Закрытая спецшкола

В Татарстане возбудили уголовное дело по факту издевательств над воспитанником частной школы для трудных подростков. С заявлением в правоохранительные органы обратилась мать мальчика. Она рассказала, что за год, проведенный в учреждении, ребенок неоднократно подвергался пыткам. В начале августа RT выяснил, что работой с проблемными детьми занимались люди с пятнами в биографии: директор имеет погашенную судимость за наркоторговлю, проблемы с законом имели воспитатели, применявшие к детям недопустимые меры воздействия. Как устроена адаптация трудных подростков в России и почему такие дети всё чаще попадают в криминальные сводки не только как обвиняемые, но и как потерпевшие — выяснял портал iz.ru.

Методом кнута

Год назад подростка отправили на перевоспитание в частный центр «Символ жизни». Согласно информации на сайте центра, специалисты занимаются коррекцией противоправного и асоциального поведения детей, работают с подростковой агрессией и зависимостями. Мать мальчика утверждает, что не знала о том, что этот центр занимается реабилитацией трудных подростков. По ее словам, у сына были проблемы с учебой, и она надеялась, что специалисты центра помогут ему сконцентрироваться на занятиях и подготовиться к экзаменам. За месяц пребывания в центре «Символ жизни» просили 80 тыс. рублей. Сюда, помимо проживания и питания, включена и работа педагогов, которые, как утверждает молодой человек, истязали детей за малейшие провинности. Через месяц парень не выдержал жестокого обращения и попытался свести счеты с жизнью, но матери об этом инциденте докладывать не стали.

Фото: /mikdam

Резонанс, который вызвали признания мальчика в СМИ, привел к тому, что правоохранительные органы провели проверку в центре «Символ жизни». По версии следствия, ребенок подвергался издевательствам со стороны сотрудников, что и подтолкнуло его к попытке самоубийства. Аналогичные показания дали еще несколько подопечных центра в Казани.

Согласно информации из сводки МВД, оказавшейся в распоряжении RT, Елизавета Платонова, которая представляется директором центра, имеет погашенную судимость по статье 228 «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств» в особо крупном размере. Она была осуждена в 2012 году и приговорена к трем годам заключения условно. Впоследствии она заведовала центрами по реабилитации наркоманов и наркологической клиникой. Однако вскоре нашла другую нишу: Платонова переквалифицировалась на работу с проблемными детьми. Оказалось, что родители трудных подростков готовы платить за их перевоспитание куда больше, чем родственники наркоманов.

Уголовник вызывает к доске

Не смутило ее и то, что осужденным по этой статье запрещается работать с детьми. Статья 331 Трудового кодекса достаточно четко разграничивает круг лиц, которым запрещено заниматься педагогической деятельностью. Сюда входят граждане, имеющие или имевшие судимость за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности и иные умышленные тяжкие преступления. Исключение составляет наличие реабилитирующих обстоятельств.

Директор центра, ранее осужденная за наркоторговлю, не имела права занимать свою должность

Фото: /photographee.eu

— Статья 228 как раз относится к преступлениям против здоровья и общественной нравственности. Так что человек, осужденный по ней, не имеет права работать с детьми. Лица, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой и средней степени тяжести, могут быть допущены, если на то есть решение комиссии по делам несовершеннолетних, — пояснил ведущий юрист Европейской Юридической Службы Александр Спиридонов.

По его словам, организовать частный центр для реабилитации подростков с таким бэкграундом, как у Платоновой, нельзя. При регистрации ИП потребуются справки о судимости. В случае приема на работу человека с судимостью вся ответственность лежит на работодателе.

— Если организация имеет лицензию на осуществление образовательной деятельности, запрет распространяется на всех сотрудников, которые контактируют с детьми. Когда нет контакта с детьми, то ограничения, соответственно, тоже нет. Однако некоторые граждане идут на следующее ухищрение: при получении справки о судимости намеренно допускают ошибку в фамилии. Например, изменяют букву «о» на «а». Запрос в информцентр идет по буквам, иногда такую неточность могут пропустить. Из-за этого человек может получить справку о том, что у него нет судимостей. Люди даже в полицию таким образом пытаются устроиться, от этого никто не застрахован, — добавил Спиридонов.

Маются без дела

После оптимизации государственных коррекционных школ трудные дети никуда не исчезли, но теперь ими стали активнее заниматься, в том числе и частные компании. И не только казанский центр вляпался в историю. В 2015 году в центре громкого коррупционного скандала оказался центр «Новое поколение» в Санкт-Петербурге. Руководство социального центра заподозрили в мошенничестве. По версии следствия, организация обманным путем получила 800 млн рублей из городского бюджета. Центр занимается так называемой трудовой адаптацией проблемных детей: подростков с проблемами в воспитании привлекали в том числе к уборке улиц. В руководстве организации связали возбуждение дела о мошенничестве с конфликтом между организацией и чиновниками из комитета по молодежной политике Петербурга.

Фото: ТАСС/Юрий Белинский

Директор социального центра Святителя Тихона при Донском монастыре Александр Гезалов считает, что основная проблема — в отсутствии системной вовлеченности людей в процесс адаптации трудных подростков. Общественные организации, занимающиеся адаптацией подростков, равно как и частные центры, сильно завязаны на финансовой составляющей и при этом совершенно не интересуются тем, как работать с детьми. В итоге деньги, выделенные на эти цели, осваиваются, а сами дети нередко оказываются в закрытых учреждениях.

— Мы с коллегами с 1999 года работаем со спецшколами и подростковыми колониями. Основная проблема, которую мы видим, — отсутствие родительского внимания к ним. Второе — очень низкий уровень занятости. Дети совершенно не умеют себя занять. До попадания в школу для трудных подростков многие из них болтались на улице, ни в какие кружки или секции не ходили. У них не было значимого человека, который бы ими занимался. Трудный подросток идет за сильной личностью: он видит, что взрослый реально им интересуется и обладает какими-то компетенциями и навыками. Нужно, чтобы ребенок старался подражать кому-то, кого считает авторитетом. К сожалению, с этим сейчас большая проблема, — пояснил Гезалов.

По его словам, работать с трудными подростками нужно начиная со школы. Искать проблемных детей в каждом классе и не доводить до того, чтобы они попадали в колонию для малолетних или интернат закрытого типа. Вместо этого хулиганов обычно пересаживают на заднюю парту и стараются не замечать. Однако желающих заниматься детскими проблемами не разово, а на постоянной основе не так уж и много, добавляет эксперт.

— Конечно, нужно повернуть деятельность общественных организаций в сторону подростковой истории. Прежде всего необходима работа в школах с детьми, которых считают проблемными. Здесь можно подтянуть и спортивную составляющую, и культурную. С другой стороны, людей, которые бы хотели этим заниматься, крайне мало. Им проще прийти в детский дом с подарками и попрыгать там денек, чем включаться с долгосрочную работу с трудными подростками. В одной из подростковых колоний в Алексино я увидел, что дети горят футболом. Мы построили за счет инвесторов футбольное поле совместно с администрацией, оснастили формой и регулярно ездим от Донского монастыря играть с ними. Спорт — это один из ключей, через которые можно вытащить подростка из среды. Налаживать вербальный контакт можно до и после матча. Таких ключей достаточно мало, но они есть. Для этого, конечно, требуется работа и органов власти, и в том числе сообщества и родительских организаций, которые готовы на это отозваться. Не считаю, что это должна быть какая-то милитаристическая история типа перезарядки оружия и лазертагов. Детей увлекают походы в горы, туризм, и самое главное, чего таким подросткам не хватает — наличие в их жизни значимого взрослого, — отмечает директор социального центра.

Шокер для ботаника

Косвенно его слова подтверждает выпускник школы для трудных подростков, который на условиях анонимности рассказал порталу iz.ru о том, как складывается судьба подростков уже после окончания учреждения. Дети совершенно не мотивированы на учебу, а взрослые закрывают глаза на любые проступки, даже связанные с криминалом.

Фото: /ArturVerkhovetskiy

— Я перешел в школу для трудных подростков из обычной, потому что учиться там было на порядок проще. Можно было вообще ничего не делать, а заниматься на уроках мне было лень. Перевелись с братом из-за прогулов в предыдущей школе. Школа для трудных подростков находилась в самом центре Москвы, недалеко от Патриарших прудов. Там я проучился последние два года. Многие мои одноклассники спились, у одного — судимость за разбойное нападение. Причем преступление совершил другой одноклассник недалеко от школы: избил человека и забрал телефон. Недалеко от места, где произошло нападение, он обронил сумку с документами своего товарища. В итоге парню, которого не было на месте преступления, дали условный срок, — рассказал выпускник московской школы для трудных подростков.

Большая часть класса, по его словам, увлекалась фанатскими движениями, и драки в школьных стенах были совершенно обычным явлением.

— Многие подростки приходили на занятия разукрашенные, но учителя предпочитали не вмешиваться в их дела. В классе было несколько ботаников. Однажды мы всем классом пошли на медкомиссию в военкомат — поступать же никто не планировал. Один парень собрал дома из подручных материалов электрошокер и решил испытать его на одном из ботаников. Ткнул ему в живот прямо в военкомате. У парня лопнула губа, полилась кровь. Нас всех задержали на четыре часа, было разбирательство, но по его итогам никому ничего не было за это. Всем было наплевать: и директору, который старался как можно реже бывать в школе, и уставшему от нас всех завучу, которая постоянно кричала, и педагогам было всё равно на происходящее в классе, — добавил источник.

Клеймо на всю жизнь

Согласно данным Росстата за 2017 год, число осужденных в возрасте 14–17 лет за совершение преступлений составляет 23,9 тыс. человек. Всего на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних стоят 142 тыс. трудных подростков. Среди них 13 тыс. были направлены в Центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

Автор статьи о ресоциализации «трудных» подростков, исследователь Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Ирина Лисовская считает: среда, в которой ребенок находится, даже больше влияет на успешную адаптацию, нежели географическое расположение школы.

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

— На практиках педагогики и воспитания удаленность школы не сильно отражается. Везде всё достаточно одинаково по части работы с детьми — что на Камчатке, что в Москве. Но влияет именно тип поселения. Например, отдаленный это поселок или крупный город. В маленьких городах очень остро строит проблема стигматизации детей из спецшколы: этот фактор серьезно препятствует их социализации. В поселении, где молодежи мало, все знают, что ребенок учится в школе «для девиантных», — отмечает Лисовская.

Успешная адаптация подростка, по ее словам, возможна в тех случаях, когда специальное учебное учреждение играет роль медиатора — посредника между обществом и подростком.

— Несмотря на то, что эти школы открытого типа, сами дети закрытые, и круг их общения не выходит за рамки коллектива. Вне его им не рады. Если применять стратегию наставничества, когда и дети идут на контакт со взрослыми, и наоборот, то наблюдается положительный эффект. Могу сказать точно, что когда внутри организации есть самобытная культура, то дети погружаются в нее полностью. Это касается и детей с судимостью. Крайне важно, чтобы дети сами пытались организовать коллектив, а не действовали исключительно по указке взрослых. Когда нет структуры, системы управления — эффекта не получается, — добавляет исследователь.

Учитель в общеобразовательной школе сильно отличается от педагогов в коррекционной, отмечает социолог. Школьные учителя преследуют цель добиться неких результатов: хороших оценок, грамот, мест на олимпиадах. В коррекционной школе рассчитывать на такие показатели как минимум самонадеянно.

— Только учителя, которые обладают особой идентичностью, стремятся вытащить детей. Нередко таким педагогам приходится использовать собственные связи и средства, чтобы помочь этим детям стать достойными людьми. Слишком многое держится на педагогах, — считает ученый.

В большинстве же случаев обучение в школе для детей с особенностями поведения является своего рода стигмой, которая не позволяет выпускникам подняться на более высокий уровень. Сама вывеска — «школа для детей с девиантным поведением» — причисляет этих подростков к «отбросам общества».

Фото: ТАСС/Игорь Акимов

— Они считают себя изгоями и не стремятся идти на контакт с взрослыми. Часто взрослых они не воспринимают как авторитетов. В одном учреждении я наблюдала, у как детей на протяжении целого года шла исключительно адаптация: курсы, программы выезда на экскурсии. К концу этого года они начинали переосмысливать роль взрослого. Видеть в нем человека, который помогает, — отмечает Лисовская.

В мегаполисах, несмотря на лучшие условия финансирования и наличие более развитой инфраструктуры, сами дети теряют интерес и стимул для развития. Их поощряют поездками на спортивные мероприятия, выставки, в технопарки и другие модные места, но при этом подростки относятся к таким поездкам потребительски и не погружаются в общественную жизнь.

— У них не было структуры самоуправления, не было коллектива. Включение этих ребят в городские повседневные практики было совершенно хаотичным. В результате они не в полной мере избавлялись от своих агрессивных или криминальных наклонностей. На моей практике в одном из отдаленных регионов ситуация сложилась гораздо лучше, чем в столице, — поясняет исследователь НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Сам процесс ресоциализации, по мнению автора исследования, протекает довольно медленно: год на адаптацию, еще один — на запуск процесса вовлечения в социум. В училищах открытого типа через два года, то есть сразу за этим, следует выпуск.

— Попадание в центры адаптации чаще всего связано с травматическим опытом: ребенка выгнали из школы или грозили уголовным преследованием. Они абсолютно не понимают смысл слова «девиантный» на вывеске школы и держат обиду на весь мир за то, что их отправили в какой-то отстойник. После этого трудно поверить взрослым в том, что их не собираются лечить и наказывать, а хотят помочь начать нормальную жизнь, научить общаться с другими детьми. Другая проблема еще и в том, что в околокриминальных структурах многие из этих подростков были лидерами. Когда они приходят в учреждение, где таких целый класс, начинается процесс выяснения, кто из них главнее. Самая трудная задача педагогов объяснить, что главный лидер здесь — директор, — резюмирует Лисовская.

По теме:

В Челябинской области восемь школ закрыли на карантин по ОРВИВ Челябинской области 469 классов закрыли на карантин по ОРВИ. В школах жалуются на холодЖители Челябинска жалуются на отсутствие подъезда к новой школе на северо-западеДиректора челябинской школы, где учился Текслер, накажут за самоуправство с саженцамиИрина Гехт поручила минздраву ежедневно публично отчитываться о случаях COVID-19 в школахРуководство ММК купило 2,5 тыс. рециркуляторов для школ МагнитогорскаНа Урале прокуратура начала проверку по факту строительства школы вблизи скотомогильникаЧиновники из Верхнеуральского района объяснили, почему строят школу вблизи скотомогильникаВ Челябинске в школе, где учится сын губернатора, класс ушел на карантин из-за COVID-19Часть школьников в Челябинской области перейдет на дистант из-за выборовВ Челябинской области новую школу за ₽520 млн строят в охранной зоне скотомогильникаВ Карталинском районе 15 школьных автобусов оказались не готовы к учебному годуВласти Челябинской области объяснили, как будут работать школы в случае выявления COVID-19Южноуралец избил полицейского, чтобы не платить штраф за неправильный переход дорогиТекслер направил комиссию минстроя в музыкальную школу в Троицке, где затянулся капремонтФирма из Башкирии засветилась в двух скандалах со срывом учебного года на Южном УралеВ Троицке две школы не могли начать нормальную работу из-за проблем с ремонтомСтудентам-медикам из Сатки разрешат жить в общежитии ЮУрГУДва главных вуза Челябинска впервые за много лет не смогли набрать абитуриентов на бюджетТекслер отправляет министра в Снежинск, где в школе сорвали начало учебного годаВ Снежинске дети не смогли пойти в свою школу из-за сорванного капремонтаШколам Челябинской области сказали самим решать, как организовать учебу в дни выборовВ Верхнем Уфалее директор школы ушла на больничный с подозрением на COVID-19Текслер потребовал наказать виновных за отсутствие школьного автобуса в КарталахВ Челябинске возле школы, которую открыл губернатор, встретили пьяного подросткаЖители поселка в Челябинской области пожаловались на проблемы с подвозом детей в школуВ Челябинске двум детям стало плохо во время школьной линейкиСтудентов-медиков из Сатки перед началом учебного года выгоняют из общежитияТекслер побывал в самой большой школе УрФОКак челябинские школы начнут работу в период пандемииВ Челябинской области запускают мониторинг заболеваемости ОРВИ среди школьниковЗачем в челябинской школе родителей просили принести «саженцы для депутатов»»Плана Б у нас нет». Гехт рассказала о возможном дистанте в челябинских школахВ Челябинске после скандала нашли учебники для учеников 11-го классаИрина Гехт едет в школу Челябинска, где родители пожаловались на нехватку учебников»Яблони для депутатов». Прокуратура Челябинска проверит жалобы родителей на поборыВ Челябинске родители, желающие обучать детей онлайн, столкнулись с непониманиемЧелябинский мусорный регоператор пожаловался на школы, которые не платят за вывоз отходовПрокуратура начала проверку после жалобы депутатов на состояние школы в Брединском районе»На головы детям капает вода». Сельские депутаты написали Текслеру об аварийной школеПрокуратура принимает жалобы на поборы в школах Челябинской областиВ Челябинской области 168 выпускников сдали ЕГЭ на 100 балловТекслер: все школы Челябинской области 1 сентября начнут работу в штатном режимеГлавный детский инфекционист Челябинска — об учебе во время пандемии, сезонных болезнях и прививкахВ Челябинске родители школьников готовятся и к дистанту, и к очному обучениюВ Челябинской области на термальном курорте произошел пожарЮУрГУ получил 113 дополнительных бюджетных мест, ЧелГУ — 46Челябинской области нужно около ₽600 млн на оснащение школ и детсадов средствами защитыВ Челябинской области строители вскрыли крышу школы, и ее затопило во время дождейРодители воспитанников известной цирковой студии просят Текслера защитить их руководителя от уголовного делаЧелябинские фирмы подозревают в сговоре на торгах на оснащение кванториумов по всей РоссииВ СК переданы материалы по махинациям с зарплатами в челябинском технопарке «Кванториум»В Челябинской области учителя, подготовившие призеров олимпиад, получат по ₽50 тыс.В Челябинске двум школьникам, переволновавшимся из-за ЕГЭ, пришлось вызвать скоруюВ Челябинской области уравняли компенсацию за домашнее обучение детей-инвалидовВ Челябинской области ищут подрядчика для строительства школы за ₽500 млнТекслер проверил, как строят новую большую школу в ПарковомТекслер, его первый зам и министр образования сдали ЕГЭ по историиВ Челябинской области родители не хотят, чтобы их дети учились в соседнем селеНа Южном Урале в передовой школе второй год подряд выдают аттестаты с ошибкойТекслер сдаст пробный тест ЕГЭ по истории в одной из школ ЧелябинскаЧелябинские выпускники 3 июля начинают сдавать ЕГЭ. Как на это повлиял COVID-19Челябинская область попала в эксперимент по цифровизации школ. Что это значитДиректор школы на Урале получила представление за фотосессию выпускников в разгар пандемииВ Челябинской области школу закрывают на два года из-за аварийного зданияХозяйка детского образовательного центра просит Текслера разрешить им работатьНа Урале экс-чиновник требует от силовиков извиниться за необоснованное уголовное делоНа Урале полиция проверяет школу после фотосессии выпускников в разгар пандемииВ Златоусте заведующую детским садом увольняют после анонимных жалоб. Родители противВ Челябинске родителям школьников объявили об учебе на дистанте в следующем учебном годуВ минобразовании рассказали, как будут работать детские сады Челябинской областиОНФ требует провести проверку после скандалов в системе образования Еткульского районаОбластной суд поддержал Еткульскую администрацию в споре с директором школы-интернатаВ Магнитогорске последние звонки пройдут в онлайн-форматеНа Урале коллектив больницы подал в суд из-за отмены выплатТекслер заявил, что Челябинская область готова провести ЕГЭ в июнеВласти Еткульского района проверят учителя коррекционной школы, которая материла детейНа Урале в интернате учителем истории назначили завхоза, которая издевается над детьмиВ Челябинской области ждут федерального приказа об отмене ОГЭ для 9-х классовВласти Челябинской области рассказали, как школьники будут завершать учебный годВ Еткуле, где заболел пожилой пациент, на карантин отправили 38 человекВ Челябинской области школы планируют открыть для выпускных классов после 10 маяМинобразования Челябинской области потратит ₽27 млн на видеонаблюдение на экзаменахТри южноуральских школьника прошли испытание в ГИТИС, сдавая экзамен по видеосвязиЧелябинский министр образования рассказал об экзаменах для девятиклассниковВ городах Челябинской области, где нет заболевших коронавирусом, в мае могут открыть школыНа кадровый конкурс в социальной сфере Челябинской области подано более 600 заявокЧелябинские девятиклассники смогут отказаться от ОГЭ по выборуВ Челябинской области начали показывать по телевизору лекции школьных учителей»Сетевой город встал». В Челябинске зависла система дистанционного обученияВ школах Челябинской области начали удаленную подготовку к ОГЭ и ЕГЭШколы Челябинска пытаются наладить дистанционное обучение: единых правил нетКак школы, детсады и вузы Челябинской области будут работать в период пандемии коронавирусаВ Челябинске три школы не ушли на весенние каникулы: две уже отдохнули, одна уйдет позжеТекслер отменил массовые мероприятия и ввел свободное посещение школЭкспертиза нашла лист с чужим почерком в олимпиадной работе в Челябинской областиЮУрГУ отложил переход на дистанционное обучениеШкольники Челябинской области пока продолжат учебу в обычном режиме

Воспитанникам закрытой школы-интерната Дозье не верил никто до тех пор, пока детективы не нашли самое страшное подтверждение их словам — многочисленные детские могилы на территории учебного заведения. Мрачная история проработавшей 111 лет школы с дурной репутацией — в материале «Ленты.ру».

Закрытая школа-интернат для мальчиков в городе Марианна, штат Флорида, также известная как школа Артура Дж. Дозье, больше ста лет служила специализированным учреждением для трудных подростков и проблемных детей. Их отправляли в интернат за не самые серьезные преступления — от мелкого хулиганства до краж. Школа работала 111 лет, с 1 января 1900 года по 30 июня 2011-го.

За свою долгую историю школа Дозье приобрела репутацию адского места из-за жестокого обращения с детьми. Некоторые из них просто пропадали — родители получали лишь гробы с досками внутри. Никакие проверки и замены руководства не могли остановить лавину издевательств над учениками.

В 2007 году отец Джастина Колдуэлла написал в ФБР о жестоком обращении с его сыном в школе Дозье: «Моего сына душили, он терял сознание столько раз, что сбился со счета. Он видел, как издевались над другими несовершеннолетними, и примерно три недели назад его дважды ударили головой о бетонный пол». Некоторые из злоупотреблений были сняты на камеру и размещены на YouTube.

Это вызвало новую волну внимания к исправительному заведению. Губернатор штата распорядился провести тщательное расследование. Многие обвинения в жестоком обращении и насилии были подтверждены в результате отдельных проверок, проведенных Департаментом правопорядка Флориды в 2010 году и Отделом гражданских прав Министерства юстиции США в 2011 году. Государственные чиновники закрыли школу в 2011 году незадолго до публикации отчета о расследовании, деликатно сославшись на «дефицит бюджета».

Чтобы установить точное количество погибших в школе, власти штата назначили проведение судебно-антропологического исследования. В результате было обнаружено 55 захоронений на территории кампуса, а задокументировано почти 100 смертей. Один из членов семьи ученика, погибшего в школе в 1934 году, через суд добился разрешения на эксгумацию и опознание трупов. Началась кропотливая работа, благодаря идентификации останков и ДНК-экспертизе специалисты точно установили личности семи человек и еще 14 — лишь предположительно.

26 апреля 2017 года во Флориде состоялась официальная церемония извинения перед двумя десятками выживших в школе и семьями других жертв. Казалось бы, что страшная история, порочащая американскую систему правосудия, стала уходить в прошлое, но не прошло и двух лет, как 12 апреля 2019 года стало известно о еще 27 могилах, обнаруженных на территории школы. Их нашли совершенно случайно во время уборки территории.

В результате на данный момент известно о 82 тайных могилах.

Дурное место

С момента своего открытия и до 1980-х годов школа Дозье представляла из себя открытый кампус площадью около 567 гектаров. Никакого ограждения по периметру не было. Изначально школа была разделена на две отдельных зоны — «Южная сторона», или «Номер 1» для белых студентов, и «Северная сторона», или «Номер 2» для «цветных» студентов. Сегрегация сохранялась до 1966 года.

На территории «Северной стороны» находилось кладбище Бут Хилл. Детей, погибших в школе, хоронили в хаотичном порядке, зачастую без каких-либо опознавательных знаков.

В 1929 году из белых шлакоблоков было построено 11-комнатное здание для содержания под стражей наиболее проблемных детей. Воспитанники называли это место «Белым домом». Именно здесь, по словам выпускников школы, над ними издевались наиболее изощренно.

Дональд Страттон попал в исправительную школу в 1958 году. Ему было 13 лет. Спустя десятилетия он не может забыть кроватку в «Белом доме», на которой лежали дети, пока воспитатель бил их кожаным ремнем. В письменных показаниях, которые он дал под присягой в 2010 году, сказано: «Меня заставили лежать на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Она была покрыта рвотой и кровью».

Подопечные школы Дозье вздохнули было с облегчением после визита губернатора Клода Кирка в 1968 году, но, как оказалось позже, радоваться было нечему. После осмотра кампуса политик сказал журналистам: «Если бы один из ваших детей содержался в подобных условиях, вы бы пришли сюда с ружьями». Он объявил вне закона любые телесные наказания, но даже это постановление не смогло изменить порядки в школе.

«Мне было всего 13, когда меня отправили туда за прогулы школы, — вспоминает бывший воспитанник, поступивший в Дозье через год после отмены физических наказаний. — Охранники не могли нас бить, но они могли нас связать или лишить еды. Они запирали нас в одиночные камеры на несколько дней, хотя мы и не были заядлыми преступниками».

После визита губернатора «Белый дом» переделали в склад, а в 2008 году закрыли вовсе, повесив на него мемориальную доску.

В последние годы работы школа Дозье представляла собой огороженный жилой комплекс, расположенный на территории в 64 гектара. Здесь содержались юноши в возрасте от 13 лет до 21 года, которые были направлены сюда по решению суда за совершение противоправных действий. Средняя продолжительность пребывания в школе составляла от девяти месяцев до года. Молодые люди жили в нескольких коттеджах, у каждого была своя комната.

На прилегающем участке располагался еще один корпус, организованный по типу тюремных камер, для малолетних правонарушителей, судимых за серьезные уголовные преступления.

«Мальчики Белого дома»

В конце XX века бывшие воспитанники начали выступать с заявлениями об издевательствах, которые они пережили, отбывая наказание в исправительной школе Дозье. Они стали называть себя «Мальчиками Белого дома». Название организации связано с той самой постройкой, которую выпускники ассоциируют с местом самых жестоких пыток, сексуальных надругательств и смерти. Самым популярным методом пыток было избиение кожаным ремнем, прикрепленным к деревянной ручке. Плач и крики детей лишь раззадоривали садистов.

В начале 2000-х годов о пострадавших в школе Дозье заговорили по всей стране. Более 300 человек публично рассказали о пытках. Власти штата больше не могли игнорировать публичные обвинения в финансировании жестокого обращения с детьми и инициировали, в конечном итоге, расследование. Охранники и администраторы школы, которые были еще живы, отрицали свою вину.

В ходе государственного расследования в 2008 и 2009 годах не удалось собрать достаточно доказательств жестокого обращения с подростками, чтобы их хватило для выдвижения обвинений. Несмотря на это, члены группы «Мальчики Белого дома» продолжили рассказывать миру свои истории.

«Речь идет не только об избиениях — там убивали детей, — признается 67-летний Роджер Кайзер, бывший воспитанник школы. — Мы пытались рассказывать об этом людям годами, но нас никто не слушал».

Последняя находка 27 могил лишь подтверждает заявления жертв о неописуемом кошмаре, в котором жили дети на протяжении ста лет, пока школа была открыта.

Руководство никогда не отрицало, что несколько воспитанников погибли в пожаре 1914 года и эпидемиях испанского гриппа и пневмонии. Их хоронили на прилегающем кладбище, на котором в общей сложности всего 31 могила. Работники школы не потрудились обозначить места захоронений ничем кроме крестов, сделанных наспех из железных труб.

Найденные следователями могилы расположены вне этого кладбища. Мальчиков тайно хоронили в лесу и на территории содержания воспитанников афроамериканского происхождения.

«Многие из выпускников этой школы не были знакомы, но рассказывали абсолютно одинаковые истории, — отметил бывший генеральный прокурор Флориды Пэм Бонди в 2013 году. — Некоторым из погибших детей было всего шесть лет. Нам нужно было раньше обратить внимание на это место».

«Я вырос в приюте. Когда мне было 13, я сбежал, и судья отправил меня в школу Дозье, — вспоминает бывший воспитанник школы Роджер Кайзер. — Я увидел кампус и подумал: «Я в раю». Но насилие началось с первого дня. Меня направили на работу в больничное крыло. Я видел мальчиков со всеми видами травм. Меня приметил один из взрослых сотрудников, и с тех пор он домогался меня. Я точно знаю, что некоторые мальчики умерли. Когда ребята пытались сбежать, охранники спускали на них собак». В конце он добавил: «Прошло очень много лет, но теперь все знают, что я говорил правду».

«Мы много раз пытались сказать властям штата Флорида, что там намного больше тел, — отмечает Брайант Миддлтон, которого отправили в школу Дозье в 1959 году. — У меня есть список из 130 мальчиков, которые погибли в школе или пропали без вести. Их тела до сих пор не найдены».

Другой бывший воспитанник школы, Терри Бернс, настаивает, что необходимо просканировать всю местность вокруг кампуса: «Я гарантирую, что они найдут еще 200-300 мертвых мальчиков».

«Удивлен ли я этой находке? — спросил 74-летний Джерри Купер, президент организации «Мальчики Белого дома». — Нет. Я всегда говорил, что это не все тела. Я знаю это место. Я знаю, что там произошло. Все намного хуже, чем уже известно людям». Купер вспоминает, как однажды ночью ему нанесли 135 ударов тем самым кожаным ремнем, от чего он чуть не умер. Таких историй очень много.

«Необходимо положить этому конец»

Поразительно, что руководство школы Дозье, как показывают результаты расследований, не предпринимало никаких действий, чтобы как-то адекватно учитывать количество погибших и причину смерти. Зачастую родители жертв получали запечатанные гробы, внутри которых вместо тел погибших детей лежали доски. Один из таких гробов получили родители 17-летнего Томаса Карри, который, будучи воспитанником школы, погиб в 1925 году при подозрительных обстоятельствах.

Запись в бухгалтерской книге в школе Дозье говорит, что он был «убит на мосту реки Чаттахучи, штат Флорида». В документах старого кафедрального кладбища в Филадельфии, где подростка похоронила его семья, говорится, что он был «сбит поездом».

В 2008 году, когда началось расследование по делу об издевательствах над детьми, в школе было обнаружено свидетельство о смерти Томаса. В нем говорилось, что у него был раздроблен череп в результате «неизвестной причины». Антропологи, получив разрешение на эксгумацию тела для установления причины смерти, не обнаружили в гробу никаких человеческих останков: ни костей, ни одежды. Ученые установили, что гроб был заполнен обычными досками. Найти останки Томаса Карри до сих пор не удалось.

Профессор антропологии Университета Южной Флориды доктор Эрин Киммерли считает, что необходимо проводить дополнительные исследования на всей территории кампуса для того, чтобы обнаружить новые захоронения, если таковые имели место. «Я думаю, что нужно проверять и проверять дальше, — заявила доктор Киммерли. — Учитывая, насколько это чувствительная история, это необходимо сделать. И положить этому конец раз и навсегда».

История школы Дозье принесла много боли своим воспитанникам и их семьям. «Мальчики Белого дома» хотят, чтобы о зверствах, творимых над ними персоналом школы, стало известно во всем мире. Они считают, что благодаря их работе подобное преступление никогда не повторится вновь.

16 марта 2019 года останки 40 мальчиков, погибших в школе Дозье, были перезахоронены на кладбище в Таллахасси, далеко от места, где они пережили неописуемый кошмар. Для многих бывших воспитанников школы похороны стали еще одним шагом к обретению мира.

«Это самое важное наше достижение, — сказал Джерри Купер. — Я легко мог быть одним из этих детей, но Бог пощадил меня».

«Сейчас мы похоронили 40 человек, и нам больше не о чем беспокоиться», — добавил пастор Джонни Ли Гэдди, который провел пять лет в школе Дозье, с 1967 по 1971 год.

При захоронении каждую могилу пометили номером на случай, если когда-нибудь будут установлены личности погибших.

Несмотря на то что столько уже сделано, выжившие понимают, что их работа пока не завершена. Сколько еще мальчиков закопано в школьной земле — неизвестно.

Если при слове «спецшкола» или «закрытые школы» у вас возникает ассоциация исключительно с учебным заведением, где углубленно изучают, скажем, иностранный язык, то вам сильно повезло. Это значит, что вы не в курсе, что есть и другие закрытые школы для трудных подростков.
27 мая в Администрации Серпуховского района прошло межведомственное координационное совещание на тему: «Порядок направления подростков в специальные учебно-воспитательные школы закрытого типа».
Актуальность данной темы обусловлена, с одной стороны, существенным объёмом, занимаемым подростковой преступностью в общей структуре преступности,

с другой – возможностью использования подготовленной базы учебно-воспитательных учреждений закрытого типа Московской области как действенной меры реабилитации несовершеннолетних, преступивших Закон.
В работе совещания приняли участие руководители органов опеки и попечительства Серпуховского района и городского округа Серпухов, представители городского суда, городской прокуратуры, весь личный состав инспекторов Отдела по делам несовершеннолетних и защите их прав МУ МВД России «Серпуховское», а также органы управления образованием, здравоохранением Серпуховского района и Серпухова.
Межведомственное координационное совещание прошло под председательством главы Серпуховского района Александра Шестуна. Выступая перед собравшимися, он отметил, что работа с трудными подростками — одно из важных направлений в жизни общества. Зачастую направление подростка в спецшколу закрытого типа – это единственная возможность организовать ему системный процесс образования, воспитания, развития, изоляции от негативной уличной компании, предупреждение от совершения новых более тяжких преступлений. Учитывая то, что спецшколы закрытого типа находятся в системе Министерства образования, а не юстиции, и пустуют при замечательной учебной и спортивной базе данных учреждений, посоветовал использовать предоставленную государством возможность по реабилитации подростков, вступивших в конфликт с законом, на базе Чеховской спецшколы для девочек и Каширской спецшколы для мальчиков. Важно сделать все возможное, чтобы трудные подростки выросли нормальными членами общества.
Со вступительным словом к участникам совещания также обратилась Екатерина Огнева – первый заместитель главы администрации городского округа Серпухов, начальник управления здравоохранения, председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав городского округа Серпухов.
Участники совещания посмотрели фильм, рассказывающий о Каширской спецшколе для трудных детей и подростков. В такую школу не приводят за ручку мамы — сюда привозят на машинах с зарешеченными окнами. Попадают сюда по приговору суда. Ну, и другие грустные приметы: контрольно-пропускной пункт, передвижение по периметру, железная дисциплина.
В учреждении находятся воспитанники в возрасте от 11 до18 лет. Основанием для направления в учреждение является решение суда за общественно-опасные деяния, предусмотренные Уголовным кодексом РФ. Срок нахождения в школе – не более 3-х лет, определяется судом. Однако по желанию воспитанника он может быть продлен до завершения им одной из ступеней образования.
По решению администрации учреждения за примерное поведение воспитанник может быть отпущен на каникулы к родственникам. В учреждении созданы условия для реализации дополнительных образовательных программ: занятия спортом, искусством, ремёслами.
С мониторингом о направлении либо отказе в направлении несовершеннолетних в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа Московской области присутствующих ознакомила начальник отдела по работе с несовершеннолетними и защите их прав Администрации Серпуховского района, заместитель председателя КДНиЗП Людмила Волочкина.
С информацией на тему: «Судебная практика направления несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органа образования и помещение несовершеннолетних в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел» выступила председатель Серпуховского городского суда Наталья Урбанович.
В процессе работы совещания время от времени возникали дискуссии, свидетельствующие об остроте и злободневности рассматриваемых вопросов. Участники совещания получили возможность ознакомиться с условиями содержания и воспитания несовершеннолетних в Каширской спецшколе закрытого типа, подробно изучить порядок помещения несовершеннолетних правонарушителей в спецшколу закрытого типа. В ходе работы выявилась необходимость создания специальной медицинской комиссии для обследования подростков перед направлением в спецшколу закрытого типа.

В последнее время тема социальной адаптации так называемых «трудных» подростков становится все более актуальной в связи со стрельбой в школах, появлением групп самоубийц и другими негативными явлениями в молодежной среде. Поэтому власти выступили с рядом инициатив, одна из которых – создание спецсмен в летних оздоровительных лагерях для детей, состоящих на учете в полиции.

Роман Савичев

В жизни таких ребят, обучающихся в школах-интернатах, произойдут и другие перемены. Комментирует эти новации наш постоянный эксперт Роман Савичев, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое в профессиональной среде признано одним из крупнейших в России, согласно данным рейтинга авторитетного портала Право. ру.

-Что касается специальных смен в лагерях, то это уже вполне конкретный документ, – говорит Роман Савичев. – Есть такая правительственная комиссия по профилактике правонарушений, возглавляемая министром внутренних дел РФ Владимиром Колокольцевым. Итогом ее недавнего заседания стало поручение губернаторам регионов решить вопрос о финансовой поддержке летних профильных смен в оздоровительных лагерях для несовершеннолетних, состоящих на учете в полиции. Контрольный срок – 15 мая нынешнего года, и, подчеркиваю, для таких «трудных» отдых должен быть бесплатным. Но размещать их в лагерях планируется отдельно от благополучных детей. Не все эксперты относятся одобрительно к этой идее: своеобразная сегрегация, считают они, может лишь обострить агрессию «криминальных» подростков. Однако можно взглянуть на эту проблему с другой стороны: если внедрять умные, спортивно-развлекательные и даже военизированные программы для «трудных» детей, то это скорее вызовет в них чувство избранности. Особенно если воспитатели будут квалифицированными, ориентированными на такую аудиторию.

По данным уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой, в 2017 году на учете в органах внутренних дел состояло 140 тысяч подростков! Это огромная цифра, поэтому во многих регионах уже действуют местные программы, направленные на социализацию «трудных», кое-где есть и опыт организации для них лагерей. Насколько мне известно, есть такой опыт и в Ставропольском крае – что-то вроде летних сборов на базе казачьих обществ, военно-спортивных клубов и воинской части с проживанием в палатках. Ребята сами готовят, занимаются спортом, учатся обращаться с оружием. Конечно, это не может не понравиться. Другой вопрос, что подобные акции не являются масштабными. Во многом из-за отсутствия опытных наставников и денег. Если губернаторы наладят организацию такой работы и, главное, изыщут достаточно денег, то мы сможем уберечь многих подростков от криминальной стези.

Еще ряд интересных новаций, касающихся «трудных» подростков и детей из неблагополучных семей, зреет в стенах Государственной Думы России. На 24 мая в парламенте запланировано второе чтение законопроекта о внесении поправок в ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности» и «Об образовании».

Разработчик этого документа, Правительство РФ, хочет расширить перечень сведений, которые комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) обязаны направлять в полицию.

И речь не только о правонарушениях, совершенных детьми, но и о «плохом» влиянии на них взрослых. КДН будет информировать органы внутренних дел о семьях, где с подростками жестоко обращаются, склоняют к суициду, вовлекают в преступления. Ведь одно дело, когда комиссии по делам несовершеннолетних работают с «трудными», и совсем другое – изучить, чем живет его семья, как она относится к детям. К профилактической работе будут подключены и службы занятости.

Некоторые изменения коснутся спецучреждений, школ-интернатов, куда «трудных» подростков направляют в соответствии с постановлением КДН или решением суда. Напомню, в школах-интернатах открытого типа живут (с согласия родителей) дети, у которых плохо получается с учебой и общением. А в учреждениях закрытого типа содержатся подростки, совершившие преступления. Это альтернатива колонии. Так вот, суть предложения правительства заключается в том, чтобы убрать из названий таких организаций слова «для детей и подростков с девиантным (общественно опасным) поведением». Получив такой «клейменный» документ об образовании, выпускник, понятное дело, имеет мало шансов устроиться на работу. К слову, Минобрнауки сейчас готовит положение о едином порядке работы спецучреждений, и, например, в закрытых спецшколах предлагается ограничить использование личных телефонов и доступ в Интернет.

Замечу, что Закон «Об основах системы профилактики безнадзорности» был принят более 10 лет назад. Тогда стояла задача увести детей с улицы. Сегодня проблема другая: нужно разработать эффективную систему реабилитации «трудных» подростков.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО

«Трудных» подростков ждет спецлагерь / Газета «Ставропольская правда» / 16 мая 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *