоге к двум концепциям понятия «законные интересы» произошло не само по себе. Авторы самостоятельно не причисляют себя к той или иной группе и чаще всего не акцентируют внимания на указанной

Россия – федерация или унитарное государство?

12 октября 1350 года родился Дмитрий Донской – великий князь Московский и Владимирский, победитель в Куликовской битве и объединитель русских земель вокруг Москвы.

Монгольское иго (еще его именуют монголо-татарским, татаро-монгольским, ордынским) – традиционное название системы эксплуатации русских земель пришедшими с Востока завоевателями-кочевниками с 1237 по 1480 год. Русские княжества не входили непосредственно в состав монгольской державы и сохранили местную княжескую администрацию, деятельность которой контролировалась баскаками – представителями хана на завоеванных землях. Русские князья были данниками монгольских ханов и получали от них ярлыки на владение своими княжествами.

С усилением Московского княжества иго постепенно ослабевало. Московский князь Иван Калита (княжил в 1325–1340) добился права самому собирать дань со всех русских княжеств. С середины XIV века повеления ханов Золотой Орды, не подкрепленные реальной военной угрозой, русскими князьями уже не выполнялись. Дмитрий Донской (1359–1389) не признавал ханские ярлыки, выданные его соперникам, и силой захватил владимирское великое княжение. В 1378 году он разгромил татарское войско на реке Воже в Рязанской земле, а в 1380 году одержал победу над золотоордынским правителем Мамаем в Куликовской битве.

Великий московский князь Иван III Васильевич (1462–1505) в 1476 году отказался от уплаты дани. В 1480 году после неудачного похода на Русь хана Большой Орды Ахмата и «стояния на Угре» иго было окончательно свергнуто.

Спор о том, было ли татаро-монгольское иго на самом деле, в какой форме оно существовало и что принесло Руси, разделил историков на несколько лагерей, и пока не видно перспектив для какого-либо компромисса. Политкорректность, безусловно, нужна, особенно если учесть, что русские и татары живут в единой России, да и кровь изрядно перемешалась, но исторические факты отменить нельзя.

Но возможен ли вообще здесь компромисс в принципе?

«Таким образом за налог, который Александр Невский обязался выплачивать в Сарай, Русь получила надежную крепкую армию, которая отстояла не только Новгород с Псковом. Более того, русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую независимость и политическую самостоятельность. Одно это показывает, что Русь была не провинцией Монгольского улуса, а страной, союзной великому хану, выплачивавшей некоторый налог на содержание войска, которое ей самой было нужно».

(Историк Лев Гумилев, из книги «От Руси к России», 2008 год).

При всем уважении к Льву Гумилеву, его версия тоже отнюдь не бесспорна. Для начала, далекие от остальной Руси Новгород и Псков – это по тогдашним временам всего лишь провинция Русского государства. И то, что Александр Невский сумел договориться с Ордой, совсем не означает таких же привилегированных отношений для остальных русских княжеств. Да и сама формула Гумилева: «получили за налог» означает ограниченную свободу действий, а вовсе не отношения равноправных партнеров, и уж тем более союзников. Для свободолюбивого человека это уже иго. Хотя и в самой дипломатичной, мягкой форме.

Но были и другие формы – жесточайшие. Есть множество летописных источников, на которые опираются корифеи русской истории, рассказывая об ужасах татарского нашествия, – здесь и разорение Москвы, и уничтожение Козельска, и сожженные Рязань с Владимиром, и множество других бед и несчастий, обрушившихся на головы тех русских, которые сражались, чтобы защитить родину и свою семью.

«Татары одолели, разгромили всю Рязанскую область (1237 год, нашествие Батыя), подожгли города, избили и пленили население и пошли дальше на север. Они разорили город Москву, бывшую прикрытием с юга Суздалю и Владимиру, и вторглись в Суздальскую область. Великий князь Владимирский Юрий Всеволодович, бросив свою столицу, Владимир, ушел на северо-запад собирать войско. Татары взяли Владимир, убили княжескую семью, сожгли город с его чудесными храмами, а затем опустошили и всю Суздальскую землю».

Из дореволюционного учебника «Русской истории» для средней школы историка Сергея Платонова.

Другое дело – не в традициях Орды было навязывать покоренным народам свою культуру, религию и вообще убивать и жечь ради удовольствия. Те города, что сдавались на милость победителя, оказывались в условиях, которые можно назвать сносными для проживания, – если, конечно, забыть про само понятие «суверенитет».

Свободным и суверенным не был и Александр Невский. Да, он сумел дипломатично подстроиться под желания Орды, что давало ему возможность защищать русские земли хотя бы с запада, – и слава богу, собственно, для этого его и нанимал вольный Новгород. Что же касается Москвы, то и она со временем приспособилась: сначала сумела, опираясь на тех же татар, обеспечить, чтобы все финансовые потоки в Орду шли через московские руки, причем часть этих денег, безусловно, до татар не доходила. На этих деньгах и возник первоначальный капитал города, а потом уже идет хрестоматийная история: Москва набрала силу, а затем, выбрав удачный исторический момент, сбросила с себя ненавистное ярмо.

Конечно, это все давно в прошлом, и сейчас татарский народ второй по численности в России, русские и татары живут бок о бок уже фактически в пятом государстве – если начинать от Тюркского каганата, после которого были еще Золотая Орда, Российская империя, СССР и наконец Российская Федерация. И иго, конечно, было – иначе надо выбросить не только все летописи, но и фольклор русского народа и других народов, населяющих территорию России.

Но разумеется, нельзя считать, что иго принесло Руси только плохое, были и положительные моменты. Во-первых, объективно оно помогло объединиться Российскому государству. Иностранный захватчик заинтересован иметь дело с одним контрагентом, а не с десятком – это всегда удобнее. Во-вторых, первая перепись населения 1235 года была проведена именно Золотой Ордой с вполне практической целью уточнения числа домов и суммы податей. Ну и, наконец, первое время притеснений в вопросах веры не было. Хотя на последних этапах, когда ханы приняли ислам, появились и религиозные проблемы.

Дмитрий Донской действительно объединил русские земли и сумел сильно поколебать власть Орды. Но иногда о нем еще говорят, что он превратил федеративное государство в унитарное, что совершенно неверно. Он именно объединил, а не сменил тип устройства. А целостность государства и тип его устройства – это разные вопросы. Глупо было бы считать, что федеративное государство менее объединенное, чем унитарное. Можно назвать много федеративных государств – те же США или Германия, например, – которые куда более объединены и целостны, чем унитарные Ирак или Афганистан.

Современная Россия как фактически, так и по Конституции – федеративное государство, каковым является с 20-х годов, когда был подписан первый Союзный договор. И это вполне естественно – организацией управления такого территориально большого, многонационального и многоконфессионального государства должна быть федерация. При этом она много раз видоизменялась – даже с 1990 года, после Декларации о суверенитете РФ, эксперты насчитывают уже третью модель федерации.

Что такое федерализм? Это система управления территориями, система организации власти в пространстве, механизм взаимодействия центра и периферии. Федерация – это исторический выбор нашего государства. И очень важный фактор нашего федерализма – это присутствие элементов этнического, национального федерализма, уходящего корнями в нашу древнюю историю.

Россия и не сможет существовать иначе, как только в виде федерации. Но если говорить не юридически, а де-факто, Россия – это государство двойной имитации. С одной стороны, оно имитирует федеративность, но с другой – идет имитация и унитарности. Что касается имитации федеративности, то случай с Юрием Лужковым – самый яркий пример. Сначала Московская дума единогласно одобрила деятельность бывшего мэра, потом так же единогласно промолчала, когда его сняли, и буквально сразу, в чем никто и не сомневается, единогласно одобрила новую кандидатуру. В нормальной федерации такое безропотное следование воле федерального центра обычно невозможно.

Между тем что такое федерация? Есть масса определений, но суть их в основном в том, что это страна, в которой выделяются отдельные территориальные образования, обладающие определенной политико-правовой субъектностью. В чем выражается эта субъектность? Прежде всего – политико-правовые возможности к самоуправлению, к формированию законодательства и собственных органов власти. И первый элемент этой самой субъектности – это возможность выбирать себе тот тип устройства и того главу, который их устраивает. В России, несмотря на установленную Конституцией федеративность, этого нет, хотя вертикаль власти, подобную российской, даже не каждое унитарное государство может себе позволить. Англия, Португалия, Греция, Румыния – все это унитарные государства, но представить себе, что их президенты или премьеры могут назначить мэра столицы или снять его, совершенно невозможно.

Нередко говорят, что в России бельгийская модель государственного устройства – чистая федерация. Но и в Бельгии даже разговора не может быть о том, чтобы глава центрального правительства снял или назначил какого-нибудь местного руководителя. Король и в Бельгии, и в Испании, и в Англии формально имеет право только на одно – не утвердить предложенную кандидатуру. Но за последние сто лет, наверное, не было ни одного случая, при котором избранного парламентом премьер-министра Англии, или премьер-министра некоего кантона, или главу автономной области в Италии кто-то мог бы снять или назначить. Там глава государства практически автоматически одобряет избранную кандидатуру – такова сложившаяся традиция. Хотя формально у него есть право ее отвергнуть.

Россия – федерация или унитарное государство?

• Федерация – 42%

• Унитарное государство – 58%

(По результатам опроса 1800 экономически активных граждан России старше восемнадцати лет на портале «SuperJob»).

Федерализм – это такая система управления, в которой существуют двойные полномочия: полномочия центра и полномочия регионов. И в России это закреплено 72-й статьей Конституции. Но при этом сейчас федерация именно имитационная: по юридическим нормам есть распределение полномочий, а фактически они сегодня сконцентрированы в руках центра.

Вроде бы можно тогда сказать, что государство превратилось в унитарное, но на самом деле унитарность оно тоже только имитирует, потому что можно привести кучу примеров, доказывающих, что выстроенная «вертикаль власти» на практике не работает.

И централизация тоже достаточно имитационная. Трудно себе представить централизованное унитарное государство, в котором региональная власть самостоятельно, без контроля сверху, устанавливает себе зарплаты, многократно превышающие зарплаты федерального начальства. А в России мы имеем массу таких примеров, в том числе и в Москве. Или: трудно представить себе такое унитарное государство, да и вообще какое-либо государство, в котором региональные власти могут отказать в приеме исполнения обязанностей человека, назначенного не на региональную должность, а на выполнение федеральных обязанностей. А, скажем, в Дагестане подобное произошло не так давно – федеральной властью был назначен уполномоченный по налогам и сборам Владимир Радченко, но, когда он приехал, его просто не пустили на должность. Группа граждан вышла на стихийный митинг, чтобы сообщить «волю народа», что эта должность по традиции, по распределению, закреплена за лезгином, а Владимир Радченко таковым не является. Так и уехал Владимир Радченко, не приступив к должности. Поэтому сказать, что наши региональные власти совсем несамостоятельны, невозможно. Они несамостоятельны только в определенных вопросах, – тех вопросах, которые касаются политики. Но когда речь идет об экономике, о своих доходах и так далее, самостоятельности у них становится даже слишком много.

При взгляде на современную Россию создается впечатление, что она движется к унитарности. Все последние нововведения, в том числе в политической системе, по своему содержанию – унитарного характера. И если бы спросили руководство страны и оно захотело бы честно ответить, то оно наверняка было бы за унитарность. Если спросить общественное мнение – граждане России хотят порядка, и в этом смысле они тоже хотят унитарности. Но при этом ситуация такова, что в сегодняшней России обеспечить порядок унитарно невозможно. Россия устроена таким образом, что если она хочет остаться целостным государством – ее путь только к настоящей федерации, потому что сейчас она имитирует федерацию, но не является таковой. Более того, в современном мире уже не так легко найти унитарное государство, которое бы не включало в себе элементов федерализма, особенно в условиях, когда существуют компактные группы этнических сообществ.

«Раньше было федеральное государство. А сейчас только унитарное – пока высшее руководство из Москвы в заброшенный город с проверкой не прилетит, дела так и будут там стоять».

«Пусть и считается федерацией, на деле некую самостоятельность имеют лишь северокавказские республики».

«По факту вертикаль власти хорошо выстроена с начала президентства Путина и продолжается его последователем».

«Хотелось бы верить, что федерация».

«Федерация, но в извращенной форме».

(Из комментариев к опросу о государственном устройстве России на сайте «SuperJob»).

Есть распространенное мнение, что если бы при большевиках не создали автономные республики, то никакого бы федерализма и не было бы. Конечно, факт наличия в СССР некоторой автономии республик и автономных областей, пусть и формальной, сыграл определенную роль для закрепления националистических идей. Но опыт многих стран мира, которые нередко даже не числятся федерациями, показывает, что если есть территориальное компактное расселение этнических меньшинств, и не в городе, не приезжих, не мигрантов, а исторически сложившееся, то неизбежно возникает необходимость формирования определенных автономий. Например – Италия не федеративное государство ни по закону, ни по факту. Но элементы федерализма там существуют – есть двадцать автономных областей, причем из них пятнадцать так называемых простых и пять – этнически выраженных. Там существуют система самоуправления и масса элементов, подчеркивающих их культурную специфичность. Причем речь идет не о культурной автономии, которая может быть разбросана, а именно о территориальной. И пока опыт большинства стран мира с очень разным устройством и очень разными политическими системами показывает, что при наличии таких образований практически всегда возникает федерализм. Говорить можно только про симметрию и асимметрию.

Мегатренд развития нашего общества, которому нет альтернативы, – это все-таки федерация. А вот в какой она форме будет развиваться, какие будут взаимоотношения центра и периферии, здесь мы уже в четвертый раз за нашу историю находимся перед выбором – уменьшать возможности периферии, увеличивать централизацию или наоборот. Конечно, экономический кризис и международный терроризм на данном новейшем этапе потребовали определенных решений, направленных на централизацию управления, но это не значит, что так будет всегда.

Один из основных принципов нынешней политики – забыть об этничности, сделать вид, что ее не существует. Отсюда – отсутствие специального министерства, отсюда комиссия в Думе, которая за 2000-е годы не приняла ни одного законодательного акта, хотя законов требуется очень много.

Каким государством должна быть Россия для того, чтобы остаться единой?

• Федеративным – 78,5%

• Унитарным – 21,5%

(По результатам опроса слушателей радио «Эхо Москвы»).

Большую территорию, на которой живет мало людей, нужно как-то удерживать, не давая ей развалиться. Как известно, простые ответы и простые решения всегда наиболее привлекательны, и самое простое решение – это вертикаль власти, унитарное государство. Но большой территорией невозможно управлять из одного кабинета, поэтому продолжают идти поиски оптимальной модели. Россия переживает третью модель федерализма, но, возможно, будет и четвертая.

Реальный федерализм возможен только при определенных условиях – когда люди знают, что их воля и интересы кому-то нужны, что они будут интересны и услышаны. Но у нас очень любят говорить, что Россия не готова к демократии, а вот лет через двадцать пять наше гражданское общество подрастет, и тогда можно будет «включить» демократию. Но на это можно ответить, что как невозможно по самоучителю научиться плавать в пустыне, так и совершенно невозможно научиться гражданскому обществу, не действуя.

«Почему СССР распался – Советский Союз был федерацией».

Из комментариев слушателей радио «Эхо Москвы».

В распаде Советского Союза любят обвинять его федеративное устройство, забывая, что он развалился прежде всего не как государство, а как режим. Швейцарская федерация, например, существует уже более двухсот лет и распадаться не собирается. Тем не менее риск распада и Российской Федерации реально существовал в 90-е годы. И современный федеративный принцип стал ответом на мобилизацию этнонационализма, и в какой-то форме это решило вопрос сохранения государства. При этом в России полно федералистов, которые вообще и слышать не хотят ни о какой этничности, говорят, что хорошая федерация внеэтническая.

Но мы сейчас переживаем действительно критический момент, потому что этнополитическая ситуация изменилась и переместилась из регионов в крупнейшие города. Этнические и миграционные проблемы сливаются воедино и становятся все более существенными. Это новое для России явление, которого никогда не было, поэтому взаимосвязи миграционного законодательства и этнического не существует. Причем миграционное еще хоть как-то изменяется в соответствии с требованиями реальности – в 2006 году был целый ряд изменений, тогда как национальное застыло на месте. Россия – одна из немногих стран, у которой нет закона о этнических меньшинствах, и не очень понятно, что такое этнические меньшинства по закону.

Сейчас в России нет крупных межнациональных и межрегиональных противоречий. Отсюда идет и недооценка этничности, вызванная временной стабильностью межэтнических отношений.

Совет Европы требует от России принятия законов об этнических меньшинствах, и даже подписана соответствующая конвенция, но нет юридических актов. У нас есть хороший закон, принятый в 90-е годы, – о национальной культурной автономии, но он не жизнеспособен, потому что нужно наполнить его экономическим содержанием, а это не делается. Институциональных механизмов, которые решают межэтнические отношения, тоже не существует. И пока эти вопросы не начнут хотя бы постепенно решаться, целостность государства и межнациональный мир в России будут оставаться под угрозой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *