Виндикационного иска

5.4. Защита права собственности

Собственность защищалась различными правовыми сред ствами. В зависимости от наличия или отсутствия у соб ственника вещи ему предъявлялся соответственно виндикационный или негаторный иск.

В зависимости от вида собственности квиритскому собственнику предъявлялся виндикационный иск, бонитарному (преторскому) обладателю — публициановский иск, провинциальному собственнику — измененный иск добросовестного владельца. В отдельных случаях для защиты права собственности предъявлялись личные иски, носящие обязательственный характер, и интердикты.

Виндикационный иск (rei vindicatio) служил квиритскому собственнику для истребования им своей утраченной вещи из чужого владения, включая все ее плоды и приращения. Виндикационные иск не мог предъявляться для защиты провинциальной или бонитарной (преторской) собственности. Этот иск существовал как в легисакционном, формулярном, так и в экстраординарном процессе и подавался с целью возвращения вещи ее законному собственнику или получения денежной компенсации за вещь.

Истцом в виндикационном иске выступал собственник вещи, а ответчиком могло быть любое лицо, у которого вещь находилась во владении в момент подачи иска. Существо вало две категории ответчиков: реальный владелец (дей ствительно имеющий вещь во владении), а также «мнимый» владелец (умышленно продавший вещь, чтобы в момент разбора иска не владеть ею).

Ответственность владельцев:

а) добросовестный владелец:

— отвечает за состояние вещи с момента предъявления иска;

— не возмещает плоды и приращения;

— собственник возмещает владельцу все необходимые или полезные издержки, связанные с вещью (расходы по хранению, ремонту и др.);

б) недобросовестный владелец:

— несет полную ответственность за гибель вещи до подачи иска даже при легкой небрежности;

— несет полную ответственность за гибель вещи после подачи иска да же в случае отсутствия вины или небрежности;

— обязан возместить стоимость плодов за период, прошедший до пода чи иска, исходя из предположения его оптимальной заботливости;

— обязан возместить стоимость плодов за период, прошедший после по дачи иска, исходя из предположения оптимальной заботливости при возможностях реального собст венника;

— обязан самостоятельно оплачивать расходы, связанные с сохранением имущества.

По желанию истца он мог получить от ответчика денежную компенсацию за вещь (как бы продажа вещи). Стоимость вещи оценивалась собственником самостоятельно под присягой.

Негаторный иск (actio negatoria) предоставлялся квиритскому собственнику в случае, если он, продолжая владеть вещью, встречал какие-либо препятствия и затруднения к этому. Целью иска было признание, что право собственности свободно от обременения третьих лиц. Собственник подавал иск, в котором отрицал права третьих лиц на внедрение в его право собственности (например, отрицалось право на узуфрукт или сервитут). Ответчик в результате обязывался не вмешиваться более в право собственника владеть и пользоваться вещью по своему усмотрению и не создавать препятствий для осуществления такого права.

Иск о воспрещении (actio prohibitoria) существовал параллельно с негаторным иском и имел своей целью устранение нарушений прав собственника. Истец требовал свободы своего имущества и запрещения ответчику пользоваться и извлекать плоды из этой собственности (в отличие от негаторного иска, в котором требовалось сначала доказать, что ответчик не имеет права на вмешательство в собственность истца, а затем уже требовать запретить ему делать это в будущем).

Публицианов иск (actio Publiciana), также называемый фиктивным иском (actio fictia), был предположительно введен претором Публицием в 67 г. до н. э. Этот иск использовался для защиты бонитарного (преторского) собственника и лица, которое приобрело собственность от несобственника, не зная об этом. Посредством иска с фикцией мог защитить свои права добросовестный владелец вещи, который имел все права на вещь, но вла дел вещью менее 10 лет (т. е. меньше срока приобретательной давности). Фикция заключалась в том, что претор предписывал судье предположить, что срок давности уже истек и владелец вещи стал ее собственником. Иск с фикцией применялся только к вещам, годным к давностному владению (не мог применяться к похищенной вещи или вещи, отобранной насильно).

Собственность могла также защищаться личными исками собственника к нарушителю его прав.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >



В статье проводится исследование такого способа защиты гражданских прав, как виндикация. Приводится краткая история виндикационного иска. На основании дефиниции формулируются особенности, присущие виндикации. Кроме того, в статье рассматриваются категории добросовестного и недобросовестного приобретателя.

Ключевые слова: защита гражданских прав, право собственности, титульный собственник, виндикационный иск, добросовестность.

Гражданское законодательство предусматривает различные способы защиты гражданских прав. До сих пор основным и, пожалуй, самым популярным способом защиты вещных прав является виндикация.

Виндикационный иск (от лат. rei vindication — истребование вещи) известен еще со времен Древнего Рима как основной способ защиты права собственности. Поначалу данное понятие носило процессуальный характер и регламентировало поведение собственника по поиску и возвращению им своей вещи «где нахожу свою вещь, там и виндицирую ее» . Впоследствии стало развиваться материально-правовое значение виндикации как требование собственника, невладеющего вещью, к несобственнику, владеющему вещью, о возвращении ему вещи.

Статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. В связи с тем, что в данной норме лишь кратко указывается суть виндикации, представляется необходимым выявить особенности защиты права посредством виндикационного иска.

Во-первых, для применения виндикационного способа защиты истец должен быть собственником либо же обладать иным вещным правом на вещь. Следовательно, необходимо иметь титул на утраченную вещь. Только титульный владелец может быть субъектом права на виндикацию. Таким образом, для того, чтобы обратиться в суд с виндикационным иском истцу необходимо в первую очередь доказать свое право (титул) на истребуемую вещь.

Помимо собственников, а также лиц, владеющих вещью на праве хозяйственного ведения, оперативного управления или пожизненного наследуемого владения, применение виндикации допустимо также в силу приобретательной давности. Это прямо предусмотрено законом: до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

Во-вторых, требовать возврата вещи можно только у лица, у которого эта вещь фактически в момент предъявления требования находится в незаконном владении. Исковое заявление не может быть удовлетворено судом, если вещь выбыла из владения ответчика, поскольку в таком случае отсутствует сам объект виндикации. Кроме того, если в ходе судебного разбирательство спорная вещь была передана во временное владение ответчиком третьему лицу, суд должен привлечь такое лицо в качестве соответчика. Если же спорная вещь была отчуждена либо передана во владение третьему лицу, допускается возможность замены ненадлежащего ответчика надлежащим .

В-третьих, как указывает Е. А. Суханов, «объектом виндикации во всех без исключения случаях является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре» . Подавая виндикационный иск, собственник стремиться вернуть конкретную вещь, а не заменить ее какой-либо другой. Поэтому исковое заявление без указания в нем индивидуальных признаков вещи не должно быть удовлетворено.

Недостаточно также определения родовых признаков вещи для ее виндикации, поскольку она может оказаться смешанной с другими вещами владельца. Так, суд отказал в удовлетворении виндикационного иска об истребовании спортивного инвентаря у владеющего несобственника в связи с тем, что истец не предоставил доказательств, которые позволили бы отличить спорное имущество от другого имущества владельца .

В-четвертых, вещь может быть виндицирована только в случае, если между сторонами нет обязательственных правоотношений либо отношений, связанных с применением последствий недействительности ничтожной сделки. В противном случае, если стороны связаны, например, договором, вещь может быть возвращена только путем договорного иска.

Отдельное внимание необходимо уделить вопросу защиты прав невладеющего собственника и владеющего несобственника спорной вещи. В настоящее время законодательством предусмотрены нормы, защищающие права как титульного, так и незаконного (беститульного) владельца.

Незаконное владение в свою очередь делится на два вида. Добросовестное владение предусматривает, что фактический владелец не знал, что его владение является незаконным (не знает, что вещь была передана ему неуправомоченным отчуждателем). Помимо этого, добросовестный приобретатель не только не знал, но и не должен был знать о том, что вещь приобретается у недобросовестного отчуждателя. Предполагается также, что приобретатель принял все необходимые меры для выяснений правомочий. В свою очередь недобросовестное владение означает, что приобретатель знает либо должен был знать о том, что приобретает вещь незаконно.

Спорное имущество у недобросовестного приобретателя может быть истребовано в любом случае. Однако для возможности истребования вещи у добросовестного приобретателя законом предусмотрено два случая.

Первым таким случаем является то, что спорная вещь была приобретена добросовестным приобретателем безвозмездно. Это возможно потому, что не наносит ему имущественных убытков, но способствует восстановлению права собственности или другого вещного права.

Возможно истребование вещи из чужого незаконного владения также в случае, если она выбыла из владения титульного собственника посредством утраты, хищения или же выбыла из владения каким-либо иным способом помимо его воли. Виндикация в таком случае возможна, даже если вещь получена возмездно. Однако если вещь выбыла из владения титульного собственника по его воле (например, она передана арендатору, а тот незаконно продает ее добросовестному приобретателю), виндикационный иск не подлежит удовлетворению. Законодатель в таком случае защищает интересы добросовестного приобретателя, а не собственника, который был неосмотрительным в выборе контрагента. При этом собственник не лишается возможности требовать возмещения убытков у отчуждателя.

Учитывая вышеизложенное, необходимо отметить следующие выводы: для предъявления виндикационного иска истец должен быть собственником истребуемой вещи либо обладать ей на основании иного вещного права, т. е. должен быть титульным владельцем; давностный приобретатель также может виндицировать вещь; истребовать вещь можно только у лицо, у которого она находится в фактическом владении; вещь должна быть индивидуально-определенной, поскольку титульный собственник стремится вернуть конкретную вещь; определения родовых признаков в исковом заявлении недостаточно, т. к. вещь может быть смешана с другими вещами; виндикационный иск носит внедоговорный характер, поэтому истец и ответчик не должны быть связаны обязательственными правоотношениями. Кроме того, выделяются две разновидности приобретателей. У добросовестного вещь можно истребовать только в случаях, предусмотренных законом, в то время как у недобросовестного — всегда.

Литература:

Поводом для написания данной статьи является неоднозначное применение судами одного и того же положения закона в делах о защите прав собственника на вещь, которая была продана лицом, не имеющим на то полномочий.

Еще недавно собственник или иной титульный владелец, желая защитить свои права, если в сделке по отчуждению его имущества он не был стороной, мог обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной с применением правового механизма, предусмотренного статьями 215, 216 Гражданского кодекса Украины (ГК). При этом истцы и суды, удовлетворяя исковые требования, руководствовались положениями части 3 статьи 215 ГК, в соответствии с которой, если недействительность сделки прямо не установлена законом, но одна из сторон или другое заинтересованное лицо отрицает ее действительность на основаниях, установленных законом, такая сделка может быть признана судом недействительной.

В дальнейшем Верховным Судом Украины был принят целый ряд решений, которыми такая практика была изменена. В настоящее время превалирует позиция, в соответствии с которой защита прав собственника на имущество, если он не был стороной в такой сделке, осуществляется путем предъявления иска не о признании такой сделки недействительной, а об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Это связано с тем, что поскольку правовые последствия признания сделки недействительной, которые определены в части 2 статьи 216 ГК, касаются лишь прав и обязанностей сторон этой сделки, то даже удовлетворение такого иска не приведет к защите прав и интересов собственника, если он не был стороной, так как имущество по незаконной сделке подлежит возврату стороне, выступавшей продавцом.

Следовательно, собственник для защиты своих прав должен предъявить виндикационный иск в соответствии со статьей 387 ГК, если для этого есть основания. Такой позиции преимущественно придерживаются судьи Высшего хозяйственного суда Украины и Верховного Суда Украины (постановление ВХСУ от 1 марта 2010 года по делу № 34-30-17/235-05-7605, определение ВСУ от 8 июля 2009 года).

Таким образом, надлежащий правовой механизм защиты права собственника в случае, если он не был стороной в сделке об отчуждении его имущества, предусмотрен статьей 387 ГК, в соответствии с которой собственник имеет право истребовать свое имущество у лица, которое незаконно, без соответствующего правового основания завладело им.

Анализ практики применения статьи 387 ГК дает основания полагать, что приобретатель имущества, если он добросовестный, то есть не знал и не мог знать о том, что лицо, продавшее имущество, не имело права его отчуждать, вправе возражать против иска собственника. И если он докажет, что собственник сам, своими действиями способствовал заключению такого договора и имущество выбыло из его владения по его воле, то в иске собственнику должно быть отказано со ссылкой на статью 388 ГК.

Именно такая практика в настоящее время является устоявшейся при рассмотрении дел данной категории. И с этим трудно не согласиться, поскольку такой механизм одинаково защищает как права собственника, так и права приобретателя, поскольку собственник, если он действует добросовестно, вправе восстановить свои нарушенные права при помощи специально предусмотренного правового механизма, а приобретатель вправе защитить свои права, ссылаясь на добросовестность приобретения имущества, в случае если сам собственник стал виновником или инициатором выбытия имущества из его владения.

При этом на практике все еще имеют место случаи, когда суд удовлетворяет иск собственника о признании сделки, в которой он не являлся стороной, недействительной лишь по формальным основаниям. Нередко истцы по таким искам ссылаются на то обстоятельство, что они вправе самостоятельно выбирать любой из перечисленных в статье 16 ГК способов защиты гражданских прав, а именно: вправе подать иск о признании сделки недействительной, а не виндикационный иск.

Однако такая позиция является заведомо неправомерной, поскольку заранее ограничивает приобретателя имущества в праве ссылаться на статью 388 ГК, опираясь на добросовестность приобретения имущества. Полагаю, что такие попытки недобросовестных истцов не могут быть восприняты судом как повод для признания сделок недействительными и в удовлетворении таких исков должно быть отказано по той причине, что истец избрал неверный способ защиты своих прав.

В процессе осуществления представительства интересов клиента, являющегося приобретателем имущества, по иску собственника этого имущества договор купли-продажи был признан судом недействительным на том основании, что именно истцу принадлежит право определять, с каким иском ему обращаться в суд и какой способ защиты своих прав и охраняемых законом интересов ему избрать, а также потому, что оспариваемая сделка от имени продавца совершена лицом, не имевшим для этого достаточных полномочий.

Таким образом, суд, применив правовой механизм, предусмотренный статьей 215 ГК, проигнорировал доводы приобретателя имущества о том, что истец избрал способ защиты нарушенного права, который к спорным правоотношениям не применим, и признал сделку недействительной. В силу положений статьи 216 ГК суд не рассматривал вопросы о возврате сторон в первоначальное положение, поскольку истец по делу не был стороной сделки.

Вместе с тем, применив такой способ защиты прав, суд освободил себя от необходимости выяснять, а не вследствие ли воли истца имущество выбыло из его владения, в чьем владении находилось имущество на момент отчуждения и на каком правовом основании, знал и мог ли знать приобретатель, что лицо, отчуждавшее имущество, не имело достаточных для этого полномочий. То есть суд не выяснил тех обстоятельств, с которыми закон связывает возможность изъятия имущества из собственности добросовестного приобретателя.

Признав сделку недействительной без применения последствий признания ее недействительной, суд искусственно создал условия для предъявления таким истцом нового иска к приобретателю имущества в будущем — либо о признании права собственности, либо об истребовании имущества из чужого незаконного владения, ссылаясь на то, что у приобретателя имущества отсутствует документ, удостоверяющий право на имущество.

К сожалению, с такой позицией суда первой инстанции согласились и суд апелляционной инстанции, и ВХСУ. В частности, ВХСУ в постановлении от 17 мая 2010 года по делу № 44/143пд указал, что в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» № 9 от 6 ноября 2009 года, согласно которым требование о признании оспариваемой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть заявлено как одной из сторон сделки, так и иным заинтересованным лицом, права и законные интересы которого нарушены совершением сделки.

При этом суд кассационной инстанции ограничился простой констатацией текста указанного постановления Пленума ВСУ и не принял во внимание, что это же положение содержится и в статье 215 ГК. Никакой оценки доводам о том, что к спорным правоотношениям следовало применить положения не статьи 215 ГК, а статьи 387 ГК, поскольку истец не был стороной в оспариваемой сделке, суд не дал.

Особенно примечательным в этой истории является то, что ВХСУ в составе той же судебной коллегии, что и при принятии постановления по делу № 44/143пд от 17 мая 2010 года, при принятии постановления от 1 марта 2010 года по делу № 34-30-17/235-05-7605 пришел к выводу, что «признав недействительным договор купли-продажи… ни суд первой инстанции, ни апелляционный хозяйственный суд не обратили внимания на то, что права лица, считающего себя собственником, не подлежат защите путем удовлетворения иска о признании недействительной сделки, стороной в которой такое лицо не является, то есть с применением правового механизма, установленного статьей 216 ГК, независимо от того, отвечает ли оспариваемая сделка закону. Защита прав такого лица возможна путем предъявления виндикационного иска, если есть основания, установленные статьей 388 ГК».

С учетом последних новелл в законодательстве о судоустройстве, а именно: в связи с «особо открытым порядком» направления дел в ВСУ, несмотря на то что ВХСУ диаметрально противоположно применяются одни и те же положения закона в аналогичных делах, получить окончательную оценку указанных обстоятельств высшей судебной инстанцией, в связи с отказом ВХСУ в допуске заявления о пересмотре его же постановления, к сожалению, не представляется возможным. Остается надеяться, что, возможно, со сменой руководства ВХСУ подобные противоречия в судебной практике в отношении применения одного и того же положения закона в аналогичных делах будут устранены, что, в свою очередь, устранит необходимость и поводы обращаться в ВСУ с заявлениями о пересмотре вынесенных по делу решений по этим основаниям.

КОЛЕСНИК Роман — адвокат, г. Мариуполь

Советский районный суд г. Волгограда (Волгоградская область) — Гражданские и административные Дело № 2-2131/2018

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Волгоград 25 октября 2018 года
Советский районный суд города Волгограда в составе:
председательствующего судьи Пустовой А.Г.,
при секретаре Дудиной Е.О.,
с участием представителя истца ООО «Автомани» — Руссу ФИО6
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «АвтоМани» к Тохунц ФИО7 об истребовании имущества из чужого незаконного владения,
У С Т А Н О В И Л:

Истец ООО «АвтоМани» обратилось в суд с иском к Тохунц ФИО15, в котором просят истребовать из чужого незаконного владения у Тохунц ФИО16, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, место рождения: , адрес регистрации: , автомобиль ФИО8, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN №, государственный регистрационный номер № и передать его собственнику ООО «АвтоМани»; взыскать судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 6 200 руб.
В обоснование заявленных исковых требований истец указал, что ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи № ООО «АвтоМани» приобрело у Тохунц ФИО17 транспортное средство ФИО9, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN №, государственный регистрационный номер №. Транспортное средство было передано ООО «АвтоМани» по акту приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ Дополнительным соглашением к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ сторонами было оговорено условие, по которому Тохунц ФИО18 предоставлялось во временное пользование данное транспортное средство до ДД.ММ.ГГГГ Актом о передачи данный автомобиль был передан Тохунц ФИО19 В настоящее время транспортное средство ФИО10, собственнику не возвращено. Добровольно Тохунц ФИО20 автомобиль не возвращает. ООО «АвтоМани» предприняты все способы досудебного урегулирования. Бездействие Тохунц ФИО21 по передаче транспортного средства нарушает права ООО «АвтоМани», как собственника указанного имущества.
Представитель истца ООО «АвтоМани» по доверенности Руссу ФИО27 в судебном в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал и просил их удовлетворить в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.
Ответчик Тохунц ФИО22 в судебное заседание не явился, о дате и времени судебного заседания уведомлялся судом по месту регистрации , однако вся почтовая корреспонденция была возвращена в суд в связи с истечением срока хранения.
Согласно части 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.
На основании статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.
Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Согласно пункту 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» юридически значимое сообщение, адресованное гражданину, должно быть направлено по адресу его регистрации по месту жительства или пребывания либо по адресу, который гражданин указал сам (например, в тексте договора), либо его представителю (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ).
При этом необходимо учитывать, что гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абзацах первом и втором настоящего пункта
Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий (пункт 1 статьи 20 ГК РФ). Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу.
Пунктом 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения.
Статья 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное (пункт 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N25).
В силу статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна добросовестно пользоваться своими процессуальными правами.
Применительно к правилам п. 34 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Минкомсвязи России от ДД.ММ.ГГГГ N 234, ч. 2 ст. 117 ГПК РФ, отказ в получении почтовой корреспонденции, о чем свидетельствует его возврат по истечению срока хранения, следует считать надлежащим извещением о рассмотрении дела.
В адрес ответчика была направлена судебная повестка с исковым заявлением и приложенными к нему документами.
Однако, в судебное заседание не представлено доказательств невозможности участия в судебном заседании, в связи с чем, очередное отложение слушания дела повлекло бы затягивание сроков рассмотрения дела и нарушение прав истца на своевременное рассмотрение гражданского дела.
На основании статьи 117 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд признает ответчика надлежащим образом извещенным о необходимости явки в судебное заседание.
Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.
В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.
В силу ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Согласно позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВС РФ №, Постановлении Пленума ВАС № от ДД.ММ.ГГГГ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» применяя статью 301 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.
Предметом доказывания по искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения выступает установление наличия оснований возникновения права собственности у истца на истребуемое имущество и незаконности владения ответчиком этим имуществом и фактическое наличие имущества у ответчика.
В случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 ГК РФ.
Таким образом, средством защиты права собственности в данном случае выступает виндикационный иск – внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. Объектом виндикационного иска является индивидуально – определенное имущество, причем имеющееся у незаконного владельца в натуре. Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения.
Ответчиком по виндикационному иску является фактический владелец имущества. В качестве истца по виндикационному иску могут выступать: непосредственно собственник, утративший владение.
Для предъявления виндикационного иска требуется выполнение нескольких условий: собственник должен быть лишен фактического господства над своим имуществом, которое вышло из его владения. Имущество, являющееся объектом иска должно находиться в фактическом владении другого лица и быть сохраненным в натуре.
Наряду с указанием предмета иска, рассмотренным ранее истец должен сформулировать юридические основания для виндикационного иска. Исходя из вышеотмеченных условий, к указанным основаниям относятся: наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи, обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, обстоятельства поступления имущества к ответчику, субъектное право, на основании которого истец обладает правомочием владения вещью, как – то: право собственности, право нанимателя, право залогодержателя.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
В силу ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.
В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи № ООО «АвтоМани» приобрело у Тохунц ФИО23 транспортное средство ФИО11, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN №, государственный регистрационный номер №.
Транспортное средство было передано ООО «АвтоМани» по акту приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ.
Дополнительным соглашением к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ сторонами было оговорено условие, по которому Тохунц ФИО24 данный автомобиль был предоставлен во временное пользование до ДД.ММ.ГГГГ.
Актом о передачи данное ТС было передано Тохунц ФИО25
В соответствии со ст. 223 ГК РФ, право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.
Право собственности истца ООО «АвтоМани» на транспортное средство ФИО12, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN №, государственный регистрационный номер № подтверждено.
При указанных обстоятельствах суд считает, что требования об истребовании из чужого незаконного владения Тохунц ФИО26 транспортного средства ФИО13, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN №, государственный регистрационный номер №, подлежат удовлетворению.
Главой 7 ГПК РФ определено понятие судебных расходов и установлен порядок их взыскания.
Частью 1 ст. 88 ГПК РФ предусмотрено, что судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
В соответствии с ч.1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.
Истцом ООО «АвтоМани» при подаче иска в суд в силу ч. 1 ст. 333.19 НК РФ была оплачена государственная пошлина в размере 6 200 рублей, что подтверждается чек-ордером от 03.09.2018г.
Поскольку исковые требования истца ООО «АвтоМани» удовлетворены, суд, полагает необходимым удовлетворить требования истца о возмещении судебных расходов, связанных с оплатой государственной пошлины 6 200 рублей.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 193-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования общества с ограниченной ответственностью «АвтоМани» к Тохунц ФИО30 об истребовании имущества из чужого незаконного владения – удовлетворить.
Истребовать из чужого незаконного владения Тохунц ФИО29, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, место рождения: , адрес регистрации: , автомобиль ФИО14, 2010 года выпуска, цвет черный, VIN № и передать его собственнику обществу с ограниченной ответственностью «АвтоМани».
Взыскать с Тохунц ФИО28 в пользу общества с ограниченной ответственностью «АвтоМани» судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 6 200 рублей.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Волгоградский областной суд через Советский районный суд г. Волгограда в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Судья: А.Г. Пустовая

Суд:

Советский районный суд г. Волгограда (Волгоградская область)

Судьи дела:

Пустовая Анастасия Геннадьевна (судья)

Судебная практика по:

Добросовестный приобретатель
Судебная практика по применению нормы ст. 302 ГК РФ

Кредиторам мало что достается по результатам банкротства контрагента. По статистике 2019 года, залоговые кредиторы получили 17,3%, незалоговые кредиторы третьей очереди – 1,8%, все кредиторы третьей очереди – 3,4%. В 65% случаев по итогам процедур кредиторы не получили совсем ничего.

Одна из причин такой статистики – должники зачастую выводят имущество из конкурсной массы. Нет денег – нет расчетов по долгам. Конкурсные управляющие пытаются возвращать выведенное имущество и доказывать в суде недействительность подобных соглашений. Но особенно трудно сделать это, когда продажу (например, недвижимости) замаскировали под цепочку якобы самостоятельных сделок. Более того, не всегда удается вернуть имущество в конкурсную массу, даже если удалось добиться признания сделки недействительной.

«Подобные соглашения оптимально оспаривать в рамках банкротного дела. Зачастую признать сделки недействительными вне процедуры банкротства просто невозможно из-за отсутствия каких-либо документов. Необходимо учитывать, что в рамках банкротного дела обычно есть большая доказательственная база, а также повышенная процессуальная активность суда», – говорит Михаил Степкин, старший юрист Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства × .

Простая сложная виндикация

«Если у арбитражного управляющего отсутствуют доказательства того, что цепочка сделок по отчуждению имущества должника являлась единой сделкой, то необходимо предъявить виндикационное требование к конечному приобретателю», – советует Дмитрий Базаров, партнер BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × .

Виндикация – это способ вернуть имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК о виндикации). Как раз та ситуация, когда имущество должника перешло в руки третьих лиц незаконным способом. Подобный иск подают, когда аффилированность между участниками сделки внешне отсутствует или ее трудно доказать. Также имущество не всегда продается быстро, что затрудняет задачу доказать связь между сторонами соглашений.

По словам Георгия Мурзакаева, консультанта O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Управление частным капиталом группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , такой подход был подтвержден еще в 2010 году Постановлением Пленума ВАС РФ № 63 и до сих пор применяется Верховным судом.

Практика Банкротства и пандемия: памятка для арбитражных управляющих

Суть такого метода – доказать, что кредиторам причинен вред из-за совершения сделки. А также доказать, что контрагенты должника действовали недобросовестно. Так произошло в одном из дел, которое дошло до ВС. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд, чтобы признать цепочку сделок по продаже недвижимости незаконной, потому что она причиняет имущественный вред. Здания переходили от одного лица к другому в кратчайшие сроки. А конечный покупатель приобрел объекты в разы ниже рыночной стоимости и не усомнился в «чистоте» соглашения. ВС усмотрел в таких действиях недобросовестность, признал сделку купли-продажи недвижимости недействительной и истребовал имущество из незаконного владения конечного приобретателя (определение 308-ЭС15-6280). В итоге у арбитражного управляющего оказалось два судебных акта: о взыскании денег с первого покупателя и об истребовании имущества у последнего, поясняет Светлана Бородкина, старший юрист банкротной практики ССП-Консалт ССП-Консалт Региональный рейтинг группа Трудовое и миграционное право группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство Профайл компании × . Согласно позиции ВС, исполнение одного из судебных актов погасит второй судебный акт, чтобы не было двойного взыскания.

Однако все не так просто. «Этот путь долгий и затратный», – объясняет Павел Новиков, старший юрист Baker McKenzie. Эксперт уверен, что подобный способ предполагает сначала признание недействительной сделки в рамках дела о банкротстве, а потом только предъявление иска о виндикации к конечному приобретателю вне рамок дела о банкротстве. Но Мурзакаев уточняет, что подобная проблема возникает в конкретной ситуации: «Например, если конечный приобретатель – это физическое лицо и к тому же не ИП. Тогда иск к нему будет подаваться в суд общей юрисдикции». В остальных же случаях разделять иск о признании сделки недействительной и виндикации не нужно, говорит Мурзакаев.

А еще Бородкина рекомендует не забывать ходатайствовать об обеспечительных мерах. Например, аресте. По мнению юриста, это позволит сохранить имущество на время разбирательства.

Мнимые сделки

Виктория Велюга, юрист фирмы Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность × , говорит: «Можно сказать, что виндикация занимает лидирующее положение в способах наполнения имущественной массы. При этом соглашаться, что такое положение дел лучшее, не хочется. Ведь при нем не всегда будет достигнута главная цель – пополнение конкурсной массы. Если первый покупатель оказался «пустышкой», то вырисовывается долгая дорога последующих виндикационных исков».

Следует всегда использовать правовую конструкцию, которая максимально приближена к фактическим отношениям. Если имущество выбыло из конкурсной массы на основании цепочки сделок, а конечный собственник фактически или юридически связан с должником или его контролирующими лицами, то такие сделки следует квалифицировать как одну транзакцию.

Денис Быканов, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ×

«Правовую позицию, которая позволяет оспаривать цепочку сделок как единую, сформировал ВС еще в 2017 году в определении от 31 июля 2017 года по делу № 305-ЭС15-11230. Суд прямо указал, что цепочкой последовательных сделок с разными лицами может прикрываться сделка, которая направлена на прямое отчуждение имущества первым продавцом последнему покупателю. Такая сделка будет притворной», – пояснил Роман Речкин, старший партнёр INTELLECT INTELLECT Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа ТМТ 16 место По количеству юристов 26 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 40 место По выручке Профайл компании × .

Наталья Васильева, партнер АБ Бартолиус Бартолиус Федеральный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Уголовное право группа Коммерческая недвижимость/Строительство 3 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 8 место По выручке 32-33 место По количеству юристов × , убеждена в том, что признать ряд соглашений недействительным как одно мнимое и в результате вернуть имущество – это самый эффективный способ. «Однако данный способ является и самым сложным с точки зрения процедуры доказывания. Основная трудность – обосновать, что все сделки объединены единой целью, представляют из себя цепочку взаимосвязанных сделок», – поясняет юрист.

Эксперты единогласно советуют исследовать и подтверждать убедительными доказательствами связь:

  • между физическими и юридическими лицами. Например, это корпоративное участие, коммерческое сотрудничество, трудовая деятельность;
  • между физическими лицами. Родство, приятельские отношения и так далее.

Также необходимо искать общность в действиях лиц. Доказывать, что они имели согласованный характер и единый центр принятия решений. Следует обратить внимание на скорость совершения сделок и их стоимость.

При признании сделки недействительной из-за мнимости не нужно будет подавать несколько исков, как бывает в виндикации, чтобы вернуть имущество. Такой подход отражен в постановлении Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-91624/2015 от 9 ноября 2017. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с целью признать ряд сделок мнимым. Он ссылался на то, что стороны сделки – аффилированные лица, а у всей цепочки одна цель – вывести имущество из конкурсной массы. Первая и апелляционная инстанции не согласились рассматривать иск в таком ключе и отправили управляющего подавать отдельное исковое к конечному приобретателю имущества. Но кассация с таким выводом не согласилась и встала на сторону истца.

«Нередко бывает, что на этапе предъявления иска арбитражный управляющий не располагает данными о связи между должником и конечным приобретателем имущества. А уже в судебном процессе может открыться аффилированность сторон. Тогда арбитражный суд, как разъяснял ВС, обязан признать цепочку договоров одной многоступенчатой сделкой», – приводит аргументы в пользу такого способа Быканов.

Также юрист делится примером из своей практики: «Из конкурсной массы вывели недвижимость по цепочке из шести сделок, но аффилированность всех участников операции установить не удалось. А некоторые компании из цепочки контрагентов спешно ликвидировали. Мы сразу квалифицировали сделки как объединенные единым умыслом. Об этом свидетельствовало произвольное ценообразование и скорость совершения сделок, нетипичная для подобных договоров купли-продажи. Иск в конечном итоге удовлетворили».

Акцент на противоправности

Еще один вариант признать цепочку сделок недействительной и вернуть выведенное имущество обратно в конкурсную массу – доказать ничтожность сделки по мотиву ее заведомо противоправной цели. Способы и методы доказывания аналогичны тем, которые применяются в мнимых сделках. Важно доказать единый умысел на все операции, а также то, что единственная цель сделок – причинить вред кредиторам.

Артём Денисов, управляющий партнёр юридической компании «Генезис», рассказывает о двух таких делах (о признании недействительными сделок на сумму более 70 млрд руб., дела № А40-12385/2018 и № А40-14824/2018). Промсвязьбанк, проходивший санацию, решил оспорить сделки по выводу активов, которые были совершены до его банкротства: продажу ценных бумаг и денежные переводы. По мнению банка, ответчики – аффилированные с ним компании и физлица – нарушили закон и причинили вред кредиторам.

Истец указывал на то, что все операции имели одну направленность – вывод активов компании за один день до введения временной администрации и причинение вреда кредиторам. Банк также акцентировал внимание суда на неравноценности встречного исполнения, так как акции выкупались по цене меньше рубля за штуку, что в разы ниже их реальной стоимости.

Суд пришел к выводу о том, что цепочка сделок является ничтожной, поскольку преследует заведомо противоправную цель (ст. 169 ГК). Аналогичная позиция у ВС в определении от 23 августа 2018 года в схожем деле (№ 301-ЭС17-7613).

  • Банкротство

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *