Юкос акции

Миноритарии «Юкоса» подали в суд на основных владельцев компании. Речь идет о сотнях миллионов долларов, спрятанных еще во времена банкротства в середине нулевых. Не так давно стало известно, что владельцы мелких пакетов акций могут претендовать на компенсации. Но, наверное, лишь самые наивные поверили, что смогут что-то получить. А, между тем, это вовсе не дельцы, а самые обычные люди, в том числе и ветераны нефтяной отрасли.

Малышей не обижать «Юкос» не учили

О деле «Юкоса» написано столько, что, казалось, общественность трудно удивить чем-то еще. Но вот всплыла еще одна история, которая очень хорошо характеризует бывших акционеров нефтяного гиганта. В мировой литературе есть такой жанр: «авантюрный роман», главные герои которого, естественно, авантюристы, а, проще говоря, жулики. Факты, которые появляются в СМИ, сами навевают сравнение с этим жанром. Главные герои все те же — группа «Менатеп» и ее владельцы во главе с гражданином Израиля Леонидом Невзлиным. Им противостоят обманутые миноритарии «Юкоса», которые, отчаявшись получить компенсацию за потерянную собственность, пошли в Нидерландский суд.

Для начала краткая характеристика персонажей. О «Менатеп», наверное, говорить много не стоит. Когда-то эта группа владела крупнейшей нефтяной корпорацией в России. Но в ходе известных событий основной собственник «Юкоса» Михаил Ходорковский переселился в места не столь отдаленные и отошел от дел, передав свои акции партнерам. Те тоже переселились, но в отличие от Михаила Борисовича – в места более отдаленные, на Землю Обетованную. Но в России остались и другие акционеры «Юкоса», мелкие совладельцы – миноритарии или, как их еще называют «миноры».

Впрочем, за громким званием «акционера» подчас скрываются самые обычные люди. Это те, кто еще до развала «Юкоса» наивно доверили компании свои сбережения, прикупив ее бумаги. Это ветераны нефтяной отрасли, которые в начале 1990-х в ходе большой приватизации получили акции родных предприятий, а также их наследники. Хотя, безусловно, есть среди миноритариев и далеко не простые совладельцы. Например, разные инвестфонды, у которых в портфелях были акции нефтяной компании. Или фигурант дела «Юкоса» Светлана Бахмина, несколько лет просидевшая в тюрьме. Она и возглавляет недовольных миноритариев, отправившихся искать правду в суде. В общем, смешались интересы самых разных граждан, коих общим числом около 40-50 тысяч.

Заначка на треть миллиарда

А теперь перенесемся в далекий 2004 год. Дело «Юкоса» в самом разгаре, и владельцы нефтяной компании, как люди дальновидные, прекрасно понимали, что добром для них оно, скорее всего, не кончится. И тогда акционеры решили спрятать часть активов корпорации, переведя их в Нидерланды. В «стране тюльпанов» эти активы были упакованы в так называемые «штихтинги» — аналог знаменитых трастовых фондов, или просто «трастов». Суть таких организационных форм в том, что у них с юридической точки зрения нет владельцев, лишь управляющие менеджеры, которым доверяют какое-либо имущество. Используются такие формы для того, чтобы спрятать и защитить активы. Попробуй найти и отними то, что по документам никому не принадлежит.

Спустя 10 лет для бывших акционеров нефтяного гиганта произошло знаменательное событие. Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить экс-владельцам 50 миллиардов долларов, после чего начались аресты активов Российской Федерации за рубежом. И в 2015-м году нидерландские «штихтинги» объявили о выплате компенсаций всем, кто с 2003-го по 2007-й годы владел акциями «Юкоса». Им собирались выплатить 337 миллионов долларов. Сумма немаленькая, хотя в пересчете на количество миноритариев и их пакеты получалось не так много. И все равно они, вероятно, потирали руки в ожидании хоть каких-то денег. Хотя и не все.

По теме1623

Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев рассказал, что в регионе упрощена процедура получения земли многодетными семьями. Также они смогут получить участок в любом муниципалитете края без привязки к прописке по месту жительства.

Один из миноров, ныне проживающий в Великобритании бывший главный юрист «Юкоса» Дмитрий Гололобов еще тогда понял и прямым текстом с помощью колонки в «Форбс» объяснил, что надеяться особо не на что.

«Что-то внутри подсказывает, что просто так деньги не раздают, и за этой историей с «бесплатным сыром» обязательно что-то кроется», — написал тогда экс-глава правового управления «Юкоса» Дмитрий Гололобов.

Он отметил, что 337 миллионов – не так уж много, потому что в нидерландских фирмах собрали больше 2-х миллиардов долларов. Подсчитал, сколько на самом деле приходится на долю миноритариев (не меньше полумиллиарда долларов). А заодно рассказал о нравах иностранного менеджмента, который управлял компанией при Михаиле Ходорковском. Американские управленцы проматывали деньги на безумно дорогих тусовках, платили себе чудовищные бонусы, в общем, жили на широкую ногу. Кстати, интересно, поменяло ли это взгляды тех, кто до сих пор гневно осуждает «проклятый режим», погубивший «самую эффективную российскую компанию»?

Ты виноват лишь тем, что хочется мне денег

Но дальше начинается самое интересное. Об этом писал и Гололобов, и об этом сейчас сообщает поведшая миноритариев в голландский суд Бахмина. Дело в том, что основные экс-акционеры «Юкоса» решили, что их интересы важнее интересов каких-то миноритариев. Они подписали соглашение с директорами нидерландских фирм. Те перечисляют группе «Менатеп» уцелевшие деньги «Юкоса», а взамен получают 10%. Миноритарии же, как можно легко догадаться, не получают ничего. Небольшое пояснение по поводу 10%. Это у них в Нидердандах такой обмен любезностями толерантно называют соглашением. А у нас для этого есть простое русское слово «откат». Ну, или «распил», кому как больше нравится.

Впрочем, Леонида Невзлина и других крупных акционеров тоже понять можно. Спустя два года после решения Гаагского суда была апелляция, которая его вердикт отменила. И все надежды на баснословные десятки миллиардов долларов от России пошли прахом. Какой нормальный коммерсант в такой ситуации будет делиться с какими-то «минориками», тут бы себя не обидеть. Здесь хорошо вывести какую-нибудь мораль, но поскольку дело касается «Юкоса», то лучше всего подойдет крайне нецензурная цитата экс-руководителя Центробанка Виктора Геращенко, который некогда возглавлял Совет директоров нефтяной компании. Сейчас не так важно, по поводу чего он в 2006-м он сказал эти слова, главное заключается в их универсальности. С тех пор значительно ужесточили закон о СМИ, поэтому придется воспользоваться эвфемизмами: «Украли, девушки легкого поведения!».

История штихтингов

В ходе банкротства ЮКОСа для защиты зарубежных активов его бывшие крупнейшие акционеры внесли их в два так называемых штихтинга — Stichting Administratiekantoor Yukos International и Stichting Administratiekantoor Financial Performance Holdings. Штихтинг — это разновидность траста, у которого чаще всего нет собственников, а есть только уставные цели и директора, отвечающие за их достижение. Уставные цели обоих штихтингов — собрать все остатки ЮКОСа, чтобы рассчитаться с акционерами и кредиторами компании.

В первый штихтинг (Yukos Interntional) попали средства от продажи доли в литовском НПЗ Mazeiku Nafta, словацком нефтепроводе Transpetrol и британской Davy Process Technology (производство катализаторов и химической продукции). По оценкам «Ведомостей», эти сделки могли принести $1,8 млрд. Но права на эти средства оспаривает компания «Промнефтьстрой», которая в 2007 году на аукционе в рамках банкротства ЮКОСа купила компанию Yukos Finance, чьи активы затем были переданы в этот штихтинг. Как писал РБК, изначально за этой фирмой стояли основатели «Ренессанс Капитала» Стивен Дженнингс и Ричард Дитц.

Во втором штихтинге (Financial Performance Holdings) аккумулировались средства, взысканные у бывших «дочек» ЮКОСа, которые перешли под контроль «Роснефти». Добывающие компании ЮКОСа получали займы от его зарубежных компаний. В частности, Yukos Capital выдала «Самаранефтегазу» 2,4 млрд руб., «Юганскнефтегазу» — 11,23 млрд руб., «Томскнефти» — 4,35 млрд руб. Представитель штихтингов Клэр Дэвидсон (сейчас уже не сотрудничает с ними) ранее говорила «Ведомостям», что взыскать удалось $485 млн по долгу «Юганскнефтегаза» и $160 млн по долгу «Самаранефтегаза». Вместе с процентами и штрафами структуры Yukos взыскали по искам к «Роснефти» $592 млн, говорил директор Yukos Брюс Мизамор в интервью Financial Times. Потенциально штихтинги могли взыскать по этим судам до $2,5 млрд. Но заключенное в конце марта соглашение с «Роснефтью» означало отзыв всех претензий по незакончившимся судебным процессам.

Сложный расчет

Заявители, претендующие на компенсации из фонда, должны подать соответствующее заявление и сопроводительную документацию — так, чтобы Garden City получила их до 30 мая 2016 года. При этом российские акционеры ЮКОСа получат компенсацию банковским переводом в рублях. Схема распределения средств достаточно сложная и основана на расчете «признанных убытков» по акциям и распискам ЮКОСа по согласованной формуле. Распределение доступных средств будет производиться на пропорциональной основе, исходя из процентной доли «признанных убытков» каждого бывшего акционера относительно остальных инвесторов. При этом чем позже приобретались акции ЮКОСа в период 2003–2007 годов, тем меньше «признанные убытки», поскольку развитие ситуации вокруг ЮКОСа «постепенно увеличивало спекулятивный характер инвестиций», поясняется на yukosclaims.com.

«В общем, это хорошая новость для акционеров ЮКОСа, — сказал РБК один из держателей бумаг нефтяной компании, пожелавший сохранить анонимность. — Мне кажется не совсем правильным, что акционеров делят по времени покупки бумаг и применяют дисконт. Но в любом случае это лучше, чем ничего».

Число бывших акционеров ЮКОСа традиционно оценивается в более чем 50 тыс. Акционеры в России — это около 40 тыс., оценивал в феврале текущего года на пресс-конференции Платон Лебедев. «Существенная часть из российских акционеров — это участники Пенсионного фонда, их там больше 30 тыс., это бывшие сотрудники дочерних подразделений компании ЮКОС, которые работали на месторождениях, и так далее», — говорил он.

Бывший финансовый директор ЮКОСа, один из директоров голландских штихтингов Брюс Мизамор говорил в июне 2015 года на выступлении в Henry Jackson Society в Лондоне, что управляющие штихтингов «могут распределить по меньшей мере $1,2 млрд». «Мы намерены это сделать как можно скорее. Мы начали готовиться еще несколько лет назад, работали с компанией в Нью-Йорке, которая помогает осуществлять коллективные действия и рассчитывает модели денежных распределений. Мы наняли компанию, которая специализируется на идентификации акционеров и распределении компенсаций. Все это было сделано еще три года назад», — рассказывал Мизамор.

Видео: РБК

GML в приоритете

Интересы мажоритарных акционеров ЮКОСа, которые владеют около 70% бывшей нефтяной компании, представляет гибралтарская компания GML. Основными ее бенефициарами считаются Леонид Невзлин (крупнейший), Платон Лебедев, Михаил Брудно, Василий Шахновский и Владимир Дубов. В июне 2015 года совет директоров штихтингов (пятеро управляющих — Дэвид Годфри, Стивен Тиди, Мишель де Гилленшмидт, Марк Флейшман и Брюс Мизамор) одобрил перечисление GML $260 млн, утверждал в поданном в конце июня в США иске к штихтингам бывший директор нескольких компаний Yukos Дэниел Фелдман (РБК писал об этом судебном споре в августе 2015 года).

GML является так называемым предварительно утвержденным заявителем, который имеет преимущественное право на распределение компенсаций, следует из опубликованных 11 ноября материалов Амстердамского окружного суда по искам «Промнефтьстроя» и VR Capital к штихтингам и GML. В этих материалах приводится выдержка из письма Garden City Group, в котором подтверждается, что GML обладает таким статусом и это было определено еще в июне на заседаниях совета директоров штихтингов.

В апреле представитель штихтингов сообщал, что спор с «Промнефтьстроем» «единственный процесс, мешающий распределению». В голландском иске «Промнефтьстрой» просил суд Амстердама заблокировать распределение средств штихтингов, но тот отказал.

Предварительно утвержденные заявители (известные компании ЮКОС акционеры, которые владели обыкновенными акциями ЮКОСа в течение всего периода со 2 июля 2003 года по 28 ноября 2007 года) не должны подавать заявление для получения компенсации на общих основаниях, следует из материалов Yukos Claims Administration.

Директор GML Тим Осборн и директора штихтингов были недоступны для комментариев в четверг. Основной бенефициар GML Леонид Невзлин отказался от комментариев. РБК позвонил на горячую линию для акционеров ЮКОСа по телефону, указанному на сайте yukosclaims.com, и продиктовал свои вопросы на автоответчик, но корреспонденту на момент сдачи материала никто не перезвонил.

GML независимо от процесса распределения средств штихтингов добивается от России компенсации в $50 млрд по решению Гаагского международного арбитража.

События вокруг ЮКОСа вызвали обеспокоенность мелких акционеров этой компании. В Томске их насчитывается несколько тысяч. Что происходит с ценными бумагами ЮКОСа на сегодняшний день?
Евгений Гавриленко известный в Томске акционер. В том смысле, что Евгений Фёдорович владеет акциями многих предприятий по большому счёту из научного интереса. Ситуация с падением акций Юкоса в конце прошлой неделе обеспокоила независимого эксперта не на шутку. В одной из томских инвестиционных компаний, нам сообщили, что именно сегодня акции Юкоса взлетели до невиданных до этого высот — 449 рублей за акцию. Правда ненадолго уже к обеду они опустилитсь до 428рублей. Но это всё же не те печальные 393 рубля, которые были зафиксированы после скандала в Москве. В чём причина сегодняшнего скачка?
Как сообщили нам в московском представительстве ЮКОСа, нефтяная компания собирается выкупить у своих акционеров 10 процентов собственных акций. Цена одной 505 рублей. Таким образом у томских держателей ценных бумаг есть выбор: или продать свои акции по цене, которая значительно выше рыночной сейчас или остаться в реестре акционеров, надеясь на лучшие времена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *