Запрещенное видео лекция в ФСБ

На волнах Орды рубрика «Америка проходит IQ-тест”, дорогие друзья, здравствуйте. Пока Алексей Анатольевич собирается с силами на респавне в Германии и не начал снова феерить по полной программе, давайте немного отвлечёмся на интересные вопросы, которые недавно были озвучены представителями Городского совета американского города Миннеаполис. Три месяца назад, напомним, почётный и всеми уважаемый наркоман Миннеаполиса, афро-американец Джордж Флойд, не рассчитал дозу фентанила и не сумел пережить стандартной по местным меркам практики задержания. Что потом началось, дорогие друзья, не поверите. Там все умерли, а кто не умер — сошёл с ума. Но сейчас не об этом. После того как г-н Флойд отъехал в Нарнию, Городской совет города Миннеаполис, состоящий в основном из демократов, решил городскую полицию сначала недофинансировать, а затем и вообще расформировать при случае. Это у них называлось «re-imagine policing”, переосмысление полицейства — концепция предполагала, что репрессивный аппарат для поддержания правопорядка в населённом пункте не нужен, достаточно перераспределить финансовые потоки на этнические коммуны, чтобы случилось вуаля. И вуаля действительно случилось, дорогие друзья, вот, что значит смелое прогрессивное мышление, которому не мешает авторитаризм и бюрократия! Прошло всего каких-то три месяца и Городской совет снова собрался, чтобы обсудить внезапный всплеск насилия, ограблений, краж и автоугонов в Миннеаполисе. Потому что членам Городского совета, голосовавшим ранее за уменьшение финансирования полиции стали приходить жалобы от жителей и бизнесменов города на незащищённость их собственности — и в некоторых случаях жизни — от разгулявшихся представителей местного коммьюнити. Полицейские, вы чё там вообще? — спросили демократы из Городского совета. — Совсем куку? На что полицейские сказали «эээ” и напомнили об ограничениях, введённых в отношении полицейских в городе в связи с программой переосмысления полицейства. Дальше — немая сцена, на которой мы оставим славный город Миннеаполис и скажем, что вообще ни капли не удивлены случившемуся, потому что логическая западня, в которую себя загнал уважаемый Городской совет отлично вписывается в мыслительный процесс всей западной цивилизации последних десятилетий, дорогие друзья. Например. Йоу, мы финансировали Талибан, чтобы они убивали советских солдат, но теперь они убивают американцев. Почему так? Йоу, мы убили Каддафи. Почему теперь вдруг беженцы бесконтрольно валят из Северной Африки в Европу? Кто-нибудь сделайте что-нибудь. Мы убили атомную промышленность, чтобы не было Чернобыля (в Европе), но своих газа и нефти нам не хватает, а ветряки и солнечные панели не тащат и мы боимся попасть в энергетическую зависимость то от России, то от Ближнего Востока, то от США. Что мы сделали не так? Мы провернули ряд оранжевых революций на Ближнем востоке, в Южной Америке и в бывшем советском лагере — и теперь местное население нас либо ненавидит, либо очень любит, но там сплошь нищеброды. Ворап, как быть? Мы раздали всем оружие и закрепили это поправкой в Конституции. Почему все стреляют друг в друга? Есть идеи? Мы легализовали наркотики вплоть до опиоидов, откуда у нас (в США) опиоидный кризис, почему люди мрут десятками тысяч в год? Кто-нибудь? Мы годами завозили рабов из Африки и относились к ним как к скоту, а теперь внезапно решили дать им права и встать перед ними на колени. Почему они нас ненавидят? Мы сформулировали идею о собственном расовом превосходстве над всеми остальными и однажды возвели её в ранг абсолюта. Почему мы сейчас столкнулись с праворадикалами, как так-то? Откуда нацисты на Украине и Прибалтике, кстати, никто не в курсе? А то как-то пропустили этот момент тоже. Мы бесконтрольно раздавали кредиты бомжам, студентам и домашним животным. Почему люди не могут выбраться из долговой ямы и по окончании универститета уже торчат государству десятки тысяч долларов? Это очень странно. Мы оптимизировали экономику России после развала СССР и доили её как могли — почему русские нас не любят? Скажите, это Путин, да, это Путин, да, да, да? Мы ввели секторальные продовольственные санкции против РФ после её воссоединения с Крымом. Почему Россия вдруг выбилась в лидеры по экспорту зерновых и наращивает поставки аграрной продукции в Азию? Нелогично. Мы узаконили ЛГБТ, дали волю феминисткам и размыли понятие нуклеарной семьи, но наше население упорно не желает воспроизводиться. Чуем, где-то что-то упустили, но что именно — не поймём. Реквестируем подсказку, а пока что будем завозить мигрантов из самых диких уголков планеты. Кстати, собрали Европейский Союз из почти трёх десятков стран с разными культурами, ВВП, уровнем жизни и политическими системами, но не можем пока выработать единую позицию ни по одному жизненно важному внутреннему и внешнему вопросу, постоянно приходится нагибать кого-то из членов. Вай? Мы… Надо ли продолжать, дорогие друзья? Конечно, надо. Верной дорогой идут товарищи. — родная, злобная, твоя

Страница Антонины Зиминой в Facebook

ФСБ завершила расследование дела о госизмене против жительницы Калининграда Антонины Зиминой и ее мужа Константина Антонца. Их обвиняют в раскрытии личности действующего сотрудника ФСБ спецслужбам Латвии. По словам отца Зиминой, оперативник, о котором идет речь, — университетский знакомый его дочери, который был у нее на свадьбе. Зимин рассказал «Коммерсанту», что он выпил, говорил о работе и фотографировался с другими гостями свадьбы. Эти фото, позже попавшие в соцсети и на телевидение, и стали поводом для уголовного дела. Сам сотрудник ФСБ не проходит по нему даже свидетелем.

До задержания Антонина Зимина была независимым экспертом Фонда поддержки публичной дипломатии имени Горчакова (ее специализацией были страны Балтии) и возглавляла Балтийский центр диалога культур, который занимался организацией совместных с прибалтийскими странами мероприятий. Ее муж Константин Антонец работал в московской юридической фирме.

Зимину задержали летом 2018 года по подозрению в госизмене. Следствие сочло, что она якобы раскрыла латвийской разведке сотрудника ФСБ. Женщина заявила, что единственным доказательством по делу стали фото со свадьбы, которую они с Антонцем сыграли в 2015 году. Летом 2019 года, через год после задержания женщины, был задержан и ее муж — тоже по подозрению в госизмене.

Тогда же Константин Зимин — отец Антонины Зиминой — рассказал «Новому Калининграду», что сотрудник ФСБ, из-за которого возбудили дело, учился с его дочерью на юридическом факультете Балтийского федерального университета. Зимина пригласила его на свадьбу, где были в том числе ее знакомые из Латвии. По словам отца, на свадьбе тот «подпил хорошенько» и «перед латышами выпендривался, что он — сотрудник ФСБ».

«Когда я спросил, как , мне ответили: она по компьютеру передала его изображение. ФСБ утверждает, что Тоня якобы подтвердила латышам, что ее друг, присутствовавший на свадьбе, — действующий сотрудник ФСБ. Если верить следствию, грубо говоря, латыши ее спросили, правда ли, что ее друг со свадьбы — сотрудник ФСБ, а она сказала, что да. <…> Антонина говорит, что это он на нее и донес», — сказал Зимин.

По словам тестя, Константин Антонец называл дело о госизмене сфабрикованным. О необоснованности обвинения «Новому Калининграду» говорил и адвокат Антонины Зиминой Иван Павлов. По словам Павлова, следствие не представило доказательств связи его подзащитной с разведкой Латвии, а где работает ее знакомый и так «все знали».

Нестыковки, на которое указывали отец и адвокат, не помешали ФСБ завершить расследование. О том, что оно закончено, 10 февраля сообщили источники ТАСС и «Интерфакса». По словам собеседника ТАСС, Зиминой вменяют в вину то, что она по интернету отправила в Латвию фотографию сотрудника ФСБ, который был у нее на свадьбе; что сделал Антонец, не уточнялось. Агентство сообщило, что супруги не признают вину. Им обоим грозит до 20 лет лишения свободы.

11 февраля «Коммерсант» написал, что Зиминой и Антонцу вменяют только один эпизод — раскрытие личности оперативника калининградского управления ФСБ по имени Максим. По информации «Коммерсанта», в ФСБ тот дослужился до звания капитана; по некоторым данным, он занимался контрразведкой и был на хорошем счету у руководства.

В разговоре с «Коммерсантом» Константин Зимин повторил, что на свадьбе его дочери «Максим не делал из своей работы секрета». Он выпил, раздавал визитки и фотографировался с другими гостями. Позднее эти фото и видео попали в соцсети, а оттуда каким-то образом — на один из прибалтийских телеканалов, пишет «Коммерсант».

Отец обвиняемой утверждает, что сотрудник ФСБ не проходит по делу его дочери и зятя даже свидетелем, а следователи не опрашивали никого из гостей на свадьбе, которые могли бы рассказать о поведении оперативника. Между тем, Антонина Зимина продолжает сидеть в СИЗО, хотя разрешенный законом срок ее содержания под стражей, по словам отца, истек в декабре 2019 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *