Военнослужащие попавшие в плен

9 мая 1970 года, когда в Советском Союзе праздновали 25-летие Победы, пятилетний Жомарт Дюсембаев хотел получить от праздника столько радости, сколько возможно, и даже больше. Но в тот День Победы у Жомарта Дюсембаева получилось наоборот: вместо величайшей радости он получил глубочайшую обиду — если даже не унижение, — которую запомнил на всю жизнь.

КОГДА ПРАЗДНИК — НЕ В РАДОСТЬ

— Я помню хорошо: все ходят, поздравляют. А друзья мои надевают ордена и медали своих отцов . А мне, маленькому, тоже было интересно. Я забегаю домой, открываю шкаф: там какие-то медали. Я надеваю на грудь их — и тоже туда гулять пошел. Меня остановили ребята, говорят: «Покажи-ка орден! Что ты надел?» Я показал им. Они давай смеяться. Оказывается, я взял орден «Мать-героиня». А мне пять или шесть лет. Мне тоже хотелось, как и всем, говорить: «Первый Белорусский», «Второй Украинский», — говорит Азаттыку житель Северо-Казахстанской области 52-летний Жомарт Дюсембаев.

Ошарашенный, обиженный и униженный Жомарт прибежал домой — до сих пор перед его глазами стоит картина: отец сидит, надев очки, читает газету — он всегда внимательно их читал, особенно политические статьи и передовицы — и одновременно курит; мать раскатывает тесто.

— «Папа, ты воевал на фронте?» — «Нет, сынок, я не воевал». — «А кто воевал тогда у нас?» — «Ну, отец наш, дедушка, — он был в плену». Но он тут же добавил: «Сынок, но ты об этом никому не должен говорить». Я сперва даже не понял: а почему я должен молчать. Но мама тут сказала мне (а я маму боялся): «Молчи! Чтобы молчал!», — вспоминает Жомарт Дюсембаев тот разговор с родителями.

52-летний житель Кокшетау Жомарт Дюсембаев, внук бывшего военнопленного Махмета Дюсембаева. Алматы, 26 октября 2017 года.

И он замолчал — прекратил разговаривать на тему войны, запомнив строгий запрет на разговоры о бывшем военнопленном деде. Однако с годами желание узнать историю деда пересилило этот запрет, и он заговорил.

ИЗ ФАШИСТСКОГО КОНЦЛАГЕРЯ — В СОВЕТСКИЙ СПЕЦЛАГЕРЬ

Бывший военнопленный Махмет Дюсембаев родился 28 мая 1905 года в селе Шагалалы Северо-Казахстанской области, умер там же 20 декабря 1964 года. Его старший сын Абдрахман Дюсембаев родился в 1928 году и умер в 1982 году. Жомарт — сын Абдрахмана и внук Махмета Дюсембаева — родился 24 августа 1965 года. Таким образом, Жомарт Дюсембаев в 16 лет остался без отца. Он никогда не видел деда, так как родился через год после его смерти. Поэтому всё, что он говорит про деда, — это со слов родственников.

Махмета Дюсембаева призвали в армию сразу после начала войны. Он воевал на фронте под командованием генерала Власова, где и попал в немецкий плен.

— Потом уже выясняется, что у дедушки была встреча с Мустафой Шокаем. А он приезжал — оказывается, вербовал мусульман-азиатов вступать в Туркестанский легион. Дедушка мой не вступил, потому что, видимо, понимал, что это страшно, — рассказывает Жомарт Дюсембаев.

Солдаты Красной армии, попавшие в немецкий плен в годы Второй мировой войны.

Пленного Махмета Дюсембаева отправили в Германию. Там он строил какой-то подземный завод. В этот период дед дважды пытался бежать — безуспешно. После второй попытки побега деда отправили в концлагерь Бухенвальд, где он пробыл два последних года войны, рассказывает его внук. Условия были ужасные, бараки были настолько переполненными, что можно было спать только на боку — прижатыми друг к другу как селедки в банке.

— «Вот мы в бараке ложимся спать. Если грудь холодная — человек умер. Спина холодная — человек умер. И так каждый день из барака выносили, сжигали», — передает Жомарт Дюсембаев, со слов родных, рассказ деда.

В 1945 году Махмета Дюсембаева из концлагеря освободили американцы, и он попал в американскую зону оккупации, где пробыл год. Деду у американцев понравилось: кормили хорошо и лечили. В 1946 году США и Советский Союз стали обмениваться военнопленными. Американцы предлагали деду остаться у них, но он захотел вернуться домой, говорит его внук Жомарт Дюсембаев.

После обмена военнопленными Махмет Дюсембаев попал в советский фильтрационный лагерь, откуда его поездом, в теплушке, отправили на десять лет в спецлагерь в Хабаровском крае без права переписки. По прибытии в Хабаровский край его дед несколько лет отбыл в специальном лагере для бывших военнопленных, где были очень тяжелые условия для выживания. Затем его отправили на так называемое вольное поселение — всё так же без права переписки и без права переезда, но где он уже мог устроиться работать, чтобы прокормить себя. Там и произошла судьбоносная встреча деда с его будущей женой — третьей и последней. Дело в том, что его первая жена умерла через год после того, как в 1928 году родила году сына Абдрахмана. Вторая жена деда родила ему сына Толегена. Однако, после того как Махмет Дюсембаев не вернулся с войны, она ушла к своей родне, но Толеген остался — по казахской традиции — в роду своего отца.

— В Хабаровске он написал письмо в 1955 году . Мой отец — был женат уже, у отца моего уже дочка была — получает письмо из Хабаровского края. А там пишется: «Сынок, это я, твой отец. Я жив, здоров, нахожусь в Хабаровском крае. Скажи мне, где моя жена? Напиши». И отец мой пишет: «Папа, твоя жена ушла, но все дети остались в роду». Так полагается. Он потом пишет: «Я возвращаюсь домой с новой женой», — передает семейную историю Жомарт Дюсембаев.

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

Со слов (не родной) бабушки Раисы Хабибулиной (умерла в 2001 году) Жомарт Дюсембаев рассказывает, как она познакомилась с его дедом Махметом Дюсембаевым:

— Бабушка стояла в очереди, их там было человек восемь-десять татарок. Они там жили, зарабатывали себе на еду, потому что в это время в Центральной России кушать не было ничего. И они были в Хабаровском крае. И представляете, она стоит в очереди — и талоны на недельный паек у нее пропали. Украли. Она что делать — не знает. У нее еще сын на руках от первого брака — его отец на фронте погиб. Она стоит, ищет, а там уже очередь волнуется. И ей уже кричат: «Талона нет — выходи!» А если человек уйдет, то уже всё — он в очередь уже больше не встанет. Неделю надо будет жить без еды. А у нее маленький ребенок. В это время чья-то рука кидает карточки и кто-то говорит: «От меня режьте». Она оглянулась: стоит азиат. Она говорит: «Почему так делаете? Вы же меня не знаете». Он говорит: «Я тебя знаю. Вечером приду». Вечером пришел и остался.

Солдаты Красной армии, оказавшиеся в немецком плену в годы Второй мировой войны.

У Махмета Дюсембаева и Раисы Хабибулиной в 1952 году родился сын Жиенше (до этого у нее уже был сын от первого мужа, погибшего на фронте). В конце 1954 году она была вновь беременна, и в этот период Махмету Дюсембаеву объявили, что он свободен, может писать письма и ехать домой. Ему выдали паспорт. Однако он не мог бросить ее, но и взять ее с собой не мог, поскольку дома, как он полагал, оставалась его жена, родившая ему до войны сына Толегена. Поэтому он и написал своему сыну Абдрахману письмо, в котором спрашивал об оставшейся жене. В то время письма долго шли, однако, узнав в 1955 году, что жена ушла, дед написал письмо сыну Абдрахману, указав точное время прибытия с женой и двумя детьми (своим сыном Жиенше и ее сыном от первого брака) поездом в Петропавловск весной 1955 года.

Родные его встретили вовремя, хотя и добирались из села Чистополье Северо-Казахстанской области до Петропавловска на телегах около недели, преодолев около 400 километров.

— Он прожил до 1964 года. Он был разнорабочим, но командовал совхозом. Об этом я всё полностью узнал, — говорит Жомарт Дюсембаев, добавляя, что дед был своего рода неофициальным муллой — моральным авторитетом в селе и округе — и каждый год посещал мавзолей Ходжа Ахмета Ясауи в городе Туркестан в Южном Казахстане.

Отец Жомарта Дюсембаева Абдрахман Дюсембаев работал бухгалтером, управляющим. На нем вроде бы не сказывалось, что его отец был в плену, — разве что он не служил в армии, говорит Жомарт Дюсембаев об отце.

Сначала немецкий плен, потом ГУЛАГ: страшная судьба 25 тысяч казахов-военнопленных

Embed share The code has been copied to your clipboard. width px height px The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:03:03 0:00 Прямая ссылка

ПОИСКИ ПОКА БЕЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

В 2005 году Жомарт Дюсембаев наткнулся в Интернете на статью Дины Игсатовой «Забытые казахи Великой Отечественной», где оставил свой комментарий. Она откликнулась на комментарий, и они установили связь между собой.

— Мы написали письма в Хабаровский край. Но до сих пор нет ответов о том, что есть он. Есть только письма, что нет. Поймите правильно: он не значится, он там не был, — говорит Жомарт Дюсембаев, называя такие ответы «отписками».

Однако, как говорит Жомарт Дюсембаев, то, что его дед был в Хабаровском крае, — бесспорный факт.

— Дело в том, что там родились мои дяди — в Хабаровском крае, в городе Благовещенске. Это всё есть. Но ответы приходят, что до сих пор там нет ничего. В данный момент я обратился уже в Бухенвальд — есть у нас такое интернет-сообщество, — и там разыскивают данные моего дедушки. Плюс к этому мы работаем с группой товарищей — с американцами. Они тоже в данный момент ищут данные о дедушке, именно о его нахождении на американской стороне. Пока всё в режиме ожидания. Ждем, — говорит наш собеседник.

Ответ (отрицательный) из Федеральной службы безопасности России на запрос сына бывшего военнопленного Махмета Дюсенбаева. Фотокопия сделана автором статьи в Алматы 26 октября 2017 года.

За эти годы, благодаря Интернету, Жомарт Дюсембаев просмотрел очень много военной кинохроники. И в каждом фильме он видит военнопленных-азиатов, среди которых пытается опознать деда.

— Мы даже не можем найти о том, что он ушел на фронт, — Арыкбалыкский район, Кокчетавская область. Его даже нет в списках о том, что он на фронт ушел. Где он был 16 лет — возникает вопрос. Ничего нет до сих пор, — сокрушается Жомарт Дюсембаев.

«ОТВЕТИЛ ТОЛЬКО БУХЕНВАЛЬД»

Один из ведущих защитников прав бывших военнопленных-казахстанцев Дина Игсатова на днях в рамках конференции в Алматы «История репрессий» в качестве автора и составителя презентовала сборник «Право на добрую память. Возвращенные имена казахстанцев Второй мировой», который был издан при поддержке Фонда Фридриха Эберта в Казахстане. Комментируя выступление Жомарта Дюсембаева на этой конференции о судьбе его деда — бывшего военнопленного Махмета Дюсембаева, Дина Игсатова говорит, что пока никаких документов по истории Махмета Дюсембаева не удалось найти — ни в российских, ни в казахстанских архивах, хотя запросы были направлены.

Дина Игсатова, автор и составитель сборника «Право на добрую память. Возвращенные имена казахстанцев Второй мировой». Алматы, 24 октября 2017 года.

— Ответил только Бухенвальд — там же музей. Музей Бухенвальда говорит: «Подождите, у нас каждый день чуть ли не тысяча запросов. Мы их как обработаем — найдем карточку, вам сведения пришлем». А он сам на американцев-то вышел, которые тоже сказали: «Будем помогать». Там много архивных документов в Америку вывезли — там посмотрим, — говорит Дина Игсатова, уточняя, что с музеем Бухенвальда она связалась летом прошлого года.

Дина Игсатова высоко оценивает смелость Жомарта Дюсембаева, который преодолел возможную, по ее словам, робость, традиционно присущую потомкам бывших военнопленных, и рассказал на конференции историю своего деда.

— Вы знаете, сколько мне пришлось встречаться с роднёй. Внуки до сих пор боятся об этом говорить. И говорить стали только несколько лет назад. И когда я первые статьи начала писать, они хоть голову подняли, — говорит Дина Игсатова.

До сих не известно, сколько казахстанцев было мобилизовано в армию во время Второй мировой войны, говорит Дина Игсатова. Поэтому невозможно, по ее словам, достоверно установить, сколько из них побывало в плену. Для принципиального решения этой проблемы необходимо, по ее словам, рассекретить мобилизационные данные начиная с 1938 года. Дина Игсатова считает, что установлением имен бывших военнослужащих, их реабилитацией должно заниматься прежде всего государство; пока же решением этих проблем занимаются только родственники — в частном порядке. Игсатова говорит, что настала пора приравнять бывших военнопленных к ветеранам Второй мировой войны.

Презентованный в Алматы сборник «Право на добрую память. Возвращенные имена казахстанцев Второй мировой». Алматы, 24 октября 2017 года.

Подобную мысль на прощание с репортером Азаттыка выразил и Жомарт Дюсембаев, внук бывшего военнопленного Махмета Дюсембаева. Воевавший на Второй мировой войне дед пусть и после смерти, но имеет, по словам внука, моральное право называться ветераном войны. И если государство пойдет на это, то оно тем самым не только примирит между собой казахстанцев — оказавшихся не по своей вине по разные стороны фронта, но и восстановит историческую справедливость в отношении тех, кто по возвращении из фашистских концлагерей оказывался в советских лагерях, говорит Азаттыку внук бывшего казахстанского военнопленного Махмета Дюсембаева.

Хотя государство еще не реабилитировало сполна — юридически, морально и психологически — память бывшего военнопленного Махмета Дюсембаева, его внук Жомарт Дюсембаев уже не боится, что в День Победы кто-то посмеет уколоть его и родных историей деда.

Юноша с портретом бывшего военнопленного Махмета Дюсембаева на шествии «Бессмертный полк», прошедшем 9 мая 2017 года в Кокшетау. Фотография Азаттыку предоставлена Жомартом Дюсембаевым.

Свидетельством этого может служить то, что потомки военнопленного Махмета Дюсембаева в День Победы в этом году прошлись с его портретом в Кокшетау в составе «Бессмертного полка» — тем самым, не дожидаясь разрешения от властей, приравняв его к ветеранам Второй мировой войны.

Санкт-Петербург, 26 февраля 2020, 18:28 — REGNUM Премьер-министра РФ Михаила Мишустина просят утвердить правовой статус бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей. С таким обращением к главе правительства России выступили 26 февраля депутаты Заксобрания Ленинградской области. Обращение также адресовано спикеру Государственной думы Вячеславу Володину.

Авторы документа указывают, что меры социальной поддержки и льготы бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами в годы Второй мировой войны, до сих пор требуют проработки: эти люди уже много лет пытаются восстановить справедливость и просят присвоить им статус ветеранов Великой Отечественной войны.

Для данной категории граждан война стала тяжелым испытанием, причинив им невосполнимые моральные и физические потери, они прошли принудительное донорство и рабский детский труд, указывают депутаты. Став инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья и других причин, большинство этих граждан не смогли заработать трудовую пенсию.

По закону «О ветеранах» бывшие несовершеннолетние узники фашизма имеют право на льготы и меры соцподдержки, предоставляемые инвалидам и участникам Великой Отечественной войны. Вместе с тем на практике возникают проблемы в получении ими указанных мер социальной поддержки, утверждают парламентарии.

Так, для участников Великой Отечественной войны, граждан, ставших инвалидами вследствие военной травмы, граждан, награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда» предусмотрено право на одновременное получение двух пенсий: страховой пенсии по старости и по инвалидности. У бывших узников фашизма такого права нет, потому что нет статуса участника или инвалида Великой Отечественной войны.

Кроме того, инвалидам и участникам войны предоставляют в случае необходимости жилье за счет средств федерального бюджета, узникам концлагерей же такое право приходится доказывать в суде. При этом практика Верховного суда РФ по этому вопросу складывается неоднозначно.

Авторы указывают, что с каждым годом таких людей становится все меньше, между тем они — последние свидетели Великой Отечественной войны.

Читайте развитие сюжета: Берлин передаст России данные о тысячах советских военнопленных

Закон

Почему у бывших узников фашизма в России и Беларуси разные льготы?

«Мне непонятна ситуация с бывшими несовершеннолетними узниками фашистских концлагерей, сложившаяся в Союзном государстве. В России эта группа граждан приравнена в правах к участникам Великой Отечественной войны. В Беларуси льготы узникам существенно меньше. Законы о ветеранах наших стран очень разнятся. Почему сложилась такая ситуация? И не планируется ли в Беларуси расширение льгот для несовершеннолетних узников? Геннадий Кожич, Бобруйск».

Александр Румак, заместитель министра труда и соцзащиты Беларуси:

— На 1 апреля 2018 года в Беларуси проживали 16 192 бывших узника фашистских концлагерей, тюрем, гетто и иных мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в годы Второй мировой войны. 4043 человека — инвалиды 1 и 2 групп. Статьей 24 закона о ветеранах бывшим узникам предусмотрены надбавки к пенсиям (на 1 мая это 51,64 белорусских рубля, или около 26 долларов в эквиваленте), льготы по налогам, первоочередное обслуживание в организациях здравоохранения и первоочередная госпитализация. По закону о пенсионном обеспечении время нахождения граждан в местах принудительного содержания при назначении пенсии учтено в стаж в двойном размере. Один раз в два года узники могут воспользоваться бесплатным проездом на воздушном, железнодорожном, водном и междугородном автомобильном транспорте, либо с 50%-ной скидкой — ежегодно. К юбилейным датам заслуженным людям оказывается материальная помощь.

В России бывшим несовершеннолетним узникам-инвалидам предоставлены льготы по материально-бытовому обеспечению, как и для инвалидов Великой Отечественной войны. Остальным положены преференции, предусмотренные для военнослужащих участников Великой Отечественной войны. Натуральные льготы заменены ежемесячными денежными выплатами.

По поручению Совмина Минтруда и соцзащиты Беларуси готовит новую редакцию закона о ветеранах, где будет проработан вопрос по изменению статуса отдельных категорий ветеранов, в том числе и бывших узников фашизма.

Кошелек

Как назначается пенсия при смене гражданства?

«Мой трудовой стаж 25 лет. Сейчас хочу оформить гражданство России. Будет ли учтен белорусский стаж и могу ли я претендовать на пенсию от двух государств? Артем Мокин, Светлогорск».
Наталия Зобова, замначальника управления по труду, занятости и социальной защите Светлогорского райисполкома:

— Право на пенсионное обеспечение по договору между Беларусью и Россией имеют граждане наших союзных государств, проживающие в России или Беларуси. Статья 11 договора предусматривает возможность суммирования страхового стажа, приобретенного на территориях обоих государств, при определении права на пенсию по национальному законодательству. Размер пенсии в этом случае определяется исходя из фактически имеющегося страхового стажа в каждом государстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *