Врачебные ошибки стоматологов

Актуальность: Все более актуальной становится проблема оказания качественной стоматологической помощи. Обслуживание населения в настоящее время проходит в многочисленных государственных и частных стоматологических клиниках. Однако, качество оказания стоматологической помощи в большинстве из них оставляет, к сожалению, желать лучшего . Стоматологическая практика — один из наиболее денежных видов медицинских услуг. Правовая защита в таких условиях предусматривает для врача-стоматолога возможность и необходимость страхования профессиональных рисков.

Цель: изучить понятие врачебной ошибки, причины её возникновения и способы решения.

Задачи:1) изучить понятие врачебной ошибки; 2) выяснить причины возникновения; 3) найти способы и меры защиты врачей-стоматологов при их возникновении;

Материалы и методы: был проведен анализ научной литературы, научных статей, диссертаций по стоматологии.

Результаты и обсуждение: Достаточно сложно доказать факт неправильного действия врача-стоматолога, потому что до сих пор нет точного определения, что же такое врачебная ошибка. В основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан есть лишь упоминание о профессиональной ошибке, но ее содержание не раскрывается. Уголовный кодекс Российской Федерации также не содержит норму, раскрывающую содержание этого понятия .

Наиболее часто упоминаются следующие определения:Врачебная ошибка – ошибка врача в профессиональной деятельности, вследствие добросовестного заблуждения при отсутствии небрежности, халатности или невежества .Врачебная ошибка — ошибка врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющиеся следствием добросовестного заблуждения и не содержащие состава преступления или признаков проступков . Врачебная ошибка — неправильное определение болезни врачом (диагностическая ошибка) или неправильное врачебное мероприятие (операция, назначение лекарства и др.), обусловленные добросовестным заблуждением врача . Врачебная ошибка — неправильное действие (или бездействие) врача, имеющее в своей основе несовершенство современной науки, незнание или неспособность использовать имеющиеся знания на практике .

Поэтому внести в это понятие, что-то конкретное не представляется возможности из-за несовершенства уголовного права.

Выделяют две основные группы причин ошибок врачей-стоматологов:

1.Объективные-это случаи, на которые мы не можем повлиять, они существуют вне зависимости от человеческой деятельности. В эту группу включают следующее: а) относительность, неконкретность медицинских знаний. Всё, что написано в учебниках и руководствах, касается самых частых вариантов течения заболевания, однако, бывает и так, что врач сталкивается с необычным развитием и заболевания и необычной реакцией организма пациента; б) не налаженное обеспечение и несовершенство медицинской техники. Всё, что может привести к ошибочному или неполноценному обследованию, а ,следовательно, и лечению; в) нечеткая организация медицинского учреждения: перегрузка врачей-стоматологов, низкая исполнительность среднего и младшего медицинского персонала; г) быстрое развитие медицины, тем самым изменения методов выявления, диагностики и лечения заболевания. Особенно отчетливо это видно на примере развития стоматологии .

2.Субъективные-связанные непосредственно с личностью врача-стоматолога. К таким относят: а)пренебрежение доступными и информативными методами исследования; б) чрезмерная самоуверенность, отказ от советов коллег, консилиума; в) отрицание всего нового и использование устаревших методов и техники работы врачами старшего поколения, что в итоге приводит к печальным последствиям; г) грамотная оценка новых методов лечения и диагностики, понимание необходимости их применения и прогноз потенциальной опасности .

Наглядный тому пример был 28 июня 2014 года в городе Саратове. На осмотр к врачу-стоматологу пришёл ребёнок в сопровождении матери. В следствие осмотра был назначен план лечения. Перед началом манипуляций лечащий врач стоматолог собрал у матери анамнез сына, на вопрос о наличии аллергии у ребенка, мать без тени сомнения ответила нет. После проведенной анестезии, в течении часа ребенок скончался на стоматологическом кресле. В халатности был обвинён врач-стоматолог .

После разбора видов врачебных ошибок и причин их возникновения становится понятным, что любой врач-стоматолог способен допустить их, так как все мы люди, а не роботы. В настоящее время некоторые клиники прибегают к страхованию риска причинения вреда по неосторожности (ст. 931 ГК РФ) . Клиники при таком виде страхования при подписании договора страхуют профессиональную ответственность именно по принципу врачебной ошибки, то есть нелюбой вред нанесенный пациенту в следствии лечения, а как уже было разобрано выше, именно безвинный. Поэтому в договорах указаний на страхование врачебной ошибки нет и быть не может, так как легального термина врачебная ошибка в РФ не существует. В связи с этим и заключается хитрость страховых компаний в этом виде страхования, так как показывает практика привлечения лечебного учреждения за безвинное нанесение вреда здоровью пациента очень редки, так как почти всегда в действиях персонала клиники/больницы можно найти элементы халатности, небрежности и профессионального невежества . Так же следует отметить, что в последнее время участились случаи заведомо необоснованных претензий пациентов и, в следствии неполноценности законов РФ, суду легче признать виноватым врача, чем полноценно вникать в суть проблемы. . На примере зарубежных стран следует создать независимую комиссию, которая будет проводить экспертизы лечения и диагностики при врачебной ошибке, потому что на данный момент этим занимаются коллеги врача, допустившего ошибку, которые имеют свое видение данной проблемы, а в следствии этого не являются нейтральными экспертами. Так же в медицине РФ отсутствует досудебное решение проблем, из-за нашего менталитета, никто не хочет слушать, а уж тем более возмещать убытки пациенту. Суд в большинстве случаев пытается свести и намекнуть сторонам на примирение в досудебном порядке. В клиниках присутствует договор, который подписывают обе стороны, пациент и медицинское учреждение, в котором описывается в полном объёме схема и методы лечения, последствия и что будет, если не провести лечебные процедуры. Если в тексте присутствует большое количество медицинских терминов, то врач-стоматолог обязан на понятном для пациента языке все объяснить и истолковать так, чтобы он понял, иначе в суде он может сослаться на непонимание того, что он подписывал, так как ему не разъяснили .

Выводы:

1) Все врачебные ошибки относят к ч.2 ст. 109 УК РФ предусматривающую максимальное лишение свободы до 3х лет с лишением заниматься медицинской деятельностью на этот же срок или без такового .

2) Выделяют как объективные ошибки врача-стоматолога, так и субъективные. Наиболее опасными являются объективные.

3) Гарантом правовой защиты врача-стоматолога является правильно оформленная медицинская документация (история болезни, договор, информированное согласие пациента на проведение манипуляций, протокол лечения, а также страхование профессиональных рисков). Недочеты в составление и ведение медицинской документации нередко становятся основанием для привлечения персонала стоматологического учреждения к различным видам юридической ответственности, а также для морального осуждения. Врач-стоматолог в настоящее время и в современных условиях должен совершенствовать уровень своей правовой грамотности, которая в последствии будет является залогом его успешной деятельности.

Список использованной литературы:

2.Уголовный кодекс Российской Федерации, утв. 30.11.1994. № 51- ФЗ // Собрание законодательства РФ. -1994

3. АкоповВ. И. Медицинское право: учебник и практикум для вузов / В. И. Акопов. — М.: Издательство Юрайт, 2017. — 287 с.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации, утв. 30.11.1994. № 51- ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 32.

5.Волчанина Е.И. Врачебные ошибки и страхование профессиональной ответственности медицинских работников //Медицинские новости. — 2006. — № 7.- с. 68–72

6. Новостной портал Лайф. Ру. https://life.ru/t/новости/135848

Человек наделен правом на охрану своего здоровья Конституцией РФ, а принципы доступности и качества медицинской помощи регламентирует статья 10 Закона «Об основах охраны здоровья граждан». Однако, наличие особой ответственности, в процессе выполнения своей работы врачи совершают ошибки, которые возможны на любом этапе лечения. Такие ошибки могут стать следствием причинения вреда здоровью и жизни пациента.

Понятие врачебной ошибки: российское законодательство

Прямого понятия «врачебная ошибка» в российском законодательстве не существует. В общем смысле – это ошибка медицинского специалиста в его работе, обусловленная халатностью или небрежностью действий. Также врачебную ошибку можно рассматривать, как ненадлежаще-исполненные действия либо бездействия медицинского сотрудника, повлекшие за собой ухудшение состояния здоровья пациента или его смерть.
Стоит отметить, что в мире не существует единого понятия о том, что подразумевает собой термин «ошибка врача», отсутствует оно и в УК РФ. Однако, Уголовный кодекс РФ содержит в себе положение о халатности, а также другие статьи, которые могут быть определены как врачебная ошибка, например это:

  • заражение пациента СПИДом,
  • незаконный аборт;
  • продажа фармацевтических препаратов без лицензии (если это ухудшило здоровье пациента).

Опираясь на указанные статьи, можно сделать вывод, что ошибка врача может квалифицироваться по следующему составу:

  • неоказание помощи пациенту;
  • причинение смерти по неосторожности;
  • причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Классификация врачебных ошибок в медицине

В медицине существует своя квалификация ошибок врачей, которая весьма обширна. В обобщенном варианте можно выделить шесть видов медицинских ошибок:

  1. Диагностические – этап постановки диагноза;
  2. Лечебно-технические – это недостаточная либо ошибочная диагностика или лечение;
  3. Лечебно-тактические –это неверно подобранный метод исследования, который позволяет оставить диагноз, некорректная или неправильная интерпретация полученных результатов либо ошибка в выявлении показаний или противопоказаний к любому из методов терапии;
  4. Организационные – допускаются в случае неверно организованного терапевтического процесса или некачественных, неукомплектованных рабочих мест медицинских служащих;
  5. Неправильное оформление и ведение обязательной документации – в случае, если принятые в отношении пациента действия не были зафиксированы в письменном виде;
  6. Ненадлежащее поведение медицинских служащих – пренебрежение принципами этики и нормами морали в отношении пациентов.

Официальной статистики медицинских ошибок в России не ведется, однако, по непроверенным данным в год из-за «промахов» врачей погибает около 300 000 пациентов. При этом на первом месте статистики ошибок – неправильный выбор лекарства для лечения и их дозировка – 56% из возможных 100%.

Виды ответственности за врачебные ошибки

Законодатель предусматривает несколько видов ответственности за небрежное отношение медицинских работников к своим обязанностям:

  • дисциплинарную (осуществляется администрацией поликлиник или больниц, заключается в трудовых взаимоотношениях, например в виде отстранения от работы, выговоре или увольнении);
  • гражданскую;
  • уголовную.

Рассмотрим две последние ответственности более подробно.

Важно! Основная проблема юристов заключается в том, что доказать факт совершения виновных действий со стороны врача крайне сложно. Но при наличии соответствующих выводов независимых экспертов, неправильные действия врача могут подпасть под определенную статью Гражданского или Уголовного кодекса РФ.

Гражданская ответственность при врачебной ошибке

Практически во всех гражданских делах по врачебным ошибкам ответчиком выступает не врач, а непосредственно медицинское учреждение, в котором он работает. Гражданская ответственность основывается на нормах нескольких статей кодекса и в первую очередь носит материальный характер.
Так, в статьях 1085 и 1087 Гражданского кодекса РФ регламентируются виды возможных расходов, которые могут быть возложены на врачей или медицинское учреждение в случае причинения пациенту вреда здоровья или нанесения увечья своими действиями или бездействиями. Это будут расходы на:

  • лечение, включая санаторно-курортное;
  • приобретение лекарственных средств;
  • уход специально нанятых людей;
  • приобретение специальных транспортных средств и приспособлений для передвижения, в случае лишения трудоспособности и/или получения инвалидности;
  • протезирование;
  • переобучение для подготовки другой профессии.

Еще одна статья Гражданского кодекса – 151, предусматривает для пациента возможность получения компенсации морального вреда. Истец должен предъявить доказательства причинения ему физических и нравственных страданий, а также причинную связь между ними и причиненным ему вредом.

Важно! Норма гражданского законодательства предусматривает презумпцию вины для причинителя вреда, то есть именно медицинский работник или его работодатель должны доказать, что вред был причинен не по его вине, что очень актуально при рассмотрении требований пациента.

Уголовная ответственность при врачебной ошибке

Уголовные дела при медицинских ошибках возбуждаются крайне редко, к ответственности привлекается непосредственно медицинский работник. Суть проблемы в том, что Уголовный кодекс РФ не содержит в себе прямой статьи, которая бы предусматривала конкретную норму ответственности за совершение врачебной ошибки. Поэтому юристы руководствуются составами нескольких отдельных статей, связанных с причинением человеку вреда здоровья и смерти:

  • Часть 2 статьи 109 УК РФ — предусматривает уголовную ответственность за причинение смерти человеку по неосторожности, инкриминируется в случае ненадлежащего исполнения медицинским работником своих обязанностей.
  • Часть 2 статьи 118 УК РФ – предусматривает уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью человека.
  • Часть 2 статьи 124 УК РФ – устанавливает ответственность за бездействие в виде неоказания больному соответствующей помощи.
  • Часть 4 статьи 122 УК РФ – предусматривает наказание за заражение пациента ВИЧ инфекцией в результате ненадлежащего исполнения врачом своих обязанностей.
  • Часть 1 статьи 235 УК РФ – устанавливает ответственность за занятие медицинской практикой без лицензии.
  • Часть 3 статьи 123 УК РФ – предусматривает ответственность за незаконное осуществление аборта.
  • Часть 2 статьи 293 УК РФ – предусматривает возможность привлечь врача за халатность действий в результате выполнения возложенных на него трудовых функций.

Важно! Уголовная ответственность может наступить только в том случае, если будет доказана причинно-следственная связь между наступлением последствий и действиями врача, что в большинстве случаев очень сложно доказать.

Куда обратиться в случае врачебной ошибки

Если пациент остался недоволен исходом его лечения, он должен посетить заведующего лечебного учреждения либо главврача учреждения – пациенту назначат нового лечащего врача того же профиля, в отношении первого врача должны быть приняты меры дисциплинарной ответственности – выговор или лишение премии.
Если «первые лица» медицинского учреждения не приняли меры, пациент вправе обратиться в другое лечебное учреждение и получить там заключение, после чего обратиться в Департамент здравоохранения города или Минздрав субъекта федерации или в Роспотребнадзор с заявлением о необходимости проведения проверки в медицинском учреждении, где ему не оказали необходимой медицинской помощи.
При наступлении серьезных последствий от «лечения», пациент вправе самостоятельно обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда и вреда здоровью, а также в органы прокуратуры, где после проведения проверки может быть возбуждено уголовное дело.

Важно! Возможность компенсации может рассматриваться и как в рамках гражданского судопроизводства, так и в рамках уголовного дела.

Срок исковой давности по врачебной ошибке

По общему правилу, срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своих прав. В случае с врачебными ошибками это могут быть даты медицинских диагнозов, указывающих неправильные сведения, подтверждаются справками, материалами, заключениями других специалистов.
Срок исковой давности для обращения с иском в суд по врачебной ошибке составляет 3 года.

Законы пишутся людьми, а людям свойственно ошибаться. Из этого очень легко сделать вывод о том, что тексты законов, да и других нормативных актов, могут быть некорректными.
Как выявить ошибку в тексте закона – а вдруг законодатель именно это хотел написать? Количество нормативных актов огромно, и для того, чтобы полностью себе уяснить смысл конкретного документа, нужно рассматривать его в контексте «близлежащих» дополняющих и конкретизирующих актов. Однако, чаще всего в «нормативке» встречаются простые логические несоответствия, несовпадения падежей, пропущенные слова, и тому подобное. Иногда ошибки эти устраняются, но большинство из описанных в статье неточностей содержится именно в действующих редакциях нормативных актов.
Кодексы
Больше всего достается кодексам, предназначение которых – собрать нормы права отдельной отрасли и изложить их в систематизированном виде. К «обычным» ошибкам, возникающим в ходе написания текста, прибавляются ошибки систематизации, например, неправильные перекрестные ссылки.
Например, в статье 109 Таможенного кодекса говорится о требованиях, предъявляемых к складу временного хранения. «Временное хранение» – это особый таможенный режим, который характеризуется определенными правилами обращения с ввезенным товаром. В частности, храниться он должен на «складах временного хранения». Такой склад включается в специальный реестр, для этого он должен соответствовать определенным требованиям.
В третьем пункте статьи говорится о договоре страхования риска гражданской ответственности, который должен заключить владелец такого склада: «Страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая возместить вред лицам, чьим имущественным интересам он причинен, рассчитывается исходя из полезной площади или полезного объема и определяется из расчета 3500 рублей за один квадратный метр полезной площади, если в качестве таможенного склада используется открытая площадка, или из расчета 1000 рублей за один кубический метр полезного объема, если в качестве таможенного склада используется помещение, но не может быть менее двух миллионов рублей.»
Казалось бы, ничего странного, если не знать, что «таможенный склад» – это не просто словосочетание, а еще один особый таможенный режим. В этом режиме товары должны храниться на «таможенном складе», к которому тоже предъявляются определенные требования. Среди них тоже есть требование заключить договор страхования риска гражданской ответственности. И если мы сравним соответствующие пункты статей 109 и 227, то поймем, откуда взялся этот «таможенный склад» в той статье, в которой его быть не должно.
Да, да: текст этих пунктов почти совпадает. В статье 227, правда, нет слов «рассчитывается исходя из полезной площади или полезного объема и», их добавили в статье 109. А вот «таможенный склад» явно забыли из нее вымарать и заменить на «склад временного хранения».
Ну, подумаешь, склад и склад. Видимо, забыли они о том, что «склад» – это не просто здание такое, а таможенный режим… Вот такой вот законодательный копипаст. Но в этих случаях смысл нормативного акта все же можно понять.
А вот составители пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса, похоже, забыли вписать в нее самый важный отрывок. Статья эта говорит о распределении между участниками дела судебных расходов, и первый ее абзац гласит: «Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.» С которой из сторон они взыскиваются – непонятно. По общим правилам – с проигравшей, но это общее правило, как мы видим, не отражено в тексте закона.
Возвращаясь к «складам», вспомним еще и статью 908 Гражданского кодекса. Первый ее пункт гласит: «Товарный склад признается складом общего пользования, если из закона, иных правовых актов вытекает, что она обязана принимать товары на хранение от любого товаровладельца.» Кто такая эта «она», не сообщается, да и запятая после «закона» смотрится неуместно: по идее, там должно стоять «или»…
Это – один из тех редких случаев, когда при внесении изменений ошибка не устраняется, а вносится: в первоначальной редакции после «правовых актов» были еще слова «или выданного этой коммерческой организации разрешения (лицензии)».
После принятия закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» пришлось приводить в соответствие с ним множество других нормативных актов. Авторы закона, которым вносились изменения, просто прошлись по текстам, вырезая отовсюду слова про лицензирование. О том, что некоторые фразы после этого теряют смысл, они, похоже, не подумали…
Гражданскому кодексу, вообще, везет на подобные ляпы: например, неправильное окончание в статье 790 вообще меняет смысл написанного на противоположный: «В случаях, когда в соответствии с законом или иными правовыми актами установлены льготы или преимущества по провозной плате за перевозку грузов, пассажиров и багажа, понесенные в связи с этим расходы возмещаются транспортной организацией за счет средств соответствующего бюджета.» Разумеется, в тексте опечатка: вместо «организацией» должно быть «организации». В противном случае получилось бы, что перевозчик мало того что обязан брать меньше со льготников, но еще и возмещать неизвестно кому возникшие расходы. Практически «казнить нельзя помиловать»…
Земельному кодексу не везет на конструкции вида «масло масляное». В статье 5 с определениями понятий, используемых в нем, первым идет такое: «собственники земельных участков – лица, являющиеся собственниками земельных участков». Да, конкретно. И попробуй поспорь…
А в законе о введение Земельного кодекса в действие (пункт 12 статьи 3) при его принятии содержалась такая конструкция: «Предоставленное землепользователям до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками соответствует предусмотренному Земельным кодексом Российской Федерации праву постоянного (бессрочного) пользования земельными участками.» И тут «масло масляное». Правда, позже в этот отрывок были внесены изменения: первый отрывок «постоянного (бессрочного)» был заменен… ни за что не догадаетесь, на какой. На «бессрочного (постоянного)». Ну, в этом случае парламентарии хотя бы попытались что-то исправить – а вот остальные неточности, о которых говорилось выше, существуют и по сей день.
Налоговый кодекс
Налоговый кодекс – это, пожалуй, рекордсмен по ошибкам, что неудивительно, учитывая то, сколько в него вносилось изменений, особенно во вторую часть. Так что мы посвятим ему отдельный раздел этой статьи.
Например, во второй части кодекса, в статьях 218-221 говорилось об «определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 2 статьи 210 настоящего Кодекса». На самом деле, правила определения налоговой базы установлены третьей частью статьи 210. Ошибка благополучно просуществовала почти семь лет, и была исправлена только в июле 2007 года.
Исправлена была и еще одна ошибка: в последнем пункте статьи 40 содержалась ссылка на главу «Налог на прибыль (доход) организаций», которая на самом деле называется «Налог на прибыль организаций». Изменения были внесены только в прошлом году, ошибка, таким образом, просуществовала более десяти лет. Похоже, это рекорд…
А в 1999 году в НК была добавлена статья 135.1, в которой устанавливалась ответственность банков за непредоставление сведений о своих клиентах налоговым органам. Первая часть предусматривала штраф в размере десяти тысяч, а вторая – двадцати тысяч рублей. Беда в том, что текст обеих частей был абсолютно идентичен, то есть, в них говорилось об одном и том же правонарушении. И такое бывает. Ошибка была исправлена в 2006 году.
На фоне такого феерического «ляпа» путаница с авторско-правовой терминологией в статьях 208 и 221 кажется просто мелочью, хотя в текстах законодательных актов мелочей и не бывает. Пункт 3 статьи 208 говорит о «доходах от использования за пределами Российской Федерации авторских или иных смежных прав». Слово «иных» здесь явно лишнее: авторские права не являются разновидностью смежных. Причем неточность была внесена при внесении изменений, а в предыдущей редакции говорилось о «правах на объекты интеллектуальной собственности», и для чего это было нужно исправлять – совершенно непонятно.
В пункте 3 статьи 221 к числу «интеллектуальной собственности», за которую предусмотрено получение налогоплательщиком вознаграждения, почему-то отнесены «открытия», которые никогда не охранялись ни авторским, ни патентным правом. При этом в тексте упомянуты «изобретения и промышленные образцы», но нет ни слова о полезных моделях, которые тоже охраняются патентным законодательством.
Все остальное
Похожие неточности содержались и в предыдущем законе «Об исполнительном производстве» (сейчас действует новый закон с таким же названием). Его шестьдесят шестая статья, говорящая о размерах удержания из доходов должника тоже говорит о каком-то «праве на открытие». В ней тоже ничего не говорится о полезных моделях, вдобавок, авторы статьи считают, будто на промышленный образец выдаются какие-то «свидетельства» – это они, похоже, спутали с советскими временами (в пользу такого варианта говорит и то, что в тексте упоминаются «рационализаторские предложения»).
Еще одно «масло масляное» содержится в законе «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». Первое предложение его второй статьи гласит: «В целях настоящего Закона под местом пребывания и жительства подразумевается место пребывания и место жительства.»
А вот неточность в одной из статей закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» не столь безобидна. Статья 9 пункт 12 гласит: «О проведении плановой проверки юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трёх рабочих дней до начала её проведения…» Вообще-то, обычно в таких случаях используется выражение «не позднее чем за… дней», а если мы будем буквально читать текст, то окажется, что уведомление можно посылать в любой из этих «трех рабочих дней» – то есть, к примеру, сегодня послать, а завтра идти с проверкой…
Некоторые неточности могут быть истолкованы наоборот, не в пользу государства. Например, в законе «О рекламе» (пункт 10 статьи 19) сказано: «В случае самовольной установки вновь рекламной конструкции она подлежит демонтажу на основании предписания органа местного самоуправления муниципального района или органа местного самоуправления городского округа, на территориях которых установлена рекламная конструкция.» Спрашивается: а если конструкция установлена не «вновь», а в первый раз – орган местного самоуправления может вынести предписание о демонтаже, или он не имеет на это права? И как тогда сделать, чтобы конструкция была установлена «вновь» – незаконно ее снести?
Еще один источник ошибок – подмена смысла понятий на «бытовой» вместо того, который содержится в законе. Мы уже разбирали пример с «таможенным складом», который не просто «амбар такой», а специальный таможенный режим. Ну, а авторы уже не действующих «Правил оказания услуг почтовой связи» 2005 года вписали туда следующее определение: «»законные представители» — лица, имеющие доверенность, оформленную в установленном порядке». А ведь «законными представителями» всегда назывались лица, которые кого-то представляют в силу закона, в противоположность «представителям по доверенности». То есть, в общем случае «законному представителю» доверенность как раз не нужна – только на почте…
Статья 8 закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» говорит о случаях, когда проведение оценки имущества является обязательной. Вот как это выглядит: «Проведение оценки объектов оценки является обязательным в случае вовлечения в сделку объектов оценки, принадлежащих полностью или частично Российской Федерации, субъектам Российской Федерации либо муниципальным образованиям, в том числе:… при составлении брачных контрактов и разделе имущества разводящихся супругов по требованию одной из сторон или обеих сторон в случае возникновения спора о стоимости этого имущества». На ком нужно жениться, чтобы приданое супруги принадлежало Российской Федерации, ее субъектам или муниципальным образованиям, закон умалчивает.
Бывают случаи, когда абсурдность нормативного акта возникает не из-за ошибки, а по причине слишком вольного обращения с законодательством. Часто такое встречалось в указах, подписанных Ельциным. Например, в конце одного из его указов говорится: «Настоящий Указ вступает в силу с 1 февраля 2005 г.» И далее – «Москва, Кремль, 16 февраля 2005 г.» То есть, он официально был принят «задним числом», за две недели до фактического подписания…
Еще круче вышло с указом «О некоторых изменениях в налогообложении и во взаимоотношениях бюджетов различных уровней», в котором, среди прочего, говорится следующее: «Установить, что Законы Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость», «Об акцизах», «О налоге на имущество предприятий», «О налоге на прибыль предприятий и организаций» и «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» не применяются в части, противоречащей настоящему Указу.» Вот так, ни больше и ни меньше. Принят он был в 1993 году: девяностые, как мы видим, не зря слывут эпохой разгула преступности. Пример наплевательского отношения к закону подавало первое лицо государства…
А иногда вообще непонятно, что перед нами – ошибка или такой изощренный замысел законодателя. К примеру, статья 10 «О гражданской обороне» устанавливает, что граждане РФ «проходят обучение в области гражданской обороны», «принимают участие в проведении других мероприятий по гражданской обороне», а также «оказывают содействие органам государственной власти и организациям в решении задач в области гражданской обороны». При этом называется статья «Права и обязанности граждан Российской Федерации в области гражданской обороны». Естественно, возникает вопрос: что из перечисленного – права, а что – обязанности? В законе ответа на этот вопрос, конечно же, не содержится…
Нормотворчество – вообще сложная штука…

Многие аспекты работы врача строго регламентированы законодательством. В рубрике «Юридическая справка» нашего портала мы рассмотрим самые частые вопросы, касающиеся тонкостей взаимодействия врача и пациента. На них отвечает Алексей Некрасов, управляющий партнер юридической компании НКС Глобал.

В этом выпуске мы дадим определение врачебной ошибке, рассмотрим, как она классифицируется, и что может ожидать допустившего ошибку врача.

1) Что, согласно законодательству, является врачебной ошибкой?

Законодательство Российской Федерации не содержит единого точного определения врачебной ошибки, из-за чего этот термин толкуется специалистами очень широко. На практике существует два основных подхода к определению врачебной ошибки.

Первый подход связывает понятие врачебной ошибки с причинением вреда пациенту действием или бездействием врача при оказании медицинской помощи. Этот вред может быть совершенно разным – материальным, физическим, психологическим, моральным, но, в любом случае, он влечет за собой юридическую ответственность.

Второй подход говорит о том, что врачебная ошибка является понятием не правовым, а медицинским, и связана прежде всего с добросовестным заблуждением врача. Юридическая ответственность врача, независимо от тяжести вреда, в этом случае исключается.

Когда мы ведем речь о врачебных ошибках в юридической плоскости, то во внимание нужно принимать первый подход.

2) Существует ли классификация врачебных ошибок? Какие виды врачебных ошибок встречаются в практике?

В нашей стране выработалась единая практика, касающаяся классификации врачебных ошибок. Их можно разделить на следующие основные категории — диагностические, лечебные (лечебно-тактические, лечебно-технические), деонтологические и организационно-технические. Отметим, что законодательного закрепленного перечня видов различных врачебных ошибок не существует.

3) Какая ответственность предусмотрена за врачебные ошибки?

Законодательство предусматривает следующие виды ответственности:

— Дисциплинарная. Данный вид ответственности предусмотрен Трудовым кодексом РФ. При выявлении факта врачебной ошибки администрацией медицинского учреждения к врачу могут быть применены меры дисциплинарного взыскания, вплоть до увольнения.

— Гражданско-правовая. Данный вид ответственности подразумевает под собой денежное возмещение вреда, который был причинен пациенту в результате врачебной ошибки. Его размер может включать в себя стоимость медицинской услуги, моральный вред, стоимость дополнительных услуг, которые потребовались пациенту, а также любые другие расходы, которые было необходимо произвести пациенту. Такие споры рассматриваются судом общей юрисдикции, ответчиком по иску может выступать, как лечебное учреждение, так и сам врач.

— Уголовная. Уголовный кодекс РФ не содержит отдельной статьи, предусматривающей ответственность врача за врачебную ошибку. Чаще всего уголовная ответственность врача наступает по ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности) и ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). Максимальная ответственность, предусмотренная данными статьям, составляет 3 года лишения свободы. Врачебную ошибку можно классифицировать и по другим статьям, предусмотренным УК РФ, например, «халатность», «неоказание помощи больному», «незаконное осуществление медицинской или фармацевтической деятельности», «незаконное проведение искусственного прерывания беременности».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *