Заявление о преднамеренном банкротстве

Д. А. Бажин*

преступления в сфере банкротства как формальные составы: некоторые проблемы применения

Рассматриваются признаки объективной и субъективной стороны составов преступлений в сфере банкротства, сформулированных как формальны!е составыв зарубежном и дореволюционном российском законодательстве. Также затронут вопрос о возможности понимания составов преступлений в сфере банкротства как формальны/х составов в современном российском уголовном праве.

Ключевы/е слова: состав преступления, объективная сторона, банкротство

Key words: corpus delicti, actus reus, bankruptcy

Любая неплатежеспособность юридического лица или предпринимателя независимо от того, была ли она вызвана либо сопровождалась правонарушениями или нет, выступает как явление в экономике, влекущее причинение ущерба. Под неплатежеспособностью, имеющей значение для возбуждения дела о банкротстве, в российском законодательстве понимается наличие у должника просроченной более чем на три месяца задолженности, размер которой для юридических лиц превышает сто тысяч рублей. Таким образом, неплатежеспособность неизбежно влечет причинение ущерба кредитору должника, чье требование не было своевременно удовлетворено. Помимо кредиторов неплатежеспособность может негативно влиять на работников должника, его контрагентов, перед которыми должник имеет те или иные обязательства. В определенных условиях стойкая неплатежеспособность способна привести к увольнениям, уменьшению заработной платы работников должника и в целом к росту социальной напряженности. Однако последствия несостоятельности не наказуемы до тех пор, пока не будет установлена вина. Именно виновное совершение деяний, повлекших неплатежеспособность или ухудшивших ее последствия, является, на наш взгляд, основным фактором, отграничивающим неэффективное, но добросовестное хозяйствование от проступка или преступления.

В связи с этим в работах И. А. Клепицкого1, В. А. Крымова2, А. Н. Классена3 и иных авторов высказано предложение о понимании составов преступлений в сфере банкротства как формальных и о смещении основного акцента с последствий в виде ущерба, выраженного в денежной форме, на субъективную сторону и мотив деятельности виновного лица. Данный вопрос сохраняет актуальность по двум причинам. Во-первых, преступления в сфере банкротства высоколатентны. Одним из объяснений такой ла-тентности может выступать сложность доказывания объективной стороны преступления и, в частности, его последствий в виде крупного ущерба4. Во-вторых, история развития отечественного законодательства об ответственности за преступления, связанные с банкротством, и анализ зарубежных нормативных актов свидетельствуют, что составы преступлений в сфере банкротства могут быть восприняты как формальные и тем

* Бажин Дмитрий Александрович — аспирант Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург). E-mail: bazhindmitrij@yandex.ru.

не менее успешно применяться, не ограничивая свободу экономической деятельности и в то же время позволяя государству в лице правоохранительных органов воздействовать на кризисные процессы, протекающие в юридическом лице или у индивидуального предпринимателя.

Начиная с XV в. и заканчивая первым десятилетием XX в. все российские нормативные акты, посвященные проблемам банкротства полностью или в части, предполагали деление лиц, впавших в несостоятельность, на случайных, неосторожных и злостных банкротов в зависимости от причин, которые привели данных лиц к неплатежеспособности. Содержание и характер ответственности, к которой привлекались неосторожные и злостные банкроты, постепенно изменялись, однако необходимо отметить, что отнесение должника к злостным или неосторожным банкротам зависело от характера его деяний, а не от размера ущерба, причиненного кредиторам. Несчастным или безвинным считалось банкротство, вызванное силами природы, пожаром, нападением. Неосторожное банкротство предполагало торговлю без капитала, организацию непосильного для себя предприятия, получение кредитов в преддверии несостоятельно-сти5, заключение сделок с недобросовестным контрагентом и т. д. Злостное банкротство — это банкротство, сопряженное с утаиванием имущества во время конкурса, сокрытием перед кредиторами своего неудовлетворительного финансового состояния, заключением сделки, увеличивающей долги, а также с явным нарушением положений Банкротского устава: неправильное ведение купеческих книг, отсутствие годового баланса, необъявление о своей неплатежеспособности и т. д.6 В Уставе о банкротах 1800 г. (последний в дореволюционной России крупный нормативный акт о банкротстве) нет даже указаний на причины несостоятельности и в качестве условия несчастной несостоятельности называется отсутствие вины, неосторожной — вина при отсутствии умысла и подлога, подложной — умысел и подлог. Вместо подробного перечня обстоятельств, приведших должника к банкротству, дается рекомендация анализировать характер расходов должника в предвидении банкротства, его экономическую деятельность и иные показатели, которые могут свидетельствовать о наличии или отсутствии в действиях должника неосторожности или умысла7.

Непосредственно уголовно-правовую защиту правоотношениям в сфере банкротства, урегулированным Уставом о торговой несостоятельности 1832 г., последовательно обеспечивали два нормативных акта: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. с последующими изменениями и Уголовное уложение 1903 г. Диспозиции составов преступлений, предусмотренных ст. 1163—1168 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, являются бланкетными. Нормативный акт ограничивается указанием на то, что признание должника злостным или неосторожным банкротом влечет уголовное наказание. Уголовное уложение 1903 г. конкретизирует характер деяний, связанных с банкротством и влекущих уголовное наказание, а также обстановку их совершения. Часть составов (ст. 599, ст. 600, чч. 1 и 2 ст. 601 Уголовного уложения) сформулированы как формальные. Составы ст. 602 и 603 об ответственности за неосторожное банкротство являются материальными, однако в качестве последствия в них выступает не ущерб, определяемый в денежной сумме, а прекращение платежей и признание должника несостоятельным. Последствия в виде крупного ущерба учтены в особо квалифицированных составах абз. 2 ст. 600 и абз. 5 ст. 601 Уголовного уложения, где они названы наряду с упадком дел кредитного установления и разорением многих лиц. Ни в одном из составов преступлений последствия не определены в виде ущерба, размер которого указан в твердой денежной сумме. Более того, законодатель ни разу не указывает на то, что ущерб должен определяться исключительно в денежном выражении.

В то же время применение формальных составов преступлений в сфере банкротства было поставлено законодателем в зависимость от трех условий.

Во-первых, во всех составах преступлений ст. 599—603 Уголовного уложения привлечение к уголовной ответственности было возможно только при признании должника банкротом. До этого момента могли быть совершены деяния, влекущие ответственность, но само привлечение к ответственности откладывалось до принятия соответствующего судебного акта. Под признанием должника банкротом, по мнению Н. С. Та-ганцева, необходимо понимать судебный акт о возбуждении процедуры банкротства, следующий за принятием заявления о признании должника несостоятельным, а не итоговое решение суда8. Указание на первоначальный судебный акт по делу о банкротстве, а не на решение или определение арбитражного суда, которым должник признавался банкротом, позволяло однозначно констатировать наличие признаков банкротства, но не откладывать привлечение к уголовной ответственности до того момента, когда установить признаки конкретного деяния и причинную связь между деянием и последствиями в виде наступившей несостоятельности будет трудно.

Во-вторых, единое для всех составов злостного банкротства — совершение преступления с целью избежания платежа долгов, своих собственных или юридического лица, в котором субъект преступления выполнял функции руководителя. В содержание вины при злостном банкротстве обязательно входила корысть, которая и позволяла отграничить злостное банкротство от неосторожного или несчастного. Именно стремление обогатиться за счет кредиторов считалось одним из основных криминализирующих факторов банкротства. Составы преступлений в сфере банкротства, распространявшие действие на физических лиц, не требовали, чтобы цель деяния была достигнута. В свою очередь при преступлениях в сфере несостоятельности юридических лиц не предполагалось изъятие имущества должника в пользу виновного.

В-третьих, для привлечения к ответственности за деяния злостного банкрота было необходимо, чтобы наказуемые деяния были совершены либо после признания должника банкротом, либо до такого признания, но при условии, что субъект преступления предвидел банкротство в скором времени. Оценочный признак «в скором времени», содержащийся в диспозиции, существенно усложнял субъективную сторону деяния, однако законодатель вынужден был пойти на это, поскольку понятия признаков банкротства в дореволюционном российском праве не существовало. Для целей же квалификации было необходимо указать период, в течение которого деяния должника будут рассматриваться как неправомерные. К признанию банкротства неосторожным, в отличие от злостного, приводили не конкретные преступные действия, а общие грубые просчеты при ведении хозяйственной деятельности, расточительность, неаккуратность ведения бухгалтерии. По этой причине для неосторожных банкротов ограничения во времени совершения деяния установлено не было, однако и меры ответственности были значительно менее строгими, чем для злостных банкротов.

Анализ зарубежных источников уголовного права свидетельствует, что, если составы преступлений в сфере банкротства сформулированы в них как формальные, это предполагает наличие в данных составах сложной субъективной стороны, включающей предвидение несостоятельности или осознание того, что должник уже является банкротом. Привлечение к уголовной ответственности оказывается возможным только после возбуждения дела о банкротстве или при возникновении условий, ясно свидетельствующих о кризисе в деятельности должника.

В частности, согласно ст. 283 УК ФРГ9 на момент совершения деяния виновный должен осознавать, что он скрывает, утаивает имущество или совершает иные деяния при наличии имущественной несостоятельности, угрозе наступления или наступлении неплатежеспособности. Под неплатежеспособностью понимается фактическая неспособность исполнить обязательство в обозримое время. Угроза наступления неплатежеспособности должна быть реальной, прогнозируемой исходя из состояния дел должника. Например, принципиальное значение имеют сроки и размеры предстоящих платежей

кредиторам. Таким образом, субъективная сторона состава ст. 283 УК ФРГ усложнена по сравнению с субъективной стороной составов ст. 195 УК РФ тем, что должник обязан осознавать в одном случае не собственную неплатежеспособность, о которой он мог бы судить в связи с прекращением платежей, а имущественную недостаточность. В других случаях от субъекта преступления требуется осознание того, что он не только прекратил платежи, но и будет не в состоянии их произвести в обозримое время, либо предвидение неплатежеспособности в будущем.

Привлечение к уголовной ответственности за правонарушения в сфере банкротства возможно при наличии хотя бы одного из трех условий: 1) прекращение должником платежей; 2) возбуждение производства по делу о несостоятельности; 3) отказ в возбуждении производства по делу о несостоятельности в связи с отсутствием у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание. Соответственно в двух из трех возможных вариантов привлечение к ответственности будет ориентировано на борьбу с деяниями, уже приведшими к банкротству должника.

В Уголовном кодексе Мальты ответственность за правонарушения в сфере несостоятельности закреплена в ст. 191—19510. Субъект преступлений, предусмотренных данными статьями, специальный, их исполнителем может быть исключительно лицо, осуществляющее торговлю. Составы преступлений закреплены как формальные, при этом, исходя из текста указанных статей, можно сделать вывод о том, что к уголовной ответственности привлекаются только те лица, которые уже признаны банкротами. Данный вывод справедлив для составов и злостного «мошеннического», и неосторожного «простого» банкротства. Субъективная сторона полнее раскрыта в составе «простого» банкротства, где деяния, предусмотренные п. «с» ст. 192, совершаются с целью отложения признания должника банкротом, а деяния, закрепленные пп. и «е», имеют место после прекращения должником платежей, что осознается субъектом преступления.

Для уголовного права Франции, где составы преступлений в сфере банкротства также признаны формальными, характерно, что «предварительным условием» привлечения к ответственности признается возбуждение производства по делу о несостоятельности, причем достаточно начала судебных оздоровительных мероприятий, которые обязательно предшествуют конкурсу. Торговый суд в такой ситуации устанавливает факт прекращения платежей и принимает соответствующее решение.

Наказуемость банкротских злоупотреблений и возможность привлечения к ответственности за правонарушения в сфере банкротства в английском праве поставлены в зависимость от гражданско-процессуальных актов: решения суда о ликвидации компании, решения о добровольной ликвидации, петиции, содержащей ходатайство о признании несостоятельности лица, решения о признании банкротом и др.11 Применительно к моментам издания этих актов устанавливается простое или ретроспективное течение сроков, в которые могут быть совершены те или иные преступления. Привлечение к ответственности возможно только после принятия судом решения о ликвидации или банкротстве должника.

Таким образом, существование системы преступлений в сфере банкротства, криминализирующим признаком которых не являлся крупный ущерб, выраженный в денежной форме, было возможно в дореволюционной России и присутствует в зарубежных странах при следующих условиях.

Ответственность за правонарушения в сфере банкротства ограничивается гражданской и уголовной. Административная ответственность либо отсутствует, либо предусмотрена за принципиально иные деяния, нежели уголовная ответственность.

К уголовной ответственности виновный привлекается только в случае возбуждения дела о банкротстве. В результате меры уголовно-правового воздействия заведомо ориентированы исключительно на борьбу с уже совершенными преступлениями в случае

несостоятельности должника. На уголовное право, как правило, не возлагается задача предотвращения криминальных банкротств на стадии, когда производство по делу о несостоятельности конкретного должника еще не возбуждено. В большинстве же случаев привлечение к ответственности возможно только после признания должника банкротом.

Привлечение к ответственности связано с установлением достаточно сложной по содержанию субъективной стороны преступлений в сфере банкротства. В российском дореволюционном праве она включала цель избежания платежа долгов, а также осознание ситуации банкротства или скорого банкротства должника. В нормативных актах зарубежных стран субъективная сторона содержит осознание имущественной несостоятельности, неплатежеспособности как невозможности выполнить обязательства перед кредиторами в обозримой перспективе или предвидение неплатежеспособности.

Даже при наличии перечисленных условий отдельные составы преступлений в сфере банкротства в российском дореволюционном праве были сформулированы как материальные, в том числе содержащие указание на ущерб как на последствие совершения преступления, однако без конкретизации его размера в денежном выражении.

На наш взгляд, в российских условиях отказ от признака крупного ущерба в денежном выражении как последствия совершения преступлений в сфере банкротства невозможен. Во-первых, при исключении данного признака нивелируется различие между условиями привлечения к уголовной ответственности по ст. 195—197 УК РФ и к административной ответственности по ст. 14.12—14.13 КоАП РФ. Во-вторых, переход к формальным составам требует уточнения обстановки, при которой возможно привлечение к уголовной ответственности, что особенно существенно для составов ч. 1 ст. 195 УК РФ. В противном случае под уголовную ответственность будут подпадать обычные гражданско-правовые деликты, а также деяния, являющиеся элементами обычной хозяйственной деятельности должника. В-третьих, потребуется изменить субъективную сторону составов преступлений в сфере банкротства, включив в нее условия, ограничивающие применение данных составов преступлений, например цель избежания платежа долгов, осознание имущественной недостаточности, предвидение банкротства в скором времени, в то время как практика применения ст. 196 и 197 УК РФ соответственно свидетельствует о сложности доказывания данных признаков субъективной стороны.

1 Клепицкий И. А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве // Государство и право. 1997. № 11. С. 58—59.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Крымов В. А. Проблемы в установлении субъекта преднамеренного банкротства // Рос. судья. 2007. № 4. С. 38—40.

4 Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2010 году // URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/ABB739E6657079D763C2E5A005FA9779_1.pdf. Уголовно наказуемые деяния в сфере банкротства составляют менее 1 % от общего числа преступлений экономической направленности. По состоянию на ноябрь 2010 г. было рассмотрено всего 665 заявлений о преступлениях в сфере банкротства. При этом в 2010 г. в арбитражные суды Российской Федерации поступило 40 243 заявления о несостоятельности (банкротстве).

5 Гольмстен А. Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1888. С. 34.

6 Там же.

7 Шершеневич Г. Ф. Учение о несостоятельности. Казань, 1890. С. 70—71.

8 Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22 марта 1903 года // СПб., 1904. С. 900.

Руководителю Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД РФ по Московской области

Полковнику полиции Цуркану В.В.

Заявление о преступлении

Прошу провести проверку на предмет наличия в действиях руководства и учредителей ДНП «Оболдино-1» состава преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ – преднамеренное банкротство.

В 2007 году были проведены публичные слушания по вопросу изменения вида разрешенного использования земельных участков (поля № 59, 60, 61, 62), являющихся собственностью ООО «Олимп-Инвест Холдинг», ООО «Олимп-Строй Инвест», ООО «Олимп-Холдинг», расположенных в городском поселении Загорянский в близи деревни Оболдино, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, с «для сельскохозяйственного производства» на «для дачного строительства» (http://www.zagoryanskiy.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=86&Itemid=92) .

Постановлением главы городского поселения Загорянский Щелковского муниципального района Московской области от 04.04.2007 № 35 ООО «Олимп-Инвест Холдинг», ООО «Олимп-Строй Инвест», ООО «Олимп-Холдинг» было предписано в том числе:

— при проектировании и строительстве объектов обеспечить выполнение требований действующего законодательства, правовых актов городского поселения Загорянский, участие в строительстве новых и реконструкции существующих объектов социальной и инженерной инфраструктуры д. д. Супонево и Оболдино в интересах всех жителей населенных пунктов, комплексную и единовременною застройку территории и инфраструктурных объектов;

— обеспечить объединение владельцев объектов дачного строительства, которые будут приобретать земельные участки у заявителей, в некоммерческое дачное объединение граждан, для решения ими всех вопросов содержания территории, включая места общего пользования, организацию уличного освещения, водо- газоснабжение, канализование, сбор и вывоз мусора, содержание дорог.

Приблизительно в конце 2010 начале 2011 года ДНП «Оболдино-1» при активном участии агентства недвижимости «Инком» начало заключение предварительных договоров на продажу земельных участков в коттеджном поселке «Лосиный парк».

В соответствии с условиями предварительных договоров ДНП «Оболдино-1» являлось владельцем земельного участка 50:14:040117:0004 по адресу: Щелковский район, СПК «Жегалово», поле №67, участок 67/28 на основании Соглашения об отступном от 04.10.2010 г.

Предварительные Договоры подписывал от имени ДНП гражданин Зрелкин Алексей Юрьевич.

ООО «ОЛИМП-ИНВЕСТ ХОЛДИНГ» (ИНН 5050050493), зарегистрировано в 2004 году в Щелково Московской области, в 2011 году изменило адрес на республику Татарстан, впоследствии ликвидировано путем присоединения в республике Марий Эл. Правопреемник ООО «СКАЙЛАЙН» (ИНН 1216020474) – Принято решение о ликвидации по инициативе ФНС как недействующего (04.03.2016).

Осуществляя коммерческую деятельность по продаже земельных участков по договорам купли-продажи гражданам для ведения дачного хозяйства ДНП «Оболдино-1» также осуществляло и обеспечивало строительство дорог к этим участкам и коммуникаций (электросетей, газовых сетей, водопровода и канализации) по договорам о выполнении работ по подготовке к подключению к сетям инженерно-технического обеспечения. Стоимость работ по договорам составила от миллиона и более рублей с каждого покупателя земельного участка.

Однако ДНП «Оболдино-1» задолженность не погасило, вместо этого предприняло действия по выводу имущества на другие организации. Так, например, земельный участок с кадастровым номером 50:14:0040117:171, кадастровой стоимостью 138 860 447,12 рублей, являющийся внутрипоселковой дорогой в Коттеджном поселке Лосиный парк – 1 был выведен на некое ТСН МАГНИТ (ИНН 7724340149), зарегистрированное в г. Москва. И это только один из многих активов ДНП «Оболдино-1».

Аналогичная ситуация сложилась и с компанией ООО «Оболдино-1», входящей вместе с ДНП «Оболдино-1» в группу компаний «Лосиный остров».

ООО «Оболдино-1» и ДНП «Оболдино-1» не исполнили свои обязательства по Договорам и многие из нас (покупателей земельных участков и таунхаусов) обратились с исками в суд.

Однако руководство и учредители (участники) компаний, не желая исполнять взятые на себя обязательства по коммерческим Договорам и нести ответственность за невыполнение обязательств приняли решение ликвидировать ООО «Оболдиино-1» и ДНП «Оболдино-1» путем реализации процедуры контролируемого банкротства с использованием контролируемой задолженности.

Указанные действия производятся с целью уклонения руководства и учредителей (участников) компаний от материальной ответственности перед контрагентами и сохранения за собой активов компаний и инфраструктуры коттеджных поселков с целью извлечения в дальнейшем прибыли, взимая плату с жителей поселков за пользование дорогами и инфраструктурой поселка.

Согласно ст. 196 УК РФ преднамеренным банкротством является совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.

Наличие в деяниях руководства и учредителей (участников) компаний ООО «Оболдино-1» и ДНП «Оболдино-1» состава преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ подтверждается следующим:

  • ООО «Оболдино-1» путем полного непротивления получила на себя в третейском суде задолженность от некой ООО «ИнтроМенеджмент» задолженность в размере 87 129 964рублей. Для придания легитимности решению третейского суда стороны «спора» с согласованной позицией обратились в арбитражный суд г. Москвы и получили исполнительный лист на эту сумму (дело А40-148916/15).
  • Для ликвидации ДНП «Оболдино-1», которое являлось владельцем земельных участков – внутрипоселковых дорог и коммуникаций в поселке «Лосиный парк», злоумышленники попытались реализовать ту же схему, но у них вышел сбой в арбитражном суде Московской области.
  • Параллельно ДНП «Оболдино-1», подготавливаясь к преднамеренному банкротству, выводило активы на другие компании. Недостроенные и не введенные в эксплуатацию коммуникации переводились на некие ООО и ТСН Магнит. Земельные участки в коттеджных поселках под дорогами выводились на ТСН Магнит по неизвестным основаниям.
  • После выведения всех активов с ДНП «Оболдино-1» начала реализовываться та же схема, как и с ООО «Оболдино-1». ООО «Интроменеджмент» обратилось в АС Московской области с заявлением о банкротстве ДНП «Оболдино-1» (Дело №А41-75331/2016). Дело неоднократно откладывалось в связи с неявкой в суд ДНП «Оболдино-1» и непредставлением документов о наличии активов и кредиторской задолженности. Однако 27.04 2017 была произведена замена состава суда и 04.05.2017 заявление ООО Интроменеджмент было удовлетворено, в отношении ДНП «Оболдино-1» введено наблюдение.
  • Компании ООО «Оболдино-1», ДНП «Оболдино-1» и ООО «ИнтроМенеджмент» аффилированы между собой:
  • Схема создания у ДНП «Оболдино-1» контролируемой задолженности выглядит следующим образом.
  • Примечательным является также то, что ООО «Новая Алкогольная Компания», (сокращенное наименование ООО «НОАК», ранее имела названия ООО «МоРо», ООО «Импортпродукт», ООО «Новая Алкогольная Компания», ИНН 3254004540) ликвидировано путем присоединения 26.01.2016 к ООО «ШКЕРТ» — Татарстан, г. Казань.

Далее ООО «ИнтроМенеджмент» обратилась в арбитражный суд Москвы с заявлением о банкротстве ООО «Оболдино-1», где дело неоднократно откладывалось по инициативе сторон, в конечном итоге было назначено на 04.04.2016. (дело № А40-215103/15).

31.03.2016 в ЕГРЮЛ зарегистрировано решение о ликвидации ООО «Оболдино-1», ликвидатором назначен Егоров Валерий Валентинович, он же учредитель, в результате чего Решением АС г. Москвы от 15.06.2016 г. ООО «Оболдино-1» признано банкротом, в отношении ООО «Оболдино-1» введено конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника.

Решением от 25.04.2017 г. конкурсное производство завершено (Решение в настоящее время обжалуется конкурсным кредитором ПАО МОЭСК). Конкурсным управляющим была назначена Викторова Елена Юрьевна (член СРО НП «МСОПАУ», ИНН 390602713075, регистрационный номер в реестре арбитражных управляющих СРО – 365).

Кредитором выступило все то же ООО «ИнтроМенеджмент», которое ранее не вело никакой хозяйственной деятельности. ДНП и Иинтроменеджмент получили аналогичное решение того же третейского суда по которому ДНП Оболдино-1 получила на себя задолженность перед Интроменеджмент в размере 66 450 830,98 руб., также при полном непротивлении ДНП.

Суть задолженности: ДНП «Оболдино-1» по договору цессии от 04.10.2010 приобрело у ООО «Новая Алкогольная Компания» право требования к ООО «Олимп-Инвест Холдинг» (должник) выплаты задолженности в размере, эквивалентном 2 180 367,13 долларов США по состоянию на дату заключения договора, что составило 68 450 830 руб. 98 коп., которую обязано выплатить обществу с ограниченной ответственностью «Новая Алкогольная Компания» в виде вознаграждения за уступаемое право. Уже после истечения сроков исковой давности стороны вдруг решили просудиться и ДНП решило получить на себя задолженность по решению суда.

Однако при реализации схемы произошел сбой на стадии получения исполнительного листа. Арбитражный суд Московской области отказался его выдать, ссылаясь не некоммерческую природу ДНП (дело №А41-98462/15), представитель ДНП «Оболдино-1» в суде первой инстанции не участвовал.

Интроменеджмент обжаловало определение Арбитражного суда Московской области. В судебное заседание Арбитражного Московского округа кроме представителя Интроменеджмент явился также представитель ДНП Оболдино-1, который яро отстаивал интересы взыскателя, настаивал на том, что хотя ДНП Оболдино-1 и некоммерческая организация, но сделки по продажи земли и сделки по уступке прав требований, переводов долга ДНП заключала в рамках коммерческой деятельности и требование Интроменеджмент о взыскании долга с ДНП Оболдино-1 должно быть непременно удовлетворено. Несмотря на полную и самоотверженную поддержку представителя ДНП в суде по вопросу возложения на нее долга, и в апелляционной и в кассационной инстанции суд не согласился с доводами сторон и лист не выдал.

После чего стороны вынуждены были обратиться Щелковский городской суд, было подано заявление ООО «ИнтроМенеджмент» от 23 марта 2016 года по этому же вопросу, где представители ДНП также настаивали, что исполнительный лист о взыскании задолженности с них должен быть непременно выдан. Щелковский городской суд, выслушав представителей сторон и третьего лица (Романова М.А.) усмотрел в действиях сторон согласованную позицию, направленную на получение контролируемой задолженности для реализации процедуры контролируемого банкротства и отказал в выдаче листа. Однако в результате обжалования определения Щелковского городского суда Московский областной суд посчитал, что поскольку третье лицо Романов М.А. не имел на тот момент вступившего в силу решения суда о взыскании с ДНП Оболдино-1 задолженности, он не мог быть привлечен в качестве третьего лица, и его доводы не имеют значения для дела. А поскольку стороны, то есть ДНП Оболдиино-1 и Интроменеджмент не возражают против выдачи листа, заявление подлежит удовлетворению. Таким образом ДНП «Оболдино-1» Получило на себя задолженность перед Интроменеджмент, аналогичную задолженности ООО «Оболдино-1».

Так, земельный участок с кадастровым номером 50:14:0040117:171, кадастровой стоимостью 138 860 447,12 рублей, являющийся внутрипоселковой дорогой в Коттеджном поселке Лосиный парк – 1 был выведен на некое ТСН МАГНИТ (ИНН 7724340149), зарегистрированное в г. Москва. И это только один из многих активов ДНП «Оболдино-1».

В судах с владельцами земельных участков в поселках (куда представители ДНП вообще являлись, а во многие суда они не ходили) представители ДНП отказывались сообщить в чьей собственности коммуникации и дороги. Заявляя, что все коммуникации якобы построены, документы о вводе в эксплуатацию и о праве собственности предоставлять отказывались, представляя в суд явно сфабрикованные документы.

Следует при этом отметить, что в качестве временного управляющего по ходатайству Интроменеджмент была утверждена все таже Викторова Елена Юрьевна, которая была конкурсным управляющим ООО Оболдино-1.

Требования ООО «ИнтроМенеджмент» в размере 73 095 914,07 руб. включены в третью очередь реестра требований кредиторов ДНП «Оболдино-1», в результате чего ООО Интроменеджмент, как в случае и с ООО Оболдино-1, получило полный контроль в процедуре банкротства ДНП Оболдино-1.

— у компаний ООО «Оболдино-1» и ДНП один руководитель – Адаменко Владимир Вячеславович.

— в ООО «Оболдино-1» с 31.03.2016 г. ликвидатором назначен Егоров Валерий Валентинович, который также является учредителем ООО «Оболдино-1».

— с момента учреждения до 26.10.2011 Егоров Валерий Валентинович был генеральным директором ООО «ИнтроМенеджмент», и возможно его учредителем до 27.12.2011 г., после чего учредителем и директором стал некий Евсеев С.Е.

Между ООО «Новая Алкогольная Компания» (ООО «НОАК» ИНН 3254004540, Цедент) и ДНП «Оболдино-1» (Цессионарий) заключен Договор цессии № б/н от 04.10.2010. Согласно его условиям, ООО «НОАК» передает, а ДНП «Оболдино-1» принимает на себя права требования к ООО «Олимп-Инвест Холдинг» (ИНН 5050050493) задолженности в размере эквивалентном 2 180 367, 13 долларов США. В качестве основания возникновения задолженности указано Соглашение о переводе долга №Д-041010/01, заключенное между ООО «НОАК» и должником в тот же день, то есть 04.10.2010 г. Сведения о возникновении долга отсутствуют.

В качестве оплаты за уступаемое право ДНП «Оболдино-1» обязался выплатить в течение 3-ех дней с момента заключения договора сумму, равную сумме передаваемого права требования. В последующем 11.01.2011 года ООО «НОАК» и ДНП «Оболдино-1» без привлечения должника — ООО «Олимп-Инвест Холдинг» изменили существо передаваемого права требования, установив размер передаваемого требования в размере 66 450 830,98 рублей. Срок выплаты вознаграждения продлили до 10.01.2012 г.

Свои права требования по указанному Договору уступки ООО «Новая Алкогольная Компания» по прошествии почти пяти лет на основании Договора уступки № УПТ-Н/ИМ-09/15 от 01.09.2015 г. уступило ООО «Интроменеджмент».

Чтобы восстановить сроки исковой давности ООО «НОАК» и ДНП «Оболдино-1» подписали акт сверки взаиморасчетов, датировав его 31 августа 2015 года, в соответствии с которыми ДНП «Оболдино-1» на протяжении 5 лет не исполняло в полном объеме свои обязанности по погашению задолженности.

В последующем указанный акт сверки взаиморасчетов был использован Истцом в третейском разбирательстве в качестве основания для пресечения течения сроков исковой давности.

По Договору уступки права требования от 01.09.2015 г. ООО «Новая Алкогольная Компания» уступила ООО «Интроменеджмент» на ряду с указанной задолженностью права требования к ДНП «Оболдино-1» еще на 436 378 566,75 рублей, в том числе на сумму 203 916 193,95 руб. по договору займа от 18.08.2012 г. Из чего следует, что займ был предоставлен Должнику спустя полгода после истечения срока погашения задолженности по Договору цессии № б/н от 04.10.2010 г., при том что задолженность ДНП «Оболдино-1» не была погашена даже частично.

Оплату по Договору уступки права требования от 01.09.2015 г. ООО «Интроменеджмент» произвело путем зачета встречных требований к ООО «Новая Алкогольная Компания» на сумму 539 304 998,83 рубля по договору купли-продажи векселей №ИМ/НК-01/10 от 31.10.2014 г..

По этому договору купли-продажи векселей Интроменеджмент продал, а ООО «НОАК» купило выданные ею же векселя, номинальной стоимостью 1 840 386 480, 17 рублей. В свою очередь ООО «НОАК» обязался заплатить Интроменеджменту такую же сумму.

При этом никаких сведений о наличии активов у ООО «Интроменеджмент» достаточных для ведения реальной хозяйственной деятельности в объеме, указанном в представленных сделках нет. Да и реального движения денежных средств между компаниями судя по всему не было.

Таким образом, на пустом месте, без реальной хозяйственной деятельности у двух компаний образовалась задолженность чуть менее двух миллиардов рублей.

В дальнейшем указанная задолженность путем уступкок и переводов долга с ликвидацией компаний была использована для создания контролируемой задолженности в делах о банкротстве ООО «Оболдино-1» и ДНП «Оболдино-1»

В свою очередь ООО «ШКЕРТ» приняло решение о ликвидации 24.02.2016. Её учредитель Юридическая компания «Юстас», которая профессионально занимается ликвидацией компаний, путем присоединения (эта компания зарегистрировала по своему адресу более 400 фирм, большая часть из которых уже ликвидирована тем или иным способом).

ООО «ОЛИМП-ИНВЕСТ ХОЛДИНГ» (ИНН 5050050493) — было ликвидировано аналогичным способом. Изначально зарегистрированное в 2004 году в Щелково Московской области, в 2011 году изменило адрес на республику Татарстан, впоследствии ликвидировано путем присоединения в республике Марий Эл.

Правопреемник ООО «СКАЙЛАЙН» (ИНН 1216020474) – в отношении которого принято решение о ликвидации по инициативе ФНС как недействующего (04.03.2016).

Указанные в настоящем заявлении сведения и обстоятельства в совокупности с действиями по выводу активов ДНП Оболдино-1 стоимостью в сотни миллионов рублей с целью прекращения обязательств по договорам свидетельствуют о наличии в действиях группы лиц руководивших деятельностью ДНП «Оболдино-1», ООО «Оболдино-1» и ООО «Интроменеджмент» признаков состава преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ – преднамеренное банкротство.

В связи с чем, прошу Вас в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ провести проверку и принять решение возбуждении уголовного дела по факту – преднамеренной банкротство ДНП «Оболдино-1».

Избавиться от всех долгов раз и навсегда — заветная мечта многих должников. Закон о банкротстве № 127-ФЗ предоставляет такую возможность, но предъявляет ряд требований к банкротам. Одно из главных — абсолютная честность. Вполне логично, что все попытки должников провести фиктивное или преднамеренное банкротство будут выявлены, а самого несостоявшегося банкрота будут ждать весьма суровые последствия.

Поделиться:

Чем отличается преднамеренное банкротство от фиктивного

Для начала выясним, что такое фиктивное и преднамеренное банкротство, а также чем эти понятия отличаются между собой.

Преднамеренное банкротство гражданина (ст. 196 УК РФ) — это совокупность умышленных действий должника, направленных на получение средств от кредиторов с последующим намеренным ухудшением финансового состояния, располагающего к банкротству.

Узнать, подходит ли вам банкротство

На практике это выглядит следующим образом:

  1. Должник набирает максимально возможное количество кредитов у одного или нескольких кредиторов. Индивидуальные предприниматели также увеличивают собственную кредиторскую задолженность (берут предоплату за товары/услуги, закупают товары с отсрочкой платежа).
  2. Затем должник намеренно ведет финансово-хозяйственную деятельность, результатом которой становится невозможность дальше исполнять взятые на себя кредитные обязательства. Это может быть нецелевое (бесцельное) расходование занятых денег, вывод средств из оборота (для ИП), продажа имущества, которое могло войти в состав конкурсной массы для погашения задолженностей.
  3. Когда финансовое положение должника будет удовлетворять условиям банкротства, он начнет судебную процедуру признания себя банкротом.

Делается это, чтобы списать все текущие задолженности, пользуясь законным правом на признание себя некредитоспособным.

Фиктивное банкротство гражданина (ст. 197 УК РФ) — это совокупность умышленных действий, направленных на сокрытие реального финансового положения должника с целью признания неплатежеспособности.

Под этим определением скрывается обман должником суда и кредиторов с целью списания задолженности. То есть когда фактически средства на погашение долгов у банкрота есть, но он об этом умолчал, в надежде на признание себя несостоятельным.

Применительно к фиктивному банкротству есть такое понятие как «дружественная кредиторская задолженность». Означает оно следующее:

  1. Должник вступает в сговор с гражданином (организацией), и они сообща фиктивно заключают кредитную сделку.
  2. Сумма этой сделки рассчитывается таким образом, чтобы в случае процедуры банкротства фиктивный кредитор получил наибольшую долю в реестре требований кредиторов.
  3. В ходе банкротства основная часть средств должника направляется на погашение долга перед таким кредитором.
  4. После завершения процедуры средства благополучно разделяются между сторонами.

Искусственно созданное банкротство преследует одну цель — списание долгов с максимально полным сохранением имущества и денег должника. Разница лишь заключается в применяемых методах.

Узнать, как законно сохранить имущество при банкротстве

Ответственность за преднамеренное или фиктивное банкротство

Ложная несостоятельность устанавливается Арбитражным судом. Тогда в признании некредитоспособности гражданину будет отказано, также его ожидают определенные правовые последствия.

Если неправомерные действия при банкротстве нанесли кредиторам крупный ущерб
(более 1 500 000 рублей), то:

  • при признании преднамеренного банкротства должнику грозит штраф от 200 до 500 тысяч рублей, в качестве максимальной меры предусмотрено лишение свободы сроком до 6 лет с наложением штрафа в размере 200 тысяч рублей;
  • при признании фиктивного банкротства должник может быть оштрафован на сумму от 100 до 300 тысяч рублей, максимальное наказание — лишение свободы сроком до 6 лет и назначение штрафа в размере 80 тысяч рублей.

При величине понесенного кредиторами ущерба менее 1,5 миллиона рублей будет назначена административная ответственность. Согласно частям. 1, 2 ст. 14.12 КоАП РФ, величина штрафа за преднамеренное либо фиктивное банкротство составляет от 1 до 3 тысяч рублей.

Спросите юриста, как подготовиться к банкротству

Как выявляют признаки предумышленного банкротства

Чтобы установить, имеет ли место умышленное банкротство физического лица, арбитражные управляющие используют специально разработанные методы, определяющие, как доказать факт неправомерных действий должника. Но конкретное решение о признании банкротства искусственным выносится, исходя из особенностей дела и только на основе правового анализа.

Общий порядок проверки банкротства гражданина на правомерность:

  1. Анализ проводится, если инициатором процедуры банкротства выступает сам должник либо дружественный кредитор.
  2. При анализе учитывается материальное благосостояние банкрота за 3 года до подачи заявления в суд.
  3. Анализируется динамика коэффициентов платежеспособности должника.
  4. Выявляются периоды, когда платежеспособность резко падала, устанавливаются причины этого.
  5. Полученные данные сопоставляются со сроками оформления должником кредитных обязательств.
  6. Проводится анализ движения средств по счетам должника и всех заключенных за последние 3 года операций купли-продажи и отчуждения имущества.
  7. Выявляются случаи, было ли со стороны должника уклонение от уплаты налогов и/или сборов с физического лица, анализируются просуженные и иные текущие задолженности.
  8. Анализируется кредитная история должника.
  9. Обязательно проводится проверка на привлечение должника к уголовной ответственности за мошенничество и иные экономические преступления.

Главная цель анализа — установить реальные причины банкротства физ. лица и подтвердить обоснованность подозрений. Другими словами, необходимо определить, действительно ли должник не в состоянии рассчитаться с кредиторами, все ли его долги реальны, и не была ли ситуация с банкротством создана искусственно.

Основой для анализа служат представленные самим заявителем материалы и ответы из государственных органов о составе имущества должника:

  • из росреестра — о недвижимости,

  • из ГИБДД — об автомобилях,

  • из ФНС — долях в ООО, иных юрлицах, и т.д.

По требованию кредиторов будут получены и о недвижимости за границей, и о движимых объектах: яхтах, катерах, мопедах.

И если в ходе проверки будет замечено значительное расхождение с предоставленными данными, то последует отказ в объявлении гражданина банкротом, и будет рассматриваться вопрос о привлечении его к административной или уголовной ответственности.

Спросите юриста, где зарегистрировано ваше имущество

Ложное банкротство физ. лица

На попытку проведения умышленного банкротства физического лица могут указывать следующие факты:

  • несоответствие указанных должником в заявлении данных с полученными по результатам проверки фактами;
  • недостоверность представленной информации, особенно о материально-финансовом обеспечении должника;
  • признаки подделки представленных в суд документов;
  • совершенные перед банкротством сделки по отчуждению дорогого имущества, операции по счетам, резкое увеличение числа взятых долговых обязательств;
  • заключение сделок по отчуждению имущества должника, не являющихся сделками купли-продажи (к примеру, передача в дар) или совершенные на заведомо невыгодных для должника условиях (например, по заниженной цене);
  • покупка заведомо неликвидного имущества, либо товаров по завышенной стоимости;
  • замена одних долговых обязательств другими, условия которых явно невыгодны для банкрота.

Заведомо невыгодные условия могут выражаться в стоимости, объемах выполненных работ или услуг, формах и сроках платежей по сделке.

При выявлении одного или нескольких перечисленных выше фактов возникнут подозрения в искусственном создании должником признаков банкротства. После анализа финансово-хозяйственной деятельности должника суд сделает вывод о правомерности или злонамеренности действий по подаче заявления на банкротство.

Узнайте, сочтут ли ваши сделки подозрительными

Другие виды неправомерных действий должника при банкротстве

Помимо фиктивного или преднамеренного банкротства, закон №127-ФЗ и ГК определяют ряд иных противоправных действий, совершаемых во время признания должника некредитоспособным. Судебная практика по делам о банкротстве физлиц богата увлекательными примерами. Наиболее распространенными схемами стали:

  • сокрытие имущества или уничтожение (фальсификация) документов, позволяющих его выявить;
  • неправомерное удовлетворение требований одного из кредиторов (группы кредиторов). Незадолго до процедуры банкротства должник договорился с кредитором о полном погашении задолженности, что привело к ущемлению прав остальных кредиторов;
  • несвоевременная подача заявления о банкротстве гражданина или ИП. Законом определены случаи, когда должник обязан подать заявление о признании себя банкротом. При наличии признаков банкротства — долг больше полумиллиона, не исполнен в течение 3 месяцев, заемщик обязан признавать банкротство, а не накапливать долги или пытаться перезанять, чтобы переотдать;
  • воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего или невыполнение его законных указаний в рамках процедуры банкротства физ лица.

    Нарушением является отказ в предоставлении финуправляющему документов или доступа к банковским и электронным счетам, отказ в передаче банковских карт и иные действия, препятствующие исполнению финансовым управляющим его должностных обязанностей.

Как и фиктивное, либо преднамеренное банкротство ИП или физического лица, указанные правонарушения влекут за собой уголовную либо административную ответственность. Уголовная ответственность наступает в случае нанесения должником своими действиями крупного ущерба кредитору (кредиторам).

Ищете финансового управляющего?

Что важно знать при подаче документов на банкротство

Важно понимать, что согласно п. 8 ст. 213.9 127-ФЗ арбитражный управляющий обязан провести комплексную проверку на признаки фиктивного банкротства. В этом кроется серьезная проблема: преследующий интересы кредиторов финансовый управляющий будет всеми силами стараться найти доказательства ложного банкротства, даже в тех случаях, когда все «кристально чисто».

А воспрепятствовать таким действиям должник фактически не может, поскольку финуправляющий выполняет требования законодательства. Подобные шаги арбитражного управляющего значительно затянут процедуру банкротства гражданина, потребуют дополнительных расходов — на экспертов, оценщиков, госпошлины и почту.

Поэтому так важно назначение лояльного к банкроту финансового управляющего.

В 2020 законодательство идет по пути невозможности привлечения ответственного лица, выбранного банкротом или кредитором. К примеру, представлен на рассмотрение законопроект, запрещающий должнику даже выбирать СРО арбитражных управляющих — все обязанности по поиску и назначению ответственных лиц должен взять на себя суд.

На сегодняшний день лицо, заявляющее о банкротстве должника, обязано представить СРО, из которого утвердят специалиста для процедуры. Если заключены необычные или спорные сделки — проконсультируйтесь с юристами , чтобы выбрать компетентного и порядочного управляющего.

Чтобы обезопасить себя и получить гарантию списания долгов через банкротство, учитывайте следующее:

  • отражайте в заявлении и сопутствующих документах только правдивую информацию. Помните, что подавая заявление о фиктивном банкротстве, вы рискуете быть привлеченным к уголовной или административной ответственности;
  • не пытайтесь скрыть имущество или деньги: арбитражный управляющий проводит розыск собственности, проверяет счета;
  • выполняйте требования финансового управляющего, если они не нарушают ваши права и свободы, не идут вразрез с нормами законодательства и конкретно — с Законом № 127-ФЗ;
  • проконсультируйтесь с юристами и продумайте с ними оптимальную стратегию банкротства, поработайте над образом добропорядочного заемщика.

    Кредитные юристы прекрасно знают, как проводится анализ на ложное банкротство, а также смогут самостоятельно проанализировать риски.

И главное — обращайтесь только в надежные юридические компании, заслужившие репутацию на рынке.

Узнать, как обезопасить себя от обвинений в преднамеренном банкротстве, и получить помощь в списании задолженностей через признание себя некредитоспособным можно, обратившись к кредитным юристам нашей компании онлайн или по телефону.

Команда

Виолетта Нечипоренко Руководитель направления по банкротству физических лицАртем Пивоваров Старший юрист по банкротству физических лицДарья Галактионова Старший юрист по банкротству физических лицКристина Кирюхина Ведущий юрист по банкротству физических лицАлексей Жумаев арбитражный управляющий, генеральный директор компании «2Лекс»Александр Столяров Юрист по банкротству
физических лицЛейла Махмудова Юрист по банкротству
физических лиц Юлия Пивоварова Руководитель службы клиентского сервиса

Видео: наши услуги по банкротству физ. лиц

Банкротство, инициированное самим должником, при участии порядочного финансового управляющего ничем серьезным не грозит физическому лицу. Вот ограничения, действующие для банкрота по завершению дела о банкротстве физического лица:

  • 3 года запрет управлять организаций (должность директора и члена совета директоров);
  • 5 лет запрет на повторное банкротство;
  • 5 лет обязанность по информированию потенциальных кредиторов о недавнем банкротстве.

Есть у банкротства и противопоказания, «перед применением» рекомендуем получить консультацию у специалистов. Благо, в компании «Долгам.НЕТ» консультации по банкротству физических лиц бесплатные.

Получить бесплатную консультацию

Обращаем Ваше внимание на то, что банкротство физического лица может быть инициировано самим кредитором при сумме долга перед ним свыше 500 тысяч рублей и наличии 3 месяцев просрочки.

Банкротство для кредитора – это один из эффективных способов взыскания крупной задолженности. Через финансового управляющего, кредитор получает всю информацию о должнике, ранее ему не доступную:

  • Информацию об имуществе и сделках с ним за последние 3 года не только должника, но и его супруга;
  • Информацию о доходах должника и движениях денежных средств по счетам за последние три года;
  • Информацию о контрагентах должника, которые выступали стороной по сделкам.

Кредитор в банкротстве получает более широкие возможности оспорить (отменить) сделки должника за последние 3 года. Легче всего кредиторам оспорить сделки дарения и купли-продажи по заниженной стоимости. Но и тут есть способы для защиты ваших интересов.

Подсказка: оспариваются не только сделки по купле-продаже, дарению, но также брачные договоры, соглашения о разделе имущества, мировые соглашения, утвержденные судом и т.п.

Банкротство, инициированное кредитором, может грозить физическому лицу серьезными последствиями, среди которых помимо оспаривания сделок, к сожалению, и уголовная ответственность по статьям 195-197 Уголовного Кодекса РФ: преднамеренное и фиктивное банкротство, неправомерные действия при банкротстве.

Поэтому в такой ситуации очень важно своевременно доверить защиту своих интересов профессионалам в области банкротства физических лиц. Банкротство – это одна из сложнейших отраслей гражданского права. Широкопрофильные юристы и адвокаты, зачастую, не знают всех тонкостей дел о банкротстве. Именно поэтому мы рекомендуем доверять защиту своих интересов узкопрофильным юристам по банкротству физических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Наша компания «Долгам.НЕТ» занимается исключительно банкротством физических лиц и индивидуальных предпринимателей. Мы никогда не работаем на стороне кредиторов! В нашем штате работают лучшие юристы по банкротству и арбитражные управляющие. У нас открыта бесплатная юридическая консультация на нашем сайте и по телефону 8-800-333-89-13 (звонок по РФ бесплатный).

Преднамеренное, фиктивное банкротство

В уголовном кодексе предусмотрена уголовная ответственность за неправомерные действия перед и при банкротстве. Финансовый управляющий в процессе банкротства обязан выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства. В случае наличия таковых признаков – обязан обращаться в правоохранительные органы.

Преднамеренное банкротство – умышленные действия (бездействие) физического лица, или индивидуального предпринимателя, которые привели его к банкротству.

Фиктивное банкротство – создание видимости банкротства, когда фактически Вы никакой не банкрот, а создали эту ситуацию на бумаге.

Неправомерные действия при банкротстве – действия физического лица или индивидуального предпринимателя, совершаемые при наличии признаков банкротства, направленные на увеличение требований кредиторов, сокрытие имущества, воспрепятствование деятельности финансового управляющего.

Мы привели упрощенную терминологию в разрезе банкротства физических лиц и индивидуальных предпринимателей. Уголовная ответственность за данные нарушения предусмотрена лишь в случае, если неправомерные действия причинили ущерб на сумму более полутора миллионов рублей. При меньшей сумме – ответственность административная.

Своевременное участие профессиональных юристов по банкротству от компании «Долгам.НЕТ» поможет Вам избежать привлечения к уголовной и административной ответственности при банкротстве физических лиц.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *